<<
>>

§ 3.4. Лингвистический анализ звучащей речи в идентификационном исследовании говорящего

  Рассмотрение круга проблем, связанных с проведением лингвистической части идентификационного исследования говорящего, начнем с вопроса о взаимодействии и разграничении между аудитивным и лингвистическим анализами в задаче криминалис

тической идентификации личности по голосу и звучащей речи.

Каждый из этих разделов единого комплексного исследования имеет свою направленность, а значит, свои особенности отбора материала и свою композицию.

Мы уже отмечали в § 3.2, что лингвистическая часть исследования проводится с целью выявления имеющихся в речевом материале лингвистических идентификационных признаков. Для этого используются различные методы слухового и лингвистического анализа текста.

Если аудитивная часть в основном ориентирована на исследование речевого потока, т.е. на анализ общих идентификационных признаков, то в качестве лингвистических идентификационных признаков выступают особенности реализации единиц звучащей речи конкретным лицом. То есть, в лингвистической части исследования в основном анализируются частные идентификационные признаки [1]. Таким образом, аудитивный и лингвистический виды анализа находятся в отношениях взаимодополнения.

Лингвистическая часть исследования содержит формулировки идентификационных признаков данной группы, повторяющихся в исходной записи и в записи-образце. Примеры реализации и сопоставления этих признаков в экспертном заключении представляются обычно в виде таблиц.

Известно [2], что по языковой принадлежности единицы звучащей речи (речевой поток, фраза, слово, звук) делятся на несколько групп: фонетические, синтаксические и лексико-семан- тические. Поэтому признаки, описывающие свойства единиц речи, делятся на три большие группы: фонетическую, синтаксическую и лексическую.

Анализируя речь фигурантов экспертиз в целом, можно сказать, что эта речь чаще всего представляет собой сочетание профессиональной лексики и устно-разговорного синтаксиса, особенности которого в большей или в меньшей степени тяготеют к собственно разговорной либо устно-литературной норме.

В процессе идентификационного исследования каждый раз приходится иметь дело со «смесью» речевых компонентов, при анализе которых необходимо разграничивать общелитературные, региональные и индивидуальные особенности, а также степени выраженности одной и той же особенности в зависимости от речевых усло

вий и эмоционального состояния говорящего. При этом указанная степень выраженности все время находится в движении.

В начале данного раздела остановимся более подробно на вопросах анализа фонетической группы лингвистических признаков, с тем, чтобы впоследствии проследить связь этих признаков с соответствующими инструментальными признаками, которые выделяются и анализируются в процессе проведения инструментального анализа голоса и звучащей речи. Поясним, что и те, и другие признаки служат отражением одних и тех же свойств артикуляторного тракта говорящего.

Говоря о произношении, необходимо различать (в зависимости от материала) общерусское и'региональное, выбирать сосуществующие варианты произношения, обращать внимание на соседство оканья/аканья, еканья/иканья, на изменение количественной редукции гласных по сравнению с формулой А.А. Потебни. В разных речевых условиях и неодинаковом эмоциональном состоянии говорящего наблюдается большая устойчивость и в то же время подвижность по степени выраженности структур таких признаков, как фокус артикуляции гласных и согласных, примыкание согласного - гласного - согласного, мускульная напряженность согласных. Проведение данного раздела лингвистической части идентификационного исследования основано на профессиональном слуховом анализе звучащей речи, доступном для эксперта.

Наблюдения Е.А. Брызгуновой над артикуляциями и восприятием речи слушающими [3] показали, что виды артикуляций глотки, гортани и задних стенок ротовой полости не только активно участвуют в формировании характеристик, присущих тому или иному звуку русской речи, но и влияют на выражение эмоционального состояния говорящего, его манеры речи. При этом возможны такие особенности артикуляции глотки и гортани, в рамках которых сохраняются характеристики, присущие тому или иному звуку.

Русская речь с опущенной гортанью и более низкой и широкой глоткой в ее верхней части воспринимается как более важная, значительная. Речь с поднятой гортанью и глоткой, с напряжением прилегающих мышц воспринимается как более значительная, непререкаемая. Эти два вида речи обладают психологическим

воздействием: ослабляют или сковывают инициативу собеседника.

Е.А. Брызгунова отмечает такие ощутимые моменты артикуляции, как: степень продвинутости языка вперед или назад; увеличение объема ротовой полости за счет вдавливания языка, например при произношении гласного [а] (имеется в виду региональная особенность); сужение / расширение раствора ротовой полости; большая или меньшая плотность смычки согласных (усиление плотности создает более очерченное и резкое звучание, ослабление смычки ведет к появлению свистящих призвуков, например у согласных [ш1], [д']); степень мускульной (мышечной) напряженности согласных;

движения кончика языка и языкового тела: кончик языка вверх, язык назад (согласные [ш], [ж]), кончик языка приспущен, но над верхними зубами язык

продвинут вперед (согласный [ш ']),

а также: увеличение выпяченности губ и понижение тона при выражении обиды (например: «Я не говорил этого, зря ты на меня ...»); сужение раствора ротовой полости, увеличение выпяченности губ, усиление их мускульной напряженности при выражении озлобленного волеизъявления (например: «Я кому сказала! Сейчас же иди'») и т.д.

Заметим попутно, что существуют и другие виды ощутимых артикуляций, воспринимаемых на слух. Ощутимые моменты артикуляций, но в другом наборе и с другими целями были разработаны тем же автором в связи с постановкой русского произношения иностранцам [4].

Систематизируя и расширяя список лингвистических признаков, связанных с артикуляцией, можно говорить об анализе произносительных навыков на сегментном уровне, т.е.: о качестве артикуляции гласных: ударных, безударных; о качестве артикуляции согласных, кластеров согласных;

об особенностях коартикуляции звуков; о наличии акцента.

Рассмотрим сегментные признаки более подробно[3]. Приведем в начале перечень тех признаков, которые связаны с произнесением отдельных звуковых сегментов.

Сегментные признаки, связанные с ударным вокализмом: более открытый и более однородный гласный вместо [в\ после мягких согласных (стар[е]нький, в[е]тер); более закрытый и/или более дифтонгоидный гласный вместо [е] после мягких согласных (постепенно, вр[е]мя); продвинутый вперед [ы] или гласный переднего ряда [/] вместо [ы] (голуб[-]ми, перевыполнит); более открытый и более однородный гласный вместо [о] после твердых согласных (к[о]т, г[о]род); более закрытый и/или более лабиализованный гласный [м] вместо [о] (разгов[о]р, п[о]лдень); недостаточно огубленный и более закрытый гласный вместо [о] после твердых согласных (вх[о]дим, объ[о]м).

Сегментные признаки, связанные с безударным вокализмом: более открытый и отодвинутый назад гласный вместо [/] (пр[/]вычно, невидимая); гласный [е] или [е]-образные (в соответствии с орфографическим е_) вместо [г] (закин[е]т, р[е]шил); открытый гласный (в соответствии с орфографическим е_) вместо [г] после недостаточно смягченных согласных (б[е]гу, стар[е]нький); гласный [а] (в соответстии с орфографическим е_) вместо [ы] после шипящих (оруж[а]носец, ж[а]леешь); гласный [е] и/или [е]-образные гласные (в соответствии с фо- графическим я_, а_) вместо [/] после мягких согласных (ч[е]са четыре, зат[е]нули); гласный [о] (в соответствии с орфографическим я_, а_) после мягких согласных (до мор[а]);

произношение              [е] на месте              орфографического и_

(пр[е]щурится, опт[е]мист); произношение [е]-образного гласного на месте орфографического ы_(р[е]бак, надежные баркас[е]); произношение              [е]-образного              гласного . на месте

орфографического а_ (довольн[е]? - довольн[е]); чрезмерная редукция гласных вплоть до нуля звука (ост[ъ] н[ъ] вились); чрезмерная редукция [о] в первом предударном слоге (р[ъ]ссохшийся плот, хор[ъ]ша квартира); недостаточная редукция гласных [а, о, е] (доволен ж[а]рой); недостаточная редукция [о] в безударных слогах (г[а]ворили, воспоминание); гласный [о] или [о]-образные гласные (в соответствии с орфографическим о_) вместо [а] (г[о]в[о]рили, м[о]е); закрытый лабиализированный гласный [о,и] (в соответствии с орфографическим о_) вместо [а] (в[о]ды, директор, достаточно); произношение в заударных слогах более закрытого гласного вместо [ъ] (на набережн[ы]й, на желтоват[ы]м); продвинутый вперед и/или менее лабиализованный гласный [ы] вместо [и] (раз[ы]ма, б[ы]ро); вставочный гласный ([ъ]громадина, в[ъ]ходим); прогрессивное уподобление гласных в формах глаголов (за- сып[ аа]т, начин[ аа]тся).

Сегментные признаки, связанные с безударным консонантиз-. мом: звонкие шумные (в соответствии с написанием) вместо глухих в конце слова и перед глухими согласными (ходя^, жиМ ли, засыпаю[//]); звонкие [v, v'] (в соответствии с написанием) вместо глухих [f,f\ в конце слова и перед глухими согласными (жи[у] ли, на а[у]тобусе, без пределов]); глухие вместо звонких (во всех позициях) ([ЛГ]ромадина, три дру[А:]а, [воспоминание); твердые или недостаточно смягченные согласные вместо мягких (во всех позициях) (с за[г]ядом, привлекала);

недостаточно смягченные согласные перед гласными перед него ряда (кричала, голубыми, на с[у]ете); недостаточно смягченные согласные [т, п, г, р] (переехали,

тепе[?]ь, моИе); твердые вместо мягких в конце слова (бро[/], ря[р], любо[г]); невеляризованный [/] вместо твердого [/] (бы[/], до[/]лгий, го[/]убыми); смягченные шипящие вместо твердых ([эк^енщины, [.ж^ив, [ш^ирь); смягченная аффриката [с1] вместо твердой [с] перед гласными переднего ряда (принцесса, процентов); твердая аффриката [ч] вместо мягкой [ч] ([ч]асто, сундучок); твердый или недостаточно мягкий шипящий вместо мягкого [к/Т (пооб[и/]аться, рокочу[м/]ий); смягчение конечного твердого согласного перед начальными [i,j] следующего слова (тень о]/] [/]блони, согревае[/] (у]го); ассимиляция по твердости на стыке слов (еха[/] на автобусе, во ве[з] рост); губно-губные [w, и, ф] вместо губно-зубных [v, v', f, f\ (у[мgt;]идели, до[н']ольна, [уфды); апикальные переднеязычные вместо дорсальных (ве[?лг|ер, слыш[ил,]ее); альвеолярные [г] и [/] (тепе[п], к[gt;.]асивом, [/.]одка); произношение мягких смычных [/], [d'] с сильной аффрика- цией ([c/'z'jeHb, [j'.s'Jhxo); недостаточно шипящая аффриката [ч'] ([ч]асто, лу[ч]и, ко[ч]ка); замена [ч] звуком [z/] (ве[г/']ером, ко^/^ка); звонкий щелевой [GH] ([СЯ]осподи) вместо смычного [g] ([G#]oy6biMM, [0//]воздь, не Mo[g/?]y); щелевой [х] (в соответствии с орфографическим г_) вместо смычного [?] в конце слов (вдруЭД, но[л:]); утрата смычки аффрикатой [с] (оруженосе[$], солнце); утрата интервокального [/] (подум[ аа]шь, воображ[оа ]т); имплозивные конечные смычные вместо взрывных \р, (, к\ (засыпае[/gt;], отве[/gt;]).

Рассмотрим теперь список тех сегментных признаков, которые связаны с произнесением сочетаний (кластеров) звуков: произношение одного согласного [s'] вместо сочетаний (У/Ч и [z'n'] в конце слова (слабой, :gt;kh[s']); произношение одного согласного [5] вместо сочетаний [s'/1] в середине слова (мазеров, сча^^ью); сочетание двух носовых согласных [пт\ вместо [v??] ([ти]имание, pofmn'joMy); мягкий [/] вместо [/] в формах глаголов третьего лица единственного и множественного числа (засыпаю^], занимаю!/]); заднеязычный согласный [g] вместо губного [v] в окончаниях регионального произношения единственного числа прилагательных, причастий и местоимений (у He[g]o, у которого); долгий смычный [?:] вместо сочетания [.хк] в словах типа 'легко' (ле[?.-]ая).

К тем признакам фонетической группы, которые связаны с нарушениями в произнесении говорящим отдельных звуков, можно о тнести также:

1.

Искажения в произнесении звуков и стойкие замены одних звуков другими (дислалия):

а)              недостатки произношения свистящих (с,с', з,з’, ц) и шипящих (ш, ж, ч, щ) звуков (сигматизм):

б)              недостатки произношения звуков р и р' (ротацизм);

в)              недостатки произношения звуков л и л' (ламбдацизм);

г)              дефекты произношения небных звуков: к и к' (каппацизм);

-гиг’ (гаммацизм);

-.V и х'(хитизм); й (йотацизм);

д)              недостатки произношения звонких согласных звуков (дефекты озвончения), которые выражаются в замене звонких согласных звуков парными глухими звуками: 6-п, д-т, в-ф, з-с, ж-ш, г-к и т.д.;

е)              недостатки произношения мягких согласных звуков (дефекты смягчения), которые выражаются в замене мягких согласных звуков их парными твердыми: д’-д, п'-п, к'-к,р'-р и т.д.

Завершая обзор набора лингвистических признаков фонетической группы, следует упомянуть о признаках, обусловленных патологией центральной нервной системы, к которым относятся: расстройства артикуляционных движений губ, языка, мягкого неба и голосовых складок (дизартрия).

Особняком стоят признаки нарушения речи, связанные с заиканием и речевым спотыканием, которые проявляются в непроизвольных остановках в момент высказывания, а также в вынужденных повторениях отдельных звуков и слогов.

Перейдем теперь к вопросам оценки экспертом навыков говорящего в организации речевого процесса путем синтаксического и грамматического анализа звучащих текстов. Именно в процессе анализа особенностей использования синтаксических конструкций выявляются лингвистические признаки синтаксической группы, список которых приводится ниже*:

преобладающий тип синтагм; наличие длинных синтагм; характер однословных синтагм; средняя морфная глубина слова; индекс'словообразовательности 1: префиксы; индекс словообразовательное™ 2: суффиксы; заполненность удаленных от корня позиций; индекс словообразовательности: число суффиксов к числу предлогов и флексий; длина предложения; членимость текста; синтаксическая правильность; разнообразие синтаксических конструкций; разнообразие заполнения синтаксических позиций; количество придаточных предложений; преимущественный способ заполнения nayj; мелодическое оформление 'э-э'; мелодическое оформление слов-паразитов; наличие слов-дуплетов; наличие несогласованных определений; наличие модальных слов; наличие модальных конструкций; мелодическое оформление модальных конструкций; количество подчинительных союзов; наличие вставных, в частности, длинных конструкций; наличие синтаксически незавершенных конструкций; наличие инфинитивов в роли подлежащего и дополнения; наличие причастий в роли определений; наличие/отсутствие причастий и деепричастий; количество существительных; количество глаголов; количество местоимений; количество прилагательных; количество наречий; количест-

Приводимый список не претендует на полноту и носит информационный характер

во союзов; индекс качественности 1: число прилагательных на одно существительное; индекс качественности 2: число обстоятельств на один глагол; распределение форм именительного падежа; распределение форм родительного падежа; распределение форм других падежей; наличие сложных предлогов; наличие подчинительных союзов; наличие заполненных пауз типа 'э-э'; наличие пауз, заполненных удлинениями; наличие пауз, заполненных словами-«паразитами»; наличие незаполненных пауз; паузы недостаточной длительности в конце предложения; отсутствие паузы в конце простого предложения; сверхдолгая пауза в конце простого предложения; сверхдолгая пауза в конце простой синтагмы; хезитации в середине синтагмы; хезитации в начале предложения; наличие и частота употребления (доля) слов- «сорняков», а также: соответствие использования стилистически окрашенных синтаксических средств и средств ограниченной сферы употребления в конкретной речевой ситуации; наличие нарушений семантической сочетаемости слов при соблюдении грамматической правильности с использованием словаря сочетаний слов русского языка; соответствие/несоответствие употребления слова его значению по толковому словарю; грамматическая правильность речи в области словоизменения (по числам, родам и падежам), словообразования и словосочетания (согласования, управления, примыкания); порядок логического движения мыслей; характер предпочитаемой говорящим системы построения синтаксических единств и схем соотношения синтаксических целых; наличие экспрессивно-выразительных средств выражения авторского отношения к предмету речи, наличие/отсутствие подтекста, средств логического членения высказывания, инверсий, сравнений, эпитетов и других усилительных частиц, поговорок, пословиц, прибауток и т. д.; особенности использования союзов и синтаксических средств (особенно сложных) в устных текстах, содержащих различные рассуждения.

Обратимся теперь к лингвистическим признакам лексической группы. Е.А. Брызгунова в [3] отмечает, что лексика фигуранта может быть показателем его культуры речи, обнаруживает чужеродные для его речи вкрапления, и в более редких, счастливых случаях лексика указывает на диалект, регион, в котором вырос или некоторое время жил фигурант. Существенным идентификационным признаком речи фигуранта может служить также лексическая избирательность в употреблении слов.

Диалектная лексика разнообразна. В диалектный словарь региона могут входить, например, местные названия сельскохозяйственных и бытовых реалий, т. е. то, что в речи фигурантов экспертиз можно услышать далеко не всегда. И второй важный момент: если диалектные/региональные признаки проявляются в произношении, начиная с первых слов и предложений, сказанных фигурантом, то для выявления лексических особенностей требуется гораздо больший объем речевого материала. Это всегда необходимо учитывать при отборе образцов голоса и речи лица, подлежащего идентификации.

Приведем примерный список признаков лексической группы, который эксперт может использовать при анализе словаря, используемого фигурантом[4]' богатство активного словаря; правильность словоупотребления; грамматическая правильность речи; наличие лексики ограниченной сферы употребления; наличие разговорной и просторечной лексики; наличие и доля афункциональной лексики (слов-«парази- тов»); наличие и типы сбоев речи (оговорки, неверное начало слова с последующей коррекцией или без нее, повторы первого слога, заикание); наличие стилистически окрашенных лексических средств и средств ограниченной сферы употребления:

а)              просторечных;

б)              книжных;

в)              официально-деловых;

г)              диалектных;

д)              профессиональных;

е)              жаргонных; употребление слов с ослабленным стандартным лексическим значением; наличие индивидуально синонимированных слов; употребление устаревших слов и выражений; выбор конкретного синонима из синонимического ряда значений; употребление одних и тех же слов для обозначения различных явлений действительности; употребление аффективно-символической лексики:

а)              устойчивые словосочетания-клише («.все нормально»);

б)              заместительная лексика («эта штука» и т.д.);

в)              идеоматические выражения-штампы;

г)              экспрессивные единицы («так», «ага» и т.д.);

д)              нерелевантные повторы одного и того же слова: употребление лексических средств речевого контакта («говоришь», «знаешь», «понимаешь», «слышишь» и т.д.); предпочтительное употребление конкретных лексем и значений многозначных слов; наличие лексических актуализаторов, используемых Для усиления значения знаменательных слов, выражающих отношение говорящего к предмету речи и имеющих добавочные оттенки значений; наличие часто употребляемых оборотов, конструкций, устойчивых выражений, фразеологизмов; наличие повторов слов и высказываний, смысловых повторов.

В данном разделе главное внимание было обращено на анализ фонетических признаков лингвистической группы. Впоследствии мы проследим связь указанных признаков с теми признаками инструментальной группы, в которых находят отражение те или иные свойства артикуля горного тракта говорящего.

Интересующимся вопросами подробного анализа лингвистических признаков синтаксической и лексической групп можно

рекомендовать основополагающие работы Е.А. Брызгуновой [3J, [4], а также материалы, изложенные в книге Е.И. Голяшиной [2].

Список рекомендуемой литературы ¦ 1. Экспертная криминалистическая идентификация: Методич. пособие для экспертов, следователей и судей. М.: РФЦСЭ, 1996. Вып. II: Специальные методы и чаетные методики экспертнокриминалистической идентификации. Шаршунский В.Л., Ложкевич А.А., Азарченкова Е.И., Женило В.Р. Экспертная идентификация человека по магнитным фонограммам его устной речи. М.: ВНИИ МВД СССР, 1987. 68 с. Брызгунова Е.А. Лингвистический анализ в криминалистической экспертизе звукозаписей // Современные методы, технические и программные средства, используемые в криминалистической экспертизе звукозаписей. Методич. пособие для экспертов / Под ред. А.Ш. Каганова. М.: РФЦ СЭ при Минюсте России, 2003. • Брызгунова Е.А. Практическая фонетика и интонация русского языка. Пособие для преподавателей, занимающихся с иностранцами. М: МГУ, 1963. 306 с. Голяшина Е.И. Судебная фоноскопическая экспертиза. М.: Триада; Лтд., 2001. 302 с. 

<< | >>
Источник: Каганов А.Ш. Криминалистическая экспертиза звукозаписей. 2005

Еще по теме § 3.4. Лингвистический анализ звучащей речи в идентификационном исследовании говорящего:

  1. Глава15. ОБЩИЙ АНАЛИЗ ТЕОРИИ, ПСИХОДИАГНОСТИКИ И ЭМПИРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ЛИЧНОСТИ
  2. § 1.2. История становления и современное состояние криминалистической экспертизы звукозаписей
  3. § 2.1. Задачи криминалистической экспертизы звукозаписей
  4. Глава 3 Исследование голоса и звучащей речи
  5. § 3.1. Применение общих положений теории криминалистической идентификации к задаче экспертного отождествления человека по голосу и звучащей речи
  6. § 3.2. Общая схема решения задачи криминалистической идентификации говорящего, структура заключения эксперта
  7. § 3.3. Аудитивная часть идентификационного исследования говорящего
  8. § 3.4. Лингвистический анализ звучащей речи в идентификационном исследовании говорящего
  9. § 3.5. Инструментальная часть идентификационного исследования
  10. § 5.1 Формулирование вопросов эксперту и представление ему необходимых сведений
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -