<<
>>

4.2. Допрос обвиняемого

Обвиняемый, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального кодекса Украины, имеет право на защиту. Обвиняемый имеет право знать в чем его обвиняют, вправе предоставлять доказательства своей невиновности или меньшей виновности, имеет право знакомиться с материалами дела, заявлять отводы следователю, судье, обжаловать как отдельные процессуальные действия,

так и приговор суда.

Показания обвиняемого являются одновременно способом его защиты и доказательством по делу.

Допрос обвиняемого производится после предъявления обвинения (не позднее двадцати четырех часов после предъявления обвинения).

Уголовно-процессуальный кодекс Украины предусматривает последовательность допроса, отмечая, что в начале допроса следователь должен спросить обвиняемого, признает ли он себя виновным в предъявленном обвинении, после чего предлагает ему дать показания по существу обвинения. Следователь выслушивает показания в виде свободного рассказа и в необходимых случаях задает вопросы.

Обвиняемый имеет право отказаться от дачи показаний. Принуждать его к даче показаний нельзя. Отдельная статья уголовно-процессуального кодекса запрещает домогаться показаний обвиняемого путем насилия, угроз и других незаконных мер, предусматривает уголовную ответственность за нарушение этих требований.

Исходя из требований уголовно-процессуального закона, отражающего демократические основы судопроизводства, все тактические приемы допроса должны основываться на требованиях закона, находиться в точном соответствии с ним. Тактические приемы также должны соответствовать этическим нормам судопроизводства, что также отражает их соответствие демократическим принципам.

Предмет допроса обвиняемого представляет собой совокупность обстоятельств, подлежащих выяснению. Предмет допроса по своему объему, а иногда и по содержанию может отличаться от предмета показаний.

Предмет показаний, является более широким и включает обстоятельства, относящиеся к условиям, способствующим совершению преступления, к кругу лиц, которые участвовали в событии, но остались вне поля зрения, к мотивам преступления, к служебным отношениям, которые стимулировали совершение преступления (угроза увольнения, незаконное понижение по службе и т. п.). В этой связи следует обратить внимание на то, что при допросе обвиняемого следует дать возможность рассказывать о тех или иных обстоятельствах, не прерывая хода

допроса, так как в его процессе могут быть установлены сведения, имеющие существенное значение для расследования преступления.

Допрос обвиняемого требует тщательной подготовки. Схема подготовки включает традиционные вопросы: изучение материалов дела, изучение данных о личности обвиняемого, изучение специальных вопросов, составление плана допроса. Однако каждый из этапов подготовки к допросу обладает спецификой, определяемой видом преступления и характером преступной деятельности (способами и приемами ее осуществления). Первым этапом подготовки является, как указывалось ранее, изучение материалов дела. По отношению к делам о взяточничестве эти материалы имеют непосредственное отношение к производственной, организационной, должностной деятельности обвиняемого, следовательно связаны с особенностями производства или управления в отдельной отрасли, применительно к конкретному случаю, в отдельном подразделении той или иной системы. Поэтому изучение этой системы, применительно к документообороту, функциям обвиняемого как служебного лица, пределам возможностей по осуществлению тех или иных, в том числе преступных намерений, предоставляет необходимые материалы для свободного оперирования названными сведениями во время допроса. Нередко обвиняемые во взяточничестве маскируют свою деятельность якобы законными распоряжениями, допустимыми в рамках служебных функций действиями, которые рассматриваются правоохранительными органами как преступные. В этих случаях, знание объема и пределов служебных функций обвиняемого, ссылки на соответствующие нормативные акты поможет опровергнуть подобные заявления.

Вторым этапом подготовки к допросу обвиняемого является изучение данных о его личности. Объем данных о личности обвиняемого зависит от тех сведений, которые являются значимыми как для допроса, так и для дальнейшего расследования преступления. К числу вопросов, которые при этом требуют выяснения можно отнести следующие: 1) служебные функции; 2) круг друзей среди сослуживцев и иных лиц; 3) имущественное состояние; является ли лицо накопителем либо легко растрачивает деньги на различные нужды, в том числе на развлечения; 5) приобретал

ли в последнее время дорогостоящие вещи; 6) легко ли идет на контакт с другими лицами; 7) меркантильно ли это лицо, чем подтверждается его меркантильность; 8) имеет ли семью, в каком составе; 9) не имеет ли интимных связей с каким либо определенным лицом; 10) имеет ли дачи, иные домостроения на праве личной собственности и др.

Данные о личности, которые интересуют следователя он может получить, давая определенные задания оперативно-розыскным органам.

Третьим этапом подготовки к допросу обвиняемого является изучение специальных вопросов.

Понятие специальных вопросов относится к совокупности сведений, относительно специфики организации и деятельности того или иного учреждения или предприятия. Данные об особенностях функционирования предприятия или учреждения, где обнаружены факты взяточничества необходимы следователю в двух целях:

а)              для понимания функций должностного лица применительно к изучаемой отрасли; изучения документального оформления отдельных действий; установления возможных отклонений или нарушений в правовом режиме документального оформления действий, предпринимаемых должностным лицом либо его заместителями; о числе таких нарушений и их правовых последствиях либо отсутствия их; об общей картине организации деятельности и правовой дисциплине в учреждении или предприятии либо отдельной финансовой структуре;

б)              для принятия мер профилактического характера, пресекающих преступную деятельность в период расследования, а также для устранения причин и условий, способствующих совершению преступлений в данном подразделении либо в отрасли, где выявлены такие обстоятельства.

Последнее находит свое выражение в представлении следователя об устранении причин и условий, способствующих совершению преступлений, направляемом в те органы, которые следователь сочтет необходимыми.

Источниками получения сведений о специальных вопросах могут быть следующие: а) консультации, которые могут быть получены у специалистов; б) обращение к специальной литературе; в) изучение порядка организации деятельности учреждения

или предприятия; г) личное ознакомление с документооборотом и оформлением тех или иных управленческих действий. Следователь при изучении специальных вопросов избирает любую форму, которая представляется ему наиболее целесообразной.

Следует отметить, что не во всех случаях расследования взяточничества есть необходимость в изучении специальных вопросов, так как форма услуг, предоставляемых за взятку очевидна и не требует изучения деятельности учреждения или отдельной структуры.

Однако, в настоящее время, в связи с развитием и становлением крупных коммерческих и банковских структур, а также структур управленческих, связанных с разрешительной системой, формы взяточничества приобретают определенную специфику, состоящую из комплекса действий, а также документов, имеющих своей целью сокрытие и камуфлирование незаконных действий. В этих случаях, изучение специальных вопросов приобретает весьма важное значение, так как позволяет обнаружить каналы (традиционные и нетрадиционные), предоставляющие информацию о действиях, маскирующих совершаемые преступления.

Такие формы взяточничества обнаруживаются в банковских структурах, где существующие формы кредитования недостаточно совершенны и позволяют с помощью взяток обходить законные пути получения кредитов, которые впоследствии являются предметом хищения. Взяточник при этом остается в тени, безнаказанным, иногда несет только дисциплинарную ответственность.

Значительная степень взяточничества существует в приватизационной струюуре, где отдельные предприятия, домостроения, магазины и даже дворцы (спорта, молодежи и т.

п.) являются объектом приватизации за стоимость, которая далека от действительной и которая, несмотря на открытые торги, аукционы определяется заранее за полученные взятки.

Заключительным этапом подготовки к допросу является составление плана. План допроса представляет собой тактическую программу осуществления комплекса приемов, обусловленных предметом допроса и ситуацией его проведения. План представляет собой итог мыслительной деятельности, направленной на решение задач предстоящего допроса обвиняемого. Среди этих

задач можно назвать следующие: 1) установление психологического контакта, располагающего к общению; 2) определение последовательности выяснения всех обстоятельств формулы обвинения; 3) определение своей позиции при конфликтной ситуации; определение системы тактических приемов при разоблачении лжи либо умолчании о данных, имеющих значение для расследования; 5) использование рефлексивного мышления для определения линии поведения в конфликтной и бесконфликтной ситуации; 6) избрание этапа предъявления письменных и вещественных доказательств в процессе допроса; 7) выяснение возможных источников доказательств для проверки изначальных данных в процессе допроса и после его производства; 8) выяснение обстоятельств и данных, оправдывающих обвиняемого, а также противоречащих предъявленному обвинению, в целях их подтверждения или нейтрализации; 9) установление причин и условий, способствующих совершению преступления, как основание для разработки профилактических мероприятий.

Наличие плана не может быть жесткой схемой допроса, он должен быть динамичным, подвижным, используемым в соответствии с ситуацией допроса, поведением допрашиваемого, намерениями следователя.

В ситуации допроса не все обстоятельства, подлежащие выяснению могут быть установлены, как и отдельные пункты предстоящего допроса могут оказаться пустыми, не выполняющими свою роль.

Поэтому, несмотря на значительную подготовку плана и придумывания его реализации, конкретная обстановка допроса может внести в него коррективы либо такие изменения, которые изменяет всю тактику допроса.

Именно в этих случаях значительная роль принадлежит рефлексивному мышлению и управлению, как проигрывающей мыслительной программы допрашиваемого с целью определения его возможных высказываний и действий. Построение предположений о поведении и доказательствах, сообщаемых обвиняемым, всегда создает реальные предпосылки для использования таких тактических приемов, применение которых может направлять мышление и высказывания обвиняемого в направлении, необхо-

димом для установления истины, данных, соответствующих действительности.

Допрос обвиняемого начинается, как правило, после предъявления обвинения либо, как указывает законодатель, не позднее двадцати четырех часов после предъявления обвинения. И в том, и в другом случае допрос начинается вопросом следователя о том, признает ли себя лицо, которому предъявили обвинение виновным в содеянном полностью или частично.

Далее обвиняемый дает показания, связанные с его признанием вины либо ее отрицавшем. Как в процессе свободного рассказа, так и после него, следователь ставит вопросы в соответствии с подготовленным им планом. Тактика допроса при расследовании любых преступлений, в том числе и взяточничества, зависит от того, признает ли лицо себя виновным или отрицает полностью либо частично предъявленное ему обвинение.

При признании обвиняемым своей вины, допрос имеет целью подробное выяснение всех обстоятельств, которые иллюстрируют признание. Подробное выяснение всех обстоятельств позволяет не только получить полные показания, но и получить данные, способствующие проверке показаний, как в процессе допроса, так и после его проведения. В процессе допроса следователь сопоставляет показания с другими доказательствами по делу, при этом может обнаружить несоответствия, противоречия, которые следует устранить в ходе общения.

Следует особо отметить, что признание обвиняемым своей вины исчерпывает объем допроса. Практике расследования известны случаи, когда признание предъявленного обвинения, скрывало более тяжкие либо другие преступления, совершенные обвиняемым. Так, по отношению к взяточничеству, признание факта получения взятки может скрывать систему получения взяток в течении определенного периода. Поэтому признание преступления менее тяжкого скрывает факты совершения нескольких таких преступлений либо других.

В ходе допроса при признании вины целесообразно ставить вопросы о том, не совершал ли обвиняемый других преступлений либо преступлений такого же вида, как и обнаруженное. Постановка такого вопроса в психологическом плане нередко у обвиня-

емого создает предположение или уверенность в том, что и другие преступления или эпизоды их известны допрашивающему и поэтому нет смысла их утаивать либо маскировать. Внешне такое поведение обвиняемого выражается во внезапном недоумении, смущении, прерывании изложения показаний, молчании, свидетельствующем о быстром продумывании своей позиции, применительно к знанию или незнанию следователем тех данных, которые скрывались за поставленным вопросом.

Признание своей вины обвиняемым может скрывать самооговор, как сообщение ложных сведений о преступлении, которое он не совершал, но из различных побуждений “берет вину на себя”, то есть признается в своей виновности. Такие обстоятельства имеют место тогда, когда в силу дружеских отношений, страха перед соучастниками, в результате круговой поруки, из желания выгородить близкое лицо и других обвиняемых заявляет, что преступление совершено ним. При этом, что особенно характерно для таких случаев, он очень подробно осведомлен о событии преступления и отдельных его обстоятельствах, однако не знает деталей, которые известны следователю из материалов судебной экспертизы, показаний других лиц - свидетелей, потерпевших, данных осмотра места происшествия и оперативно-розыскных материалов. В тех случаях, когда у следователя возникает подозрение относительно причастности лица к событию преступления, он может выяснить последнее и опровергнуть ложь путем постановки детализирующих вопросов, содержание которых он определяет по ходу допроса, используя известную ему информацию. Детализирующие вопросы, как правило, не имеющие отношения к существу события, но имеющие очень важное значение для проверки показаний, влекут за собой ответы типа “не помню”, “не обратил внимания”, “не заметил, так как очень нервничал” и др. Следует заметить, что лицо, совершающее преступление даже без его предварительной подготовки, очень хорошо запоминает это событие, причем во всех деталях, так как преступление является очень сильным психологическим фактором, влияющим на психическое состояние человека и создающее своего рода длительную по времени и устойчивую доминанту, от которой сложно освободиться.

Признание своей вины в части обвинения может соединяться с оговором других лиц, действительно непричастных к преступлению. Оговор в криминалистической литературе рассматривается как сообщение ложных сведений относительно лица непричастного к совершению преступления[XCVIII]. Оговор преследует цель переложить вину на другое лицо для того, чтобы уйти от ответственности; переложить часть своей вины на другое лицо с целью смягчения меры наказания; ввести в заблуждение следователя, затянуть расследование; отомстить определенным лицам за действительные или мнимые обиды. Оговор всегда влечет за собой производство других следственных действий, направленных на проверку сообщаемой информации и потому во всех случаях нарушает сроки расследования. Вместе с тем, оговор можно выявить в процессе допроса обвиняемого путем постановки системы вопросов, направленных на уточнение, детализацию показаний, а также направленных на разоблачение джи. Постановка таких вопросов может способствовать обнаружению противоречий в показаниях обвиняемого, незнание обстоятельств и деталей, которые он должен знать, оговаривая лицо и обнаружению лжи, мотивы которой он не может объяснить.

Показания обвиняемого, связанные с признанием вины должны отличаться полнотой и быть по возможности детализированы ссылкой на те или иные доказательства, имеющиеся в деле либо требующие их получения в процессе иных следственных действий - судебной экспертизы, следственного эксперимента, проверки показаний на месте.

Наряду с этим, показаниям обвиняемого нельзя придавать преимущественного доказательного значения, сосредоточивая свои усилия главным образом на получении признания, игнорируя собирание других доказательств. Такая односторонняя направленность является проявлением обвинительного уклона при расследовании, что является грубым нарушением принципа объективности и является, одним из кассационных оснований для возвращения дела на дополнительное расследование. Кроме того, показания об-

виняемого могут быть положены в основу обвинения только в том случае, когда они подтверждены совокупностью доказательств по делу. В этом отношении, показания обвиняемого всегда должны соотноситься с доказательствами, имеющимися в деле, в целях выяснения отдельных противоречий, неточностей и других обстоятельств, связанных с определением доказательственной ценности и значения тех данных, которые содержатся в показаниях обвиняемого.

Основным способом получения показаний, независимо от того, в конфликтной или бесконфликтной ситуации они получаются являются тактические приемы. В теоретических исследованиях криминалистики в последнее время наметились тенденции к анализу целей и форм тактических приемов, целям их систематизации по определенным основаниям. Последнее дало возможность определить системы тактических приемов, выполняющие функции различного рода по их целевой направленности. Такие исследования принадлежат В. Ю. Шепитько[XCIX] и позволяют использовать их в практической деятельности следственных органов в целях наиболее эффективного проведения допросов лиц, занимающих различное процессуальное положение.

К системам тактических приемов, которые в настоящее время приобретают практический и учебный характер можно отнести следующие: 1) установление психологического контакта; 2) побуждение к даче показаний; 3) уточнение полученных сведений и устранение в них противоречий; 4) актуализация забытого (оживление) в памяти допрашиваемого; 5) разоблачение лжи; 6) устранение заблуждений при добросовестной ошибке допрашиваемого. Приведенные системы в свою очередь содержат комплексы тактических приемов, которые направлены на выполнение цели, поставленной системой. Так, например система, направленная на разоблачение лжи в показаниях, включает следующий комплекс приемов:

а)              предъявление письменных доказательств; б)предъявление вещественных доказательств; в) оглашение показаний свидетелей; г) оглашение заключения эксперта; д) постановка уточняющих

вопросов; е) постановка детализирующих вопросов[C]. Названные приемы в зависимости от ситуации допроса могут применяться как изолированно, так и в комплексе. При этом следователь избирает те из них, которые по его представлению могут быть наиболее эффективными в сложившейся ситуации, то есть обладать возможностью разоблачения лжи в показаниях.

Такие же комплексы имеют место и в других системах тактических приемов, однако при этом они обладают иной целенаправленностью.

Применение названных систем тактических приемов обычно избирается, как указывалось ранее в соответствии с ситуацией допроса. Последние, как наиболее типичные могут иметь следующий характер: 1) сообщение правдивых показаний; 2) противоречия в показаниях допрашиваемого; 3) добросовестное заблуждение (ошибка) в показаниях; 4) отказ от дачи показаний; 5) сообщение ложных показаний. В каждой из таких ситуаций избирается та система тактических приемов, которая наиболее приближена к той или иной ситуации.

При производстве допроса ситуации, помимо названных разделяются на конфликтные и бесконфликтные. При этом ситуация редко остается однозначной на протяжении всего периода допроса, она может меняться в соответствии как с позицией, так и с настроением как допрашивающего, так и допрашиваемого. Такое положение может иметь место не только в острых ситуациях разоблачения лжи или отказа давать показания, но и в ситуациях, когда необходимо оживить в памяти забытое, путем постановки определенных вопросов (тактических приемов) или устранить противоречия при ситуации, когда допрашиваемый уверен, что таких противоречий не существует.

Во всех названных случаях в криминалистической литературе предлагаются следующие рекомендации: 1) в бесконфликтной ситуации: а) при добросовестном заблуждении - устранение заблуждения; б) при противоречиях в показаниях - устранение противоречий; в) при запамятывании отдельных моментов - актуализация показаний; 2) в конфликтной ситуации: а) при отказе от показаний

- побуждение к даче показаний; б) при лжи в показаниях - разоблачение лжи[CI].

При этой достаточно примитивной схеме, каждая система предполагает комплекс приемов, которые в тактическом плане выполняют поставленную цель.

Тактика допроса обвиняемого предполагает использование множества приемов. Если при признании своей вины задачей следователя в процессе допроса является уточнение показаний, в отдельных случаях их детализация, то при отрицании своей вины полном или частичном, голословном или обоснованном, тактика приобретает многосторонние функции. В случаях, когда обвиняемый отрицает свою вину, аргументируя это определенными доказательствами, следует подробно выяснить.все эти выражения, сопоставить их с имеющимися в деле доказательствами и придти к выводу о необходимости предъявления имеющихся доказательств, которые опровергают заявления обвиняемого. Нередко отрицание вины обвиняемым находится в явном противоречии с материалами дела, в этих случаях целесообразно предъявить доказательства, опровергающие его показания. При этом следователь избирает позицию, которая ему представляется наиболее убедительной: 1) предъявление доказательств, начиная с наиболее весомого; 2) редъявление доказательств по мере их опровергающей ценности. Выбор позиции в этих случаях зависит от поведения обвиняемого, от избранной им жесткой позиции, направленной на отрицание обвинения. В таких обстоятельствах значительная роль принадлежит определению типа нервной системы (художественного, абстрактного), в соответствии с которыми избирается последовательность предъявления имеющихся доказательств. Для художественного типа наиболее впечатляющим будет предъявление наиболее веского доказательства, для абстрактного -предпочтительно предъявление информации постепенно, логически подводящей обвиняемого к уверенности о доказанности его вины.

Более сложной является ситуация, когда обвиняемый, отрицая свою вину, не желает давать показания. В этом случае применяется система тактических приемов, направленных на побуждение лица к даче показаний. Наряду с ними, следователю целесообразно

выяснить мотивы отказа от дачи показаний, разъяснить обвиняемому его право давать объяснения по обвинению, как осуществление права на защиту, заявлять ходатайства о проведении тех или иных следственных действиях (допросе свидетелей, назначение судебной экспертизы и др.). Такая позиция следователя располагает обвиняемого, способствует установлению психологического контакта, убеждает обвиняемого в объективности и беспристрастности следователя.

В криминалистической литературе нередко приводятся тактические приемы допроса обвиняемого, проверенные практикой расследования преступлений. Одним из них является тактический прием, рекомендуемый Г. И. Кочаровым1. Сущность его состоит в следующем: следователь достаточно подробно рассказывает обвиняемому об обстоятельствах преступления, сообщая тем самым свою полную осведомленность. Обвиняемый в таких случаях, как правило, избирает позицию признания вины и подробно рассказывает об обстоятельствах преступления. Однако такой прием может дать и отрицательный результат, при котором обвиняемый может заявить о том, что ему нет смысла давать показания поскольку все известно.

В подобных случаях допрос проходит в напряженном темпе, так как задачей следователя является не только анализ получаемых показаний и их сопоставление с другими доказательствами по делу, но и активное предъявление доказательств, которые могут подтверждать или опровергать данные, имеющиеся в показаниях.

Одним из тактически важных положений в тактике допроса обвиняемого является сокрытие до определенного момента следователем объема информации, которой он располагает. В этом плане в допросе участвуют две мыслительные платформы - следователя и обвиняемого, которые обладают разным объемом информации и вариантами ее использования либо утаивания до последнего момента, который кажется наиболее выгодным. Различие в том, что обвиняемый располагает информацией события и в этом плане наиболее полной, однако следователь располагает информацией

не только относящейся к событию, но и сопутствующей ей (показаниями свидетелей, документами, заключениями экспертов), что создает ему преимущественное положение в ее использовании в целях как к побуждению давать правдивые показания, так и к разоблачению ложных.

Следователь в соответствии с развитием ситуации допроса маневрирует имеющейся в его распоряжении информацией, прогнозируя в определенном отношении результативность ее использования. Поэтому, в одной ситуации наиболее целесообразным будет предъявление документов, вещественных доказательств, в другой оглашение показаний свидетелей, заключения эксперта. Тактически правильным в обоих случаях является избрание момента, когда предъявление будет внезапным, неожиданным для обвиняемого.

В этом случае обвиняемый психологически не подготовлен к подобной ситуации. Более того, он решает сложные мыслительные задачи, связанные с сокрытием данных о преступлении и его обстоятельствах. Поэтому предъявление доказательств обезоруживает его, нарушает избираемую им логику показаний, психологически воздействует как такой объем информации, который свидетельствует о том, что следователь располагает комплексом изобличающих доказательств[CII].

В криминалистической и судебно-психологической литературе имеют место рекомендации, относящиеся к роли психологического эффекта предъявления тех или иных форм информации, в зависимости от типа нервной системы допрашиваемого. Отдельные авторы прямо указывают на зависимость психологического эффекта предъявления доказательств от художественного, среднего и абстрактного типа. Так, В. А. Васильев указывает, что лицо, обладающее художественным типом нервной системы, экспрессивно реагирует на предъявление ему жертвы, фотоматериалы и др. Лицо с абстрактным типом нервной системы безоружно перед предъявлением документов, статистических данных, оставаясь равнодушным к доказательствам, воздействующим на эмоциональную сферу. Рассматривая допрос с точки зрения психического состояния допрашиваемого, как целый комплекс раздражителей (оглашение

показаний, предъявление вещественных доказательств, заключений экспертов) В. А. Васильев справедливо отмечает, что они должны использоваться следователем в соответствии с определением типа нервной деятельности и темперамента допрашиваемого лица1.

При этом следует отметить и то, что картина поведения обвиняемого не всегда совпадает с особенностями его темперамента и характера. Так как допрос является очень сильным раздражителем, поведение таких типов темперамента как холерик и меланхолик может изменяться под воздействием информации, достаточно сильно действующей на психику, холерик может вести себя вяло, лишаться присущей ему экспрессии и активности, меланхолик же напротив может избрать такие стороны поведения, которые не свойственны его слабому темпераменту и быть в общении взрывным, конфликтным. На эти стороны проявления темперамента указывает А. В. Петровский, который отмечал необходимость индивидуального подхода в оценке поведения человека[CIII] [CIV].

При допросе обвиняемый нередко дает ложные показания. Их установление происходит путем сопоставления даваемой информации с доказательствами, имеющимися по делу. Однако установление лжи в показаниях является только начальным этапом в допросе лгущего. Следователь должен разоблачить ложь. Это происходит не голословным заявлением о том, что сообщаемые сведения ложны, а системой приемов, которые опровергают ложные показания. К ним традиционно относятся: предъявление доказательств (вещественных и письменных); оглашение показаний лиц, опровергающих ложную информацию; постановка детализирующих вопросов; постановка контрольных вопросов. Каждый из названных методов может применяться изолированно или в том комплексе, который следователь сочтет наиболее целесообразным, применительно к той ситуации, которая сложилась в ходе допроса.

В ходе допроса обвиняемого при расследовании взяточничества одним из тактических приемов разоблачения лжи может быть

повторный допрос. Последний может иметь место в тех случаях, когда обвиняемый, скрывающий определенные факты, может проговориться, то есть незаметно для себя сообщить такую информацию, которая свидетельствует об его виновной осведомленности, то есть о знании таких фактов, которые могут быть известны только ему в силу его причастности к событию преступления. При разоблачении лжи, при повторном допросе, обвиняемый должен объяснить мотивы изменяемых показаний. В такой ситуации, приемами, способствующими получению правдивых показаний могут быть заявления следователя о том, что дача правдивых показаний является смягчающим вину обстоятельством, как и оказание помощи следственным органам в расследовании.

Механизм лжи, несмотря на свою сложность, позволяет при его анализе обнаружить ее определенными приемами. Ложь не всегда бывает продуманной во всех деталях. Поэтому комплекс утверждений обвиняемого неустойчив в своих позициях. Поэтому любой вопрос, детализирующий, то или иное высказывание может повлечь за собой проговорку. У обвиняемого одновременно существует две схемы показаний - одна правдивая, другая -ложная. Эти позиции часто смешиваются, когда правда замещается ложью. В этих случаях лжец проговаривается, выдавая такую информацию, которая не входила в его планы[CV].

Относительно такой категории как “ложь” и ее механизмов, интересные высказывания принадлежат Полу Экману. В своих исследованиях он отмечает: “Я определяю ложь, или обман, как действие, которым один человек вводит в заблуждение другого, делая это умышленно, без предварительного уведомления о своих целях и без отчетливо выраженной со стороны жертвы просьбы не раскрывать правды”.

Существуют две основные формы лжи: умолчание и искажение. При умолчании лжец скрывает истинную информацию, но не сообщает ложной. При искажении же лжец предпринимает некие дополнительные действия - он не только скрывает правду, но и предоставляет взамен ложную информацию, выдавая ее за истинную. Зачастую только сочетание умолчания и искажения приво-

дит к обману, но в некоторых случаях лжец может достичь успеха и просто не говоря всей правды'.

При разоблачении ложных показаний, в тех случаях когда следователь не располагает достаточной информацией, испытывает ее дефицит, могут быть использованы и другие приемы, в отдельных случаях апробированные практикой. К их числу можно отнести прием именуемый как “косвенный допрос”. Сущность такого приема, необходимого для достижения цели, состоит в следующем: следователь выясняет данные прямо не связанные с предметом допроса, а имеющие второстепенное значение, но в своем сочетании могущим пролить свет на интересующие обстоятельства. Речь идет о выяснении обстоятельств (время, место встречи, беседа с людьми) предшествовавших событию преступления, сопровождавших его по времени и следующих за ним. В случае отрицания своей вины, следователь ставит вопросы по поводу того, чем занимался обвиняемый во время (день, часы), предшествовавшее событию преступления, какие встречи имели место, предметы беседы с отдельными людьми, какие объекты и с кем посещал в этот день, какие увеселительные прогулки имели место и др. Такого же характера вопросы ставятся относительно дня, в который имело место преступление (не называя само событие, игнорируя его), а далее ставятся вопросы относительно порядка дня, занятости, встреч и бесед, имевших место в период следующий за событием преступления.

При таком допросе решаются две задачи. Первая из них - это получение детальной информации о действиях обвиняемого, который в процессе повествования затрудняется в сокрытии времени, когда непосредственно имело место событие преступления, что заставляет его изменить структуру показаний, допускать противоречия, обмолвки, давать ложную информацию.

Вторая задача предполагает создание впечатления о значительной осведомленности следователя, что побуждает обвиняемого к даче правдивых показаний в ситуации, которая ему представляется безвыходной.

Следователь в процессе получения показаний, каковы бы они не были по своей сущности, обладает возможностью их анализировать, вскрывать противоречия, обнаруживать виновную осведом- [CVI]

ленность, то есть получать комплекс информации, необходимой для развития темы допроса и получения правдивых показаний. Подробное получение данных, предшествовавших событию преступления и следующих за ним, создает психологический эффект знания о событии и тем самым оказывает значительное влияние на психику обвиняемого, ориентируя его на вынужденную позицию -признание вины.

Наряду с таким приемом как косвенный допрос может быть использован и тактический прием, именуемый постановкой и варьированием мыслительными задачами. Его смысл заключается в ориентации допрашиваемого на обстоятельства, которые могут быть известны следователю и связаны с событием преступления. Так, применительно к расследованию взяточничества при допросе обвиняемого (взяткополучателя) может быть поставлен один или несколько вопросов следующего типа: “Как Вы считаете, могли ли видеть как Вам передавали пакет?”; “Как Вы полагаете, могли ли в приемной слышать о вашей договоренности, относительно суммы за поступление в институт?”.

Постановка такого вопроса ориентирует мыслительный процесс допрашиваемого на возможность каких-либо лиц слышать или видеть обстоятельства, связанные с получением взятки, а значит о том, что вероятно есть свидетели, которые могут дать показания, изобличающие его в преступлении. Такая позиция следователя способствует ориентации (ложной) обвиняемого о необходимости говорить правду, ввиду того, что следователь якобы обладает уже необходимой информацией, иначе ему незачем бы ставить подобные вопросы. Варьирование мыслительной задачи, поставленной в вопросе создает у допрашиваемого психологическую уверенность в разоблачении лжи или умолчания об определенных фактах и побуждает к даче правдивых показаний.

Приведенные приемы допроса обвиняемого избираются в соответствии с ситуацией допроса, в соответствии с позицией обвиняемого в отношении обстоятельств, сформулированных в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. Вместе с тем, следует четко различать две основные позиции обвиняемого:

а)              изложение правдивых показаний; б) изложение ложных показаний либо умолчание об обстоятельствах преступления.

В первом случае программа допроса направлена на выяснение подробного комплекса данных, подтверждающих сообщаемую информацию. Во втором случае программа допроса направлена на получение информации путем применения отдельных тактических приемов разоблачения лжи либо их комплекса.

Применительно к расследованию взяточничества к таким приемам можно отнести следующие: а) предмет взятки (постановка детализирующих вопросов о виде передаваемой взятки (деньги, ценности, документы, связанные с приобретением машин, жилья и др.); б) характер выполняемой услуги (постановка детализирующих, уточняющих вопросов, в том числе и контрольных о характере услуг за предоставленную взятку (перевод на высокооплачиваемую работу, организация длительных загранкомандировок, приватизация отдельных предприятий, домостроений; незаконное получение банковской ссуды; прием в высшее учебное заведение и др.)); в) характер взаимоотношений с взяткодателем (постановка вопросов о служебной подчиненности, личных отношениях, отношениях через знакомых, друзей, родственников); г) время передачи взятки и ее обстановка (постановка уточняющих вопросов, оглашение показаний свидетелей, предъявление документов, постановка контрольных вопросов); д) обстановка, в которой передавалась взятка (уточняющие вопросы относительно места передачи — в квартире взяткополучателя, в квартире взяткодателя, в служебном кабинете, в кафе, в ресторане, на даче и т.п.; постановка детализирующих вопросов относительно расположения дома, дачи, квартиры, ее обстановки, в целях возможной впоследствии проверки показаний на месте как показаний обвиняемого, так и показаний свидетеля); е) действия, которые совершал взяткополучатель до получения взятки и после нее (постановка уточняющих, детализирующих вопросов, предъявление письменных доказательств (документов), оглашение показаний свидетелей, оглашение показаний взяткодателя и др.[CVII]; ж) как и каким образом было использовано имущество переданное взяткодателем (постановка основных вопросов, де-

тализирующих, уточняющих - были ли израсходованы деньги, на какие нужды; сохранены ли переданные ценности, подарены своим родственникам, знакомым, сослуживцам, переданы для продажи в комиссионные магазины и др.); з) полностью ли выполнены обещанные услуги за полученную взятку или частично (постановка основных вопросов, уточняющих, оглашение показаний свидетелей, показаний взяткодателя, предъявление письменных доказательств - приказов, распоряжений, бухгалтерских документов, платежных ведомостей и др.).

Приведенный перечень является ориентирующим, он может изменяться в соответствии с позицией обвиняемого, объемом доказательственной информации у следователя, также ситуацией, складывающейся в процессе допроса.

<< | >>
Источник: Мышков Я. Е.. Взяточничество: методика расследования преступлений : Монография. 2011

Еще по теме 4.2. Допрос обвиняемого:

  1. Обвиняемый.
  2. Показания обвиняемого
  3. Глава 14. Привлечение в качестве обвиняемого. Предъявление обвинения и допрос обвиняемого
  4. § 3. Допрос обвиняемого
  5. 4. Возможен допрос обвиняемого перед полным составом суда. Использование показаний с чужих слов запрещено. Если нет достаточных доказательств против обвиняемого, он должен быть оправдан.
  6. ГЛАВА 26 ПРИВЛЕЧЕНИЕ В КАЧЕСТВЕ ОБВИНЯЕМОГО. ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ ОБВИНЕНИЯ. ДОПРОС ОБВИНЯЕМОГО
  7. § 3. Допрос обвиняемого
  8. Глава 21 ПРИВЛЕЧЕНИЕ В КАЧЕСТВЕ ОБВИНЯЕМОГО. ДОПРОС ОБВИНЯЕМОГО
  9. 21.1. Допрос обвиняемого
  10. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ДОПРОСА ОБВИНЯЕМОГО
  11. § 4. Общие положения тактики допроса подозреваемых и обвиняемых
  12. 12.2. Предъявление обвинения и допрос обвиняемого
  13. 23.2. Процессуальный порядок и тактика допроса подозреваемого и обвиняемого
  14. §5. Допрос обвиняемого
  15. § 2. Тактика допроса свидетелей, потерпевших, обвиняемых (подозреваемых)
  16. 4.2. Допрос обвиняемого
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -