<<
>>

Кросс-кулыурные и исторические различия зависимости преступности от возраста

  О взаимосвязи между возрастной стратификацией и резким подъемом и падением возрастной кривой для обычных имущественных преступлений говорят и Kpocct культурные, и исторические различия в характере графика.
Если возрастное неравенство является, несомненно, главным фактором наклона кривой в современном обществе, то для тех обществ и исторических периодов, когда культура позволяет мягкий переход от юности к взрослости, можно было бы предсказать более плавный изгиб кривой.

Например, в маленьких Доиндустриальных обществах переход к положению взрослого относительно простой и постоянный. Формальный «ритуал перехода» в относительно раннем возрасте позволяет избежать большей части неопреде* ленности положения и ролевых конфликтов, которые терзают американских подростков. Юноши там часто принимают ца себя ответственность и начинают экономически продуктивную деятельность задолго до наступления полной фи» эической зрелости. Неудивительно, что в подобных обществах кривая значи* тельно более плоская, а зависимость преступности от возраста менее выражена (см. обзор D, Steffensmeier et al, 1989).

В значительной степени это справедливо и для более ранних периодов истории Соединенных Штатов и других развитых стран. Традиционный учебный год с длинными летними каникулами способствовал подтверждению интегрированной экономической роли молодежи в те времена, когда сельское хозяйство было ведущей отраслью экономики, а помощь молодых людей при уборке урожая многих культур решающей. Молодежь была экономически продуктивной и на первых этапах индустриализации, когда заработная плата была настолько низкой, что дети рабочих очень рано покидали школу и брали на себя часть забот по финансовому обеспечению семьи (Р. М. Horan and P. G. Hagris, 1991Л Ответстренность, которую ранее молодые люди принимали на себя, помогала избежать появления мятежно- сти, которая характерна для современных подростков, изолированных от по-настоя* щему продуктивной деятельности в семье.

Хотя стресс юношеского возраста отмечали еще во времена античности, бытует широко распространенное мнение, что процессы, связанные с наступлением индустриализации и возникновением постиндустриального общества, усугубили этот стресс, что нашло отражение в росте уровня преступности несовершеннолетних на протяжении нескольких последних десятилетий. Следовательно, структура современного общества поощряет преступность и делинквентность среди молодежи, поскольку «общество испытывает недостаток в институт

тах, способных облегчить людям переход от защищенного детства к самостоятельному взрослому существованию» (G. Nettler, 1978:241).

Поскольку для многих исторических периодов нет достоверной возрастной статистики преступности, наши попытки проводить сравнение вынужденно ограничены примерно последними пятью десятилетиями. Изучение данных об арестах, предоставляемых UCR, ясно демонстрирует, что в период 1940-1980 гг. произошли важные изменения в форме возрастных кривых практически для всех преступлений, тогда как в периоды 1940-1960 гг. и 1960-1980 гг. Изменения коснулись главным образом графиков таких молодежных правонарушений, как обычные имущественные преступления, пьянство и преступления, связанные с наркотиками (D. SteffensmeieretaL, 1989). Более того* Сравнительное изучение преступности когорты последнего поколения подростков с предыдущими выявило, что современные подростки более рклонны к насильственным действиям, чем их сверстники в прошлом. Когда когорту несовершеннолетних, родившихся в 1945 г., сравнивали р теми, кто^родился в 1958 г., у последних было выявлено повышение уровня насильственных преступлений на 300% (P. Tracy et al, 1990; Lt Shannon, 1988),

Увеличение числа правонарушителей среди молодежи может частично проистекать из изменений в процедуре охраны правопорядка и сбора информации. Тем не менее в пользу того, что изменения произошли на самом деле, говорит тот факт, что определенные сдвиги для практически всех типов преступлений непрерывно фиксировались с 1940 Г.

по 1960 г. и с 1960 г. по 1980 г. Заключение о том, что на протяжении XX в. имели место реальные изменения, подтверждает и статистика США по возрасту заключенных в период с 1890 г. по 1980 г. (D. Stef- fensmeier et al, 1989). Как статистика UCR, так и тюремная показывают, что возрастные кривые имеют гораздо более выраженный пик в настоящее время, чем сто лет назад, что изменения в зависимости преступности от возраста были постепенными и могут быть выявлены только при изучении достаточно длительных периодов.

Факты, демонстрирующие общее снижение возраста, соответствующего пику кривой, и более высокую концентрацию правонарушителей среди подростков сегодня, согласуются с той точкой зрения, что подростки испытывают более сильное желание приобрести статус в развитых странах, нежели в предыдущие исторические периоды, и что переход от юности к взрослости представляет собой более бур- ный процесс, чем он был ранее (P. Friday and J\ Haget 1976; D. Greenberg, 1977; D. Glasert 1978). После Второй мировой войны в институте семьи, образовании, трудовых ресурсах, военной сфере и в целом среди юношей произошли серьезные перемены (J. A. Clausent 1986). По сравнению с предыдущими эпохами доступ молодежи к ответственным ролям в семье, продуктивной экономической деятельности и участии в жизни общины резко сузился. В ответ на подобную изоляцию поколе- ний возникла юношеская субкультура, ориентированная на потребление и гедонизм. Ослабленные социальные связи и ограниченный доступ к значимым взрослым ролям, наряду с акцентуированным влиянием субкультуры, породили острое желание подростков владеть благами, демонстрировать силу, удаль или лояльность по отношению к приятелям или просто «получать пинки» (М. Gold, 1970; 5. Briar and I. Piliavin, 1965).

<< | >>
Источник: Под ред. Дж. Ф. Шели. Криминология. 2003

Еще по теме Кросс-кулыурные и исторические различия зависимости преступности от возраста:

  1. Кросс-кулыурные и исторические различия зависимости преступности от возраста
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -