<<
>>

Несовершеннолетние свидетели и потерпевшие.

Время допроса несовершеннолетних свидетелей и потерпевших, в отличие от подозреваемых и обвиняемых, соответствует общим правилам проведения допроса. Свидетели и потерпевшие, не достигшие 16-летнего возраста, об уголовной ответственности не предупреждаются, однако в протоколе перед началом допроса делается отметка о разъяснении им необходимости говорить правду.
Указанные лица, не достигшие 14 лет, всегда допрашиваются с участием педагога. Это дополнительная гарантия защиты прав несовершеннолетнего и качества содержательной стороны протокола следственного действия: малолетний свидетель или потерпевший не всегда способен адекватно воспринимать события реальности, и в этом случае педагог выступает в роли своеобразного специалиста. Лица от 14 до 18 лет по решению следователя или дознавателя могут быть допрошены с участием педагога. При допросе несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего вправе присутствовать его законные представители (ст. 191 УПК РФ). По уголовным делам о хищении и незаконном обороте драгметаллов допрашиваются потерпевшие (если речь идет о хищении драгметаллов у физического лица или частного предпринимателя), представители потерпевшего – юридического лица (допрашиваются в качестве свидетелей), свидетели (в том числе специалисты, понятые, переводчики, представители гражданского истца и ответчика), эксперты. По делу необходимо сформировать достаточно широкую свидетельскую базу. Свидетельские показания – важнейший источник доказательств. Без них не расследуется ни одно уголовное дело, поскольку это основной способ исследования предмета доказывания. Предмет доказывания – это совокупность фактических обстоятельств, установление которых необходимо для вынесения правильного решения по уголовному делу. В предмет доказывания в соответствии со ст. 73 УПК РФ входят: 1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления, характер и размер вреда, причиненного преступлением) – признаки объективной стороны преступления; 2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины, цели и мотивы – признаки субъективной стороны преступления; 3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; 4) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния (возраст наступления уголовной ответственности, невменяемость, малозначительность, крайняя необходимость, обоснованный риск, физические и психическое принуждение, исполнение приказа); 5) обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность (ст. 61, 63 УК РФ); 6) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания (амнистия, деятельное раскаяние, примирение с потерпевшим, истечение сроков давности, наличие малолетних детей, тяжкое заболевание); 7) обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.
Все перечисленные обстоятельства должны быть установлены, в том числе и с помощью свидетельских показаний. Таким образом, законодатель лишь в общем виде обозначил обстоятельства, подлежащие доказыванию. Очевидно, что предмет доказывания по конкретным уголовным делам имеет свои особенности. Поэтому, определяя предмет доказывания, надо прежде всего исходить из диспозиции статьи нормы материального права, которая перечисляет конкретные признаки совершенного преступления (хищение драгоценных металлов, противоправные сделки с ними, контрабанда). Свидетельские показания могут быть условно классифицированы по нескольким основаниям: 1. По отношению к обстоятельствам, подлежащим доказыванию: прямые –непосредственно содержащие информацию об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания (показания свидетеля ? очевидца совершения преступления); косвенные –содержащие информацию о промежуточных фактах, на основании которых можно сделать вывод о наличии или отсутствии обстоятельств, входящих в предмет доказывания (показания свидетеля, опровергающего алиби обвиняемого). 2. По отношению к обвинению: обвинительные (уличающие); оправдательные (доказывающие непричастность или невиновность). 3. По характеру источника (в зависимости от удаленности от места события): первоначальные (показания очевидца); производные (слышал, как Иванов рассказывал о совершенном им преступлении). 4. По отношению к обвиняемому: показания посторонних, незаинтересованных лиц, в том числе специалистов (например, инженера-технолога об особенностях аффинажа драгметаллов), экспертов, понятых; показания супругов, родственников, друзей, сослуживцев, знакомых обвиняемого. В качестве свидетелей-очевидцев могут быть допрошены как посторонние, так и близкие люди. Думается, в качестве очевидца может быть допрошено любое лицо (близкие родственники – с их согласия), а также адвокат, если он непосредственно наблюдал совершенное его подзащитным преступление. В этом случае совмещать статус свидетеля и адвоката он не вправе.
К показаниям супругов и близких родственников следует относиться осторожно, ибо они в силу ст. 51 Конституции РФ не обязаны свидетельствовать против обвиняемого. Свидетелями-очевидцами могут выступать лица, наблюдавшие хищение, противоправную сделку (работники охраны, сослуживцы, прохожие, соседи и т.п.), перевозку или пересылку ценностей (таксисты, проводники вагонов, стюардессы, пассажиры, несостоявшиеся покупатели и другие лица). Родственники и сослуживцы, если они не обладают сведениями об обстоятельствах совершения преступления обвиняемым или его невиновности, допрашиваются о личности обвиняемого. Специалисты-свидетели дают пояснения об особенностях технологического процесса, правилах оборота драгметаллов, их учета, хранения, перевозки, разъясняют ведомственные инструкции и иные нормативные правовые акты. Понятые, специалисты, привлекаемые для участия в отдельных следственных действиях, могут свидетельствовать о процедуре получения доказательств, оспариваемых стороной защиты. Следователи и особенно суды практикуют допросы оперуполномоченных БЭП и других сотрудников милиции, проводивших задержание с поличным при совершении хищения, противоправной сделки или при перевозке драгметаллов, осуществлявших оперативно-розыскные мероприятия по уголовному делу, присутствовавших при проведении отдельных следственных действий или проводивших их как неотложные либо по поручению следователя. Несмотря на то, что допрос является самым распространенным следственным действием, он представляет наибольшую сложность в тактическом плане. В зависимости от категории свидетеля в соответствии с приведенной классификацией определяется и тактика его допроса. Допросы незаинтересованных свидетелей проходят, как правило, в бесконфликтной обстановке. Родственники, знакомые, сослуживцы, соседи нередко заинтересованы в судьбе подозреваемого (обвиняемого), в силу чего не всегда могут быть искренними и откровенными. Сослуживцы и знакомые также могут проявить определенную степень «сочувствия» и даже оказаться соучастниками, в связи с чем предоставить искаженную или откровенно ложную информацию.
Сотрудники органов дознания могут стремиться представить качество своей работы по изобличению виновного в более выгодном для себя свете, чем на самом деле. Все эти обстоятельства, несомненно, должны учитываться при выборе тактики допроса. В процессе допроса выявляется, уточняется и конкретизируется информация о совершенном преступлении, проверяется качество других источников информации, позволяющих раскрыть и выявить преступление, осуществить розыск скрывшегося преступника, отыскать похищенное. Качество допроса, его доказательственная ценность находятся в прямой зависимости от достигнутого с допрашиваемым психологического контакта. Вступая во взаимоотношения с допрашиваемым, следователь по роду своей деятельности вторгается в личную жизнь допрашиваемого, нарушает независимо от его желания устоявшийся уклад и распорядок жизни свидетеля. Поэтому установление психологического контакта должно начинаться с вызова свидетеля на допрос. Закон в качестве основной формы предписывает вызов повесткой. Однако такой вызов изначально не учитывает планов свидетеля, что может повлечь за собой возникновение напряженности между ним и следователем уже с первой встречи. Предпочтительнее направление повестки дублировать телефонным звонком, дабы в доброжелательной форме убедить свидетеля в необходимости выполнения своего гражданского долга. Однако если вызову подлежит лицо, подозреваемое в причастности к совершению преступления в составе группы, бывает целесообразным использовать принцип внезапности, дабы исключить утечку информации и не дать свидетелю – потенциальному соучастнику преступления – согласовать свою позицию с другими заинтересованными лицами. В этом случае вызов может сопровождаться одновременной доставкой свидетеля в место допроса. Наиболее ценными показаниями являются показания потерпевшего как лица, зачастую являющегося непосредственным участником преступления. Однако по интересующей нас категории дел потерпевшим, как правило, является юридическое лицо, а его представитель как процессуальная фигура может обладать лишь косвенной информацией.
Важнейшим участником процесса, обладающим наиболее ценной информацией, является свидетель-очевидец. Таких свидетелей необходимо допрашивать в первую очередь, пока события не стерлись из его памяти. Главная цель допроса на начальном этапе расследования (сразу после возбуждения уголовного дела) заключается в том, чтобы в первую очередь выяснить обстоятельства, характеризующие личность преступника, его приметы, место нахождения, способ преступного поведения, следы и орудия преступления, вред, причиненный собственнику или охраняемым законом общественным отношениям, место нахождения предметов преступления, сведения о соучастниках и очевидцах преступления. Если в условиях работы по горячим следам задачей следователя является получение экспресс-информации, то при повторном допросе он должен ориентироваться на фиксацию деталей. В принципе, если позволяет время, и первый допрос должен быть качественным и подробным. Однако не всегда у следователя имеется такая возможность. При допросе свидетелей следует иметь в виду, что первоначальные показания в бесконфликтной ситуации являются наиболее точными и правдивыми, так как лишены постороннего влияния. Отсутствуют сопоставление собственных показаний с чужими, коллективное их обсуждение с другими свидетелями. Вместе с тем первоначальные показания имеют и свой минус, поскольку нередко проводятся в условиях цейтнота, очевидцы дают их в возбужденном состоянии. Более полными иногда бывают отсроченные показания. Особенно это относится к допросам не очевидцев, а других свидетелей, тем более вероятных соучастников. Если у следователя имеются основания полагать, что важный свидетель обвинения может быть подвергнут насилию или иному противоправному влиянию со стороны участников преступления и что эти обстоятельства препятствуют его откровенности, необходимо рассмотреть возможность его допроса в соответствии с ч. 9 ст. 166 УПК РФ, которая позволяет обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц путем неприведения в протоколе допроса данных об их личности.
В этом случае следователь с согласия прокурора выносит постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдоним участника следственного действия и приводится образец его подписи, которую он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием. Постановление помещается в конверт, который после этого опечатывается и приобщается к уголовному делу. Как и к допросу обвиняемого, к допросу свидетеля следователь должен готовиться, поскольку неподготовленный следователь не в состоянии критически осмыслить данные ему показания. В итоге допрос приобретает характер фиксации ничего не значащих сведений, в нем отсутствует наступательность, а следователь вместо исследователя превращается в оформителя. Увы, в профессии следователя встречаются отдельные представители, которые возбуждают уголовное дело, проводят следственные действия, затрачивают силы и средства, единственным результатом которых является не раскрытие и расследование преступления, а собирание доказательств того, что преступления не было. Такая деятельность на профессиональном сленге именуется «работой на корзину». Проанализируем качество допроса вероятного подозреваемого на примере еще одного уголовного дела. Поводом к возбуждению данного дела послужил факт задержания в одном из морских портов нескольких контейнеров, содержавших полторы сотни пакетов порошкообразного вещества темно-серого цвета общим весом свыше 7 т (как потом выяснилось, огарка никелевого шлама). Поясним, никелевый шлам (нем. – тина, грязь, осадок) является продуктом первичного электролиза, из которого путем термической обработки (обжига) удаляются сульфидные примеси. Конечный продукт обжига называется огарком, который довольно часто является предметом хищений. Во всяком случае, к лому цветных металлов он не относится и выступает промежуточным продуктом циклически замкнутого производства, в результате которого путем переплавки получают вторичные аноды (никелевые плиты). Аноды поступают на электролиз, растворяются в кислотах, из раствора электролитическим способом извлекается чистый никель, а в осадок выпадает вторичный шлам – ценный продукт, содержащий до 70% драгоценных металлов, именуемый концентратом платиновым. Из него на аффинажных заводах (опять-таки электролитическим способом) производятся чистые слитки драгоценных металлов. Итак, задержанный огарок, т.е. подготовленный для плавки никелевый шлам в количестве более 7 т, представлял собой, по заключению экспертов, материал, содержащий около 76% никеля, незначительное количество меди и кобальта – всего на сумму около 3 млн рублей ? и драгоценных металлов, в основном палладия и платины, на сумму около 800 тыс. рублей. Попутно заметим: порт, где задержан огарок, находится недалеко от металлургического комбината, связанного с материком лишь морским путем в период навигации и линиями воздушного сообщения. Все население данного региона в той или иной степени существует за счет деятельности комбината и тесно с ним связано. Грузоотправителем и грузополучателем огарка выступало одно и то же юридическое лицо (ООО), а владельцем – другое ООО, в соответствии с уставной деятельностью арендующее на территории населенного пункта земельный участок для переработки промышленных отходов и рекультивации земель. Данное предприятие обладало лицензией на заготовку лома цветных металлов. Грузоотправитель осуществлял посреднические функции, роль которых в данной операции следствием до конца не выяснена. В этой ситуации заинтересованными лицами выдвигались различные версии. 1. Темно-серый порошок случайно найден на свалке. Нашедшие его лица не знали, что это огарок никелевого шлама. Предположили, что найденное ими вещество является порошком «нержавейки», и решили сдать его как лом цветных металлов (версия подозреваемых, свидетельствующих о своей невиновности). 2. В случае, если вышеназванная версия подтвердится, следовало бы предположить, что ценный продукт оказался на свалке либо по чьей-то халатности, либо подготовлен к хищению неизвестными лицами и помимо их воли попал в руки третьих лиц. 3. Сотрудники фирмы-грузоотправителя, выдвинувшие защитную версию, являются участниками или соучастниками хищения никелевого огарка как: а) предмета, содержащего драгоценные металлы; б) предмета содержащего цветные металлы; в) предмета содержащего и цветные и драгоценные металлы. 4. Сотрудники фирмы-грузоотправителя являются членами организованной группы или преступной группировки, специализирующейся на хищениях, сбыте, переработке или контрабанде цветных и драгоценных металлов. 5. Сотрудники фирмы-отправителя не участвовали в хищении огарка никелевого шлама, но противоправно приобрели его у расхитителей или других лиц для дальнейшего сбыта, переработки или контрабанды. Отсюда в целях проверки выдвинутых версий у допрашиваемых лиц предстояло получить множество ответов. Для этого перед ними следовало грамотно поставить ряд вопросов. Как эти вопросы ставились в действительности, наглядно свидетельствуют протоколы допросов директора фирмы-заготовителя – фактического отправителя никелевого огарка и приемщика лома цветных металлов этой же организации. Указанные лица за несколько месяцев, прошедших после возбуждения уголовного дела, были допрошены только по одному разу и весьма поверхностно. Судите сами: Директор: «Я работаю директором ООО «А» с момента образования предприятия - 1.04.2002 года, являюсь ее учредителем. ООО «А» имеет лицензию ЛП КК № 002759 на заготовку, переработку и реализацию лома цветных металлов, срок действия лицензии с 8.04.2003 до 7.04.2008 года. Отдельно выдается лицензия на переработку лома черных металлов. ООО «А» такой лицензии не имеет. ООО «А» имеет с администрацией города договор двух земельных участков, площадью 17 и 14 тыс. кв. метров, расположенных в районе карьера «Д». Арендуемая территория граничит с промотвалом № 1. Сбор металлолома моим предприятием осуществляется на арендуемой территории. Нередко автотранспорт с металлоломом, возможно, отходами металлургического комбината, вываливает содержимое на арендуемой мной территории, не доезжая до территории промотвала. ООО «А» не занимается приемкой лома цветного металла у частных лиц. Отправка контейнеров с ломом цветных металлов осуществляется при посредничестве ООО «В+». Контейнеры, досмотр которых проводился в морском порту, также предоставлены для перевозки ООО «В+». Контейнеры были помещены для загрузки на территорию ООО «А» в январе 20… года, загружались по мере поступления лома цветного металла. На арендуемой ООО «А» территории в течение ноября-декабря 20… года водителем ООО «А» М. и мастером-приемщиком ООО «А» Г. была обнаружена куча порошкообразного вещества серого цвета, более 7 т. При помощи специального прибора – анализатора металлов я провел исследование указанного вещества, убедился в присутствии в веществе никеля. В связи с этим я решил отправить найденное вещество на переработку. Для этого я дал указание Г. собрать вещество. В металлических ящиках вещество было перевезено на охраняемую ООО «А» территорию. По мере поступления мешков складировалось в полипропиленовые мешки. После поступления контейнеров с ООО «В+» мешки были складированы в один из них. К погрузке мешков в контейнер были привлечены работники ООО «Атлантида». Руководил погрузкой Г., что предусмотрено его должностными обязанностями. Контейнер был догружен ломом нержавеющей стали» (Действительно, мешки с порошком были скрыты металлом). Мне не известно, каким образом вещество серого цвета, обнаруженное впоследствии при осмотре содержимого, попало на территорию промотвала, арендуемую ООО «А». Свидетель Г., на которого сослался директор, дал в целом сходные показания (что нередко бывает при сговоре соучастников) и пояснил: «Я поехал проверять территорию на арендуемой свалке и обратил внимание на недавно высыпанную кучу темно-серого гранулированного вещества. Куча была слабо запорошена снегом, ее кто-то высыпал недавно. Часть этого вещества находилась в полипропиленовых мешках. Я попробовал поднять один мешок, который был заполнен на одну треть, мешок оказался тяжелым. Я подумал, что это какой-то металл. Судя по тому, что следов ржавчины не было, я подумал, что это нержавейка и взял около горсти этого вещества с собой, чтобы на складе проверить имеющимся у нас прибором, что это за металл. По внешнему виду обнаруженное мною вещество-порошок напоминало окалину (как камень). Когда приехал на склад, я из того, что привез, сделал комок, подсушил и проверил его на приборе «Эксперт» – анализаторе металлов и сплавов. Прибор показал 0,83%, это значит, что это нержавеющая сталь. Наш прибор не определяет содержание драгоценных металлов. Так как наша организация специализируется на приемке и сдаче цветного металла, то этот прибор нам необходим для того, чтобы определять цветной металл – алюминий, бронзу, титан, латунь, нержавейку, медь. Я сообщил нашему директору о том, что я нашел на свалке, и он сказал, чтобы все это перевезли к нам на склад. Я взял с собой рабочих и на машине «Митсубиси» мы перевезли порошок. В конце декабря 20… года мы готовили 4 контейнера к отправке. Контейнер, в котором находились 159 мешков с порошкообразным веществом, в это время не досматривался сотрудниками милиции, т.к. мы еще не знали, будем ли отправлять его на переработку, или это будет для нас не рентабельно. Но когда имеющийся к отправке металлолом не вместился в 4 контейнера, на складе осталось несколько тонн нержавейки, то чтобы не отправлять полупустой контейнер, директор дал команду загрузить оставшийся металл в контейнер, где находился порошок, и его тоже отправлять. Этот контейнер сотрудниками милиции не досматривался. Мы даже не предполагали, что в порошке могут содержаться драгоценные металлы, т.к. он магнитился. Да и вряд ли кто вывез бы на свалку вещество, содержащее драгоценные металлы». Из приведенного допроса директора ООО не ясно: 1. Насколько квалифицированным работником по приемке цветных металлов он является, каков общий уровень его образования и познания в металлургии и металловедении. Работал ли он ранее в этой отрасли, когда и где, каким образом приобрел познания и получил лицензию на работу с металлоломом8. 2. Что ему известно о правилах приема лома черных и цветных металлов, условиях лицензирования этой деятельности, и насколько тщательно он эти правила соблюдает (из протокола видно, что лицензией на прием лома черных металлов он не обладает)9. 3. Что относится к лому цветных, а что к лому черных металлов. Что он называет «нержавейкой» (очевидно, речь идет о легированной стали) и к какому виду металла (черному или цветному) она относится. 4. На каких условиях он сотрудничает с фирмой «В+», почему именно она является одновременно грузоотправителем и грузополучателем. Имеется ли у него контракт на поставку лома цветных металлов, кто является получателем и каковы существенные условия этого контракта. Кто являлся юридическим собственником порошка. 5. В качестве чего поставлялся порошок серого цвета, как он обозначен в товарно-транспортных документах, какова его предполагаемая цена и рентабельность сделки10. 6. Кто, где и каким образом должен был переработать порошок и на каких условиях расплатиться за его приобретение с поставщиком. 7. По каким признакам он отнес порошок к лому «цветных металлов», что вообще в его понимании означает «лом» и как его понимание этого товара корреспондируются с действующими инструкциями. 8. Каким образом, каким инструментом и по какой методике он определял химический состав порошка. Может ли воспроизвести эту процедуру на следственном эксперименте. 9. Имелись ли у него основания, исходя из профессиональных знаний, прежнего опыта, информации о профиле деятельности ведущего в регионе металлургического предприятия предположить, что отправленный им материал является его продуктом, в котором могут содержаться драгоценные металлы. 10. Имеющаяся у ООО лицензия дает право на заготовку, переработку и реализацию лома цветных металлов. Аренда земельного участка по договору с арендодателем обязывает осуществлять переработку промышленных отходов и рекультивацию земель. В чем выражалось направление этой деятельности и как оно соотносится с заготовкой и реализацией лома цветных металлов в свете действующего законодательства? 11. Давал ли он своим подчиненным указание на отгрузку 7 т порошка, в каком качестве и почему дал такое указание? Поставленные перед допрашиваемым вопросы и ответы на них впоследствии могли быть проверены и проанализированы. Эти ответы могли оказаться противоречивыми и непоследовательными. Дальнейшие следственные действия – качественно проведенный осмотр места свалки, на которое указывают свидетели, сравнительное исследование следов темного порошка, если бы он оказался на свалке, и изъятого порошка, следственный эксперимент по воспроизводству упомянутого свидетелями экспресс-анализа, допросы лиц, использующих арендованные ООО площади под свалку, специалистов производства об особенностях производства и учета никелевого огарка могли бы дать дополнительную конструктивную информацию, способную продвинуть расследование в направлении раскрытия данного преступления. К сожалению, этого сделано не было, и сомнительная защитная версия директора ООО осталась неопровергнутой. Сходные вопросы следовало задать и другому свидетелю, в показаниях которого имеется существенное противоречие. Из протокола допроса следует, что проведенный им, а не директором экспресс-анализ показал «0,85%», правда, непонятно чего. Из этого свидетель, как следует из протокола, понял, что перед ним «нержавейка». Однако в соответствии со специальными справочниками по металловедению процентное содержание никеля в легированных сталях составляет от нескольких десятых процента до 20%. Изъятый же в контейнерах порошок на 76% состоял из никеля и вовсе не содержал железа – основного компонента любой стали, относящейся к группе черных металлов. Всего этого следователь до начала допроса для себя не уяснил и поэтому попросту терял время, записывая небылицы. Тактически он мог принять решение и записать абсурдные по своей сути показания, но лишь затем, чтобы впоследствии задать дополнительные вопросы, уличить допрашиваемых во лжи и воссоздать реальную картину описываемых в показаниях событий. Однако, похоже, в нашем случае показания «свидетелей» следователя удовлетворили. Вместе с тем имевшиеся в их показаниях противоречия – что же именно, сталь или никель, в своей основе содержал изъятый порошок – могли стать основанием для проведения очной ставки, но для ее проведения предварительно необходимо было провести качественный допрос. Свою особенность имеет и тактика определения круга допрашиваемых лиц. По делам о хищениях и незаконном обороте драгоценных металлов, как показывает практика, на первоначальном этапе расследования лицо допрашивается в качестве подозреваемого в случае его задержания при попытке вынести предмет хищения через охраняемую территорию предприятия или при совершении незаконной сделки. Учитывая высокую латентность и низкую раскрываемость хищений данного вида (как правило, незаконная сделка с драгоценными металлами – это нераскрытое хищение драгметаллов или незаконная добыча их из недр), большинство допрашиваемых лиц имеют процессуальный статус свидетеля. Особенность свидетелей по таким делам состоит в том, что значительная их часть легко может перейти в категорию обвиняемых. Поэтому, чтобы воссоздать реальную картину преступления, к выбору свидетелей, очередности их допроса необходимо подходить взвешенно. В первую очередь, если допрос отсрочить невозможно, допрашиваются участники и очевидцы сделки. Эти лица с высокой вероятностью могут впоследствии стать подозреваемыми, поэтому их показания хотя и дают первоначальную картину преступления, но часто искаженную. Предпочтительнее допросы начинать с того круга лиц, вероятность искренности которых наиболее высока. Это, в первую очередь, незаинтересованные лица – те, которые наиболее объективно могут воссоздать условия, в которых должен храниться и хранился похищенный продукт, особенности его учета, транспортировки, хранения, производства, переработки, возможность оказаться на свалке и т.п. Допросив этих лиц, изучив с их помощью необходимые нормативные материалы, следователь сможет более качественно и продуктивно допросить другую группу свидетелей, избежав ненужных повторов (в том случае, если эти повторы не служат цели изобличения недобросовестного свидетеля или подозреваемого). Допросы потерпевшего проводятся по правилам допроса свидетелей. Однако при этом надо иметь в виду, что принятый УПК РФ (ч. 1 ст. 42) признает потерпевшим наряду с физическим и юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу. По делам о хищениях продукции предприятий-производителей драгоценных металлов и их полуфабрикатов потерпевшими признаются эти предприятия, а их сотрудники на основании доверенности руководителей – представителями потерпевшего. В начале данного раздела мы говорили о том, что в случае необходимости представители потерпевшего, гражданского истца и ответчика могут быть допрошены в качестве свидетелей. Однако изучение уголовных дел в Красноярском крае и в Мурманской области показало, что представители потерпевшего юридического лица нередко допрашиваются в качестве потерпевшего. Представляется, что это неверно. Хотя закон и называет в качестве потерпевшего наряду с физическим лицом юридическое, предоставив ему право давать показания, бланк допроса представителя потерпевшего в приложениях к УПК РФ отсутствует. Вместе с тем в другом приложении, в котором реализуется одно из важнейших прав потерпевшего на ознакомление с постановлением о назначении судебной экспертизы (приложение 123), материалами уголовного дела (приложение 150), законодатель не отождествлянт потерпевшего и его представителя. В соответствии с ч. 5 ст. 45 УПК РФ представители потерпевшего имеют такие же процессуальные права, как и сам потерпевший, что не лишает последнего права реализовывать их самостоятельно. Поэтому основное назначение представителя потерпевшего – реализация права на заявление гражданского иска, участие в предварительном расследовании и судебном следствии, ознакомление с процессуальными документами, заявление ходатайств и т.п. Если представитель потерпевшего намерен дать показания (зачастую он этого не может сделать по объективным причинам), имеющие значение для дела, он сам становится носителем, источником доказательств и может быть допрошен. Точно так же может быть допрошен законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого и потерпевшего, например, об обстоятельствах воспитания, совершенного преступления и т.п. Однако при этом (а аналогии здесь уместны) вряд ли у кого-то возникнет мысль вместо здравствующего потерпевшего, а тем более обвиняемого допрашивать в этом качестве его родителей. Поэтому представителя потерпевшего, если его показания имеют отношение к предмету доказывания (размер ущерба, причины его возникновения), следует допрашивать в качестве свидетеля. В обвинительном заключении его показания приводятся соответствующим образом: «допрошенный в качестве свидетеля представитель потерпевшего Иванов И. И. показал…». Ссылка на допрос представителя потерпевшего в качестве потерпевшего будет, на наш взгляд, некорректной. Таковы общие требования и рекомендации, которые могут быть использованы при выборе тактики и методики допроса свидетелей и потерпевших. Своеобразной разновидностью допроса является очная ставка.
<< | >>
Источник: В. Д. Ларичев, В. В. Улейчик, И. А. Цоколов, О. И. Цоколова, П. М. Серов, А. А. Дементьев. РАССЛЕДОВАНИЕ ХИЩЕНИЙ И НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА ДРАГОЦЕННЫХ МЕТАЛЛОВ Учебно-методическое пособие. 2006

Еще по теме Несовершеннолетние свидетели и потерпевшие.:

  1. Потерпевшим по делам об изнасиловании, особенно несовершеннолетним, следует стремиться
  2. Г. Оценка показаний свидетеля
  3. Особенности квалификации посягательств на собственность, совершаемых группой несовершеннолетних
  4. ( 3. Субъекты неофициального обвинения в российском уголовном процессе. Потерпевший в российском уголовном процессе как субъект обвинения
  5. § 2. ЛИЦА, ВЫЗЫВАЕМЫЕ В КАЧЕСТВЕ СВИДЕТЕЛЕЙ
  6. § 5. ОСОБЕННОСТИ ДОПРОСА НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ СВИДЕТЕЛЕЙ
  7. § 8. Некоторые особенности допроса несовершеннолетних участников процесса
  8. § 2. Допрос свидетелей и потерпевших
  9. ДОПРОС НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО
  10. ЭКСПЕРТНАЯ ОЦЕНКА СПОСОБНОСТИ СВИДЕТЕЛЯ ДАВАТЬ ПРАВИЛЬНЫЕ ПОКАЗАНИЯ.
  11. ДОПРОС ПОТЕРПЕВШЕГО, СВИДЕТЕЛЯ В СУДЕ (ТАКТИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ).
  12. § 3. Общие положения тактики допроса свидетелей и потерпевших
  13. § 5. Психологические особенности допроса несовершеннолетних
  14. 23.4. Особенности допроса несовершеннолетних
  15. 5.2.3. Методика расследования преступлений несовершеннолетних
  16. Личные неимущественные права несовершеннолетних детей.
  17. СПЭ потерпевших по делам об изнасиловании
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -