<<
>>

3.2. Планирование и организация расследования взяточничества

Проблема планирования расследования, как основа его организации имеет свою предысторию. Уже в первых научных работах по криминалистике мы обнаруживаем не только указания о необходимости планирования расследования, но и обоснование логической природы планирования, предложения основных элементов плана расследования.

Так, в произведениях В. И. Громова исследование проблем планирования рассматривалось как теория расследования преступлений, построение теоретических основ криминалистики. Стремление обоснования планирования расследования как одной из теоретических основ криминалистики нашло свое отражение и в наименовании произведения - “Дознание и предварительное следствие (теория и техника расследования преступлений)”1. Свои последующие работы, где также проблемы планирования расследования нашли теоретическое обоснование, В. И. Громов объединил в наименование “Методика расследования преступлений”[LVIII] [LIX].

С развитием криминалистики, как самостоятельной отрасли знания, проблемы планирования были представлены в учебниках криминалистики и, в частности, первом из них, изданном в 1935 году в Москве.

Планирование расследования в этом издании рассматривалось как одно из условий наиболее эффективной организации расследования и содержало схему составления плана расследования[LX].

Наибольшее развитие теория планирования расследования нашла в произведениях С. А. Голунского, где впервые были сформулированы принципы планирования, а также рассмотрен процесс планирования расследования. С. А. Голунский сформулировал основные элементы планирования, являющиеся основой организации расследования, представив планирование как комплекс взаимосвязанных стадий. Предложенная им структура представляла следующее: первая стадия - выдвижение следственных версий; вторая - определение по каждой из выдвинутых версий круга тех вопросов, которые надо выяснить в целях проверки версий; третья - определение круга следственных действий, необходимых для выяснения намеченных вопросов; четвертая — определение сроков выполнения каждого из намеченных следственных действий[LXI].

Следует отметить, что предложенная схема планирования до настоящего времени выполняет свои функции, оставаясь неизменной.

Исследование проблем планирования позволило автору сформулировать такую теоретическую концепцию как принципы планирования, что способствовало обоснованию введения планирования в следственную деятельность правоохранительных органов. К принципам планирования расследования С.А. Голун- ский отнес следующие: 1) при планировании всегда следует исходить из оценки политического значения преступления и анализа той социально-политической обстановки, в которой оно было совершено; 2) план следует строить так, чтобы обеспечить быстроту собирания основного для данного дела доказательственного материала; 3) план должен предусмотреть собирание материала, который давал бы ответ на вопросы семичленной римской формулы; 4) все расследование может быть разделено на две основные части, которые можно условно назвать общим и специальным расследованием (до и после предъявления обвинения конкретному лицу)1.

С развитием теории криминалистики отдельными авторами принципы планирования были сформулированы в видоизмененном направлении, сохраняя прежние идеи. Так, в “Настольной книге следователя”, являвшимся главным учебным пособием для следователей, к числу принципов были отнесены такие, как динамичность, гибкость и реальность (Т. М. Арзуманян)[LXII] [LXIII]. В более поздних работах по криминалистике перечень принципов планирования был значительно расширен. К числу таких принципов относили индивидуальность, своевременность, динамичность, строжайшее соблюдение законности с обеспечением объективности, всесторонности, быстроты, инициативности и активности расследования[LXIV].

Нагромождение и некоторая тавтология в определении перечисленных принципов теряла свою основную задачу, которую надлежало выполнять принципам, явно отражая стремление ав-

торов охватить в комплексе принципов и элементы организации следственной деятельности и основы научной организации труда следователя.

Исследование проблем планирования определило стремление многих авторов к формулированию новых принципов планирования и их системы. Так, расширяя число принципов планирования, И. М. Лузгин отнес к их числу принципы законности, научности, конкретности1.

Еще более широкое рассмотрение принципов планирования мы находим у Л. А. Сергеева, который к последним отнес индивидуальность, конкретность, полноту, обоснованность, системность, реальность, оптимальность, своевременность, динамичность, соответствие формы и содержания[LXV] [LXVI].

Многоаспектность приведенных классификаций принципов планирования можно рассматривать как стремление авторов придать им всеобъемлющий характер, что не соответствует требованиям, предъявляемым к характеристикам принципов.

Определение принципов у названных авторов переходит в обычное описание, имеющее весьма расплывчатый характер. Так, остается неясным, что означает понятие конкретности, системности и оптимальности по отношению к принципам, как только не стремление придать обычную последовательность при составлении плана расследования. Еще больше возражений вызывает отнесение к принципам такого понятия как соответствие формы и содержания. Остается неясным о какой форме планирования идет речь (их существует несколько) и какую роль может исполнять форма в случаях планирования. Последняя - это обычная, удобная для работы систематизация доказательственного материала, других функций она не выполняет.

Вызывает возражение отнесение к принципам планирования понятия “научность”. Научность является общим принципом криминалистической тактики и растворять это понятие в иного рода принципах излишне, тем более, что требование научности относится к более объемным теоретическим направлениям кримина-

листики и употребление его применительно к частным разделам последней неуместно1.

Наиболее четкую концепцию принципов планирования расследования выдвинул А. Н. Колесниченко в своей кандидатской диссертации, посвященной проблемам планирования расследования (1952 г.)[LXVII] [LXVIII] [LXIX].

К принципам планирования ним были отнесены: индивидуальность; обоснованность; динамичность. Названные принципы означали следующее: индивидуальность - исключение шаблона, составление плана применительно к обстоятельствам события преступления, имея ввиду его отдельную характеристику в каждом случае; обоснованность - при планировании следует исходить из конкретной доказательственной информации, обосновывая элементы плана конкретными данными, имеющимися в распоряжении следователя. Обоснованность плана вытекала из обоснованности версий, являющихся необходимой предпосылкой для планирования.              .

Рассмотрение обоснованности как принципа планирования у отдельных авторов было заменено принципом реальности, конкретности, что по своему содержанию является равноценным обоснованности. Это обстоятельство подчеркивал Р. С. Белкин, отмечая, что реальность планирования означает его обоснованность2.

Динамичность планирования, как один из его принципов, означает зависимость его развития от этапов расследования, следственных ситуаций, изменения направления расследования.

Планирование не может быть жестким, застывшим, неизменяемым. Несмотря на то, что планирование предполагает строгую систему действий и их последовательность, обстоятельства расследования (обнаружение новых доказательств, получение данных причастности других лиц к преступлению) могут изменять первоначальный план, а в отдельных случаях подчинить его направление новым сформировавшимся версиям. В этом отношении пластичность плана обеспечивает его результативность и в конечном счете эффективность и быстроту расследования. Приведенное позволяет утверждать, что соответствие планирования названным ранее принципам обеспечивает оптимальность расследования.

Составление плана расследования того или иного преступления предполагает также не только планирование последовательности проведения отдельных следственных действий, но и собственного планирования последних. Так, при подготовке к производству таких следственных действий как допрос, обыск, следственный эксперимент, следователь планирует их производство, избирая наиболее оптимальные приемы их осуществления.

Таким образом, планирование пронизывает всю деятельность следователя, являясь одновременно его организующим началом.

Планирование по своему существу является достаточно сложной интеллектуальной деятельностью, предполагающей решение многих мыслительных и организационных задач.

В планировании, как и в выдвижении версий, значительное место принадлежит рефлексивному мышлению и управлению, рассчитанному на имитацию (мысленную) обстоятельств события преступления и действий преступника.

Прослеживая возможные способы осуществления преступных действий, следователь представляет не только мысленную схему преступления, но и одновременно круг обстоятельств, которые были с ним связаны, обусловливали его совершение и соответственно могли найти отражение в тех или иных следах. Поэтому в процессе рефлексивного мышления[LXX], то есть имитирующего мышление и действия преступника, следователь избирает наиболее оптимальный вариант своей деятельности, что и находит отражение в плане расследования. Так продумывается перечень обстоятельств, подлежащих выяснению, их очередность, обеспечивающая как возможное получение информации, так и оперативность расследования. Таким же образом избирается перечень следственных и оперативно-розыскных действий, обеспечивающих выяснение намеченных обстоятельств.

При избрании обстоятельств, подлежащих установлению при расследовании, как и при определении вида и последовательнос-

ти следственных и оперативно-розыскных действий, следователь на первый план выдвигает такие, которые по его предположению могут наиболее результативными, то есть обеспечивающими значимость доказательственной информации. В этом и находит свое практическое применение рефлексивное мышление, осуществляемое следователем в процессе планирования расследования.

Наряду с планированием отдельных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, планирование относится к такой особой форме расследования как тактические операции.

Тактическая операция является комплексом организационных, следственных и оперативно-розыскных мер, осуществляемых одновременно для решения задачи по получению доказательственной информации.

Тактические задачи по своей направленности могут быть разнообразными в зависимости от поставленных целей и способов их осуществления. Так, например, тактическая задача может иметь своей целью задержание взяткополучателя с поличным; обнаружение и выемку документов, свидетельствующих о незаконных распоряжениях; установление места нахождения предмета взятки; установление места нахождения и задержание лиц, создавших посредством передачи взятки ложную фирму; обнаружение контрабандных товаров, провозимых за взятки таможенным органам и т. п. Обстоятельством, определяющим вид тактической операции является наличие доказательственной или оперативной информации о фактах взятки либо признаках, которые могут быть основанием для определения ее объема и способа осуществления.

По своему объему тактическая операция формируется как совокупность следственных и оперативных мер, которые соответственно следственной ситуации могут быть наиболее действенными, наиболее результативными при ее проведении. Так, тактическая операция, связанная с установлением документов, отражающих незаконные распоряжения о выдаче ссуд банком включает в себя: а) выемку банковских документов, относящихся к данных фактам; б) допрос работников банка; в) осмотр обнаруженных документов; г) обыск у лица, отдавшего распоряжение (в месте проживания и на работе); д) при наличии информации - задержание лица.

При формировании тактической операции учитывается объем следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. В соответствии с поставленной задачей тактическая операция может включать большее число оперативных действий и меньшее следственных, либо одни следственные действия. Поэтому, планируя тактическую операцию, следователь должен четко представлять ее характер и объем тех действий, которые могут обеспечить ее результативность.

Несмотря на многообразие и определенную пластичность (видоизменяемость) тактических операций, как правило, их круг остается традиционным, применительно к отдельным категориям преступлений. Так, применительно к взяточничеству традиционными тактическим операциями, обеспечивающими успех расследования, являются: а) задержание с поличным; б) “документ” - предполагающий обнаружение и выемку документации, связанной с получением взятки; в) “предмет взятки” - предполагающий установление предмета взятки и его изъятие; г) “группа” - предполагающий установление и задержание группы взяточников в определенном учреждении или предприятии.

Смысл проведения тактических операций заключается в том, что они способствуют быстроте и эффективности расследования, так как содержат такое число следственных и оперативно-розыскных действий, которые позволяют одновременно получить разностороннюю информацию, важную для расследования.

Положительным в проведении тактической операции является ее внезапность. Это обстоятельство во многом определяет успех расследования.

Важно отметить, что результативность тактических операций определяется их подготовкой, определением времени проведения (своевременностью), прогнозированием возможных результатов при цели получения доказательственной информации, избежанием тактического риска либо наименьшим его проявлением. Во всех названных позициях значительная роль принадлежит планированию и координации всех органов, участвующих в их проведении.

В отношении тактического риска при проведении таких операций, следует указать, что его возможность существует почти во всех следственных действиях и тем более в таком их комплексе

как тактическая операция. Последняя, несмотря на свою результативность и во многих случаях эффективность проведения при расследовании преступлений, также содержит элементы тактического риска, то есть утраты той информации, которую предполагают получить в результате ее осуществления.

Тактический риск при проведении операции является следствием объективных и субъективных причин. К объективным причинам относится ограниченное число доказательственной и оперативной информации, не позволяющих во всех деталях предусмотреть возможные последствия ее проведения. К этим же причинам относятся изменения, которые происходят в период расследования, такие, например, как сокрытие тех или иных следов, объектов, внезапный отъезд лиц, подлежащих задержанию, появление новых версий, изменяющих ход расследования и его направление.

К субъективным причинам тактического риска относятся такие факторы, как отсутствие четкой цели проведения операции, недостатки в ее планировании, плохая координация следственных и оперативных органов или ее отсутствие, недостаточное уяснение названными органами конкретных задач, которые они должны выполнять при проведении тактической операции.

В криминалистической литературе проблеме тактического риска посвящены отдельные работы, освещающие понятие риска и его роль в расследовании[LXXI]. Вместе с тем, остаются неисследованными конкретные вопросы, относящиеся к данным, определяющим появление такого риска, пределов его использования и факторов преодоления.

По общей логической схеме проведения отдельного следственного действия или их комплекса в виде тактической операции, следователь, используя элементы рефлексивного мышления, предполагает какие результаты может дать использование в предстоящих действиях имеющаяся в его распоряжении информация. В соответствии с ее анализом, он полагает возможным ее использовать в определенный период или отказаться от нее, рискуя утратить иную более важную информацию, которую можно получить в последующем. При этом следователь предполагает провести тактический маневр, позволяющий получить новую информацию, не утрачивая накопленную ранее. Анализ имеющейся в распоряжении информации дает представление возможности проведения тактической операции в определенное время, избрание ее направления и числа участников, выполняющих заранее намеченные задания.

Преодолению тактического риска способствует прогнозирование возможных результатов проведения тактической операции и в соответствии с этим планирование последней и ее подготовка. Прогнозирование результатов предстоящей операции предполагает анализ имеющейся следственной и оперативной информации и определение ее использования в зависимости от той или иной ситуации расследования'. Решение прогностических задач, то есть задач по определению возможных результатов тактической операции включает в себя предвидение как положительных, так и отрицательных результатов последней. При этом взвешиваются все обстоятельства, могущие влиять на получение положительных последствий осуществления операции и в случаях их достаточного числа, принимается решение о ее проведении. При отсутствии таких положительных результатов анализа имеющейся доказательственной информации, следует отказаться от ее проведения.

Прогнозирование возможных результатов планируемых действий в практическом применении предполагает решение мыслительных задач, учитывающих сложившуюся на данный период следственную ситуацию, возможное противодействие заинтересованных лиц, действия, предпринимаемые преступниками по сокрытию доказательств и следов или их возможному инсценированию. Продуманность названных позиций позволяет варьировать характер тактической операции, определять ее сложность, их ролевые задачи, то есть обеспечивать положительную направленность предстоящей операции. При этом учитываются возможные пробелы в ее проведении, вызванные непредвиденными обстоятельствами. [LXXII]

f

Общий план расследования, как и план тактических операций, не рассматривается как жесткая, неподвижная схема, определяющая все этапы деятельности следователя. План в целом, как и планы отдельных следственных действий и тактических операций, подвижный и полностью зависит как от объема доказательственной информации, так и от ситуации, складывающейся на определенном этапе расследования. В зависимости от последних и ее интерпретации следователем, план может расширяться или изменять свою направленность. Динамичность, подвижность планирования определяется положительными или отрицательными результатами выполнения планируемых действий. При положительных результатах они подтверждают реальность и правильность плана, при отрицательных - они требуют соответственного изменения плана, его корректирования в пределах возможностей, определяемых характером имеющейся информации. В таких случаях начинается процесс поиска и формирования новых версий, которые также требуют своей проверки.

Нельзя не учитывать и того, что без результативность плана при его осуществлении, может создавать своего рода тупиковую ситуацию, когда решение мыслительной задачи становится невозможным. При этом нередко расследование не имеет перспективы преступление остается нераскрытым.

Однако преодоление такой ситуации возможно. Путями преодоления являются повторный мыслительный анализ исходной ситуации и полученной в результате проводимых действий, выдвижение новых следственных версий, назначение экспертиз, в том числе нетрадиционных, получение новой оперативной информации.

В настоящее время имеют место предложения об использовании возможностей для целей расследования так называемого ретроспективного метода, сущностью которого является обеспечение в процессе расследования преступлений научно обоснованного решения задачи установления обстоятельств события прошлого. Специфика этого метода состоит в синтезе исходных данных о состоянии исследуемого объекта в определенный момент времени1. [LXXIII]

По нашему мнению, этот метод, так называемой ретроспекции, является ни чем иным, как модифицированным и усложненным приемом познавательной деятельности, сущность которой при расследовании преступления состоит в познании прошлого события, на основе синтеза следов и вещественных доказательств, отражающих в определенной мере те или иные характеристики содеянного. Поэтому названный метод всегда применялся при расследовании, без определения его усложненного наименования.

Обращаясь к вопросу о динамичности плана расследования, его видоизменяемости от различных следственных ситуаций, следует подчеркнуть практическую важность этого положения.

В практике расследования планы нередко рассматриваются как незыблемая схема деятельности, отступление от которой целесообразно только в экстремальных ситуациях. Такое представление о плане расследования неправильно и во многих случаях вызывает негативные последствия, препятствуя оперативности и эффективности расследования.

План должен рассматриваться как многовариантная подвижная ориентация для практической деятельности, изменяемая в соответствии с ситуацией.

Такую динамичность плана можно проследить при расследовании взяточничества. Как известно, такие преступления патентны, завуалированы преступными связями, связаны с инсценированием преступной деятельности законными формами своих распоряжений, указаний.

Так, при проверке одной из фирм было обнаружено, что таковая в действительности не существует, при том, что ее организация была зарегистрирована, получена крупная денежная ссуда, открыт счет в банке. Фирма оказалась ложной, “однодневкой”, ссуда была получена на подставных лиц, а ее деятельность определялась, как оказание широкого спектра юридических услуг для других фирм. Вскоре была установлена еще одна фирма, зарегистрированная как совместное польско-украинское предприятие по изготовлению консервов. Проверка этой фирмы, так и нескольких подобных, открытых в течение года на полученные из одного банка ссуды, показала, что они существуют только по документам.

Следователь, приступая к расследованию, выдвинул версию о том, что открытие ложных фирм осуществлялось с помощью преступных действий служащих банка, выполняемых за крупные взятки. По версии следователя могла существовать в банке преступная группа, организующая получение ссуд на открытие фирм. Составляя план расследования, следователь определил круг лиц, которые по роду своей деятельности имели отношение к получению ссуд, круг лиц оказался значительным. Был установлен перечень их обязанностей, последовательность проводимых банковских операций, причастность к их проведению отдельных лиц, формы внутреннего контроля и проверки документации, являющийся необходимым для выдачи ссуд. В плане предполагалось проведение неотложных следственных действий таких как допросы, обыски у подозреваемых лиц, осмотр и выемка документов, имеющих отношение к преступной деятельности, было предусмотрено проведение тактических операций, включающих задержание и обыск подозреваемых и ряд других действий, направленных на изучение порядка деятельности отдельных подразделений банка, их взаимосвязи с другими отделениями, порядка выдачи ссуд, отношения к этим действиям распорядителей кредитов и других должностных лиц. Дальнейшее планирование предполагало установление лиц, получивших ссуды, формы мнимой деятельности, связи с другими банками, установление посредников в этих областях.

Уже результаты первых проведенных действий показали, что между заказчиками ссуд на открытие фирм и служащими банка была организована четко действующая схема преступной деятельности, получение денег происходило за взятки, дальнейшие связи с преступниками обрывались в целях создания видимости деятельности аферистов[LXXIV].

Планы расследования в своей графической форме могут быть самыми разнообразными - от простого перечисления обстоятельств, подлежащих выяснению, изложенных в наиболее целесообразной последовательности, до полного всеобъемлющего все позиции деятельности плана. Сущность каждого из них - это программа деятельности, связанная с расследованием конкретного

преступления. В криминалистической литературе рекомендуется как наиболее целесообразная форма плана, представляющая следующую схему:

Версия

Обстоятельства,

подлежащие

выяснению

Следственные действия и оперативнорозыскные меры

Сроки

проведения

Исполнители

Предлагаемая схема является наиболее оптимальной, так как определяет логику действий в процессе расследования. При этом все из них взаимосвязаны и подчинены с одной стороны выдвинутой версии, с другой -обстоятельствам, которые должны быть выяснены в связи с проверкой версии. Названые обстоятельства по своей логической структуре являются ничем иным как допущениями, следствиями, выводимыми из версии. Применительно к исследуемому виду преступления - взяточничеству, логическая схема рассуждений представима следующим образом: если имеет место взяточничество, то должны быть такого рода следствия этого - наличие ценностей или денег у подозреваемого, внезапное появление которых он не в состоянии объяснить; должны быть документы, отражающие получение тех или иных должностных, производственных, учебных, медицинских и других выгод, получение которых связано со взяткой; должны быть лица, которые обладают прямой или косвенной информацией о получении или даче взяток - сотрудники отдела кадров, бухгалтерии, приемной комиссии, сотрудники администрации, отдельных министерств и др.

Названные допущения, выдвигаемые из версии и являются основанием для определения перечня обстоятельств, подлежащих выяснению. Однако планирование, и в этом его сложность, предполагает не только перечень обстоятельств, но и их наиболее оптимальную последовательность, которая обеспечивает оперативное получение доказательственной информации.

Таким образом, логика рассуждений переходит в логику, последовательность действий, которые в конечном счете обеспечивают проверку версии, подтверждая ее правильность либо опровергая последнюю. В процессе расследования отчетливо выступают недостатки либо достоинства составленного плана, который в соответствии с ситуацией корректируется. Такая динамичность плана обеспечивает реальность его осуществления.

Взяточничество, как правило, бывает многоэпизодным преступлением и поэтому разместить все эпизоды в одном плане бываем нецелесообразным, да и не нужным ввиду его громоздкости, неудобной для быстрой ориентации. В таких случаях план составляется по эпизодам, что позволяет более детально предусмотреть все направления и варианты деятельности. Более того, поэпизодное составление планов расследования следует рекомендовать и в тех случаях, когда расследуется взяточничество, имеющее место в нескольких связанных между собой учреждениях или предприятиях и когда для расследования назначается группа следователей, следственная бригада. Тогда отдельно составленные планы координируются, в целях разработки общего направления и эффективности и согласованности производства как отдельных следственных действий, так и оперативно-розыскных мер.

Если рассматривать планирование как одну из характеристик психологии труда. Планирование определяется как мысленный процесс, включающий порядок, последовательность и ожидаемые результаты предстоящих действий.

С психологической точки зрения планирование человеком предстоящей деятельности заключается в том, что он умственно намечает пути, способы, средства и сроки выполнения определенных действий, разрешающих частные задачи, приводящие в конечном счете к достижению поставленной цели. Таким, образом, в процессе планирования предварительно создается деятельность в представлениях, которая позднее осуществляется в реальных действиях.

В психологии труда (в любой отрасли) сложный процесс планирования рекомендуется строить по этапам: ориентировочное планирование (осознаются, взвешиваются, оцениваются возможности решения задачи); организационное планирование (обдумываются условия и формы предстоящей деятельности); планирование исполнения (мысленное построение деятельности из составляющих ее компонентов, определяется свое и иных лиц будущее поведение); допланирование (дополнение плана новыми данными, изменение, детализация отдельных позиций.

Из общих положений планирования для деятельности следователя наиболее приемлемым является использование двух первых позиций, определяющих мыслительные формы планирования и четвертая, определяющая динамику планирования, возможность и во многих случаях необходимость дополнения и изменения плана в соответствии с его реализацией.

Стремление придать планированию наиболее эффективные организационные формы породило некоторое число предложений, направленных как на теоретическое развитие проблемы, так и на возможности практического использования, вытекающих из нее рекомендаций. В этом отношении появились рекомендации о составлении планов - шахматок, в которых в шахматном порядке располагались эпизоды, лица, совершившие преступления, преступные связи и др. Наряду с этим предложением, появились рекомендации о составлении планов, исходя из личности, совершившего преступление, а от нее к обстоятельствам, подлежащим установлению.

Однако названные формы плана не находили своего широкого применения, ввиду их громоздкости, рассредоточенности имеющихся доказательств и оперативных материалов. Следователи использовали формы, наиболее удобные для работы, причем соответственно своим представлениям об их рабочих функциях.

Результатом таких поисков практической направленности стало признание традиционного плана расследования, носящего несколько учебный характер, но обладающего логикой, определяющей четкую последовательность как обстоятельств, подлежащих установлению, так и системы следственных действий, обеспечивающих их выполнение.

В теоретическом отношении план наиболее совершенных форм и содержания планирования представлен еще одной рекомендацией, именующейся “сетевым планированием”[LXXV].

Идея сетевого планирования, имеющего место в других сферах деятельности, не нашла практического применения, ввиду некоторой сложности и необходимости прогнозирования не только проведения отдельных следственных версий, но и времени их осуществления. Такой план представлял собой графическую схему, в которой в определенной последовательности в виде кружков располагались отдельные следственные действия, которые предполагалось выполнить, линии соединяющие эти символы выполняли роль временной последовательности.

Графическая форма плана не является жестким предписанием и выполняет только ориентирующую, рекомендательную роль. Поэтому следователь может ее использовать либо предпочесть другую, наиболее удобную. Последнее определяется индивидуальным подходом следователя как к планированию вообще, так и к избранию его формы. Поэтому требования, нередко относящиеся к следователям о важности и необходимости планирования носят назидательный характер и не обязывают последних строго выполнять такие предписания.

В практике расследования сложных, многоэпизодных преступлений, а также преступлений, совершаемых организованными группами, планы расследования находят широкое применение. Более того, они, как правило снабжаются схемами, графически воспроизводящими связи преступников, места совершения преступления, места сбыта похищенного либо отмывания денег, полученных преступным путем. Такие схемы выполняют важную организующую роль. Прежде всего они наглядно представляют всю картину преступной деятельности, позволяя ее не только оценить, но увидеть пробелы и наметить новые пути получения доказательственной информации.

Поскольку в производстве следователя бывает одновременно несколько дел, постольку подобные схемы, являющиеся графи-

ческим дополнением к плану расследования позволяют сосредоточить свое внимание на главном и напомнить все обстоятельства расследуемого преступления. Кроме того, схемы дают представление о расстановке сил оперативно-розыскных работников и других служб, с которыми координируется деятельность.

В этой связи, рассмотрим отдельные стороны планирования расследования имевшего места взяточничества.

В прокуратуру района поступили материалы от оперативно-розыскных органов, что на нефтеперерабатывающем производстве района посредством получения взяток незаконно отпускаются цистерны с бензином в различные районы и предприятия областного центра. При этом контрольно-ревизионные органы, осуществляющие проверку финансово-хозяйственной деятельности, нарушений на предприятии не выявили. В результате проверочных действий, были установлены данные о том, что бензин отпускается за передаваемые взятки, в результате распоряжений руководителей отдельных подразделений предприятия. Была выдвинута версия о том, что на предприятии действует группа преступников, которые за передаваемые крупные вознаграждения производили систематических отпуск бензина, вуалируя свои действия подложными документами об отпуске бензина предприятиям по имеющим место договорам.

Основанием для возбуждения уголовного дела было задержание цистерны с бензином без сопроводительных документов.

Расследование этих преступлений требовало ввиду сложности расследования создания следственно-оперативной группы, в состав которой входило два следователя и три оперативных работника. Деятельность группы с начала ее создания должны была подчиняться плану, для разработки которого была привлечена вся группа. В плане предусматривались формы деятельности отдельных членов группы, в соответствии с их профессиональной направленностью. Исходя из выдвинутой ранее версии, следовало определит круг обстоятельств, подлежащих выяснению, и соответственно проводимых следственных и оперативно-розыскных действий. В таком виде план представлял собой следующее:

Обстоятельства, подлежащие выяснению Следственные действия и оперативно-розыскные меры
1. Порядок отпуска бензина и горючесмазочных 1. Выемка документов, их осмотр.
материалов.
2. Проверка финансово-хозяйственной деятельности 2. Назначение ревизии и судебно-бухгалтерской
предприятия. экспертизы.
3. Провести допросы подозреваемых лиц в целях 3. Допросы подозреваемых.
выяснения обстоятельств получения взяток.
4. Установить предметы взяток, полученных 4. Проведение обысков на месте работы и в
преступниками. местах жительства подозреваемых.
5. Установить предприятия и лиц, в которые 5. Проведение оперативно-розыскных мер.
поступали отпущенные горюче-смазочные материалы,
6. Установить обстоятельства получения бензина,у 6. Допрос взяткодателей.
частных лиц и представителей предприятий.
7. Установить лиц, транспортирующих горюче- 7. Допросы свидетелей.
смазочные материалы.
8. Определить подлинность документов, 8. Назначить технико-криминатистическую
оформляющих отпуск бензина и горюче-смазочных экспертизу в отношении документов, вызывающих
материалов. сомнение.
9. Определить период, в течение которого имело 9. Следственный осмотр и анализ документов
место взяточничество. на отпуск бензина. Допрос свидетелей.
10. Установить лиц, дающих распоряжение на отпуск 10. Допросы свидетелей. Изучение приказов о
бензина и их должностные обязанности. соответствующих назначениях.
11. Определить канаты связи между получателями 11. Допрос подозреваемых, получающих взятки
бензина и лицами отпускающими его либо дающими и даюших.
распоряжения,
12. Установить объем отпускаемого бензина и сумму 12. Допрос свидетелей. Допросы
его стоимости. подозреваемых. Сведения о результатах оперативного наблюдения.

Такова приблизительная схема первоначального этапа планирования. Приведенный перечень может изменяться в соответствии с ситуацией и намерениями следственной группы, а также в соответствии с результатами проведения намеченных действий. Более того, в целях наибольшей эффективности расследования, часть намечаемых действий и оперативно-розыскных мероприятий может заменяться проведением тактических операций, направленных на быстрое получение доказательственной информации и ее дальнейшее использование. В этом отношении наиболее результативной может быть тактическая операция, имеющая целью обнаружение предметов взятки у взяткодателей и документов (писем, записок, номеров телефонов заинтересованных лиц). Ее производство объединяет такие действия: 1) обыски в месте проживания подозреваемых; 2) допрос подозреваемых; 3) задержание подозреваемых; допросы свидетелей и др. Внезапность проведения такой операции может быть достаточно результативной.

<< | >>
Источник: Мышков Я. Е.. Взяточничество: методика расследования преступлений : Монография. 2011

Еще по теме 3.2. Планирование и организация расследования взяточничества:

  1. 8.5. Инструментарий планирования и организации деятельности менеджера
  2. Глава 16 ПЛАНИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ
  3. 75. ПЛАНИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ
  4. 2.6. Организация расследования и учета несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний
  5. Планирование и организация рекламной кампании туристской фирмы
  6. 12.2.  Организация  расследованияи  криминалистическая  методика
  7. 10.1. Осетевом методе планирования расследования
  8. 30.4. Организация расследования преступлений в чрезвычайных условиях
  9. ГЛАВА 5. ВОПРОСЫ ОРГАНИЗАЦИИ РАССЛЕДОВАНИЯ СЕРИЙНЫХ УБИЙСТВ
  10. § 2. Организация расследования на первоначальном этапе
  11. § 2. Организация расследования на первоначальном этапе
  12. § 2. Организация расследования на первоначальном этапе
  13. § 2. Организация расследования
  14. § 2. Организация расследования на первоначальном этапе
  15. § 2. Организация расследования на первоначальном этапе
  16. 5.3. Особенности принятия решений и планирования в организации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -