<<
>>

ДУЭЛЬ

Когда я прибыл в Брюссель, то привыкать более всего пришлось не к бельгийской капризной и переменчивой погоде (здесь говорят: «Если не нравится наша погода, подождите 15 минут!»), а к совершенно иной культурной среде.
Надо сказать, что граждане стран Евросоюза нас, русских, европейцами в общем-то не считают. Мы для них — этакие «космонавты», вроде похожи на людей, а все равно — в скафандре. Это впечатление усилится, если вы начнете регулярно читать западную прессу. На ее страницах вы будете постоянно наталкиваться на искусственное противопоставление Европы и России: мол, их историческое и культурное противостояние столь велико, что речь идет о совершенно разных цивилизациях с явно несовпадающей системой ценностей. Понятно, что это вызывает взаимное подозрение и спекуляции на тему «особого пути» этих двух полюсов европейского континента. Думаю, что это в лучшем случае глубокое и дремучее заблуждение, помноженное на исторический склероз и слепоту. Россия всегда была, есть и будет европейским государством в прямом смысле этого слова, представляя при этом восточную, развернутую к солнцу, магистраль политического и культурного развития. Со времен распада европейской цивилизации на Римскую и Византийскую империи существует своего рода конкуренция между европейским Востоком и Западом. Сейчас это проявляется в отношениях России с Европейским союзом и НАТО, но это противоборство противоположностей лишь подчеркивает их диалектическое единство. Это два конца одной веревки, связывающей весь европейский континент. Сегодня идентичность Запада, сталкиваясь с процессом глобализации, находится под колоссальным культурным и духовным прессингом со стороны Юга. Запад со своим комплексом колониальной политики прошлых веков со временем растерял все свои конкурентные преимущества. Завоеванные в прошлом народы теперь за воевывают Европу, драматическим образом изменяя не только ее внешний облик, но и внутренний мир.
Конкиста спровоцировала реконкисту. Оставаясь самонадеянной, Европа уже не успевает ассимилировать и переваривать мощные потоки иных культур. Ложно поняв мудрый принцип толерантности, Запад фактически отказался от борьбы за сохранение европейских цивилизационных ценностей. Вместо того чтобы приобщать новых соотечественников к богатейшей кладовой европейской культуры, заставляя тех, кто решил «бросить якорь», принять ценности и культуру европейских народов как свою, западные элиты спрятали проблемы в гетто, но в один прекрасный день стали понимать, что в гетто оказались они сами. Трусливое бегство от суровой правды процесса глобализации неминуемо приведет к размыванию и, как это ни печально, постепенному исчезновению европейской культуры — к гибели Европы. Древние европейские камни уже подточены бурным южным течением. В конвульсиях современная Европа пытается подменить собой процесс глобализации. Западные элиты наперебой предлагают планы спасения европейской цивилизации. «Расширение НАТО на Восток», «Восточное партнерство ЕС» — эти новые, по сути, троцкистские проекты угрожают Европе еще больше, чем если бы она вообще ничего не делала. «Размазывая ложку каши» по тарелке, Запад пытается убедить сам себя в том, что «тарелка полна кашей». Но это опасный самообман. Чем шире становится пространство ответственности НАТО и ЕС, тем оно слабее, ибо расширение происходит при практически нулевом прибавлении к прежнему потенциалу, зато теперь Европа берет на себя решение чужих проблем, влезает в ссоры соседей, в их разборки друг с другом. Так истощается дух ее цивилизационной идентичности. Нравится это Брюсселю, Парижу и Берлину или нет, но факт остается фактом: центром европейской традиции становится Россия. Она упорно продвигается на Восток, расширяясь и охватывая там европейской культурой все новые территории. Господа Жозе Мануэль Баррозу и Хавьер Солана, посетившие на российском Дальнем Востоке величественный европейский город Хабаровск, могли воочию убедиться в том, как драматично устарел лозунг Де Голля о «Европе от Атлантики до Урала».
Русские раздвинули для Европы горы Урала и расширили европейское пространство до берегов Аляски и Курильских островов. Как бы ни скулили на Западе по поводу проблем развития современной России, они не идут ни в какое сравнение с угрозой существования европейской цивилизации в ее западном понимании. Даже приобретение Западом стран Восточной Европы не повлияло положительно на эту тенденцию — Европа в ее истинном культурном и духовном смысле от этого больше не стала, наоборот, она сокращается как шагреневая кожа. Многие мои брюссельские собеседники с разочарованием и плохо скрываемым раздражением отмечают тот любопытный факт, что Центральная Европа, сбежавшая из «социалистического лагеря» на Запад, привнесла в него непереносимый дух провинциализма. Оказалось, что мы — Запад и Россия — так долго и упорно перетягивали эти несчастные страны на свою сторону, что в них надорвалась европейская культурная струна. Таким образом, парадокс современности заключается в том, что Европа на Западе съеживается, а на Востоке — растет. То, что Россия, как некогда Византия, продлившая «дело Рима» на целую тысячу лет после того, как он пал под натиском варваров, сегодня является духовным хранителем Европы, нет ничего удивительного. Пропагандируемый некоторыми европейскими русофобами страх перед новой Россией ничем не оправдан. Для культурной элиты Запада Россия — естественный и самый надежный союзник. И чем быстрее это осознают на Западе, тем больше у нас шансов говорить об общей европейской судьбе не только в прошлом времени. Это же в полной мере относится к отношениям Россия- НАТО. Ведь они не живут сами по себе и не находятся в вакууме, наоборот, через них наиболее ярко проявляются все особенности отношений России и Запада. Экспорт НАТО на Восток принес Западу не большую, а меньшую безопасность. После такого геополитического обжорства у НАТО наступил период несварения. Растянутый, словно резиновый, организм альянса не может справиться с необходимостью усиления своего военного присутствия в регионах особого приоритета, например в Афганистане.
Оказывается, это целая проблема — послать лишний танк или роту солдат для борьбы с талибами! Все серьезные замыслы и начинания утопают в бесконечных дискуссиях. И это немудрено: количество работающих в институтах Евросоюза и штаб-квартире НАТО в Брюсселе уже превышает количество служащих в рядах бельгийской армии! Штат институтов ЕС «разбух» до 41 ООО человек, штаб-квартиры НАТО — до 4000. Для сравнения — в бельгийской армии служат всего около 39 000 человек. Всякое действие должно иметь смысл и цель. В чем смысл и цель расширения НАТО? «Укрепление демократии», «прав человека» — это демагогия. Для решения этих задач есть Совет Европы и прочие гуманитарные организации. НАТО — это все-таки военный союз, а не общество филателистов. Значит, целью НАТО должно быть укрепление безопасности. Привело ли расширение НАТО на восток к большей безопасности? Судя по перманентному кризису на Украине и развалу Грузии, нет, не привело. Тогда зачем НАТО расширяется? Чтобы ослабить собственный военный потенциал, растянуть зону ответственности за счет скандальных государств и стать заложником и предметом манипуляции со стороны новых членов, решающих за счет США и Западной Европы мелкие проблемы, территориальные споры с соседями, привнося в альянс свои старые фобии, дрязги и склоки? По сути дела, энергия НАТО ушла в свисток. Альянс, превратившись в бумажного льва, живет былыми победами — мнимыми и настоящими. Натовские «ястребы» любят приписывать себе победу в холодной войне. Лично мне смешны самодовольные байки моих брюссельских собеседников. Неужели им непонятно, что развал СССР и коммунистической империи произошел по какой угодно причине, но только не благодаря НАТО, которая своим существованием и бряцанием оружием только продлевала агонию «динозавров большевизма»? Впрочем, об этом я довольно подробно написал в самом начале своей книги. Но вернемся к НАТО. После исчезновения Восточного блока и СССР НАТО несколько «подрастерялась». «Против кого будем дружить?» — задумались ее руководители.
Затеянные Западом этнические войны на Балканах и резкая активизация радикального ислама дали альянсу подсказку, и вот уже новыми врагами НАТО объявлены «международный терроризм», «организованная преступность», «религиозный экстремизм», «наркоугроза» и «пиратство». Но вот в чем вопрос: почему в таком случае НАТО не хочет трансформироваться в международную систему безопасности, некую «суперспецслужбу», способную надежно противостоять этим новым угрозам с помощью сбора и обмена разведывательной информацией, проведения совместных специальных, контртеррористических и иных операций? Ведь очевидно, что баллистические ракеты и ПРО в борьбе с террористами не помогут. Про НАТО иногда говорят: «У носорога плохое зрение, но это не его проблема». Так может ли военный союз, заточенный на противостояние подобному же крупному военному противнику, стать подходящим инструментом в борьбе с новыми вызовами и угрозами? Лично я в этом сильно сомневаюсь. v-vVO- Нередко натовцы объясняют причины сохранения альянса в его старом, военном, виде существованием «стран-изгоев», способных терроризировать Запад оружием массового уничтожения. О’кей. Но пусть мне покажут это оружие. Может, что-нибудь все-таки было найдено у Саддама Хусейна? Ведь все мы помним, как представители администрации Джорджа Буша-младшего рассказывали Совету Безопасности ООН о наличии в Ираке такого оружия. В итоге США и их союзники, так и не получив санкции Организации Объединенных Наций на применение силы, напали на эту страну, оккупировали ее, разрушили, убили массу людей, в том числе и собственных солдат. И все это ради чего? Даже если согласиться с тем, что в мире существуют страны, которые не любят Запад, США, христиан, евреев, белых и т. п., то неужели это повод для войны? Мало ли кто кого не любит? Что, немцы очень любят поляков? Может быть, французы вдруг возлюбили англичан, а те — ирландцев? Да нет же! В этом мире никто никого особенно не жалует, но это вовсе не означает, что из-за этого должна начаться мировая война.
В любом случае эти «страны-обидчицы» (Иран, Северная Корея и т.п.) в несколько сотен раз слабее военной машины НАТО. Тогда зачем такая мощь? Да и не является ли военная мощь НАТО, политика «бряцания оружием» и язык ультиматумов от имени «мирового сообщества» как раз главной причиной, подталкивающей некоторые страны к активной самозащите и попыткам обзавестись собственной увесистой «военной дубиной»? Ведь пример Ирака со всей очевидностью показал: если бы у Саддама действительно было оружие массового поражения, Вашингтон туда своих солдат никогда бы не послал. Поэтому после разгрома Ирака его соседи сделали для себя важный вывод: если у тебя есть оружие массового уничтожения — то нет войны, если у тебя его нет — жди войны. Разве не так? Сегодня альянс пытается убаюкать Кремль: мол, его предстоящая трансформация не направлена против России. Но Москва слезам не верит, тем более слезам крокодиловым. Вот что пишет о цене обещаний НАТО бывший министр иностранных дел Франции Ролан Дюма: «Вообще курс альянса на приближение к границам России — дело очень опасное. Я помню, когда холодная война испускала дух в конце 80-х — начале 90-х годов, в момент объединения Германии, западные страны приняли на себя обязательство, что НАТО не будет продвигаться в сторону тогда еще СССР. Что стало с этими обещаниями? О них забыли, будто бы их вообще не существовало. А совсем еще недавно США настойчиво навязывали Польше и Чехии элементы противоракетной обороны, приписывая им роль “щита” от государств-изгоев, зная, что Россией это воспринимается, и не без основания, как угроза ее безопасности». От себя замечу, что подобного рода свидетельства и оценки мы слышим от западных политиков только тогда, когда они уходят на пенсию. Именно в сотрудничестве между Россией и НАТО, в достижении доверия, в совместном анализе угроз и «общего дела» заключается обоюдный успех проекта защиты единой Европы. Нет, речь, конечно, не идет о вступлении России в НАТО. Кремль считает несолидной и неуклюжей маниловщину, порожденную высказываниями высокопоставленных деятелей администрации США, «не исключающих» возможность интеграции России в НАТО в случае, «если она будет соответствовать ее критериям и если на сей счет в альянсе сложится необходимый консенсус». Вы, господа, действительно думаете, что мы мечтаем записаться в ваш клуб пикейных жилетов, ожидая при этом, что нас сперва хорошенько помаринуют в его предбаннике? Россия в силах самостоятельно обеспечивать свою безопасность. Мы не собираемся отказываться ни на грамм от своего суверенитета, отдавая «заморскому дяде» право и гарантии защиты нашей независимости. Но даже при сохранении различных подходов к решению политических и экономических проблем мы — Россия и Запад — должны научиться защищать оба европейских дома. И лучше всего это делать совместно — по периметру обеих Европ. Многие состоятельные люди предпочитают покупать квартиры или дома в охраняемых коттеджных поселках. Проживание в таких коммунах вовсе не обязывает их знать своих соседей, иметь с ними общий бизнес, знакомить и женить своих детей. Но то, с чего соседи начинают жизнь в таком поселке, — обеспечение общей безопасности в условиях повышенной криминогенное™ в современном мегаполисе. На это соседи выделяют свои ресурсы — чтобы возвести общий забор, установить автоматический шлагбаум и вооружить охрану. Европейская цивилизация точно так же не защищена от современных «вызовов и угроз» — как любят выражаться дипломаты. Так, может, и нам — России и НАТО — построить свой безопасный и совместно охраняемый «европейский коттеджный поселок»? Еще раз подчеркну: никто не собирается загонять Россию и Запад в одну коммунальную квартиру и даже в один «общеевропейский дом». России не нужно вступать в НАТО, а НАТО не нужно вступать в Россию. Не нужна нам такая скученность и жизнь друг у друга на голове. Но почему бы не взять под охрану общий периметр безопасности Европы, создав единую систему общеевропейской безопасности? Ради такой вполне понятной людям и благородной идеи Россия готова последовательно и терпеливо укреплять отношения с Североатлантическим альянсом, преобразуя их в стратегическую кооперацию ради выживания Европы. И они должны быть основаны на принципах равноправия, неделимости, безопасности и взаимного доверия. Только понимание происходящих сегодня на европейском континенте политических процессов в их историческом контексте позволит создать действительно безопасное будущее для всех стран на пространстве от Атлантики до европейского города Хабаровска, построенного русскими на границе с Китаем. Но какова в глазах европейцев «настоящая Европа»? Что она собой представляет? Чего Запад ждет от России и вправе ожидать? Чего Россия ждет от Запада, чего она вправе ожидать? Можно ли перевести романтику «Европы от Ванкувера до Владивостока» в прагматические принципы международных соглашений? Логика прежней эпохи требовала от Запада создания бастионов вокруг СССР. Противостояние с «восточным блоком» сопровождалось заброской идеологических вирусов на территорию Советского Союза и его «братушек». Советская пропаганда ответно прорывалась за эти оборонительные линии своими «социалистическими проектами» для других континентов. Стоило очередному людоедскому режиму в какой-нибудь африканской стране объявить себя «страной социалистического выбора», как тут же туда направлялись советские пароходы со специалистами и экономической помощью. И это притом, что в самой России тогда не хватало самого необходимого. Советский интернационализм превратился в каторжную работу русского народа во имя никому не нужной экспансии марксизма. Опасаясь прямого вооруженного противостояния, Запад и Восточный блок портили друг другу кровь, то и дело организуя в третьих странах нешуточные локальные конфликты. Более того, увлекшись конфронтацией, идеологические инженеры двух конфликтующих миров создали в «лабораториях холодной войны» настоящих киборгов. В то время как американцы и натовцы натаскивали в тренировочных лагерях будущих афганских талибов, готовя их к войне с Советским Союзом, советские инструкторы обучали палестинских, латиноамериканских и африканских «левых радикалов» методам партизанской борьбы. Но прошло несколько лет, и обученные в СССР палестинские террористы оказались в бандах чеченских боевиков, а «воспитанники Запада» развязали террористическую войну против своих учителей. 11 сентября 2001 года стало ясно: киборги восстали против своих инженеров. Инерция конфронтационного мышления подвигает Запад окружать Россию, экспортировать «цветные революции», расчищающие путь для нового «крестового похода» атлантистов на «варварский восток». Вместо воссоединения Европы возводятся новые бастионы и обходные трубопроводы — типа откровенно антироссийского и провокационного проекта «Набукко». Это вызывает отвращение и презрение России к Западу и побуждает ее искать союзников за пределами Европы. Может быть, наши европейские и североамериканские партнеры до конца не понимают внутренний мир России, не знают русскую душу? Готов пояснить: Россия никогда не потерпит, чтобы с ней разговаривали снисходительно. Причина тому одна — пять веков полного отсутствия вассальной зависимости России. Это уникальный исторический феномен, которым не может похвастаться ни одно государство мира. При конфронтационном подходе к России, продолжении «крестового похода» Запада на Восток не решается ни один из собственно европейских вопросов. Поток иммиграции, наркомафия, экологические угрозы, распад морали — все это не имеет никакого отношения к тем программам, которые направлены на ослабление России. Чему же они служат? Тому, чтобы Россия ослабла вплоть до распада? Это и есть вожделенное будущее Европы? Неужели не понятно, что подобное будущее — кошмар для Европы? Разве жизнь по соседству с целым континентом, погруженным в гуманитарную катастрофу, добавит кому-то уюта и безопасности? Если западным политикам будущее видится без России, то со стороны России можно ожидать только самых энергичных усилий, чтобы опровергнуть эти планы. Это означает, что от переговорных процессов мои натовские партнеры получат только фальшивые улыбки и бесконечные имитации сотрудничества. Будущее России без Европы незавидно. Будущее Европы без России ужасно. В такой Европе не будет ни стабильности, ни надежного достатка, ни возможности реализовать ценности цивилизации. Следовательно, в образе будущего Запад должен увидеть Россию как неотъемлемую часть Европы, а Россия — признать преимущества союза с европейскими нациями. На чем может быть основана общность Европы с полноценным участием России? Как ни странно, «реальная политика» все время выводит за скобки чрезвычайно важный аспект проблемы — наши ценностные ориентации. Общность Европы — не в политических доктринах, а в догматах христианской веры, пронизывающих всю европейскую историю. Обращая внимание на утерю западноевропейцами духа своей собственной истории (подумать только, еврочиновники из опасения быть обвиненными в «нетолерантности» исключили из текста проекта Европейской конституции упоминание о христианских корнях Европы!), Федор Достоевский писал: «Русскому Европа так же драгоценна, как Россия: каждый камень в ней мил и дорог. Европа так же была отечеством нашим, как и Россия... О, русским дороги эти старые чужие камни, эти чудеса старого Божьего мира, эти осколки святых чудес: и даже это нам дороже, чем им самим. У них теперь другие мысли и другие чувства, и они перестали дорожить старыми камнями». Из христианских догматов вызрели современные гуманитарные ценности и хозяйственные практики («дух капитализма» по Максу Веберу). Они не изменились и в наше время. Даже в обществе, где ослабла христианская вера, действует сформированная ею культурная среда. Общественный идеал Европы невозможно осмыслить без обращения к вере наших отцов. Из этого мы можем сделать вывод, что единство Европы возможно, а обособление от нее России в высшей степени опрометчиво. Обеспечение безопасности предполагает защиту духовно-нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни, сохранение культурного достояния всех народов. Объектом защиты должен быть традиционный национальный и общеевропейский уклад, который в определенной мере может угадываться в прошлом. «Прекрасная Франция», «старая добрая Англия», «Священный германский союз», «Святая Русь»... Разве эти понятия противоречат друг другу? Нет, конечно. Все они основаны на великом пласте культурного и исторического наследия европейского христианства. И это наше прошлое дает нам надежду на будущее.
<< | >>
Источник: Рогозин Д.. Ястребы мира: Дневник русского посла. 2010

Еще по теме ДУЭЛЬ:

  1. 13.6. Этикет в современном обществе
  2. 13.3. КЛАССИФИКАЦИИ КОНФЛИКТОВ
  3. 4. Планетарная дуэль между атлантистскими США и Россией-Евразией
  4. Глава I Россия на перепутье европейской политики в эпоху 1812 года
  5. §4. КОНФЛИКТ И КУЛЬТУРА
  6. 27. Дуэль
  7. 1. Исторический очерк преступления против чести
  8. 13.3. КЛАССИФИКАЦИИ КОНФЛИКТОВ
  9. Библиография
  10. ЛИТЕРАТУРА К ГЛАВЕ 2
  11. Глава XVI. «О измене и переписке с неприятелем»
  12. 1716 г., Марта 30 УСТАВ ВОИНСКИЙ ГЛАВА XLIX. ПАТЕНТ О ПОЕДИНКАХ И НАЧИНАНИИ ССОР
  13. Глава 4. ВИТГЕНШТЕЙН И ПРОБЛЕМА «СЛЕДОВАНИЯ ПРАВИЛУ»
  14. ДУЭЛЬ
  15. § 2. Общая характеристика деформации поведения во время революции
  16. VII. Государство и право
  17. «Молодые друзья» и проекты реформ
  18. Александр Пушкин – гений и человек
  19. АГОНАЛЬНЫЙ ТИП СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ
  20. 3. Бандиты создают государство
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -