<<
>>

7.3. КРИТЕРИИ ОБОСНОВАННОСТИ И ПРАВОМЕРНОСТИ ПРИНЯТИЯ СЛЕДОВАТЕЛЕМ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ РЕШЕНИЙ ОБ ИЗБРАНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ ПОДОЗРЕВАЕМОГО (ОБВИНЯЕМОГО)

Применение мер пресечения преследует прежде всего превентивную цель: меры пресечения призваны предупредить сокрытие обвиняемого (подозреваемого) от следствия и суда, его попытки воспрепятствовать установлению истины по делу, совершение им новых преступлений.
Предположения следователя о возможности наступления перечисленных событий носят вероятностный характер, причем это предположения не о прошедших или происходящих событиях, а о тех, которые только могут произойти в будущем. Необходимость делать предположения не о том, что имеется в действительности, а о том, что еще только может произойти, а может и не произойти, составляет значительную трудность при избрании меры пресечения. Фактические данные, на основании которых сделаны выводы следователя о наступлении возможных событий, должны быть достоверными. Это могут быть сведения, полученные процессуальным путем, а также оперативная информация. Однако изучение уголовных дел показывает, что при расследовании нечасто удается получить информацию, прямо указывающую, что обвиняемый намеревается скрыться от следствия и суда или препятствовать установлению истины по делу. В большинстве случаев следователю приходится основывать свое решение о применении меры пресечения на сведениях, лишь косвенным образом указывающих на намерения обвиняемого. Конечно, не представляет трудности сделать обоснованное предположение о том, что обвиняемый может скрыться от следствия, если он не имеет постоянного места жительства или после совершения преступления какое-то время уже скрывался от милиции. Иногда при расследовании дела может быть получена информация о том, что обвиняемый или его родственники пытаются оказать давление на свидетелей, потерпевших с целью добиться изменения их показаний в выгодную для себя сторону. Может быть также установлен факт совершения обвиняемым нового преступления в период следствия или получены сведения о том, что обвиняемый выражал намерение совершить новое преступление.
Однако чаще всего таких конкретных данных у следователя не имеется, поэтому решение вопроса о необходимости применения меры пресечения и выбор ее представляет на практике значительную трудность. Изучение 175 уголовных дел, где мерой пресечения избирался арест, показало, что следователи в ходатайстве о заключении под стражу в 17% случаев вообще не ссылались на обстоятельства, перечисленные в ст. 97 УПК РФ; в 26% случаев такая ссылка была сделана, и при этом указывались конкретные обстоятельства, подтверждающие намерения обвиняемого (в 69% от этого количества следователь указывал, что обвиняемый не имеет постоянного места жительства, в 2% были установлены факты воздействия на свидетелей или потерпевших, в 7% обвиняемый выражал угрозу совершить новые преступления, в прочих случаях указывались иные конкретные обстоятельства, явно свидетельствующие о неблаговидных намерениях обвиняемого); в остальных 57% изученных дел следователи, хотя и ссылались в качестве основания на обстоятельства, перечисленные в ст. 97 УПК РФ, но каких-либо конкретных фактов, подтверждающих намерения обвиняемого, не приводили. Полагаем, это было сделано потому, что весьма сложно получить сведения о таких фактах. Опрос следователей показал, что они, как правило, хотя формально в своих постановлениях и ссылаются на обстоятельства, перечисленные в ст. 97 УПК РФ, но при этом не располагают конкретными фактическими данными, подтверждающими намерения обвиняемого, а свое решение основывают на совершенно иных обстоятельствах дела: прежде всего характере преступления, его тяжести, а также данных о личности обвиняемого, его прошлых судимостях. По нашему мнению, проблема вызвана тем, что в формулировке ст. 97 УПК РФ произошло смешение оснований и целей применения мер пресечения. Эта формулировка «перекочевала» в новый закон из ст. 89 УПК РСФСР. Существование перечисленных в указанной статье обстоятельств как целей применения мер пресечения несомненно. Однако выдвижение тех же обстоятельств как оснований применения мер пресечения представляется явно проблематичным, так как требует от следователя обоснованных фактами конкретных предположений о том, что еще не произошло.
Правильным было бы представить данные обстоятельства именно как цели применения мер пресечения, а основания их применения разработать и сформулировать иные, указав их более конкретно, чтобы не создавать почвы для нарушений законности и разной трактовки правовой нормы. Практика исходит только из того, что в структуру оснований применения меры пресечения (особенно это касается заключения под стражу) непременно включаются доказательства, изобличающие обвиняемого в совершении преступления или позволяющие подозревать лицо в этом. Если бы доказанность обвинения или обоснованность подозрения не принималась во внимание в качестве важнейшего фактора при аресте, случаи необоснованных арестов были бы слишком частыми. Рассматривая ходатайство следователя о заключении под стражу обвиняемого или подозреваемого, судья прежде всего выясняет, имеются ли в деле доказательства совершения преступления именно данным лицом. Чаще всего (по нашим данным – до 63% случаев) судья отказывает в удовлетворении ходатайства о заключении под стражу потому, что приходит к выводу о недостаточности доказательств, подтверждающих участие обвиняемого или подозреваемого в преступлении. Однако отказ в удовлетворении ходатайства об аресте обвиняемого не влечет отмены постановления о привлечении в качестве обвиняемого. При возникновении новых обстоятельств, обосновывающих необходимость заключения лица под стражу, возможно вторичное обращение в суд с ходатайством об аресте. В ряде случаев следователю было предложено собрать дополнительные доказательства обвинения и после этого представить повторное ходатайство. Суд имеет полномочия продлить срок задержания подозреваемого. Продление срока задержания допускается при условии признания судом задержания законным и обоснованным и не должно превышать 72 часов с момента вынесения судебного решения по ходатайству одной из сторон для представления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу (п.
3 ч. 7 ст. 108 УПК). Таким образом, возможность избрания заключения под стражу в качестве меры пресечения ставится в прямую зависимость от доказанности подозрений в совершении преступления. Довольно типичной является ситуация, когда доказательств достаточно для предъявления обвинения и мало для заключения под стражу. Вместе с тем их может быть достаточно для избрания в качестве меры пресечения, например, подписки о невыезде. Заключение под стражу невиновного человека влечет для последнего более тяжкие последствия, чем привлечение его в качестве обвиняемого. Именно поэтому судья выносит решение об аресте, а не о привлечении в качестве обвиняемого. Для заключения под стражу требуются более веские доказательства, чем для предъявления обвинения на начальной стадии расследования. Арест лица, которое впоследствии оказывается невиновным и освобождается из-под стражи по реабилитирующим основаниям, рассматривается как грубое нарушение законности органами предварительного следствия. Если возникают сомнения в том, что преступление совершено именно данным субъектом, следователь применяет к нему меру пресечения, не связанную с лишением свободы, а если такие сомнения появляются у судьи, он отказывает в удовлетворении ходатайства о заключении лица под стражу. Решение о применении меры пресечения должно основываться на бесспорных доказательствах. В отличие от фактических данных, позволяющих полагать, что обвиняемый скроется от следствия и суда, воспрепятствует установлению истины или будет продолжать преступную деятельность, которые могут иметь характер непроцессуальной информации и быть недостаточно конкретными, доказательства обвинения должны быть только процессуально допустимыми и конкретными. Поэтому они представляют большее процессуальное значение и более доступны для отражения в постановлении о заключении под стражу. Однако при избрании меры пресечения важны не только основания. Ст. 99 УПК РФ перечисляет обстоятельства, учитываемые при избрании меры пресечения помимо обстоятельств, указанных в ст.
97 УПК РФ: тяжесть предъявленного обвинения, данные о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства. Непринятие во внимание перечисленных обстоятельств может сделать меру пресечения необоснованной. Кроме того, для применения в качестве меры пресечения заключения под стражу закон выдвигает особые условия: она применяется по делам о преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть применена по делам о преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет при наличии одного из перечисленных в ч. 1 ст. 108 УПК РФ обстоятельств. При таком подходе определяющее значение при избрании меры пресечения приобретет тяжесть предъявленного обвинения и его доказанность имеющимися в уголовном деле фактическими данными. Для дифференциации принимаемого решения помимо тяжести совершенного преступления, полагаем, следовало бы учитывать личностные качества обвиняемого. В качестве отягчающих обстоятельств учитывать следующие: 1) обвиняемый не имеет постоянного места жительства; 2) обвиняемый покушался на побег; 3) обвиняемый ранее судим; 4) установлены факты воздействия на участников процесса с целью воспрепятствовать следствию; 5) обвиняемый продолжает преступную деятельность; 6) обвиняемый отрицательно характеризуется. В качестве смягчающих обстоятельств можно было учесть: 1) несовершеннолетний возраст; 2) престарелый возраст; 3) болезненное состояние обвиняемого; 4) добровольное возмещение причиненного преступлением ущерба; 5) активное добровольное содействие при раскрытии преступления. Ст. 98 УПК РФ предусматривает следующие меры пресечения, которые можно применять ко всем обвиняемым (подозреваемым): подписка о невыезде; личное поручительство; залог; домашний арест; заключение под стражу. Предусмотрены также еще две меры пресечения, которые применимы не ко всем обвиняемым (подозреваемым): наблюдение командования воинской части возможно только в отношении военнослужащих; присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым возможен только в отношении лиц, совершивших преступление в возрасте до 18 лет.
По своей сущности эти меры пресечения соответствуют личному поручительству и должны применяться по тем же критериям. Каждая из мер пресечения является мерой процессуального принуждения, однако для избрания некоторых из них необходимо согласие и добрая воля обвиняемого или иных лиц, готовых за него поручиться. Избрание личного поручительства невозможно без добровольного согласия поручителя принять на себя ответственность за надлежащее поведение обвиняемого и, соответственно, подвергнуться денежному взысканию до ста минимальных размеров оплаты труда, если эти обязательства будут нарушены (ст. 103 УПК РФ). Безусловно, родители, опекуны, попечители, а также должностные лица специализированного детского учреждения несут ответственность за надлежащее поведение несовершеннолетнего, однако все же следователь не вправе принудительно обязать перечисленных лиц принять несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого под присмотр. Поэтому присмотр за несовершеннолетним в качестве меры пресечения возможен тоже только при добровольном согласии родителей или иных лиц поручиться перед следователем и судом за надлежащее поведение несовершеннолетнего (ст. 105 УПК РФ). Залог в качестве меры пресечения возможен только при наличии у подозреваемого, обвиняемого денег или иных ценностей, которые он готов внести в обеспечение своего надлежащего поведения; либо необходима инициатива любого физического или юридического лица, выражающего готовность поручиться своим имуществом за надлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого) (ст. 106 УПК РФ). УПК РФ не устанавливает минимальную сумму залога, однако в ст. 99 УПК РСФСР указывалось, что она не может быть меньше 100 минимальных размеров оплаты труда. Полагаем, что установление такого минимума вполне оправдано и должно сохраниться в практике деятельности следователя и суда. Если обратиться к таким мерам пресечения, как подписка о невыезде и домашний арест, то избрание их невозможно при отсутствии у обвиняемого (подозреваемого) места жительства – постоянного или хотя бы временного, подтвержденного регистрацией. Кроме того, само лицо, подвергающееся этим мерам пресечения, должно быть согласно выполнять соответствующие запреты: не покидать место жительства, не выезжать за пределы населенного пункта, являться по вызовам следователя и суда. Вышеизложенное указывает на то, что избрание любой меры пресечения, кроме заключения под стражу, не является односторонним принудительным актом, а требует добровольного согласия самого обвиняемого (подозреваемого) и иных лиц выполнять соответствующие требования. Поэтому при избрании меры пресечения следователю (дознавателю) должна быть предоставлена возможность учесть не только тяжесть совершенного преступления, но также и обстоятельства дела и личность обвиняемого (подозреваемого) и применить меру пресечения законно и обоснованно. При избрании мер пресечения необходимо исходить из категории преступления, в совершении которого предъявлено обвинение. Возможна, например, следующая система соотношений между мерами пресечения и тяжестью совершенного преступления: 1) Преступления небольшой тяжести (ч. 1 ст. 191, ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 160 УК РФ): подписка о невыезде; личное поручительство. 2) Преступления средней тяжести (ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 160 УК РФ): подписка о невыезде; личное поручительство; залог. Если избрание указанных мер невозможно, то избирается заключение под стражу. 3) Преступления тяжкие (ч. 2 ст. 191, ч. 3 и 4 ст. 158, ч. 3 и ч. 4 ст. 160 УК РФ): залог; домашний арест; заключение под стражу. 4) Преступления особо тяжкие (максимальное наказание за которые превышает десять лет лишения свободы – ч. 3 ст. 161, квалифицированный грабеж; ч. 3 и 4 ст. 162, квалифицированный разбой; ст. 209, бандитизм; ч. 1 и 3 ст. 210, организация преступного сообщества): заключение под стражу. По нашему мнению, эти критерии заслуживают внимания и могут быть учтены при решении вопроса об избрании меры пресечения.
<< | >>
Источник: В. Д. Ларичев, В. В. Улейчик, И. А. Цоколов, О. И. Цоколова, П. М. Серов, А. А. Дементьев. РАССЛЕДОВАНИЕ ХИЩЕНИЙ И НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА ДРАГОЦЕННЫХ МЕТАЛЛОВ Учебно-методическое пособие. 2006

Еще по теме 7.3. КРИТЕРИИ ОБОСНОВАННОСТИ И ПРАВОМЕРНОСТИ ПРИНЯТИЯ СЛЕДОВАТЕЛЕМ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ РЕШЕНИЙ ОБ ИЗБРАНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ ПОДОЗРЕВАЕМОГО (ОБВИНЯЕМОГО):

  1. 5.4. Проблемы совершенствования уголовного законодательства и развития системы судебной власти после принятия Уголовно-процессуального кодекса и Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации
  2. 6.2. Концепция создания ювенальной юстиции и проблемы реформирования уголовного законодательства Российской Федерации
  3. § 2. ЗАВИСИМОСТЬ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ФОРМЫ ВОЗБУЖДЕНИЯ, РАССЛЕДОВАНИЯ И СУДЕБНОГО РАЗРЕШЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ОТ ХАРАКТЕРА УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  4. § 1. Место и значение подозрения в уголовном процессе
  5. § 1. Понятие процессуального срока. Правила исчисления процессуальных сроков
  6. Выдача
  7. § 2. Психологические особенности принятия решений юристом
  8. 7.4. Меры пресечения
  9. §3. Основания и условия применения мер пресечения
  10. §2. Осуществление уголовного судопроизводства по делам несовершеннолетних
  11. Глава 13. МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ
  12. 2. Понятие и виды мер пресечения, основания и порядок их избрания, изменения и отмены
  13. 7.1. Процессуальные документы, отражающие общие условия производства предварительного следствия.
  14. 7. КРИТЕРИИ ОБОСНОВАННОСТИ И ПРАВОМЕРНОСТИ ПРИНЯТИЯ СЛЕДОВАТЕЛЕМ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ РЕШЕНИЙ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ХИЩЕНИЙ И НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА ДРАГОЦЕННЫХ МЕТАЛЛОВ
  15. 7.1. КРИТЕРИИ ОБОСНОВАННОСТИ И ПРАВОМЕРНОСТИ ПРИНЯТИЯ СЛЕДОВАТЕЛЕМ РЕШЕНИЙ О ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ИЛИ ОБ ОТКАЗЕ В ИХ ВОЗБУЖДЕНИИ
  16. 7.2. КРИТЕРИИ ОБОСНОВАННОСТИ И ПРАВОМЕРНОСТИ ПРИНЯТИЯ СЛЕДОВАТЕЛЕМ РЕШЕНИЯ О ПРИВЛЕЧЕНИЯ ЛИЦА В КАЧЕСТВЕ ОБВИНЯЕМОГО
  17. 7.3. КРИТЕРИИ ОБОСНОВАННОСТИ И ПРАВОМЕРНОСТИ ПРИНЯТИЯ СЛЕДОВАТЕЛЕМ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ РЕШЕНИЙ ОБ ИЗБРАНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ ПОДОЗРЕВАЕМОГО (ОБВИНЯЕМОГО)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -