<<
>>

Особенности использования результатов криминалистического исследования следов запаха в процессе доказывания

Прежде чем приступить к освещению теоретического аспекта обозначенного вопроса, представим результаты изучения практики использования запаховых следов в расследовании преступлений.

При этом применялись методы социологического исследования, анализа уголовных дел и заключений экспертов.

Социологические исследования осуществлялись в виде опроса представителей правоохранительной системы (экспертных оценок). В результате их проведения выяснилось, что случаи, связанные с собиранием запаховых следов на месте происшествия, отметили 25,5% опрошенных. В практике сотрудников отделений экономических преступлений таких случаев не выявлено. Возможность привлечения специалиста-одоролога для собирания запаховых следов имеет 15,8% респондентов. По мнению опрошенных, криминалистическое исследование запаховых следов должно проводиться: только в рамках экспертизы — 27,8%; как самостоятельное следственное действие — 12,5%; в виде иного мероприятия — 1,1%; как в рамках экспертизы, если исследование проводится с помощью технических приборов, так и в рамках следственного действия, если исследование осуществляется с применением служебно-розыскной собаки — 58,6%.

Достоверными результаты исследования запаховых следов, проведенного в рамках экспертизы, считают 80% респондентов, в рамках следственного действия — 60,1%. Недостоверными — в первом случае — 6,9% опрошенных, во втором — 12%. Из общего числа респондентов видят возможность использования результатов одорологических исследований только лишь в оперативно-розыскных целях 3%, также.в целях расследования — 96%, в иных целях — 1%. Результатам таких исследований следует придать статус доказательств, считают 79,3% опрошенных, оперативно-поисковой информации — 16,3%, лишь вспомогательной информации — 4,4%[60].

Анализ уголовных дел и заключений экспертов показал, что одорологические экспертизы назначаются по различным общественно опасным деяниям, чаще всего — по хищениям и насильственным видам преступлений.

Назначение одорологических экспертиз происходит, как правило, в течение трех суток после осмотра места происшествия или немедленно после получения образцов запаха для сравнительного исследования.

В последние годы намечен некоторый рост производства одорологических экспертиз. Как правило, на разрешение экспертизы выносятся следующие вопросы: «Имеется ли на представленном предмете запах человека?» и «Не является ли он индивидуальным запахом проверяемого лица?».

Сопоставляя между собой результаты изучения практики применения одорологии в борьбе с преступностью, в частности данные социологического опроса и результаты анализа теоретических представлений об исследуемой проблеме, можно придти к выводу о неоднородности взглядов. Особо острая полемика по этому вопросу ведется в научных кругах. Автором предпринята попытка сформировать свое представление проблемы и дать предложения по ее разрешению.

Как в России, так и в Беларуси не сложилось единого отношения к заключению эксперта как к источнику доказа

тельств. Причиной тому послужила специфичность методики исследования запаховых проб, основанного на использовании обонятельного аппарата биодетектора (служебно-розыскной собаки).

Если исходить из смысла уголовно-процессуального закона, то очевидно, что заключение эксперта является источником сведений о фактах, входящих в предмет доказывания. И все же при оценке заключения, составленного в результате производства одорологической экспертизы, встречаются противоположные суждения. Одни ученые (Ларин А.М., Строгович М.С.) считают, что «показания собаки-ищейки» не могут быть восприняты как доказательства. Другие, наоборот, утверждают, что результаты одорологической экспертизы являются доказательствами по делу. Суть проблемы кроется в доминировании традиционного подхода к методикам экспертного исследования, основанного на использовании приборов и иных технических средств (так называемые инструментальные методы исследования). По этому поводу М.С. Строгович писал: «Другое дело, когда наука достигнет возможности отождествления запахов посредством применения соответствующих научных приборов, аппаратов, механизмов, путем количественного и качественного анализа запахов и когда можно будет объяснить, почему и на основании чего устанавливается тождественность или различие сравниваемых запахов.

Тогда можно будет говорить о криминалистической одорологии как о разделе криминалистики, тогда могут быть установлены основания для одорологической экспертизы»[61]. Любые иные методики, основанные не на приборном оборудовании, порождают у представителей традиционных взглядов сомнения в достоверности получаемых результатов.

Рассматриваемая проблема вызывает закономерный вопрос возможности применения служебно-розыскной собаки в экспертном исследовании. Здесь также нет единого подхода. По мнению А.И. Винберга, «основой для органолептико-одороло- гической экспертизы служит установление запаха с помощью

такого органа чувств, как обоняние. В случае органолептическом действуют преимущественно обонятельный, а также вкусовой органы человека, в случае одорологическом (как разновидности первого) действует обонятельный орган служеб- но-розыскной собаки»[62]. Белкин Р.С. же считает, что «если действия такого живого механизма стандартизированы^ а условия его использования неизменимы и жестко регламентированы, то для приведения этого механизма в действие и снятия результатов не требуется специального исследования, характеризующего процесс производства экспертизы»[63].

Отсутствие единого подхода к различным аспектам исследуемой проблемы побуждает нас рассмотреть ее комплексно, с различных позиций и попытаться найти наиболее приемлемый путь решения.

Прежде всего остановимся на экспертной форме одорологического метода. Достоинством ее служит то, что с ее помощью можно снимать вопросы процессуального характера, связанные с процедурой производства исследования запаховых проб и оформлением его результатов. Поскольку запаховые следы являются разновидностью микрообъектов, то и работа, связанная с подготовкой и производством одорологической экспертизы, будет аналогична той, которая осуществляется в отношении любых других микрообъектов.

Отрицательным в данном подходе является то, что использование биодетектора в качестве «своеобразного прибора» ограничивает возможность проверки полученных результатов иным путем (их можно проверить лишь посредством проведения повторной экспертизы с применением других служебнорозыскных собак).

Кроме того, биодетектор не может быть воспринят в качестве прибора в прямом понимании этого слова. Обонятельный механизм собаки входит в сложную систему

живого высокоразвитого организма, управляемого головным мозгом с учетом многочисленных внешних и внутренних раздражителей. Поэтому невозможно в полной мере объяснить, почему и на основе чего устанавливается тождественность или различие сравниваемых запахов, так как доселе остается неизученным процесс дифференцирования искомого запаха, проте- каемый в коре головного мозга собаки. Эти обстоятельства противоречат введенному для производства экспертизы правилу, заключающемуся в использовании методик, не вызывающих сомнения в достоверности получаемых результатов исследования. Еще один отрицательный нюанс заключается в том, что с введением фигуры эксперта-одоролога центр тяжести переносится с действий биодетектора на действия человека. Все это расширяет вероятность субъективного подхода эксперта к оценке работы биодетектора, что неприемлемо для экспертизы.

В криминалистической практике биодетекторы используются, как правило, для идентификации человека по его запахово- му следу. Экспертная форма идентификации предполагает проведение исследования, основанного на установлении искомого объекта либо по материально фиксированным отображениям его признаков, либо по признакам общего происхождения (целого по частям). Запаховые следы, исходя из их физических особенностей, нельзя отнести к материально фиксированным отображениям человека. По этой же причине они также не несут в себе и морфологических признаков объекта, в связи с чем они не являются ни микротрассами, ни микрочастицами. Закономерно возникает ряд вопросов: какой вид идентификации применим для установления человека по его запаховому следу и в какой форме она должна производится?

Пути поиска ответа нам видятся в следующем.

Во-первых, назрела необходимость подвергнуть некоторой корректировке формулировку идентификации по материально фиксированным отображениям признаков.

На наш взгляд, не следует ограничивать ее лишь материально фиксированными отображениями признаков объекта. Запаховые следы обладают

особым свойством отображать специфическую совокупность признаков человека, создающих индивидуальный запаховый букет. Не исключено, что в будущем ученые откроют и другие способы отображения индивидуальных признаков объекта. Автор считает целесообразным предложить формулировку первого вида идентификации как установление искомого объекта по отображению его индивидуальных признаков в материальных следах. Это позволит включить в данный вид идентификацию человека по его запаховым следам. Однако экспертная форма такой идентификации все же должна осуществляться инструментальными методами, основанными на анализе связующих взаимодействий молекул, образующих запаховые метаболиты. Предположительно в них мы можем найти отображения индивидуальных признаков человека.

Во-вторых, несмотря на предложение В.А. Снеткова считать кинологическую выборку особым видом криминалистической идентификации, я полагаю, что установление человека по запаховому следу с помощью биодетектора, скорее всего, выражает содержание идентификации по мысленному образу и должно проводиться не в экспертной, а в следственно-судебной форме исследования. Действительно, при восприятии искомого запаха в коре головного мозга собаки возникает ощущение, которое формируется в виде специфического образа запахово- го букета. Далее собака отыскивает тот запах, который создает в ее мозгу такой же образ. Происходит идентификация объекта по образу его запаха, запечатленному в памяти собаки.

В связи с этим нужно определить, в рамках какого следственного или процессуального действия должна производиться такая идентификация. В настоящее время инструментальным методом идентифицировать человека по его запаховым следам не представляется возможным, так как отсутствует соответствующая приборная база. Экспертным путем можно лишь устанавливать групповую принадлежность объекта по его монозапаху, который представляет собой испарившиеся молекулы исследуемого вещества.

Для проведения идентификационных исследо

ваний в рамках экспертизы нужно продолжить научный поиск с целью создания прибора, реагирующего на индивидуальный запаховый букет. Биодетектор же можно использовать для идентификации человека, проводимой в форме следственного действия.

Поскольку процесс установления искомого источника запаха с помощью биодетектора в большей мере относится к идентификации объекта по запечатленному в памяти образу, то из этого логически следует предложение М.В. Салтевского осуществлять ее в рамках следственного опознания[64]. Такой же позиции придерживается В.А. Снетков и В.И. Старовойтов[65]. С данным предложением трудно согласиться, так как в соответствии со ст. 223 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь опознающий предварительно допрашивается об обстоятельствах, при которых он наблюдал объект, и приметах последнего. Поэтому возникает вопрос о том, кто является субъектом опознания. Следователь не может выступать в данной роли. Не выдерживает критики также ни предложение считать субъектом опознания животное, которому следователь доверяет распознать объект по его запаху, ни предложение, что при этом вообще отсутствует субъект опознания[66]. Предъявление для опознания предполагает включение в качестве субъекта опознания не животного, а человека, наделенного конкретным процессуальным статусом, например свидетеля либо потерпевшего. Исходя из этого, использование биодетектора в рамках рассматриваемого следственного действия представляется невозможным.

Предложенный А.И. Винбергом и поддержанный В.Д. Арсеньевым и другими авторами способ оформления результатов

одорологического исследования в виде справки либо акта (см. приложение № 3) и приобщения ее к материалам дела в порядке, предусмотренном УПК как иных документов, устанавливающих фактические данные, имеет ряд уязвимых мест. Дело в том, что такие документы содержат изложение обстоятельств или фактов, известных должностным лицам либо учреждениям, заверяющим документы. В них не отражаются результаты исследований, так как для последних существуют свои правовые формы фиксации в виде заключения эксперта или справки специалиста с точным указанием их доказательственного значения в уголовном процессе. Поэтому ст. 88 и 100 УПК Республики Беларусь не может служить основанием для использования результатов одорологического исследования в качестве доказательства.

Существует еще один вариант процессуального решения задачи. Одорологический метод может быть применим в рамках следственного эксперимента. Именно в такой форме он используется в Венгрии и некоторых других странах, и для этого, по словам Р.С. Белкина, есть достаточные основания.

«Следственный эксперимент — это опытное установление факта или его проверка. Гарантией достоверности его результатов служит многократное повторение опытов, приводящих к одинаковым результатам при варьировании условий эксперимента. Сами же эти результаты всегда носят очевидный для всех его участников характер, не требуют объяснения и принимаются как данное. Этот результат может выступать в форме поведенческих актов, например, определенной реакции на ка- кой-нибудь раздражитель: звуковой, запаховый, словесный и т.д. Объектом наблюдения при производстве следственного эксперимента с использованием биодетектора-собаки будет поведение собаки»1.

При аргументации данного подхода остался без внимания один факт. Следственный эксперимент обычно проводится для установления либо проверки описанных в показаниях ранее

допрошенных лиц фактов, явлений, процессов или действий, которые имели место в определенной обстановке, в заданных условиях и привели к наступлению анализируемых следователем последствий, обнаруженных на месте происшествия. Поэтому при производстве следственного эксперимента воссоздаются обстановка и условия, близкие к тем, в которых протекало расследуемое деяние, осуществляются опыты, направленные на то, чтобы установить не в результате ли таких явлений, действий либо процессов наступили исследуемые последствия. В связи с этим следственный эксперимент можно провести лишь для изучения реакций собаки на индивидуальный запах человека в определенной обстановке и при заданных условиях. При этом устанавливаемый либо проверяемый поведенческий акт животного должен являться составляющим элементом расследуемого деяния, что не соответствует сути решаемой задачи.

Путь решения проблемы нам видится в правовой регламентации одорологической выборки как самостоятельного следственного действия, основой которого может служить метод, используемый при производстве одорологической экспертизы. Процессуальный порядок производства выборки должен строиться на общих условиях, применимых для следственного эксперимента либо опознания. Содержание одорологической выборки может соответствовать предложенному В.А. Снетковым1 мероприятию, именуемому им «оперативно-следственной выборкой», где субъектом выступает следователь, а специа- лист-одоролог действует самостоятельно в пределах своей компетенции и данных ему прав.

Положительным аргументом в пользу одорологической выборки служит тот факт, что в данном случае удается избежать сомнений, возникающих при производстве экспертизы, когда вместо прибора применяется биодетектор. Отсутствие возможности объяснить, какие процессы протекают в коре головного

мозга собаки при узнавании ею искомого запаха, является причиной сомнений, которые могут быть истолкованы в пользу обвиняемого.

В отличие от экспертизы при производстве выборки следователь контролирует процесс исследования запаховых проб, проводимый специалистом-одорологом. Это обстоятельство позволяет руководителю следственного действия непосредственно воспринимать процедуру идентификации и оценивать выводы специалиста по складывающемуся у него при этом внутреннему убеждению. Кроме того, следователь выступает в качестве гаранта достоверности результатов выборки. Для осуществления полноценного контроля за проводимой специалистом идентификацией следователь должен знать методику исследования запаховых следов с помощью биодетектора. Это подтверждает необходимость включения в раздел криминалистической техники положений криминалистической одорологии.

Дополнительными гарантиями достоверности результатов выборки могут служить привлечение к участию в следственном действии понятых и осуществление при его производстве видеозаписи. При необходимости понятые и специалист-одоролог допрашиваются в суде в качестве свидетелей, а видеозапись приобщается к уголовному делу как вещественное доказательство. Полученные таким образом источники сведений о фактах дают возможность сопрставить между собой собранные по делу доказательства, правильно их оценить и использовать для установления обстоятельств преступного деяния.

Участие специалиста в одорологической выборке необходимо потому, что он является носителем специальных знаний, применение которых позволяет предотвратить уничтожение следов преступления и иных вещественных доказательств. Кроме того, привлечение специалиста-одоролога дает возможность разграничить функции между участниками следственного действия.

Оценка фактических данных, полученных при производстве выборки, должна осуществляться следующим образом. Поло

жительным категорическим либо отрицательным результатам необходимо придать статус доказательств, констатирующих происхождение или невозможность образования исследуемых запаховых следов от проверяемых источников. Положительные вероятностные результаты могут быть учтены и использованы для установления обстоятельств преступного деяния, если они подтверждаются другими собранными по делу доказательствами. 

<< | >>
Источник: Федоров Г.В. Одорология. Запаховые следы в криминалистике. 2000

Еще по теме Особенности использования результатов криминалистического исследования следов запаха в процессе доказывания:

  1. 1. «ЧЕЛОВЕК ИЛИ МАШИНА» В КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ НАУКЕ И ПРАКТИКЕ ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ
  2. ВОПРОС О МЕТОДЕ РАСКРЫТИЯ И РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  3. 2. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ - ЧАСТНЫЙ МЕТОД НАУКИ КРИМИНАЛИСТИКИ
  4. 3.3. Иные следственные действия
  5. § 1. Понятие и виды доказательств. Проблемы допустимости использования в доказывании современных научно-технических методов и средств
  6. Особенности использования результатов криминалистического исследования следов запаха в процессе доказывания
  7. Криминалистическое исследование объектов одорологического происхождения и их учет
  8. § 3. Современные тенденции развития криминалистики
  9. Глава 22. Нетрадиционные средства получения значимой для расследования преступлений информации
  10. 4.2. Возможные варианты решения проблемы
  11. 3.3. СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ В СИСТЕМЕ СРЕДСТВ ДОКАЗЫВАНИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ О СЕРИЙНЫХ УБИЙСТВАХ
  12. 3.4. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ВОЗМОЖНОСТЕЙ СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ В РАССЛЕДОВАНИИ СЕРИЙНЫХ УБИЙСТВ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -