<<
>>

§ 2. Характеристика отдельных видов насильственной преступности

Уголовный кодекс РФ 1996 г. дифференцировал ответственность за насильственные преступления. Опираясь на уголовноправовую классификацию рассматриваемых криминальных деяний, можно дать криминологическую характеристику отдельных их видов.

Рассмотрим преступления против жизни и здоровья. К насильственным преступлениям против жизни и здоровья согласно УК РФ относятся: различные виды убийств («простое» и «квалифицированное» убийство — ч. 1 и 2 ст. 105; «привилегированные» убийства: убийство матерью новорожденного ребенка — ст. 106, убийство, совершенное в состоянии аффекта, — ст. 107, убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, — ч. 1 и 2 ст. 108, доведение до самоубийства — ст. 110, умышленное причинение вреда здоровью различной степени тяжести (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью — ст. 111; умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью — ст. 112; причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта — ст. 113; причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны — ч. 1 ст. 114; причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление — ч. 2 ст. 114; умышленное причинение легкого вреда здоровью — ст. 115), побои (ст. 116) и истязания (ст. 117).

Убийства относятся к категории наиболее тяжких насильственных посягательств. Их удельный вес в структуре зарегистри

рованной преступности в России составил в последние годы 1,2%. Это, например, в 30 раз больше, чем в Великобритании1.

Ситуация в сфере борьбы с убийствами в России весьма неблагоприятна. Ежегодно в последнее время регистрируется примерно 30 тыс. данных преступлений.

Их динамика рассмотрена в табл.

15.
Год Всего

зарегистрировано

Темпы прироста, % (год к предыдущему) 1

Коэффициент на 100 тыс. человек

1987 9199 100,0 6,3
1988 10 572 + 14,9 7,2
1989 13 543 +28,1 9,2
1990 15 566 +14,9 10,5
1991 16 235 +4,3 10,9
1992 23 006 +41,7 15,5
1993 29 213 +27,0 19,6
1994 32 286 +10,5 21,8
1995 31 703 -1,8 21,4
1996 29 406 -7,2 19,9
1997 29 285 -0,4 19,9
1998 29 591 +0,9 20,1
1999 31 140 +5,4 21,1
2000 31 829 +2,2 21,9
2001 33 583 +5,5 23,2
2002 32 285 -3,9 22,4
2003 31 630 -2,0 21,8
2004 32 209 +1,8 21,7
2005 31 446 -2,4 21,5
2006 27 462 -11,0 17,5
2007 22 227 -19,1 16,8

Таблица 15

1 См.: Насильственная преступность / Под ред. В. Н. Кудрявцева, А. В. Наумова. М., 1997. С. 20.

Число зарегистрированных убийств за указанный период увеличилось в 3—3,5 раза.

Особенно экстремальными в этом плане оказались 1989 и 1992 гг. В 1995—1997 гг. показатели регистрации убийств несколько сократились,- однако начиная с 1998 г. их уровень продолжает расти.

По коэффициенту убийств в расчете на 100 тыс. человек Россия занимает одно из ведущих мест в мире. Впереди только ЮАР и Колумбия.

По данным Пятого обзора ООН, относящимся к 1994 г., в мире в среднем совершалось 9,8 убийства на 100 тыс. человек. Из них: в арабских государствах — 2,4, в Западной Европе — 3,5, в Южной Азии — 7,2, в Северной Америке — 9,0, в Африке — 15,0, в Латинской Америке — 21,0[215]. В России в 1994 г. этот коэффициент составлял 21,8, и с тех пор положение в лучшую сторону не изменилось. Таким образом, интенсивность совершения убийств в России примерно в 2,4 раза выше среднемировых, а по сравнению с некоторыми регионами — в 8—10 раз. По этому показателю Россия почти в 4 раза опережает США (в 2000 г. коэффициент убийств в США составил 5,5, в России — 21,9).

Интерес в этом плане представляют данные ретроспективного анализа, показывающие, что Россия традиционно — страна с высоким уровнем тяжкой насильственной преступности. Например, в далеком 1913 г., когда еще существовала Российская империя, на территории России было зарегистрировано 34,4 тыс. убийств[216], а в 2001 г., т. е. почти через 90 лет, — 33,5 тыс. Коэффициент убийств на 100 тыс. человек составил в 1913 г. — 20,3, а в 2001 г. — 23,2. Надо, однако, сказать, что в 1950 — 1980-е гг. в СССР этот коэффициент был значительно ниже: в 1956 г. - 4,9, в 1966 г. - 6,1, в 1976 г. - 7,0, в 1985 г. - 6,8[217].

Территориальное распределение убийств в России неравномерно. По уровню убийств на 100 тыс. жителей на первом месте находится Республика Тыва, где этот показатель составил 89,1 при среднем аналогичном коэффициенте по России 21,2. Уровневый показатель, превышающий 40,0, зафиксирован в Эвенкийском АО — 80,4, в Читинской области — 52,6, в Ко

рякском АО — 46,1, в Иркутской области — 45,6, в Магаданской области, Таймырском (Долгано-Ненецком) АО — 40,6'.

Высоки и показатели судимости за преступления против жизни. Так, в 1997 г. судами России было осуждено за убийство 21 191 человек, в 1998 г. — 21 479, в 1999 г. — 21 524, в г. - 21 744, в 2001 г. - 25 004, в 2002 г. - 22 528, в г. - 22 121, в 2004 г. - 21 946, в 2005 г. - 22 360[218]. Колебания в последние годы по российским меркам не столь уж значительные, но тенденция к росту и здесь прослеживается (по сравнению с базовым периодом он составляет 5,5%). В 2006— 2008 гг. указанные тенденции сохранились.

При оценке этой статистической информации следует иметь в виду, что в настоящее время убийства, бывшие ранее наименее латентными преступлениями, перестали быть таковыми. Статистика отражает их рост на фоне ежегодного увеличения числа лиц, пропавших без вести, находившихся в розыске и необнаруженных. В России пропадает примерно 100 человек в день, т. е. 36,5 тыс. в год. По данным Генеральной прокуратуры РФ и МВД России, в розыске к концу 2005 г. с учетом остатка прошлых лет находилось 74,9 тыс. человек, а к концу г. — 77,7 тыс.[219] Значительное их число (по мнению экспертов, около 20 тыс.), по-видимому, были убиты.

Крайне острой выглядит также проблема неопознанности трупов, число которых в России растет из года в год. Если в течение 1990 г. их было зафиксировано 2837, в 1995 г. — 18 381, то уже в 2005 г. — 44 835. На конец 2005 г. оставалось на учете 71 846 неопознанных трупов. В двух третях случаев по ним не удается установить причину смерти[220]. В 2006 г. на учете находилось 111,6 тыс. дел по установлению личности по неопознанным трупам, что на 2% больше, чем в 2005 г., из них 34,5 тыс. дел было прекращено в связи с установлением личности. Ежегодно захоронению подвергаются тысячи неопознанных трупов, а убийцы уходят от ответственности. Нельзя не учитывать также факты инсценировки убийств под самоубийства, несчастные случаи и т. п. К тому же значительное число умерших в сельской местности не подвергается патологоанатомическому исследованию. В ряде случаев в выявлении неочевидных тяжких преступлений против личности не слишком заинтересованы и сотрудники правоохранительных органов.

Приведем только один пример вопиющей халатности блюстителей закона.

Москвич К., отсидев 20 лет из своих 37, вернулся в Южный округ столицы, жил у знакомых и за несколько месяцев убил 10 человек. Все убитые им люди проходили по статотчетности органов внутренних дел как жертвы несчастных случаев[221].

В группе наиболее опасных преступлений против личности самым представительным видом продолжает оставаться умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (до вступления в силу УК РФ 1996 г. — умышленные тяжкие телесные повреждения). Их динамика за анализируемый период времени показана в табл. 16.

Число зарегистрированных фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью за период с 1987 по 1994 г. увеличилось в 3,3 раза. Данный рост был стабильным на протяжении всего, этого периода. Выросли при этом, естественно, и коэффициенты интенсивности рассматриваемых преступлений в расчете на 100 тыс. человек (в 1990 г. — 27,7, в 1994 г. — 45,7). В 1995—1998 гг. показатели регистрации умышленного причинения тяжкого вреда здоровью сократились (соответственно на 8,8; 13,5; 13,6 и 2,1%), но в 1999—2002 гг. снова увеличились (соответственно на 5,5; 4,4; 12,0; 4,9%). В 2003 г. наблюдается небольшое снижение (на 2,4%), а затем незначительный рост регистрации этих деяний (в 2004 г. — на 0,5%, в 2005 г. — на 0,9%)[222], затем опять снижение (в 2006 г. — на 11,1%, в 2007 г. — на 7,9%).

В 1997 г. число осужденных за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью составило 33 588, в 1998 г. — 32 921, в 1999 г. - 32 828, в 2000 г. - 36 885, в 2001 г. - 39 660, в 2002 г. - 39 291, в 2003 г. - 39 971, в 2004 г. - 41 891, в 2005 г. — 43 766. Здесь мы видим ярко выраженную тенденцию к росту абсолютных показателей (за девять лет — на 30,3%).

Таблица 16

Динамика числа зарегистрированных фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью в России в 1987—2007 гг.

Год

Всего

Темпы прироста, % (год к предыдущему)

Коэффициент на 100 тыс.

человек

1987

20 100

100,0

13,9

1988

26 639

+32,5

18,2

1989

36 872

+38,4

25,0

1990

40 962

+11,1

27,7

1991

41 312

+0,9

27,8

1992

53 873

+30,4

36,2

1993

66 902

+24,2

45,1

1994

67 706

+1,2

45,7

1995

61 734

-8,8

41,7

1996

/>53 417

-13,5

36,2

1997

46 131

-13,6

31,4

1998

45 170

-2,1

30,8

1999

47 669

+5,5

32,4

2000

49 784

+4,4

34,1

2001

55 739

+12,0

38,5

2002

58 469

+4,9

39,1

2003

57 087

-2,4

39,0

2004

57 352

+0,5

39,0

2005

57 863

+0,9

40,3

2006

51 429

-11,1

34,3

2007

47 348

-7,9

31,2

Продолжает оставаться высокой доля зарегистрированных случаев умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего: таково почти каждое третье из рассматриваемых преступлений (в 1993 г. - 29,3%, в 1994 г. - 30,0, в 1995 г. - 29,1, в 1996 г. - 27,3%)'. В абсолютных цифрах в последние годы это составляет примерно 17—20 тыс.[223] Если в 1990 г. было выявлено 6735 преступлений, квалифицированных по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР 1960 г., то в 2002 г. уже 20 043 преступления, квалифицированных по ч. 4 ст. 111 УК РФ 1996 г., т. е. число этих преступлений утроилось[224]. Затем регистрация этих криминальных деяний несколько сократилась (в 2003 г. — 19 474 преступления, в г. - 18 910, в 2005 г. - 18 257).

Анализ качественных (структурных) изменений насильственных преступлений против жизни и здоровья указывает на значительное повышение степени общественной опасности названных преступлений. Возрастает тяжесть причиняемых ими последствий. На фоне бытового, ситуативного в целом характера современной насильственной преступности увеличивается доля организованных, заранее подготовленных преступлений, нередко отличающихся особой дерзостью, изощренностью, жестокостью. Так, если в начале 1980-х гг. предумышленным было каждое четвертое убийство, то в 1990-х — каждое второе. Среди лиц, совершающих рассматриваемые преступления, возрастает доля злостных, «привычных» преступников со специфической (агрессивно-насильственной) направленностью. В их противоправном поведении все отчетливее просматриваются признаки криминального профессионализма. Ежегодно примерно 600 убийств совершается по найму. В последнее время значительно возросли и другие наиболее тяжкие разновидности этих преступлений. К примеру, в 1999 г. по сравнению с предыдущим годом на 26,9% выросла регистрация убийств двух или более лиц, на 31,3 — убийств, сопряженных с похищением человека и захватом заложника, на 31,2% — убийств, совершенных по предварительному сговору группой лиц[225].

Происходит увеличение доли тяжких преступлений против личности в так называемой маргинальной (социально неустойчивой) среде. Речь идет о слое деклассированных и полудекласси- рованных элементов: тунеядцах, нищих, бродягах, беспризорных детях, алкоголиках, наркоманах, социально неадаптиро- вавшихся субъектах с уголовным прошлым, проститутках, сутенерах и т. п., образующих «социальное дно». Тяжкие насильственные преступления они совершают на почве мести, ссор, сведения счетов, стремления скрыть или облегчить совершение другого преступления. Выборочные исследования показывают, что в этой среде совершается примерно половина всех убийств и тяжких телесных повреждений.

Повышается и интенсивность виктимизации представителей этого маргинального слоя. Здесь нередко лишь случай решает, кто станет жертвой, а кто — преступником, так ка$ у тех и других обнаруживаются сходные личностные деформации и стереотипы поведения. Жертва при определенных обстоятельствах вполне могла оказаться палачом[226].

Увеличивается доля особо жестоких преступных посягательств на личность, нередко совершаемых с элементами цинизма, глумления над людьми, садизма. В 2002 г., например, взрослыми было убито более 3 тыс. детей. Кроме того происходит определенное снижение «порога» мотивации при посягательствах на личность; увеличивается количество неадекватных и даже внешне бессмысленных преступлений, мотив которых фактически связан с внутренней готовностью к преступлениям, активным поиском повода и ситуации для агрессивно-насильствен- ных действий.

Ухудшаются социальные характеристики лиц, совершающих преступления против жизни и здоровья. В частности, среди них увеличивается доля не занятых общественно полезным трудом. В начале 1970-х гг. не работал и не учился примерно каждый десятый из числа совершивших убийства либо тяжкие телесные повреждения (тяжкий вред здоровью), в конце 1980-х — начале 1990-х гг. — каждый пятый, а к началу XXI в. — каждый второй.

Среди лиц, совершающих рассматриваемые преступления, растет доля рецидивистов. В 1998 г. по сравнению с 1960-ми гг.

доля рецидивистов в числе убийц возросла с 27 до 42%, среди лиц, причинивших умышленные тяжкие телесные повреждения (тяжкий вред здоровью), — с 27 до 38%. Примерно на этом же уровне удельный вес рецидивистов держится и в настоящее время: среди выявленных убийц он составил в 2003 г. — 39,8%, г. — 39,4, в 2005 г. — 40,3%, среди лиц, умышленно причинивших тяжкий вред здоровью, в 2003 г. — 34,6%, в 2004 г. — 33,4%, в 2005 г. — 35,7%. Каждый второй-третий разбойник и грабитель — рецидивист. В 2006—2007 гг. тенденции к росту сохраняются. Наблюдается также рост специального, многократного и пенитенциарного рецидива преступлений данной категории.

В последние годы отмечается возрастающая криминальная активность женщин. В структуре женской преступности увеличивается удельный вес лиц, совершивших тяжкие насильственные преступления. С 1987 по 1991 г. этот показатель увеличился в 3 раза, а затем каждое последующее пятилетие увеличивался в среднем в 1,2 раза. За период с 1989 по 2006 г. количество женщин, совершивших убийства, возросло на 237,8%, причинивших тяжкий вред здоровью (тяжкие телесные повреждения) — на 340,1, грабеж — на 221,2, разбой — на 248,8%*. Поведение преступниц, совершивших данные деяния, отмечено возросшей дерзостью, жестокостью, что ранее было не характерно для женской насильственной преступности.

Весьма неблагоприятные тенденции обнаруживает молодежная насильственная преступность. Так, в 2002 г. по сравнению с 1990 г. прирост числа зарегистрированных лиц, совершивших убийства в возрасте до 24 лет, составил 260,8% (в абсолютных показателях число таких лиц за эти годы возросло с 2475 до 8930). В то же время прирост числа убийц, принадлежащих к возрастным группам старше 30 лет, составил только 55,1%. Количество же зарегистрированных несовершеннолетних убийц за рассматриваемый период времени возросло в 4 раза — с 534 до 2118. Если в 1990 г. в возрасте не старше 24 лет был примерно каждый пятый выявленный убийца (18,8%), то в г. — уже каждый третий (35,0%)[227]. Несовершеннолетними и при их участии совершается каждое 11-е убийство, при этом в 30% случаев потерпевшими становятся их сверстники, в 4% — родители[228].

Криминальный «беспредел» творится во многих российских школах. С каждым годом в России увеличивается количество школьных убийств. В первую очередь гибнут одноклассники на почве разного рода конфликтов. Дошло до того, что обеспокоенные родители в ряде мест патрулируют школы, .в которых учатся их дети[229]. Обучающиеся в школах «отморозки» (иначе их не назовешь!) давно уже потеряли уважение к учителям, страх перед ними, о чем свидетельствуют все чаще встречающиеся факты насильственных посягательств на них (убийства, изнасилования и проч.).

Существенный структурный элемент насильственной преступности — молодежные группировки с агрессивными проявлениями в поведении их участников, со склонностью к групповому пьянству, наркомании, токсикомании, нарушениям общественного порядка. С этими группировками связан рост насильственной преступности на улицах и в других общественных местах. Каждое четвертое убийство и причинение тяжкого вреда здоровью совершается на улицах, площадях, в парках и скверах.

С процессом омоложения контингента насильственных преступников связан опережающий рост числа лиц, совершивших криминальное деяние в группе.

Исключительную опасность в рассматриваемом плане представляют и экстремистские националистические проявления в ряде регионов. В последнее время опасную для общества активность проявляют секты сатанистов («детей тьмы»), проповедующие откровенно человеконенавистническую агрессивную идеологию. С деятельностью этих «служителей дьявола» связаны и некоторые ритуальные убийства. В настоящее время на территории России действует около 2 тыс. различных сект, в которых состоит почти 1,5 млн молодых людей[230].

Особое беспокойство в рассматриваемом плане представляет деятельность правоэкстремистских, по сути дела, фашистских молодежных группировок. По данным информационно-аналитического центра «СОВА», численность праворадикальной мо

лодежи (фашистов, скинхедов и разнообразных наци) в России — от 60 тыс. до 70 тыс. человек.

Социологи давно уже подметили крайне негативный общественный феномен. Любая страна, где уровень национальной нетерпимости охватывает свыше 30% населения, обязательно скатывается к крупномасштабным этническим погромам. Так было в царской России, в фашистской Германии, в современной Югославии. По мнению российских исследователей, острой национальной нетерпимостью в сегодняшней России охвачены уже около 28% населения. Прежде всего, нетерпимостью к так называемым лицам кавказской национальности[231]. Это связано с войной в Чечне, распадом Великого государства и потоком беженцев в Россию из кавказских регионов.

В стране сформировалась явно выраженная расистская молодежная субкультура — скинхеды, приверженцы идеи «white power» («власть белых»). По разным оценкам, число их достигает от 30 тыс. до 50 тыс. человек. Скин-сообщества существуют примерно в 85 городах России.

В основе своей скинхеды — озлобленная, нищая, спившаяся и деградировавшаяся часть молодежи. Это, главным образом, подростки и юноши 13—20 лет, школьники, учащиеся ПТУ, техникумов, вузов или безработные. Жестокость, национальная нетерпимость, агрессия и насилие для них — норма жизни.

Всего с 1997 по 2007 г., по выборочным данным, скинхедами в России убито более 85 человек, не менее 16 тыс. жертв были ранены или получили тяжкие телесные повреждения; скинхеды организовали 9 погромов, 4 нападения на синагоги, поджоги и подрыв синагог; осквернили в 8 городах еврейские и армянские кладбища и совершили надругательства над 4 антифашистскими и революционными мемориалами. Только за 2003 г. в России было зарегистрировано более 3 тыс. преступлений, совершенных скинхедами. А начиная с 1997 г. общее число зафиксированных инцидентов криминальной окраски с участием скинхедов достигает 39 тыс. Ежедневно, по данным МВД России, в различных регионах страны фиксируются по десятку случаев нападений «бритоголовых» на «инородцев».

Большая часть нападений происходит в обеих столицах — Москве и Санкт-Петербурге. Здесь же и больше всего активных ультра: в Москве, например, около 1 тыс. бойцов. Они нередко вооружены, обучены, имеют даже свою разведку и контрразведку, а также информаторов в правоохранительных

органах и отработанную систему юридической защиты. У них выработалась собственная тактика нападений, свой ритуальный почерк убийства — удар ножом в горло. Только в 2006 г. от рук фашиствующих элементов погибли 54 человека и пострадали 520, главным образом по мотивам расовой и национальной ненависти и вражды[232].

Значительно увеличилось за последние годы число убийств и причинения тяжкого вреда здоровью, совершаемых иностранными гражданами, особенно из стран ближайшего зарубежья. Так, например, в 2005 г. было зарегистрировано 717 убийств и 1006 актов причинения вреда здоровью с участием иностранных граждан[233]. Уровень криминализации контингента лиц без гражданства и иностранных граждан, находящихся на территории Российской Федерации, продолжает оставаться высоким.

Следует отметить увеличение доли преступников, имеющих патологические отклонения в психике, не исключающие вменяемости (дебильность, органические заболевания центральной нервной системы, психопатии, сексуальные отклонения и проч.). Во многом это связано с интенсивными процессами алкоголизации и наркотизации населения. По данным выборочных исследований, каждый третий убийца в настоящее время имеет те или иные психические аномалии. Признаки таких аномалий обнаруживают и примерно 56% лиц, совершивших изнасилования[234].

Обращает на себя внимание увеличение доли тяжких преступлений против жизни и здоровья с корыстной мотивацией. По данным исследования, проведенного Главным следственным управлением Генеральной прокуратуры РФ, из изученного массива дел, направленных в суд (более 1,8 тыс.), 45% убийств совершены из корыстных побуждений. Речь идет об убийствах, связанных с приватизацией жилья, завладением автотранспортом, обусловленных другими корыстными мотивами. Каждое четвертое убийство совершается в целях облегчения или сокры

тия другого преступления (в том числе разбоя или грабежа). Столкновения уголовных группировок за сферы влияния нередко приводят к совершению тяжких насильственных преступлений с целью устранения конкурентов.

Анализ материалов о раскрытых убийствах предпринимателей показывает, что каждое четвертое из них было совершено в целях сокрытия другого, преимущественно корыстного преступления, 20% — в ходе ссоры во время распития спиртного, 10 — из-за невозвращения денежного долга, 10% — в результате криминальных разборок и в целях устранения конкурента по бизнесу[235].

Нередки и ситуативные, непредумышленные посягательства на личность, в основе которых лежат сравнительно мелкие корыстные мотивы: достать деньги на выпивку, приобрести наркотики, отдельные дефицитные вещи и т. п.

В течение длительного времени большинство насильственных преступлений (примерно две трети убийств и тяжких телесных повреждений) совершалось в сфере бытовых отношений на почве различных межличностных конфликтов. Так, только от рук мужей и сожителей ежегодно гибнет около 15 тыс. женщин. Ежегодно в семьях около 2 млн детей подвергаются насилию. Правда, к началу 1990-х гг. доля убийств, совершенных по бытовым мотивам, снизилась за счет роста убийств по корыстным или иным мотивам. Однако до сих пор более 52% убийств совершается на почве бытовых и межличностных конфликтов между родственниками, соседями или давними знакомыми, а 20% — в ходе ссоры, возникшей в ходе совместного распития спиртных напитков[236].

Уже отмечалось, что получили определенное распространение так называемые заказные убийства (за денежное вознаграждение). При этом раскрываемость их весьма низка. Чаще всего в качестве жертв этих преступлений выступают предприниматели и коммерсанты (46%), а также лидеры уголовной среды (38%). Последних «устраняют» на почве раздела сфер влияния между конкурирующими организованными преступными группировками. В подавляющем большинстве заказные убийства совершаются с применением огнестрельного оружия и взрывчатых веществ (91%). Обращает на себя внимание тот факт, что

около 60% заказных убийств из числа раскрытых совершили лица, работавшие в качестве охранников в различных коммерческих структурах.

Следует иметь в виду, что криминальное наемничество обнаруживает тенденцию не только к территориальному распространению, но и к превращению в своеобразную систему с устойчивыми рынками спроса и предложения.

• В сферах досуга и частично быта распространены преступления против жизни и здоровья, совершаемые из хулиганских побуждений. В них проявляются социальная и психологическая ущербность личности преступников, искаженные средства удовлетворения потребности в самоутверждении, враждебность, цинизм и жестокость по отношению к окружающим.

Хулиганские побуждения выражаются в стремлении открыто противопоставить свое поведение общественному порядку, продемонстрировать грубую силу и пьяную удаль, отомстить за справедливо сделанное замечание и т. п. В настоящее время из хулиганских побуждений совершается около 20% убийств и около 30% случаев умышленного причинения тяжкого вреда здоровью.

Растет число убийств, сопряженных с изнасилованием. Эти преступления чрезвычайно опасны; они свидетельствуют об особой эгоцентрической направленности личности виновных, их предельном аморализме, крайней жестокости. Нередки случаи совершения таких деяний преступниками-садистами. Именно эти сексуальные маньяки совершают серии убийств и изнасилований, в которых число потерпевших исчисляется десятками.

В 1998 г. известный ростовский профессор-психиатр А. О. Бухановский по выработанной им методике посчитал количество серийных убийц, действовавших тогда в России. Получилось 110—115 человек. Думается, что по прошествии почти 10 лет с этого расчетного периода их стало значительно больше.

Серийные убийства — это серия последовательных, многократных убийств. По расчетам А. О. Бухановского, на одного серийного убийцу приходится в среднем более трех жертв[237]. Но нередко количество жертв таких маньяков, монстров, «дже- ков-потрошителей» измеряется порой двух- и даже трехзначными цифрами.

Серийные (многоэпизодные) сексуальные убийства всегда наводили ужас на людей. Авторы специального исследования на эту тему справедливо отмечают: «Сексуальные убийцы, как

первобытные охотники, обычно выслеживают жертву, внезапно нападают на нее, приводя в состояние шока, насилуют, наносят множество телесных повреждений с исключительным неистовством, вспарывают грудь и живот, выворачивают внутренности, совершают надругательство над половыми органами, отрезают отдельные куски тела и т. д. Эти кровавые злодеяния поражают своей необычностью, неимоверной жестокостью, неумолимостью и цинизмом убийств, количеством жертв, среди которых немало детей»[238]. Число таких охотников на людей постоянно растет. По сравнению с началом 1980-х гг. серийность сопряженных с тяжким насилием сексуальных преступных посягательств возросла примерно вдвое.

В последнее время рбзко активизировалась криминальная деятельность маньяков-педофилов, связанная с похищениями и убийствами детей. За 7 месяцев 2007 г. на территории России произошло 16 изнасилований и зверских убийств несовершеннолетних. В 2006 г., по. данным Департамента уголовного розыска МВД России, таких преступлений было 6, в 2005 г. — 9[239]. Речь идет о преступниках с ярко выраженным комплексом неполноценности, лицах с патологией сексуальных влечений (не исключающей в большинстве случаев вменяемости). Как правило, они испытывают страх секса с взрослой женщиной. Реализовать себя в сексуальном плане они могут, только используя заведомо беззащитное и беспомощное существо — ребенка. Они и похищают детей ради садистских игрищ и сексуального насилия. Многие из них получают сексуальное удовлетворение именно от процесса убийства. По мнению психиатров, они живут, чтобы убивать. Вылечить их психику практически невозможно.

Если обратиться к числу расследованных прокуратурой уголовных дел о серийных убийствах, направленных в суды, то оно составит: в 1995 г. — 139, в 1996 г. — 145, в 1997 г. — 156, в 1998 г. — 208, в 1999 г. — 218, в 2000 г. — 241. Жертвами только по направленным в суды уголовным делам стали 3279 человек (при этом надо иметь в виду, что примерно половина расследуемых дел о серийных убийствах приостанавливается в связи с неустановлением преступников; необходимо также учитывать и латентность)[240].

Особое место в общем массиве лиц, совершающих тяжкие насильственные преступления, занимают военнослужащие. По данным Генеральной прокуратуры РФ, только за 2005 г. были осуждены около 550 офицеров, допустивших рукоприкладство в местах прохождения службы. В течение года в армии погибли 1,3 тыс. военнослужащих. Криминализация в среде военнослужащих приобретает крайне негативный характер.

При совершении тяжких насильственных преступлений широко используются огнестрельное оружие (пистолеты, автоматы, гранаты), взрывчатые вещества и взрывные устройства. Процесс вооружения и качественного перевооружения преступников идет быстрыми темпами. Только за период с 1992 по 1996 г. число убийств с применением огнестрельного оружия и взрывчатых веществ возросло почти в шесть раз (с 1667 до 9482). В последующие годы темпы роста «вооруженной преступности» (терминология Д. А. Корецкого) значительно выросли. Количество преступлений, совершаемых на территории России с использованием оружия, остается недопустимо высоким. Если, по данным МВД России, в 1991 г. с применением оружия было совершено 4591 преступление, то в 2000 г. — уже 25 552, в г. - 24 779, в 2003 г. - 26 629, в 2004 г. - 22 690, в г. - 21 576, в 2006 г. - 18 727, в 2007 г. - 13 835.

Проблема борьбы с вооруженными преступлениями в последнее время «еще более обострилась в условиях многочисленных вооруженных конфликтов, растущей социальной напряженности и незащищенности населения от преступных посягательств, отсутствия эффективных способов пресечения незаконного оборота оружия»[241].

Для высококвалифицированных убийств характерно также применение различного рода взрывных устройств. Если на территории СССР до 1991 г. ежегодно происходило 40—50 криминальных взрывов, то после распада СССР их количество стало стремительно расти: в 1992 г. — 350, в 1996 г. — 708, в 1997 г. — более 800. Причем прослеживается тенденция нарастания мощности взрывных устройств[242].

В последнее время все большее распространение получили тяжкие насильственные посягательства с использованием ядов и других отравляющих веществ.

Постоянно растет число преступных посягательств на жизнь и здоровье сотрудников правоохранительных органов. Ежегодно регистрируется около 1,5 тыс. нападений на сотрудников милиции, треть из них — с использованием огнестрельного оружия. По данным ЮНЕСКО, в России работники милиции погибают в 2,5 раза чаще, чем полицейские в США и Франции.

К насильственным преступлениям против половой неприкосновенности и половой свободы личности относятся: изнасилование; насильственные действия сексуального характера; понуждение к действиям сексуального характера (ст. 131—133 УК РФ). Суммарно они занимали в структуре зарегистрированной преступности в России в 1980-х гг. — 2—3%, в 1990-х гг. — 1%. Доля самого распространенного среди этих преступлений — изнасилования — составляет примерно 80—85% от всего количества указанных криминальных посягательств[243]. />Динамика зарегистрированных изнасилований за минувшие почти 20 лет выглядит следующим образом (табл. 17).

Рост регистрации числа изнасилований наблюдался до 1990 г. включительно. В 1991—1992 гг. наметилась тенденция к их некоторому снижению (соответственно на 6 и 3,2% снизились показатели их регистрации), еще более явственно это проявилось в 1994—1997 гг. (снижение показателей регистрации соответственно на 3,4; 10,3; 13; 14,5%). В 2001 г. эти показатели вновь возросли на 3,7%, а в 2004 г. по сравнению с 2003 г. — на 8,8 и в 2005 г. по сравнению с 2004 г. — на 4,9, в 2006 г. — на 3,8, в 2007 г. — на 20,7%. При оценке этих данных следует учитывать значительную латентность рассматриваемых преступлений в связи с тем, что многие жертвы не обращаются в правоохранительные органы. Либо при обращении не получают адекватного реагирования. В результате скрываются подлинные размеры этого явления и осложняется разработка эффективных мер борьбы с ним.

По данным расчетов, проведенных К. А. Толпекиным и Г. Н. Малаховой, ежегодное фактическое число изнасилований в России (с учетом «искусственной» и «естественной» латентности[244]) в настоящее время составляет около 44—50 тыс.

Таблица 17

Динамика регистрации изнасилований в России в 1987—2007 гг.

Год

Всего

1

Темпы прироста, % (год к предыдущему)

1987

10 902

100,0

1988

11 560

+6,0

1989

14 597

+26,3

1990

15 009

+2,8

1991

14 115

-6,0

1992

13 663

-3,2

1993

14 440

+5,7

1994

13 956

-3,4

1995

12 515

-10,3

1996

10 888

-13,0

1997

9307

-14,5

1998

9014

-зд

1999

8346

-7,4

2000

7901

-5,3

2001

8196

+3,7

2002

8117

-1,0

2003

8085

-0,4

2004

8795

+8,8

2005

9222

+4,9

2006

8871

-3,8

2007

7038

-20,7

1                             . . . . -

фактов[245], что в 4,5—5 раз выше официальной цифры регистрации. Согласно исследованию, проведенному В. В. Лунеевым, учтенные изнасилования соотносятся с латентными как 1 : 6[246].

Основной мотив совершения рассматриваемых преступлений — стремление к удовлетворению половой страсти в грубой животной форме. В одной из своих обвинительных речей А. Ф. Кони говорил: «Там, где существует изнасилование, — там безрассудная наглость, там отсутствие всякого чувства и одна жестокая, злая чувственность, одна животная страсть»[247]. Иногда сексуальные побуждения виновного в изнасиловании сочетаются и с хулиганскими побуждениями, подражанием старшим в стремлении унизить или опорочить женщину, поглумиться над ней, отомстить ей за что-либо и т. п. Часто доминирующим мотивом преступного поведения насильника становится стремление к удовлетворению потребности в насилии, проявлении агрессии, жестокости, самоутверждении.

По данным выборочного исследования, двое из трех осужденных за изнасилование совершили преступление с заранее обдуманным намерением, но разрыв во времени между формированием умысла и его осуществлением в большинстве случаев незначителен. В 53% изученных случаев преступники применили за это время меры к завлечению потерпевшей в подходящее место, а в 14% случаев — к приведению ее в беспомощное состояние (в сильную степень опьянения и т. п.). Доля групповых изнасилований составляет примерно 40%. Это значительно выше доли групповых убийств. Чем моложе преступники, тем чаще они совершают изнасилование в группе.

Следует иметь в виду, что при изнасилованиях, чаще, чем в убийствах, преступления завершаются на стадии покушения (в убийствах доля покушения составляет примерно 10%, в изнасилованиях — 15—20%).

Структурные (качественные) изменения изнасилований, несмотря на определенное снижение абсолютных показателей их регистрации, весьма неблагоприятны. Степень общественной опасности рассматриваемых преступлений и тяжесть причиняемых ими последствий постоянно возрастают.

Растет, в частности, доля наиболее опасных, квалифицированных изнасилований. Если их удельный вес в общем числе зарегистрированных изнасилований составлял в 1991 г. 10,4%, то в 1996 г. он достиг уже 13,1%[248]. Число лиц, совершивших это преступление при отягчающих обстоятельствах, к середине 1990-х гг. по сравнению с концом 1980-х гг. возросло на 30%.

В качестве квалифицированных и особо квалифицированных признаков состава изнасилования здесь обычно выступают малолетний возраст потерпевшей, групповой характер содеянного, особая жестокость, проявленная насильником, тяжесть наступивших последствий. Наблюдается также существенное «омоложение» контингента сексуальных преступников. Высок уровень криминологического (фактического) рецидива по делам этой категории. По данным Н. А. Исаева, он составляет около 70%’. Растет количество серийных преступлений, совершаемых на сексуальной почве.

Криминологическое исследование изнасилований, проведенное Ю. М. Антоняном и А. А. Ткаченко, позволило выделить следующие группы рассматриваемых преступлений: внезапные нападения насильников на женщин, в том числе на малолетних девочек и несовершеннолетних, а также лиц преклонного возраста. Нападение преступника при этом происходит неожиданно для потерпевшей; изнасилования, связанные с совместным свободным времяпрепровождением в малых социальных группах. Наиболее часто эти преступления совершаются несовершеннолетними и молодыми людьми, нередко они имеют групповой характер; изнасилования, совершаемые в результате контактов (чаще всего досуговых) между мужчиной и женщиной, причем знакомство их обычно непродолжительно; изнасилования женщин, находящихся в родственных и семейных связях с преступниками, а также являющихся соседями или сослуживцами; иные случаи изнасилований[249].

Чаще всего (более чем в 70% случаев) изнасилование сопровождается интенсивным применением виновным физического насилия либо характеризуется оказанием активного сопротивления преступнику со стороны потерпевшей. Однако в ряде случаев (примерно 20%) потерпевшая сопротивления преступнику не оказывает, поскольку подавлена его психическим насилием (угрозами). Иногда потерпевшая не оказывает сопротивления потому, что находится в беспомощном состоянии (около 10% случаев).

Изнасилования представляют повышенную общественную опасность ввиду необратимости последствий, причинения потерпевшим глубоких физических, моральных и психических травм.

Что же касается иных половых преступлений, соединенных с насилием, то их регистрация начиная с 1990 г. также снижается. Так, за период 1990—1996 гг. число зарегистрированных случаев насильственного мужеложства (одним из основных видов насильственных действий сексуального характера, предусмотренных в настоящее время ст. 132 УК РФ) сократилось почти наполовину (42,4%). Тенденция эта с некоторыми колебаниями характерна и для последних лет: в 2001 г. зарегистрировано 6631 преступление, предусмотренное ст. 132 УК РФ, в г. - 5704, в 2003 г. - 5126, в 2004 г. - 5690, в 2005 г. - 5981[250]. Конечно, следует учитывать значительную латентность этого явления. За указанный период (1990—1996 гг.) возросла только регистрация фактов понуждения женщин к вступлению в половую связь, но в абсолютных числах их количество совершенно ничтожно (за 7 лет было зафиксировано по России всего 100 таких посягательств)[251].

Рассмотрим насильственные преступления против личной свободы. В ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также в ст. 3 Всеобщей декларации прав человека провозглашено, что каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Это право закреплено и в ст. 22 Конституции РФ. Всемерная охрана личной свободы — важная задача правоохранительных органов.

К преступлениям против личной свободы, совершаемых преимущественно насильственным способом, согласно УК РФ относятся: похищение человека (ст. 126); незаконное лишение свободы (ст. 127); незаконное помещение в психиатрический стационар (ст. 128).

Наиболее опасным и распространенным преступлением среди криминальных деяний указанной группы является похищение человека[252]. В последние годы это преступление обнаруживает весьма неблагоприятные тенденции.

Таблица 18

Динамика регистрации фактов похищения человека в 1993—2007 гг.

Год

Всего

Темпы прироста, % (год к предыдущему)

1993

110

100,0

1994

499

+353,6

1995

628

+25,9

1996

766

+22,0

1997

1140

+38,5

1998

1415

+24,1

1999

1554

+9,8

2000

1291

-16,9

2001

1417

+9,8

2002

1535

+8,3

2003

1367

-10,9

2004

1108

-18,9

2005

1135

+2,4

2006

994

-12,4

2007

837

-15,8

Динамика регистрации данного преступления за период с 1993 по 2007 г. показана в табл. 18.

Эти преступления в основном характерны для организованной криминальной деятельности. Подавляющее большинство из них совершается организованными преступными группами и сообществами. Наибольшее распространение такие преступления получили в крупных городах, в частности в Москве и Петербурге, и особенно в республиках Северного Кавказа. В большинстве случаев похищение людей совершается в целях получения выкупа, иногда — в целях возврата денег, данных в долг.

В последнее время в России ежегодно пропадают тысячи детей. Почти ежедневными сообщениями об этом заполнены СМИ. В 2006 г. жертвами киднепинга[253] в. России стали 1,5 тыс. человек, из них 80 детей (для сравнения в Германии в том же году было похищено всего 5 человек).

Рассматриваемые преступления характеризуются высокой степенью общественной опасности. Почти в 80% похищения совершаются с применением оружия[254]. Тяжесть последствий указанных преступных деяний исключительно высока. Согласно выборочному исследованию, проведенному В. А. Климовым, в каждом третьем случае похищения ребенка в целях получения выкупа (киднепинг) имело место его убийство из-за невыполнения родителями условий преступников[255].

Помимо похищений в целях выкупа корыстная мотивация лежит также в основе деятельности организованных преступных сообществ, так называемых черных трансплантологов, когда детей крадут ради их органов. Детей до трех лет сначала похищают, затем преступники делают на них липовые документы и вывозят за рубеж, получая колоссальную прибыль[256]. По данным МВД России, из страны каждый год вывозится более 15 тыс. малолетних в возрасте от одного месяца до пяти лет. По оценкам экспертов, около четверти этих детей используются новыми родителями в качестве доноров для пересадки органов и тканей[257]. Таких детей в основном убивают.

Каждый год милиция ищет и не находит более 20 тыс. несовершеннолетних, из которых около трети — малолетние[258]. В 2006 г., например, разыскивалось 23 689 несовершеннолетних. Из них 6403 — дети в возрасте до 10 лет.

И все же в настоящее время наибольший удельный вес похищений детей приходится на долю маньяков-педофилов, о чем у нас уже шла речь выше.

Охарактеризуем преступления против собственности, сопряженные с насилием. Речь идет о таких весьма распространенных

корыстно-насильственных преступлениях, как грабеж (ч. 2 и 3 ст. 161 УК РФ), разбой (ст. 162 УК РФ), вымогательство (ст. 163 УК РФ). Вполне обоснованно включать в эту криминологически однородную группу и такое особо тяжкое преступление, посягающее на общественную безопасность, как бандитизм (ст. 209 УК РФ). По криминологической характеристике бандитизм весьма близок к групповому разбою, отличаясь от него лишь устойчивостью и вооруженностью преступного формирования. Создание банды и цель нападения на граждан или организации обусловлена преимущественно (более 90% случаев) корыстными мотивами.

Динамика регистрации данных преступлений за 1987— 2007 гг. рассмотрена в табл. 19.

За период с 1987 по 1993 г. число зарегистрированных грабежей и разбоев увеличилось соответственно в 6 и 7 раз, фактов вымогательства (по 1994 г.) — в 12,3 раза. Рост этот (временами беспрецедентный!) был стабильным на протяжении всего рассматриваемого периода. Значительно выросли при этом и коэффициенты интенсивности данных преступлений. Особенно экстремальными в этом плане оказались: 1989 и 1992 гг. — для грабежей и разбоев, 1989 и 1993 гг. — для вымогательства. С 1994 г. регистрация грабежей и разбоев и с 1995 г. — вымогательства обнаруживала тенденцию к незначительному снижению. Однако эта тенденция оказалась неустойчивой. Начиная с 1998 и по 2005 г. регистрация грабежей и разбоев существенно возросла (в 2005 г. зарегистрировано более 340 тыс. грабежей и 63 тыс. разбойных нападений; темпы роста по сравнению с предыдущим годом составили соответственно 37,0 и 14,8%). В 2007 г. зафиксировано снижение всех корыстно-насильственных видов преступлений.

При оценке этих данных следует учитывать высокую латентность рассматриваемых преступлений. Так, по данным фонда «Общественное мнение», полученных в результате сравнительного исследования в рамках международного проекта ООН, 75% москвичей, подвергшихся нападениям, не заявляли в правоохранительные органы, уверенные в том, что не будут приняты меры к раскрытию преступлений и установлению лиц, их совершивших. Согласно тем же данным, нападениям преступников подвергся каждый 10-й из опрошенных жителей Москвы[259].

Таблица 19

Динамика регистрации корыстно-насильственных преступлений

в 1987-2007 гг. •

Год

Разбои

Грабежи

Вымогательство

Бандитизм

всего

темпы прироста, %

всего

темпы прироста, %

всего

темпы прироста, %

всего

темпы прироста, %

1987

5656

100,0

30 441

100,0

1362

100,0

1

100,0

1988

8118

+43,5

43 822

+44,0

1521

+11,7

5

+400,0

1989

14 551

+79,2

75 220

+71,6

4432

+191,4

12

+140,0

1990

16 514

+13,5

83 306

+10,7

5691

+28,4

14

+16,7

1991

18 311

+10,9

101 956

+22,4

5197

-8,7

18

+28,6

1992

30 406

+64,6

164 895

+61,4

7123

+37,1

9

-50,0

1993

40 180

+32,1

184 410

+11,8

11 426

+60,4

44

+388,9

1994

37 904

-5,7

148 546

-19,4

16 797

+47,0

249

+465,9

1995

37 651

-0,7

140 597

-5,4

15 959

-5,0

304

+22,1

1996

34 584

-8,1

121 356

-13,7

15 245

-4,5

316

+3,9

1997

34 318

-0,8

112 051

-7,7

14 503

-4,9

374

+18,4

1998

38 513

+12,2

/>122 366

+9,2

15 991

+10,3

513

+37,2

1999

41 138

+6,8

138 973

+13,6

14 613

-8,6

523

+1,9

2000

39 437

-4,1

123 490

-5,5

12 547

-14,3

513

-4,0

2001

44 806

+13,6

148 814

+12,4

11 772

-6,2

465

-9,4

2002

47 052

+5,0

167 267

+12,4

10 515

-10,7

404

-13,1

2003

48 673

+3,4

198 036

+18,4

10 715

+1,9

454

+12,4

2004

55 448

+13,9

251 433

+27,0

12 583

+ 17,4

522

+15,0

2005

63 671

+14,8

344 440

+37,0

14 692

+16,8

473

-9,4

2006

59 763

-6,1

357 302

+3,7

14 669

-0,2

432

-8,7

2007

45 318

-24,2

295 071

-17,4

11 540

-21,3

348

-19,4

Разбои и грабежи — это преступления, характерные для городов, пригородных зон и поселков городского типа. Более половины из них совершается в вечернее и ночное время на ули

цах, в парках и скверах. Как правило, это безлюдные улицы, глухие дворы и .неосвещенные общественные места, а также подъезды домов и лифты.

Наблюдается тенденция к ужесточению насилия при совершении разбоев и грабежей. Весьма настораживает также рост числа разбойных нападений с использованием оружия. Чаще всего оно применяется при нападениях на таксистов, инкассаторов, сбербанки, иные хранилища материальных ценностей. Типичными стали разбойные нападения на водителей автомототранспорта и жилища граждан, офисы коммерческих структур. В этих ситуациях и применяются оружие, а также пытки и истязания жертв.

Как показывают исследования, в 70% случаев разбойных нападений, сопряженных с проникновением в жилища граждан, преступники проникали туда обманным путем под видом почтальонов, врачей, работников госстраха, жилищных контор, бытового обслуживания, сотрудников милиции, в 25% — от имени знакомых и родственников потерпевших, а в остальных случаях — насильственно, в частности путем взлома дверей и окон.

При этом здоровью около 80% жертв был причинен реальный вред (27% — тяжкий, 12 — средней тяжести, 39% — легкий), примерно 6% потерпевших были убиты, по отношению к остальным (16%) применялось психическое насилие (угроза насилием, опасным для жизни и здоровья). Более 95% таких раз- боев совершено группой лиц.

Что же касается всего массива разбойных нападений, то удельный вес их совершения в группе составляет примерно одну треть.

В последнее время правоохранительным органам все чаще приходится сталкиваться с организованными группами и сообществами преступников, осуществляющих тяжкие (нередко исключительно дерзкие и жестокие) посягательства на личность при совершении разбойных нападений, бандитизма, вымогательства. Характерными чертами таких групп являются: сравнительно продолжительное время действия; профессионализм, наличие опытных организаторов; вооруженность; тщательное планирование криминальных акций; изощренность способов их совершения; конспиративность, маскировка антиобщественного поведения и проч. Участились случаи нападений организованных преступных групп на банковские учреждения, кассы предприятий, учреждений, организаций и инкассаторов в целях завладения крупными денежными суммами, а также случаи на

падений бандитских формирований на объекты железнодорожного транспорта.

Продолжает иметь широкое распространение такое опасное криминальное явление, как рэкет (что в буквальном переводе означает крупный шантаж, вымогательство путем угроз и насилия). Рэкет осуществляется как в сфере нелегального бизнеса (в отношении различного рода подпольных дельцов, шуле- ров-картежников, содержателей притонов, проституток и др.), так и в сфере легального (в отношении руководителей коммерческих структур, функционеров совместных предприятий и проч.). Страх, вызываемый реальной угрозой расправы, заставляет потерпевших выплачивать установленные вымогателями квоты. Вымогательство в реальной жизни приобретает все большую устойчивость.

Появились и новые его формы, такие, например, как взимание дани за навязанную коммерческим структурам «охрану» от посягательств других преступников.

Здесь во многих случаях речь идет о бандитских формированиях, поскольку группировки таких вымогателей довольно устойчивы, имеют на вооружении современные средства поражения (автоматы, гранатометы, пистолеты, снайперские винтовки, взрывные устройства) и создаются для нападений на предпринимателей и коммерческие организации. В отличие от «традиционных» бандитских групп, это банды «новой волны»[260]. Состоят они преимущественно из несудимых лиц, как правило спортсменов. Они особенно и не конспирируют свою деятельность, прикрываясь официальным статусом частноохранных структур, действуют полулегально. Под воздействием угроз многие предприниматели соглашаются платить им определенный процент с прибыли, зная, что в случае отказа они могут стать жертвами насильственных посягательств. Доходность такой противоправной деятельности обусловливает значительный рост подобных преступных группировок в последнее время.

Рассмотрим преступления против общественного порздка, сопряженные с насилием. К преступлениям, предусмотренным в гл. 24 УК РФ и непосредственно посягающим на общественный порядок, следует отнести хулиганство (ст. 213) и вандализм (ст. 214). К насильственным из них относится только хулиганство.

Актуальность проблемы хулиганства определяется его опасностью не только для общественного порядка, но и для безопасности личности, а также значительной распространенностью. Его удельный вес в структуре регистрируемой преступности составил в 1990-е гг. примерно 6%.

Динамика регистрации данного преступления (1987— 2007 гг.) показана в табл. 20.

Таблица 20

Динамика регистрации хулиганства в 1987—2007 гг.

Год

Всего

Темпы прироста, %

1987

90 472

100,0

1988

81 684

-15,3

1989

99 881

+22,3

1990

107 435

+7,6

1991

106 583

-0,8

1992

120 889

+13,1

1993

158 413

+31,0

1994

190 550

+20,3

1995

191 001

+0,2

1996

181 284

-5,1

1997

129 505

-28,6

1998

131 082

+1,2

1999

128 701

-1,8

2000

125 100

-2,8

2001

135 183

+8,1

2002

133 187

-1,5

2003

114 052

-14,1

2004

24 798*

-78,3

2005

30 041

+21,1

2006

28 465

-4,6

2007

20 360

-28,9

* Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ было декриминализировано простое и злостное хулиганство, предусматривавшееся ч. 1 и 2 ст. 213 УК РФ 1996 г. Этим и объясняются беспрецедентные темпы снижения регистрации этих деяний в 2004 и 2005 гг.

Анализ динамики и тенденций уголовно наказуемого хулиганства должен проводиться с учетом поправок на его значительную латентность. В 1970-х гг. правоохранительные органы и общественность ослабили борьбу с хулиганством. Результат этого — резкое снижение показателей его регистрации. Однако такое снижение произошло «на бумаге», а не в реальной жизни. Криминологами давно подмечена закономерность: ослабление борьбы с хулиганством ведет к росту тяжких насильственных преступлений и наоборот[261]. Это отчетливо прослеживается при анализе соответствующих статистических данных.

Если, например, в 1997 г. было зарегистрировано 129,5 тыс. случаев хулиганства, а в 2Q00 г. — 125,1 тыс., то это, однако, не свидетельствует о реальном уровне и тенденциях данного преступления.

Сопоставление динамических рядов регистрации умышленных убийств и причинения тяжкого вреда здоровью (тяжких телесных повреждений), с одной стороны, и уголовно наказуемого хулиганства — с другой, за последнюю четверть века свидетельствует о том, что, когда показатели регистрации хулиганства снижались (т. е. фактически ослабевала борьба с ним), с небольшим интервалом во времени росли тяжкие насильственные преступления, когда же показатели регистрации хулиганства повышались (т. е. усиливалась борьба с хулиганством), как правило, происходило снижение числа тяжких насильственных преступлений.

Активизация борьбы с хулиганством в 1983—1984 гг. в немалой степени способствовала сокращению тяжких насильственных преступлений в 1985—1986 гг. Резкое же ослабление этой борьбы, о чем свидетельствует «скачкообразное» сокращение регистрации уголовно наказуемого хулиганства в 1986—1988 гг. (соответственно на 14,7%, 19,6 и 15,3%), наряду с другими факторами способствовало росту тяжких преступлений в последующие годы.

Здесь сказалось своеобразное явление «криминологического баланса». Существенно возросли показатели регистрации хулиганства в 1993—1994 гг. (соответственно на 31,0 и 20,3%) — и начало снижаться число убийств и тяжких телесных повреждений (причинения тяжкого вреда здоровью).

Тенденция к росту показателей регистрации хулиганства в отдельные годы анализируемого периода проявлялась неравно

мерно. В 1996 г. и особенно в 1997 г. число зарегистрированных фактов хулиганства заметно снизилось (соответственно на 5,1 и 28,6%). Но и это «снижение» не отражает, конечно же, реальной картины такого криминального явления. Это — результат ослабления борьбы с хулиганством и далеко не полной его регистрации. Показатели хулиганства в 2006—2007 гг. и их соотношение с тяжкими преступлениями против личности на первый взгляд опровергает многолетнюю тенденцию: в 2006—2007 гг. снизились одновременно и хулиганство, и тяжкие преступления против личности. Для прояснения ситуации здесь требуется обязательное исследование. Расследование массовых беспорядков в г. Кондопоге в 2006 г. показало, что беспорядкам предшествовало массовое укрытие преступлений: и фактов хулиганства, и тяжких преступлений против личности.

Специальные исследования показывают, что хулиганство в в. стало жестче, опаснее. Оно приобретает все более дерзкий характер. Повышается степень общественной опасности групповых хулиганских действий. Молодежное групповое хулиганство все чаще сопровождается жестоким избиением потерпевших, глумлением над ними, уничтожением или повреждением чужого имущества. События на Манежной площади в Москве в июне 2002 г. наглядно это продемонстрировали. В тех же случаях, когда хулиганство связано с политическими и межнациональными конфликтами, последние нередко перерастают в массовые беспорядки, погромы, поджоги, убийства. Часто при этом используется огнестрельное оружие, а иногда и взрывные устройства.

Говоря о групповом молодежном хулиганстве, нельзя не затронуть проблему преступлений футбольных болельщиков. Именно из их числа нередко образуются хулиганские группировки. Известно, что на Западе богатые клубы даже финансово поддерживают «своих» хулиганов, устраивающих время от времени массовые дикие бесчинства. Часть российских болельщиков старается не отличаться в этом отношении от западных «коллег». Это нередко приводит к массовым хулиганским проявлениям, граничащим с массовыми беспорядками (вспомним события в Москве летом 2002 г.!). В одном только Санкт-Петербурге, например, действуют десятки криминальных группировок из числа футбольных фанатов. Назовем только некоторые из них: «Невский фронт», «Гремлины», «Крымские», «Бешеная толпа», «Шульц-88», «Крауды» и др.

Футбольные фанаты преимущественно в послематчевое время, к тому же разгоряченные неумеренным потреблением спиртного, склонны к совершению тягчайших преступлений.

Так, в марте 2004 г. в Петербурге на'станции метро «Невский проспект» группа пьяных фанатов «Зенита» с криком «Россия!» набросилась на трех сирийцев, мирно ожидавших на скамейке прихода электропоезда. Сирийцев избили, а одного из них бросили под колеса поезда, и он погиб[262].

Не в лучшую сторону отличаются и московские фанаты. Одни названия их группировок способны испугать обывателя: «Банда Флинта» (первая такая хулиганская группировка в России поддерживает московский «Спартак»), «Красно-синие воины» (фанаты ЦСКА). Они активно враждуют между собой и втягивают в эту «войну» болельщиков других команд.

Надо сказать, что латентность уголовно наказуемого хулиганства, особенно в последнее время, продолжает оставаться высокой. Согласно статистическим данным (Форма № 2-Е), в 1990-е гг. прокуратурой ежегодно отменялось в связи с незаконным отказом в возбуждении уголовного дела по фактам хулиганства примерно 4—4,5 тыс. постановлений[263].

С учетом названных обстоятельств фактическую декриминализацию подавляющего большинства случаев хулиганских проявлений, осуществленную Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ, следует признать ошибочной, криминологически необоснованной. Этот непродуманный шаг, несомненно, осложняет криминологическую ситуацию в стране[264]. 

<< | >>
Источник: В. Н. Кудрявцев. Криминология. 2009

Еще по теме § 2. Характеристика отдельных видов насильственной преступности:

  1. 2.1.2. Криминологическая характеристика состояния и динамики предпреступного правонарушающего поведения несовершеннолетних
  2. §2. Основные показатели преступности
  3. §1. Понятие и основные криминологические характеристики насильственных преступлений и хулиганства
  4. §1. Понятие и криминологическая характеристика организованной преступности
  5. 1.1.6. Проблема анализа преступности и виктимология
  6. § 6. ПРЕСТУПЛЕНИЕ И ПРЕСТУПНОСТЬ
  7. § 1. Криминологическая характеристика организованной преступности
  8. § 1. Понятие и общая характеристика насильственной преступности
  9. § 2. Характеристика отдельных видов насильственной преступности
  10. § 2.   ПОНИМАНИЕ НАСИЛЬСТВЕННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ
  11. § 3.   КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НАСИЛЬСТВЕННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ
  12. § 2.    КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕКОТОРЫХ КОРЫСТНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  13. Наследие теории социальной дезорганизации: экология преступности
  14. § 2. Преступность как системно-структурное явление
  15. § 6. Изучение преступности в социальном контексте
  16. § 3. Выявление причинности и детерминации преступностипутем обобщения данных о преступлениях
  17. § 1. Криминологическая характеристика
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -