<<
>>

Глава десятая Дипломатический язык

Выражение «дипломатический язык» предполагает сдержанность и осторожность (cautious understatement). — Преимущества и недостатки «дипломатического языка». — Латинский язык как первый общепринятый язык дипломатии.

— Постепенное вытеснение его французским. — Более ограниченное пользование французским языком после войны. — Качества, определившие его пригодность как средства дипломатического общения. — Дипломатические выражения, выходящие из употребления. — Словарь наиболее употребительных дипломатических терминов.

I

Выражение «дипломатический язык» используется для обозначения трех различных понятий. Во-первых, оно означает сам язык (будь то латинский, французский или английский), который употребляется дипломатами для устного или письменного общения. Во-вторых, под ним понимаются профессиональные термины, которые в течение веков вошли в общепринятый дипломатический словарь. И, наконец, в третьем и наиболее распространенном значении им обозначают те сдержанные, осторожные фразы, которые позволяют дипломатам и министрам говорить друг другу самые резкие вещи, не утрачивая такта и не проявляя неучтивости.

Я намерен начать данную главу с разбора последнего значения, а затем вкратце рассмотрю тот язык, который употребляется дипломатами и в самом конце приведу глоссарий наиболее употребительных профессиональных терминов, применяемых в дипломатической практике.

Повторю определение сэра Эрнеста Сатоу: «Дипломатия есть применение ума и такта к ведению официальных сношений между правительствами независимых государств»[46]. Необ

ходимость ума очевидна, но не менее важная потребность в такте сплошь и рядом забывается. А ведь именно эта потребность заставила дипломатов ввести в обращение бумажные деньги условных фраз вместо звонкой монеты обычного человеческого общения. Какими бы приветливыми и любезными подобные фразы ни казались, они имеют вполне определенную валютную ценность.

Так, если государственный деятель или дипломат заявляет правительству другой страны, что его собственное правительство «не может остаться безразличным» (“cannot remain indifferent to”) к какому-нибудь международному конфликту, то все явственно понимают: он намекает, что его правительство непременно вмешается в этот конфликт. Если в депеше или в речи употребляются фразы типа «правительство Его Величества взирает с обеспокоенностью» или «с сильной обеспокоенностью», всем становится очевидно, что речь идет о деле, в котором британское правительство намерено придерживаться твердой линии. Посредством такого осторожного выражения оттенков смысла государственный деятель имеет возможность, не прибегая к прямым угрозам, сделать серьезное предостережение иностранному государству. Если на его предостережения не обратят внимания, он может несколько повысить голос, при этом по-прежнему сохраняя учтивый и примирительный тон. Когда он говорит: «В таком случае правительство Его Величества будет вынуждено тщательно пересмотреть свою позицию», он имеет в виду, что дружба вот-вот может смениться враждой. А когда говорит: «Правительство Его Величества полагает себя обязанным сформулировать недвусмысленные сомнения относительно...», он в действительности заявляет, что «правительство Его Величества не позволит...». Высказывание «в таком случае мое правительство будет вынуждено позаботиться о своих собственных интересах» или «сохранить за собой полную свободу действий» означает, что рассматривается вопрос о разрыве отношений. Если государственный

деятель предупреждает иностранное правительство о том, что определенные действия с его стороны будут считаться «недружественным актом», эти слова надо понимать как угрозу войны. Если же он говорит, что «не может отвечать за последствия», это значит, что он собирается спровоцировать инцидент, который приведет к войне. А если потребует, пусть и в самых изысканно-вежливых выражениях, ответа до «шести часов вечера 25-го числа», то его слова надлежит рассматривать как ультиматум.

Преимущество такой условной формы общения состоит в том, что она сохраняет атмосферу спокойствия и вместе с тем дает государственным деятелям возможность делать друг другу серьезные предупреждения, которые нельзя ошибочно истолковать. Недостаток же ее в том, что общество, а иногда и сами государственные деятели не знают точного смысла этих дипломатических фраз. С одной стороны, неправильное или неосторожное употребление одного такого выражения может придать серьезный оборот какому-нибудь незначительному вопросу, а с другой — когда возникает действительно опасный кризис, общество может подумать, ввиду мягкости взаимных высказываний, что положение вовсе не так серьезно, как предупреждают «паникеры».

Более того, в своих крайних проявлениях привычка к дипломатической двусмысленности и недосказанности приводит к настоящим недоразумениям. Помню, я читал до войны донесение какого-то генерального консула, в котором он уведомлял МИД о том, что один из подчиненных ему вице-консулов, «к великому сожалению, не обращает должного внимания на здоровье и не следует рекомендациям лечащих врачей». На самом деле тот бедолага находился в состоянии последней стадии delirium tremens, то есть попросту допился до белой горячки.

Такие крайности, конечно, встречаются нечасто, и во всех важных международных спорах подобные условные фразы тщательнейшим образом исследуются, прежде чем будут ис

пользованы. Можно определенно сказать, что преимущества, получаемые благодаря тому, что послания между правительствами и важные заявления по вопросам внешней политики делаются «дипломатическим языком», сильно перевешивают возможные недостатки этой системы.

II

До XVIII века всеобщим языком, или lingua franca дипломатии был латинский. Дипломаты не только переписывались, но и говорили между собой на латыни. Такие договоры, как Вестфальский 1648 г., англо-датский 1670 г. и англо-голландский 1674 г., были все составлены и подписаны по-латыни, и такова была общепринятая практика.

В течение XVIII в. французы неоднократно пытались добиться принятия их языка в качестве дипломатического, чему другие державы упорно сопротивлялись. Так, хотя Ахенский договор 1748 г. был составлен по- французски, в него вставили отдельную статью, гласившую, что это не должно служить прецедентом. Подобные оговорки, по настоянию остальных подписавшихся держав, были вставлены в Парижский договор 1763 г., в Версальский 1783 г. и даже в Заключительный акт Венского конгресса. />Несмотря на эти оговорки, к середине XVIII в. французский язык прочно утвердился как официальный язык дипломатии, пусть и не назывался таковым. На Венском конгрессе 1815 г. и на Парижском конгрессе 1856 г. вся работа велась исключительно на французском языке. Только на Парижской конференции 1918—1919 гг. английский язык был уравнен в правах с французским: «Настоящий договор, — гласит статья о ратификации Версальского договора, — и французский и английский текст которого являются подлинными...». Именно эта статья положила конец претензиям французского языка на статус официального языка дипломатии.

Пожалуй, это было неминуемо, ведь очевидно, что главенство французского языка давало французским дипломатам

превосходство над их коллегами. В прежние времена, когда дипломаты всех стран должны были знать как минимум два языка, это преимущество не было столь доминирующим, но с появлением демократической дипломатии, когда переговоры часто стали вести избранные представители народа, общаться на французском языке оказалось практически невозможно. Эдвард Грей, например, едва говорил по-французски, хотя заявлял, что все понимает. Президент Вильсон и Ллойд Джордж не были знатоками иностранных языков, и в результате возникла практика, когда представитель каждой страны, если он того желал, мог говорить на своем родном языке, после чего его слова переводились. Этот обычай не так уж неудобен, как думают многие. Квалифицированный переводчик способен перевести заявление или речь весьма четко и быстро; профессор Манту, переводивший на Парижской конференции, был почти гениален в этом отношении.

Возникающая при этом задержка только на руку участникам переговоров, так как, уловив общий смысл предшествующих замечаний, они имеют возможность обдумать свой ответ, пока идет перевод.

Французский язык господствовал не только на конференциях и конгрессах. До Версальского договора обычное дипломатическое общение осуществлялось почти исключительно на этом языке. Исключением из правила был только Дальний Восток, где преобладал английский. В Европе все ноты, меморандумы и заявления составлялись по-французски, и все беседы, официальные и светские, также велись на французском языке. В системе русской дипломатической службы при царе многие российские послы употребляли французский язык в переписке со своим правительством. И по сей день сохранилась привычка считать французский язык повсеместно принятым средством дипломатического общения в Европе.

В некотором смысле приходится сожалеть, что старая практика постепенно исчезает. Конечно, удобно, чтобы существовал какой-нибудь общий язык, на котором литовцы могут раз

говаривать с португальцами, а греки с датчанами. Отсутствие такого единого средства общения приводит к затруднениям. Недавно посольство одной великой державы в Лондоне разослало приглашения на официальный прием на своем северном языке. Представитель одного ближневосточного правителя ответил на него по-арабски. Лишь с огромным трудом посол смог разобрать, принял гость приглашение или нет.

Также несомненно, что французский язык обладает качествами, дающими ему право претендовать на первенство перед остальными во всех делах, касающихся дипломатии. Невозможно правильно пользоваться французским языком, не расставляя свои мысли в надлежащем порядке, не развивая их в логической последовательности и не употребляя слова с почти геометрической точностью. Поскольку точность — одно из важнейших качеств дипломатии, можно лишь сожалеть о том, что мы отбрасываем как средство переговоров один из самых точных языков, когда-либо изобретенных человеческим умом.

III

Перехожу теперь к определению некоторых профессиональных терминов, употребляемых в современной дипломатии.

Между прочим, можно заметить, что многие из выражений, употреблявшихся в XIX в., сейчас устарели. Никакой государственный секретарь не назовет сегодня своих коллег по кабинету «слугами Его Величества». Выражение «европейская система» в настоящее время бессмысленно, и даже «европейский концерт» едва ли пережил европейскую войну. Дипломаты больше не называют германское или советское правительство «северными дворами», а в Кремле перестали именовать русского посла «нашим послом при Сент-Джеймсском дворе». Министр вызовет всеобщее замешательство, если отзовется о резне как о «вызвавшей нарекания операции», как это однажды сделал Веллингтон. А нынешняя путаница по поводу

употребления титула «Ваше Превосходительство» привела бы в глубокое уныние любого дипломата довоенной закваски.

Происходят и такие изменения, которые нельзя не приветствовать. К счастью, постепенно исчезает привычка (особенно распространенная среди иностранных корреспондентов английских газет) давать министерствам иностранных дел некоторых стран особые прозвища. Мы и теперь иногда еще называем французский МИД «Набережной Орсе», а соответствующее учреждение в Германии «Вильгельмштрассе». Однако выражение «Haus am Ballplatz»* больше не употребляется, а наименование «Блистательная Порта»* (которое даже в золотой век Оттоманской империи было ошибочным переводом слов «ВаЬ АН», то есть «Ворота величия») скоро будет понятно только тем, кто изучает историю дипломатии.

Сейчас самое время дать мой глоссарий. Основным источником приведенных в нем определений стала классическая работа сэра Эрнеста Сатоу «Руководство по дипломатической практике», новое издание которой было выпущено в 1932 г. в добросовестной редакции г-на X. Ритчи, который привел его в соответствие с реалиями сегодняшнего дня.

Accession [присоединение]. В международные договоры часто включают «статью о присоединении» (accession clause). Она предусматривает, что державы, не участвовавшие в переговорах и не подписавшие первоначального текста договора, могут присоединиться к нему впоследствии. Хороший пример — ст. 22 Международной конвенции о распространении опиума (от 23 января 1912 г.), которая гласит, что «державы, не представленные на этой конференции, будут допущены к подписанию настоящей конвенции».

Accord [соглашение]. Вопросы, представляющие интерес для всего международного сообщества, но не столь важные, чтобы заключать из-за них официальный договор или конвенцию, зачастую находят отражение в соглашении или договоренности (accord, agreement). К

числу таких вопросов относятся авторские права, здравоохранение, фармакологические формулы и т. д.

Acte Final [заключительный акт]. Часто случается, что по завершении конференции или конгресса находят целесообразным составить сводку или краткий отчет о проделанной работе. В них перечисляют договоры, подписанные по итогам конференции, часто включают и некоторые мнения или согласованные всеми участниками комментарии по обсужденным вопросам. Такой документ иногда называется «Acte» (акт), «Protocol» (протокол) или «Proces-Verbal Final» (заключительный протокол), но термин «Acte Final» более точен.

Ad referendum [с передачей для дальнейшего рассмотрения]. Нередко участники переговоров находят целесообразным согласиться на какое-нибудь предложение со стороны тех, с кем договариваются, но, не желая связывать этим согласием свое правительство, они принимают предложение «ad referendum», подразумевая под этим, что оно «подлежит одобрению правительством».

Agrement, agreation [агреман]. Когда одно правительство желает аккредитовать посла или посланника при другом правительстве, избранный кандидат должен получить одобрение правительства той страны, куда его предполагается направить. Во избежание недоразумений, до направления официального запроса на агреман принято осведомляться частным образом, согласится ли иностранное правительство на кандидатуру нового посла. Известный случай отказа в агремане имел место, когда российский император Николай I отказался принять сэра Стрэтфорда Каннинга в качестве британского посла в Санкт-Петербурге.

Asylum [убежище]. В соответствии с общепринятой практикой, политического беженца, нашедшего пристанище в чужой стране, нельзя депортировать обратно туда, откуда он бежал. Более сложный вопрос возникает, когда политический беженец ищет приюта не в другом государстве, а в иностранном посольстве или миссии в столице своей собственной страны. В некоторых восточных странах, в особенности в Персии, этой системой чрезмерно злоупотребляют, и

целые толпы политиков вместе с семьями укрываются (ищут «bast») на территории миссии, чтобы спастись от мести своего владыки. Часто требуются долгие переговоры, пока не удается уговорить этих беженцев покинуть посольство.

Attache [атташе]. Существуют три типа атташе. Во-первых, морские, военные, военно-воздушные и коммерческие атташе, которые обычно являются старшими сотрудниками посольств и прикомандированы к миссии для специальной работы. Во-вторых, дипломатические атташе — секретари низшего ранга. За последние годы во многих странах этот ранг был упразднен, а атташе стали именовать третьими секретарями. В-третьих, есть почетные атташе — добровольцы, не получающие жалованья и не включенные в постоянный штат дипломатической службы; в большинстве случаев это молодые люди со средствами и превосходными связями, которые в течение некоторого времени после окончания университета и до начала самостоятельной карьеры работают в какой-нибудь миссии или посольстве.

Bag [дипломатическая почта]. Послы и посланники держат связь со своим правительством посредством шифрованных телеграмм, телефона, а также письменных отчетов и депеш. Последние укладывают в почтовые мешки, которые возят особые курьеры, называемые «гонцами короля» (King’s messengers). Иногда перевозка почтовых отправлений министерства иностранных дел поручается капитанам британских судов. За последнее время количество дипломатических курьеров сильно сократилось. «Гонцы короля» и другие курьеры снабжаются специальными паспортами, и их багаж считается неприкосновенным. В прошлом служащим заграничных миссий разрешалось посылать и получать дипломатической почтой не только личную переписку, но и значительное количество вещей. Теперь эта привилегия сильно ограничена, по крайней мере что касается британской дипломатической службы. В тот день, когда приходит и уходит дипломатическая почта, в заграничных миссиях всегда наблюдается большое оживление. По-французски мешок или чемодан дипломатического курьера называется «вализой» (valise).

Belligerent rights [права воюющей стороны]. Это выражение относится скорее к области международного права, чем дипломатической практики. Согласно международному праву, правительство, ведущее войну, имеет определенные общепризнанные права и обязанности. Самое важное — это право объявить блокаду побережья и портов своего противника. Повстанцы и революционеры не имеют таких прав, до тех пор, пока не будут признаны воюющей стороной (belligerents). Обычно права воюющей стороны принято давать повстанцам тогда, когда становится ясно, что мятеж перерос в гражданскую войну. Но на этот счет нет какого-нибудь непреложного правила.

Bilateral [двусторонний]. См. Treaties.

Capitulations [капитуляции]. В течение веков великие державы сумели навязать некоторым нехристианским странам договоры, по которым подданным этих держав, постоянно проживающим в тех странах, предоставлялись особые привилегии и иммунитеты. Среди этих привилегий было освобождение от налогов и от юрисдикции местных судов. Такие договоры и назывались капитуляциями, а вся бесконечно сложная система — системой капитуляций (the capitulatory system). После войны Турция и Персия упразднили капитуляции с согласия великих держав.

Casus belli [повод к войне]. Casus belli — это такой акт со стороны одной державы по отношению к другой, который является основанием для начала войны. Так, нападение какой-нибудь иностранной державы на Египет рассматривалось бы Великобританией как casus belli.

Casus foederis [случай, предусмотренный договором; случай, при котором вступают в силу обязательства, вытекающие из союзнического договора] отличается от вышеуказанного. Этим термином обозначают какой-нибудь поступок или событие, приводящие союзнический договор в действие и дающие одной из сторон повод призвать на помощь другую сторону. Вторжение Германии в Чехословакию явилось бы casus foederis в том случае, если бы чехословацкое правительство обратилось тогда к французскому и

русскому правительствам с просьбой выполнить свои обязательства по трехстороннему договору.

Chancellery [ведомство канцлера]. Часто возникает путаница между словами «Chancellery» (ведомство канцлера) и «Chancery» (канцелярия). Первоначально «ведомством канцлера» именовали его секретариат. В настоящее время этим словом называют министров и чиновников, которые руководят внешней политикой или дают рекомендации относительно этой политики. Выражение «The Chancelleries of Europe» означает то же самое, что «министерства иностранных дел великих держав». Словом «канцелярия» обозначают учреждение при главе дипломатической миссии, куда входят первый, второй и третий секретари и вспомогательный персонал, а также и само помещение, где работают эти сотрудники. Chancery Servant (канцелярский служащий) соответствует Office Messenger (посыльному) в правительственном ведомстве.

Charge d’affaires [поверенный в делах]. Когда посол или посланник уходит в отпуск, он поручает управление миссией следующему по старшинству сотруднику: советнику или первому секретарю. Этот сотрудник становится на время главой миссии, ведет переговоры с иностранным правительством и отчитывается перед своим собственным. Иногда, когда желательно продемонстрировать иностранному правительству недовольство по какому-нибудь поводу, поверенного в делах оставляют на долгое время, и преемника уехавшему послу или посланнику не назначают. Для назначения поверенного в делах агремана не требуется.

Compromis d’arbitrage [компромисс, или соглашение, об арбитраже]. Когда две страны договариваются о передаче своего спора на рассмотрение третейского суда, может оказаться целесообразным составить соглашение о процедуре слушаний в таком суде. Это соглашение и называется «компромиссом об арбитраже», или просто «компромиссом».

Concordat [конкордат]. Конкордатом называется договор, который Папа Римский заключает с главой какого-нибудь государства. Подоб

ные договоры начинаются словами: «Во имя Святейшей и Неделимой Троицы». Один из наиболее поразительных конкордатов последнего времени был заключен между Папой и королем Италии в Латеранском дворце 11 февраля 1929 г. Этот конкордат был призван урегулировать так называемый «римский вопрос».

Conference и Congress [конференция и конгресс]. Между этими двумя словами нет общепризнанного различия. Иногда заявляют, что конгресс важнее конференции или что слово «конгресс» употребляется в тех случаях, когда идет речь о перераспределении территорий после всеобщей войны или когда представлены почти все великие державы. Из истории явствует, что на практике такие разграничения не проводились: например, в Вене в 1815 г. проходил конгресс, а дискуссию, организованную в Париже после войны 1914—1918 гг., назвали конференцией. С большим основанием можно утверждать, что слово «конференция» применимо скорее к таким ассамблеям, где присутствуют только победители или непосредственно заинтересованные стороны; когда же на форум бывают допущены также побежденные и нейтральные страны, тогда по отношению к нему правильнее употреблять слово «конгресс». Но даже такое разграничение сторонники чистоты языка наверняка подвергнут сомнению.

Convention [конвенция]. Конвенция представляет собою договор меньшего значения, а именно такой, который заключен не между главами государств, а между правительствами.

Corps diplomatique [дипломатический корпус]. Дипломатический корпус в каждой стране состоит из дипломатического персонала всех миссий, в том числе и атташе. Консулы и переводчики-стажеры обычно не рассматриваются как члены дипкорпуса. Старший посол или посланник становится старшиной, или дуайеном, дипкорпуса и представляет дипломатов во всех спорах, касающихся их корпоративных прав и интересов.

Counsellor [советник]. Старший секретарь посольства (а в исключительных случаях и миссии) имеет звание советника (фр. conseiller, нем. Botschaftsrat). В важных посольствах, например в парижском

или вашингтонском, советнику присваивают ранг посланника. В отсутствие главы миссии именно советник исполняет обязанности поверенного в делах.

Credentials, или Letters of credence [верительные грамоты]. При

назначении на новое место послов и посланников снабжают верительными грамотами, подписанными монархом или главой государства. До тех пор, пока посол не вручит верительные грамоты, он не получает официального признания.

Demarche [демарш]. Ближе всего смысл французского термина «faire une demarche» («совершить демарш») передает английское выражение «make a representation» («сделать представление»), но надо помнить, что словом «демарш» обозначают по-французски самые разные представления — от предложений до угроз.

Detente [ослабление напряженности; разрядка]. Термин «detente» не является, как многие думают, антонимом слова «entente» (согласие). Оно просто означает «ослабление напряженности» (в международных отношениях).

Diplomatic illness [дипломатическая болезнь]. Для государственного деятеля или участника переговоров зачастую бывает целесообразно отсутствовать во время какой-нибудь церемонии или заседания. Чтобы не причинить обиды другим участникам, он ссылается на болезнь. В тех случаях, когда эта болезнь — вымышленный предлог, она называется «дипломатической болезнью».

Diplomatic privilege [дипломатическая привилегия]. Членам дипломатического корпуса предоставляют некоторые привилегии и иммунитеты в странах, где они проживают в официальном качестве. Эти привилегии предоставляются не только главе миссии, но и его сотрудникам, их женам и семьям, а также прислуге. Среди этих привилегий имеются такие, как неприкосновенность личности и жилища, освобождение от местных налогов, а также от уголовной и гражданской юрисдикции местных судов. Дипломата нельзя вызвать в суд, преследовать в судебном порядке или заставить давать показания. Его

могут попросить «отказаться от своих дипломатических привилегий» (“waive his diplomatic privilege”), но он не обязан идти навстречу этой просьбе. В исключительных случаях (которые, к счастью, бывают редки, потому что дипломаты в основном отличаются кротостью) правительство страны, где дипломат совершил уголовное преступление, может потребовать его отзыва и даже арестовать его после того, как он будет лишен официального статуса. Иногда дипломатические привилегии распространяются на лиц, формально не являющихся дипломатами (например, на членов секретариата Лиги наций).

En clair [открытым текстом, клером]. Телеграммы отправляются либо в шифрованном виде, либо на обычном языке. Во втором случае они называются телеграммами en clair (открытыми). Такие сообщения посылаются в тех случаях, когда нарочно хотят, чтобы иностранное правительство могло прочесть их без труда.

Entente [согласие, «антанта»]. Это выражение возникло из французского «entente cordiale», или «сердечное согласие». Оно подразумевает, также как и новое слово «ось» (axis), сходство взглядов и интересов у некоторых стран и совпадение их политики по ряду вопросов. Таким образом, данное понятие находится на пол пути между «союзом» (alliance) и «добрыми взаимоотношениями». Во время войны и после нее этот термин употреблялся для обозначения держав, связанных такой формой взаимопонимания, — например «Тройственная антанта», «Балканская антанта» и т. д.

Excellency [превосходительство]. В Великобритании этот нелепый титул дается только послам, вице-королям и генерал-губернаторам. За границей он распространяется на членов правительства и на всех лиц определенного возраста и положения, которым желают угодить.

Exterritoriality [экстерриториальность]. Это слово употребляется в широком смысле для определения вышеупомянутых дипломатических привилегий и иммунитетов (см. также Capitulations).

Extradition [выдача преступников, экстрадиция]. По действующим почти между всеми странами мира договорам о выдаче, преступник,

убежавший в другую страну, возвращается («экстрадируется») туда, где он совершил преступление. Политические преступления под эти договоры не подпадают. Политическим беженцам, осуществившим побег, предоставляется убежище (asylum).

Extraordinary [чрезвычайный]. В прошлом существовала разница между послами «обыкновенными», или постоянно проживающими, и чрезвычайными, направленными с особыми поручениями. Это приводило к вызывавшим обиду разграничениям, и теперь все послы называются чрезвычайными.

Fin de non recevoir [отказ принять]. Этим выражением обозначают дипломатический прием — отклонение официально поданной жалобы без разбора ее по существу. Когда дипломат говорит, что его представления были встречены «fin de non recevoir», он имеет в виду, что «они решительно отказались рассматривать это дело».

Full powers [полномочия]. Перед подписанием международного договора участник переговоров получает полномочия с подписью и печатью верховного правителя своей страны. Если он подписывает только конвенцию, то его полномочия скрепляются подписью министра иностранных дел. В Великобритании королевские полномочия заверяют «всех и каждого, кто получит настоящий документ», что, «всецело полагаясь и будучи глубоко уверены в мудрости, верности, усердии и осмотрительности нашего верного и горячо любимого сэра X.Y. lt;...gt; и т. д. и т. п., выбрали, определили и назначили его нашим подлинным представителем, доверенным лицом и уполномоченным от Великобритании и Северной Ирландии».

General act [генеральный акт]. Генеральный акт — это либо краткий перечень решений конференции, либо детальное изложение норм, вытекающих из принципов, воплощенных в договоре.

Good offices [добрые услуги]. В случае возникновения между двумя странами спора или состояния войны некоторая третья страна нередко предлагает свои услуги для того, чтобы или облегчить разрешение спора, или наладить мирные переговоры. Добрые услуги

отличаются от посредничества (mediation) только по степени участия. Правительство, предлагающее враждующим сторонам добрые услуги, чаще всего служит лишь каналом связи; посредничество же осуществляется на гораздо более официальном уровне и предполагает непосредственное участие посредника в переговорах.

Guarantee, Treaties of [договоры о гарантии]. Некоторые договоры содержат статьи, в которых подписавшие страны ручаются за выполнение и соблюдение этих договоров. Так, по Лондонскому договору 1839 г. мы гарантировали неприкосновенность Бельгии и, именно выполняя это обязательство, вступили в войну в 1914 г. Существует огромная разница между «коллективной гарантией» (collective guarantee) и «солидарной и раздельной гарантией» (joint and several guarantee). В первом случае (как в ситуации с британской гарантией по договору 1867 г. о неприкосновенности Люксембурга) подписавшее договор государство обязано действовать лишь при условии, если все остальные участники договора поступят так же. И напротив, «солидарная и раздельная гарантия» (которая, как утверждали, была дана Бельгии в 1839 г.) обязывает каждого участника договора выполнить свои обещания, даже если прочие уклоняются от своих обязательств или нарушают их.

Laisser passer [пропуск]. Когда чиновники путешествуют по делам, посольство той страны, которую они собираются посетить, снабжает их рекомендательными письмами, адресованными таможенным властям. Это гарантирует, что их багаж не будет досматриваться на границе. Британским миссиям за границей рекомендуется давать laisser passer только действующим чиновникам, путешествующим по официальным делам. Другие страны более щедры в этом отношении.

Memoirе [памятная записка]. Кроме официальных нот (см. ниже Notes), адресованных главой миссии иностранному правительству, существуют различные типы меморандумов, которые отличаются от нот только тем, что не содержат вступления, написанного по установленной форме, и их не нужно подписывать. Эти документы называются по-разному: pro-memoria (памятная записка), deduction

(итог, вывод), expose de motifs (изложение мотивов). Другая форма памятной записки под названием aide-memoire представляет собой небольшой меморандум; посол вручает его министру иностранных дел по окончании беседы. В этом меморандуме в сжатом виде излагается содержание устных представлений, которые ему было поручено сделать.

Mise en demeure [требование, предъявление требования, ультиматум]. Когда правительство «А» обращается к правительству «Б» с холодно-резким требованием «take it or leave it» (оставляем на ваше усмотрение; хотите — принимайте, хотите — нет), настаивает на определении намерений, такое обращение называется m.e.d.

Modus vivendi [лат. «образ жизни»; временное соглашение]. Так называется временное соглашение, которое в будущем намереваются заменить более официальной и детально проработанной конвенцией.

Notes [ноты]. Обычная дипломатическая нота представляет собой официальное послание главы миссии иностранному правительству. Это послание может быть написано как в первом, так и в третьем лице. Вариантами обычной ноты являются: a) collective note (коллективная нота). Такую ноту представители нескольких государств направляют правительству по вопросу, в отношении которого им велено сделать «совместные представления». Коллективная нота редко подписывается всеми послами на одном и том же листе бумаги: каждый посол направляет свою собственную ноту, но текст во всех одинаков. Лишь в особо важных случаях такие ноты представляются всеми послами одновременно; б) identic note (идентичная нота). Похожа на коллективную ноту, но менее внушительна. По содержанию такие ноты должны быть идентичны, тогда как сам текст в них может отличаться; идентичные ноты не обязательно вручать одновременно; в) note verbale (вербальная нота). Этот тип послания менее официален, чем подписанная нота, и более официален, чем меморандум. Такая нота не подписывается, но принято заканчивать ее какой-нибудь традиционной формулой вежливости. Фактически только прибавление этого вежливого окончания отличает ее от памятной записки.

Persona grata [персона грата, приемлемое лицо]. Когда посол или другой дипломатический представитель становится неприемлемым для правительства, при котором аккредитован, говорят, что он перестал быть «персона грата». Это равносильно требованию о его отзыве. Так, Сотомайор попросил Булвера, попытавшегося было давать испанскому правительству советы относительно внутренней политики, «как можно скорее уехать в отпуск, о котором он подумывал». Булвер ответил, что вовсе не намеревается уезжать «в отпуск». Тогда ему вручили паспорт и велели покинуть страну. Пальмерстон ответил на это разрывом дипломатических отношений с Испанией и выслал испанского посланника из Лондона.

Placement [рассадка]. Хотя споры о старшинстве ведутся теперь не столь активно, как раньше, все же дипломаты по-прежнему придают большое значение порядку, в котором они сидят на обедах. Наука о размещении дипломатических гостей таким образом, чтобы никто из них не был обижен, называется наукой о «рассадке».

Prendre acte [взять на заметку]. На дипломатическом языке означает: «Я возьму это на заметку и в будущем воспользуюсь этим против вас».

Proces verbal [протокол]. Протокол конференции или совещания. Если участники его подписывают, он приобретает обязательную силу.

Protocol [протокол]. Первоначально протоколом называлась просто письменная фиксация соглашения, и, как таковая, она носила гораздо менее официальный характер, чем договор или конвенция. В этой форме было заключено множество очень важных международных соглашений, в частности, соглашение о создании Постоянного международного суда, подписанное в 1920 г. в Женеве.

Protocole [протокол]. Означает совокупность правил дипломатического церемониала и этикета. Заведующий протоколом (Chef du Protocole) за границей соответствует британскому гофмейстеру королевского двора (Lord Chamberlain). Прилагательное «protocolaire»

(сугубо официальный, протокольный) применяют к педантичному приверженцу светских формальностей.

Raison d’Etat [государственные соображения]. Дипломатическая и политическая теория, согласно которой интересы государства стоят выше всякой личной морали.

Rapporteur [докладчик]. Когда конференция создает для рассмотрения какого-нибудь специального вопроса комиссию или подкомиссию, ее члены выделяют из своей среды одного представителя, который обязан доложить конференции о работе комиссии. Он и называется докладчиком.

Recognition, de facto [признание де факто]. Когда повстанческому движению удается установить свое правление на значительной территории внутри страны, оно обычно признается иностранными державами «de facto», то есть фактическим, правителем этих областей, в отличие от правителя «de jure», или законного. Точно так же во время войны государство, оккупирующее крупные участки неприятельской территории и управляющее ими, считается властью «de facto» на этой территории.

Safe-conduct [гарантия неприкосновенности, гарантия безопасности, охранное свидетельство]. Это разрешение на беспрепятственный проезд лица по территории, находящейся в руках у врагов его страны. Так, граф Бернсторф в 1917 г. получил от союзников разрешение вернуться в Германию из США.

Sanctions [санкции]. Наказания, наложенные за нарушение закона или договора.

Status quo [лат, статус кво — прежнее положение]. Выражение «status quo» употребляется для обозначения положения, существовавшего в какой-то определенный момент времени. В прошлом, когда на дипломатическом языке говорили о территории, принадлежавшей монарху в некоторый конкретный период, употребляли выражение «uti possidetis» {лат. «чем владеешь»; принцип сохранения существу

ющего положения вещей). «Status quo ante bellum» или «status quo ante» означает положение, бывшее до войны.

Treaties [договоры]. Договоры бывают двусторонними, то есть заключенными только между двумя странами, или многосторонними, — между несколькими странами. Договоры о взаимной гарантии — это такие международные соглашения, которые, подобно Локарнскому договору, призваны оградить каждого участника от нападения со стороны любого другого.

Ultimatum [ультиматум]. Иногда думают, что термин «ультиматум» означает «объявление войны», что неверно. Зачастую это всего лишь «последнее слово» перед прекращением переговоров. Обычно ультиматум принимает форму письменного сообщения о том, что, если к такому-то часу такого-то числа не будет получен удовлетворительный ответ, то воспоследуют такие-то действия. Это не обязательно должны быть военные действия. Так, во время злополучного «дела дона Паси- фико» Пальмерстон направил ультиматум Греции, в котором говорилось, что, если она в течение 24 часов не примет его условия, то он захватит греческие корабли и объявит блокаду греческих портов.

Under flying seal [«под летучей печатью»]. Часто бывает, что посол, посылая отчет своему правительству, считает полезным сообщить заключенные в нем сведения своему коллеге в другой столице. Тогда он посылает депешу «под летучей печатью»; это означает, что по дороге ее прочитает другой посол. Так, если донесение британского посла в Санкт-Петербурге будет помечено «Under flying seal to Berlin» («Под летучей печатью в Берлин»), то британский посол в Берлине распечатает его и ознакомится с ним до того, как оно попадет в МИД.

Unfriendly act [недружественный акт]. Когда одно государство желает предупредить другое, что некоторые действия с его стороны могут привести к войне, принято заявлять, что такие действия «будут рассматриваться как недружественный акт».

Unilateral declaration [односторонняя декларация]. Иногда державы пытаются утвердить свои права или определить свою политику

декларацией о принципах, которая вручается другим державам для информации и ориентации. Доктрина Монро* была именно такой декларацией. Более свежий пример — циркулярная нота лорда Керзона от 15 марта 1922 г., в которой он предупредил другие державы, что Великобритания «не допустит», чтобы особые отношения, существующие между ней и Египтом, были кем-либо поставлены под сомнение или стали предметом для обсуждения, и будет рассматривать любую попытку вмешательства в дела Египта как «недружественный акт». />Venue [место встречи, проведения конференции, переговоров и т. д.]. Опытные дипломаты не употребляют это слово, но оно в большом ходу среди журналистов. Оно означает место, где происходит конференция или совещание. Профессиональные дипломаты считают неприличным употреблять данный избитый термин.

Vceux [пожелания]. Бывает, что участники конференции желают приложить к договору некоторые «рекомендации» относительно поведения в будущем. Так, Гаагская мирная конференции 1899 г. высказала шесть пожеланий. Они не имеют обязательной силы для подписавшихся под ними.

<< | >>
Источник: Камбон Ж. Дипломат., Никольсон Г. Дипломатия. 2006

Еще по теме Глава десятая Дипломатический язык:

  1. МАТЕРИАЛЫ К ГЛАВЕ УП
  2. ГЛАВА 13 РАЗГРОМ «БОКСЕРОВ» И КИТАЙСКИХ ВОЙСК В МАНЬЧЖУРИИ
  3. Глава 7 Накануне Крещения: Ярополк Святославич и Оттон II (70-е годы X века)
  4. ТЕМА 8. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РАССМОТРЕНИЯ СПОРОВ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  5. Глава X ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ РЕШЕНИЕ ДУНАЙСКОЙ ПРОБЛЕМЫ НА БЕЛГРАДСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ (1948 г.)
  6. Глава 2 ПРОПАГАНДА: ОТ ДРЕВНОСТИ ДО СЕГОДНЯ
  7. Глава 5 ПУБЛИЧНАЯ ДИПЛОМАТИЯ И СМИ
  8. Глава ІУ Цена и последствия победы
  9. ОБМЕН ИНФОРМАЦИЕЙ МЕЖДУ ЕВРОПЕЙСКИМИ ГОСУДАРСТВАМИ
  10. Глава VII ПРАВО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
  11. Глава девятая Дипломатическая служба
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -