<<
>>

§ 3. Истоки и развитие организованной преступности в России

  Начало существования сплоченной преступной среды в России относится по преимуществу ко времени, когда массовая экспроприация земли у крестьян и, следовательно, быстрая национализация создали условия для первоначального капиталистического накопления.
Это последняя треть XV — первые десятилетия XVI в. К этому же времени относятся и первые свидетельства о существовании воровских организаций.
Исследователи, изучавшие преступный мир России, отмечали, что к XVIII в. встречались целые селения воров и разбойников. Такое положение было характерно для любого более или менее обжитого места России. К этому же периоду относится появление традиций и «законов» преступного мира. Некоторые из них сохранились до настоящего времени, например: внесение при вступлении в «воровское братство» определенных сумм денег, необходимых для поддержания членов группы; проведение при этом обрядов посвящения; наделение кличками; обращение на жаргоне — «фене» (тайном языке офеней — бродячих торговцев-коробейников) и др.
Однако становлению «российской мафии» мешали отсутствие рынка и сильная военно-политическая государственная власть в Российской империи, «ломавшая хребты» потенциальным конкурентам. Казнокрадство и взяточничество придвор
ных и чиновников всегда были хронической болезнью империи, но и в организованную преступность они не складывались, поскольку не были связаны с теневым производственным процессом и потоками капитала.
Революция 1917 г. и последующие события коренным образом изменили ситуацию в преступном мире России. В первые послереволюционные годы многие профессиональные преступники были выпущены на свободу, некоторые из них даже пришли на службу в органы ЧК и милицию. Тем самым были нарушены вековые воровские законы. Одновременно в организованные банды объединялись бывшие сотрудники жандармерии, офицеры разгромленной белой армии.
Хрущевская «оттепель», либерализация уголовного наказания, попытки первых экономических реформ стимулировали уголовный мир изменить свою направленность. «Старая» профессиональная преступность, которая формировалась из шаек уголовников, приобрела в новых социальных условиях совершенно иное качественное состояние, весьма схожее с аналогичным явлением в развитых западных странах: появилась сетевая структура организации, при которой стал возможен и даже неизбежен раздел сфер и территорий между группами; произошло сращивание преступников общеуголовного профиля с расхитителями, тех и других — с представителями государственного аппарата.
К середине 1980-х гг. в обществе существовали высокоорганизованные антисоциальные силы: коррумпированная часть партийно-государственной бюрократии и мафиозные структуры. Именно они хлынули в образовавшийся при сломе административных структур вакуум, активно ломая эти структуры и обогащаясь в условиях хаоса. В руки преступников попал огромный стартовый капитал в результате антиалкогольной кампании, которая не только породила дефицит в госбюджете, но и способствовала возникновению новых устойчивых мафиозных структур, быстрому наращиванию теневого капитала. Разрешение кооперативам и совместным предприятиям вести бесконтрольную внешнюю торговлю при неконвертируемом рубле, искусственно заниженных (по сравнению с мировыми) внутренних ценах и наличии больших теневых капиталов привело к спекуляции национальным достоянием.

Масштабы организованной преступности все больше охватывали именно те сферы экономики, которые непосредственно связаны с удовлетворением жизненно важных потребностей населения. Это относится прежде всего к предприятиям и организациям, осуществляющим хранение, транспортировку и реали
зацию товаров народного потребления. Облегчали преступную деятельность резко возросшие нарушения хозяйственных связей и развал потребительного рынка, попытки многих местных органов регулировать его неэкономическими методами, срыв поставок и завоза товаров в розничную торговую сеть, создание искусственного дефицита. Возрастанию масштабов преступлений способствовали так называемые договорные, кооперативные цены, а с 1992 г. и отпущенные цены. Ценообразование без государственного регулирования во многих случаях использовалось для злоупотреблений, сокрытия истинных поступлений от торговли и сбыта. Все это предопределяло новые варианты организованной преступной деятельности. В 1990-х гг., несмотря на меры противодействия со стороны правоохранительных органов, еще большее распространение получили преступные формирования бандитской и рэкетирской направленности. Они отличались высоким уровнем уголовного профессионализма, строгой иерархической структурой, распределением ролей. Подобные группы, как правило, были мобильны, имели автотранспорт, хорошее техническое оснащение (имели приборы ночного видения, радиостанции, газовые пистолеты и баллоны, бронежилеты и т. п.), различные виды огнестрельного оружия как самодельного, так и серийного производства.
Дальнейшее развитие событий уже в Российской Федерации также создало благоприятную почву для разрастания организованной преступности. Выдвинутый в программе «500 дней» лозунг о конверсии и легализации теневого капитала как одного из главных рычагов ресурсного обеспечения реформы сыграл для борьбы с мафией и коррупцией крайне отрицательную роль. Особенно негативно это отразилось на обеспечении прокурорского надзора и иного правоохранительного контроля за соблюдением законов о предпринимательстве, коммерционали- зации, налогообложении и антимонопольного законодательства. В результате процесс изменения форм собственности 1990-х гг. проходил, как правило, в нецивилизованных формах, часто принимал криминальный характер.
Нестабильность в социальную обстановку вносит деятельность криминальных структур, сформировавшихся по национальному или религиозному признакам. Отдельные из них специализируются на совершении конкретных видов противоправной деятельности, но в основном занимаются вымогательством, наркобизнесом, торговлей оружием, мошенничеством и хищениями в сфере экономики, контролируют проституцию, игорный и автобизнес (табл. 11).

Таблица 11
Динамика преступлений (преступников), связанных с деятельностью организованных преступных сообществ, организованных групп, в 2001—2007 гг., в тыс. (данные МВД России)

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

Выявлено преступлений, совершенных членами организованных


преступных группировок и преступных сообществ


33,4

26,0

25,6

28,1

28,6

30,2

34,8

Выявлено участников ОПГ и ПС

16,4

11,5

10,3

10,7

10,7

11,7

11,5


Большинство из выявленных преступных групп (две трети) имеют и поддерживают связи с аналогичными формированиями в странах ближнего зарубежья — СНГ и Балтии.
Российские группы наладили преступные связи во многих странах дальнего зарубежья: Италии, Германии, Польше, Швеции, Финляндии, Венгрии, Китае, Корее, Израиле, Болгарии, Колумбии и др.
Преступные группы, действующие на международной арене, специализируются на наркобизнесе, хищении и контрабанде валютных ценностей и антиквариата, нелегальном вывозе сырьевых ресурсов, оружейном бизнесе, кражах автотранспорта, радиоактивных материалов, проституции.
Ряд лидеров преступных формирований приняли подданство других государств и выехали за границу, что порождает определенные трудности с их задержанием и привлечением к уголовной ответственности. Находясь вне пределов России, они продолжают руководить преступными формированиями, создают совместные фирмы для легализации криминальных доходов.
В условном едином организованно-криминальном пространстве с начала 90-х гг. прошлого века можно было выделить пять видов участников преступных формирований: лжепредприниматели — появившиеся в 1988 г. с момента принятия Закона СССР от 26 мая 1988 г. № 8998-XI «О кооперации в СССР». Специализируются на финансовых аферах (получение незаконных кредитов и их присвоение путем лжебан- кротства, подкупа сотрудников банковской системы, трансфертные операции по конвертации рубля, использование фальшивых авизо, векселей и других банковских документов), «перекачке» государственных средств на счета коммерческих структур с последующим их присвоением, незаконной приватизации государственного и общественного имущества с дальней
шей спекуляцией недвижимостью, перепродаже стратегического сырья, полученного по лицензиям и квотам от коррумпированных чиновников; гангстеры — ориентированные главным образом на рэкет (квалифицированное вымогательство) и сопряженные с ним бандитизм, разбои, грабежи, кражи. Основной объект — лже- предприниматели, которые в начальный период обычно подвергаются силовому давлению, а затем вынуждены заключить с гангстерами соглашения в целях охраны и слияния преступно добытых капиталов. Кроме того, гангстеры контролируют традиционные «классические» сферы противоправной деятельности: наркобизнес, игорный бизнес, проституцию. К этой категории следует отнести и наемных убийц (киллеров); расхитители (госворы) — организованные группы преступников, сформировавшиеся еще в «застойный» период, особенно в сфере госторговли, а в годы реформ сосредоточившие свою противоправную деятельность в сферах приватизации госимуще- ства, продажи сырья, цветных и редкоземельных металлов, леса, «перекачки» рублевых и валютных средств на счет коммерческих структур лжепредпринимателей. Ввиду этих противоправных действий и обладания значительным преступно добытым капиталом также стали объектом силового давления гангстеров; коррупционеры — группы госчиновников в органах власти, управления, предатели в правоохранительных органах, которые в результате подкупа предоставляют лжепредпринимателям и госворам незаконные услуги, льготы, участвуют с ними в распределении сверхприбылей, обеспечивают их прикрытие в случае угрозы наступления уголовного преследования; координаторы — элита преступного мира, как правило, «воры в законе» либо «авторитеты», обеспечивающие стабильность системы организованной преступности путем взаимодействия с каждым из названных элементов[202]. На координаторов
ложится обязанность по хранению и использованию регионального «общака» (общей денежной кассы), который все чаще вкладывается в коммерческие структуры для получения прибылей и спасения «общака» от инфляции. Приведенная типовая схема весьма условно отображает реальность, так как большинство преступных сообществ аморфны. Наблюдается «перетекание» гангстеров в лжепредпринимателей.
Идеология, которую насаждают координаторы преступной среды, неоднородна, в ней наблюдаются как тенденции petпропрофессионализма (реанимация традиций и обычаев «воров в законе»), так и неопрофессионализм в виде копирования системы взаимоотношений по типу западных (либо восточных) мафиозных и гангстерских организаций. Взгляды и привычки различаются и в зависимости от принадлежности к тому или иному виду преступного промысла (дельцы-расхитители, коррумпированные с госаппаратом, бандиты, рэкетиры, сутенеры, карманные воры и т. д.). На идеологию преступного мира и, естественно, на формирование взглядов и жизненных позиций членов мафиозных структур огромное влияние оказывает сравнительно немногочисленная, но авторитетная, имеющая глубокие корни в преступной среде корпорация «воров в законе», составляющая ядро организованной преступности.
Многие «воры в законе» «вросли» в элиту международной преступности, о чем свидетельствуют их устойчивые связи с лидерами преступного мира других стран. Управление сообществами осуществляется с помощью воровских сходок, а воздействие на уголовную среду — посредством специально выделенных лиц и воровских обращений. «Вором в законе» может считаться лишь преступник, имеющий судимости, авторитет в криминальной среде, принятый в сообщество на специальной «сходке».
Одна из опасных тенденций в деятельности сообщества «воров в законе» состоит в планомерной работе по установлению своего влияния на осужденных и освобожденных из исправительного учреждения. Делается это и непосредственно, и с помощью обращений, подкупа, угроз, терроризирования осужденных, и путем направления специальных эмиссаров, которым выдаются «мандаты» с полномочиями. Так подавляется воля к сопротивлению вставших на путь исправления, локализуются источники информации об организованной преступности. Лидеры организуют распространение ложных слухов в отношении осужденных, вставших на путь исправления, «обрабатывают» вновь прибывших в зону осужденных, искаженно толкуют уголовно-исполнительные законы и правила отбывания наказания.

Модернизированная, обогащенная международным опытом субкультура «воров в законе», насаждавшееся ими построение отношений по горизонтали и вертикали, «активная оборона» стали характерными для жизнедеятельности структур организованной преступности.
В преступной среде постоянно формируются резервы организованной преступности. В ее структуры попадают в зависимости от преступного опыта, личных качеств, связей и лидеры, и начинающие преступники, прошедшие «школу» в молодежных и даже подростковых группах антиобщественной направленности, в местах лишения свободы. Так называемые территориальные формирования с антиобщественной направленностью, а также экстремистские группы — по существу, организованные преступные формирования подростков и молодежи и во многих случаях действуют под контролем представителей организованно-криминальной среды.
Анализ оперативной информации и следственная практика показывают, что в начале XXI в. российская организованная преступность вышла на качественно новый уровень.
Участвуя в рыночных отношениях своими легальными коммерческими предприятиями, организованные преступные сообщества приобрели свойство самоорганизации. Благодаря этому многократно повысилась эффективность механизмов совершения крупных преступлений в отраслях экономики, а также в кредитно-финансовой сфере.
Выступая на пленарном заседании Совета Федерации Федерального Собрания РФ с докладом о состоянии законности и правопорядка в 2006 г., Генеральный прокурор РФ отметил, что «организованная преступность самым серьезным образом нацелена на сферу экономики, она перестает быть откровенно бандитской, а становится «беловоротничковой», но от того не менее опасной».
Волна криминальных, так называемых недружественных захватов бизнеса, или рейдерство, началась несколько лет назад, как правило, в целях его дробления и перепродажи. Это приводит к прекращению хозяйственной деятельности, а значит, к сокращению рабочих мест, снижению налоговых сборов и другим негативным экономическим последствиям. Так, в начале 2007 г. прокуратурой Москвы направлено в суд уголовное дело в отношении организованной преступной группы, члены которой, подделав протокол общего собрания акционеров и доказательства по гражданскому делу, оформили фиктивные договоры купли-продажи на комплекс зданий, принадлежащий ОАО «Научно-исследова
тельский институт эластомерных материалов и изделий», и перепродали его, причинив ущерб более чем на 111 млн руб.
Осенью 2007 г. Генеральная прокуратура РФ арестовала в Санкт-Петербурге лидера тамбовского преступного сообщества
В.              Кумарина (Барсукова). По заявлению Генпрокурора РФ, под руководством Кумарина (Барсукова) в Санкт-Петербурге было создано так называемое тамбовское преступное сообщество. Мошеннические действия участников этой преступной группы были направлены на завладение акциями, долями, движимым и недвижимым имуществом ряда крупных коммерческих предприятий города, дальнейшую легализацию добытого преступным путем имущества и получение доходов от его реализации. Органы следствия обвинили Кумарина (Барсукова) также в совершении убийства и покушении на организацию заказного убийства с целью дальнейшего завладения Санкт-Петербургским нефтяным терминалом. По данным следствия, в период с июля 2005 г. по июнь 2006 г. В. Барсуков и другие участники преступного сообщества совершили мошеннические действия в отношении 15 коммерческих предприятий Санкт-Петербурга, общая стоимость которых составляет около 5 млрд руб. Всего в рамках расследования этих уголовных дел в отношении тамбовского преступного сообщества обвинение предъявлено свыше 70 членам этого сообщества.
Объектом интереса рейдеров все чаще становится земля. С начала XX в. постоянно возрастает количество обращений о противоправных захватах земельных угодий преобразованных сельхозпредприятий, незаконных действиях по скупке паев и земельных долей, незаконном их отчуждении и регистрации права собственности на них путем обмана, злоупотребления доверием, использования подложных документов.
Причиной распространения такого рода преступлений послужило то, что длительное время они выпадали из поля зрения правоохранительных органов. Первоначально такие проявления расценивались как споры хозяйствующих субъектов, которые подлежат рассмотрению в рамках гражданского законодательства. Однако прокурорские проверки показали, что это не что иное, как попытки организованных преступных групп установить контроль над высокодоходными предприятиями в целях дальнейшего использования их для легализации доходов, полученных преступным путем, втянуть их в сферу теневой экономики.
Действия рейдеров наносят ущерб экономике субъектов РФ, ставят под угрозу развитие и существование среднего и мелкого
бизнеса, показывают правовую незащищенность и бизнеса, и граждан, работающих в нем. Тем более что зачастую рейдер- ские захваты сопровождаются и злоупотреблениями в судебной системе и правоохранительных органах.
Доходы от рейдерства у российских преступных формирований стали превосходить доходы от наркобизнеса.
Самые мрачные криминологические прогнозы, данные в конце 1980-х гг., о предстоящем процессе огосударствления мафии[203], к большому сожалению, оправдались. Организованная преступность в России стала фактически формой социальной организации жизни.
По сведениям МВД России, на территории Российской Федерации на начало 2008 г. действовало свыше 400 крупных организованных преступных формирований.
Преступные сообщества проникли в основные секторы экономики: топливно-энергетический комплекс, рынок металлов, производство и реализацию алкогольной продукции, банковскую сферу, отрасли природопользования (лесопользование, землепользование, недропользование, использование водных биоресурсов) и другие высокодоходные сферы. Немалые доходы организованная преступность получает из сферы игорного бизнеса.
В конце XX в. российскому обществу дали самые нелестные определения. Дж. Сорос, например, назвал его «грабительский капитализм» и связал прежде всего с процессом приватизации[204]. В докладе Центра стратегических и международных исследований (США) «Российская организованная преступность», опубликованном еще в 1997 г., констатирована угроза превращения России в «криминально-синдикалистское государство» (т. е. государство, контролируемое тесно связанными между собой коррумпированными чиновниками, нечестными бизнесменами и преступниками), представляющее непосредственную угрозу интересам национальной безопасности США и других стран Запада.

Такой жесткий подход зарубежных исследователей к оценке процессов глобализации преступности, происходящих у нас в стране, часто встречает негативную оценку со стороны официальных лиц в административных и правоохранительных органах Российской Федерации. В одних случаях угроза российских мафиозных структур Западу вообще отрицается, в других заявляется, что наша мафия «лучше» прочих («ее процент ниже, чем процент других разоблаченных», «она не выстроилась в пирамиду, как итальянская», «вообще это не мафия, а запутавшиеся предприниматели, которым надо помогать», и т. п.).
А она не хуже и не лучше других мафиозных структур. Она имеет доступ к общемировым финансовым мафиозным ресурсам, использует международные механизмы преступной деятельности. И можно констатировать, что российская организованная преступность стала неотъемлемым элементом транснационального организованного преступного сообщества, которое представляет угрозу и России, и Западу, и всему миру.
Изучение материалов криминальной аналитической разведки Генерального секретариата Интерпола о взаимосвязях лидеров организованных преступных сообществ — бывших и нынешних граждан России и СНГ, их фирмах для отмывания денег показывает, что все они сотнями нитей переплетены между собой и с лидерами мафиозных структур Европы, США, Латинской Америки, Азии. Если эти связи изобразить графически, то получится нечто, похожее на безразмерный клубок шерсти. В этот клубок не попадают случайные, не связанные с криминалом люди. Те же, кто попадает, с каждым годом опутываются все большим числом нитей. 
<< | >>
Источник: В. Н. Кудрявцев. Криминология. 2009 {original}

Еще по теме § 3. Истоки и развитие организованной преступности в России:

  1. §2. Факторы, обусловливающие существование и развитие организованной преступности
  2. § 3. Организованное преступлениеи организованная преступная деятельность
  3. §4. ТРАНСНАЦИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ
  4. Природа организованной преступности
  5. § 3. Особенности борьбы с организованной преступностью
  6. § 1.   К ПОНИМАНИЮ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ
  7. Будущее организованной преступности
  8. § 1. Криминологическая характеристика организованной преступности
  9. § 4. Основные направления борьбы с организованной преступностью
  10. §3. Основные направления предупреждения организованной преступности
  11. §1. Понятие и криминологическая характеристика организованной преступности
  12. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ БОРЬБЫ С ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТЬЮ.
  13. § 3. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ
  14. Организованная преступность
  15. § 2. Психолого-правовая оценка организованных преступных формирований (групп), их противоправной деятельности
  16. ГЛАВА 19 ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ
  17. Глава 17. Организованная преступность
  18. ПСИХОЛОГИЯ ОРГАНИЗОВАННЫХ ПРЕСТУПНЫХ ГРУПП «БАРАКУДА» В ЯПОНИИ.
  19. Глава 20. Организованная преступность и ее предупреждение
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -