<<
>>

ПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ПРОБЛЕЛШ МЕЖДУНАРОДНОГО ОБМЕНА ИНФОРМАЦИЕЙ ЧТО СКРЫВАЕТСЯ ЗА АМЕРИКАНСКОЙ ДОКТРИНОЙ «СВОБОДНОГО ПОТОКА ИНФОРМАЦИИ

Уже не раз отмечалось, что развитие процессов разрядки усилило роль международного обмена информацией — важной составной части взаимоотношений государств с различным социально-экономическим строем. Именно это обстоятельство превратило проблему обмена идеями, политической и культурной информацией в широкую сферу деятельности политиков и дипломатов, теоретиков и практиков как в социалистических, так и в капиталистических странах.

Западная концепция, выраженная несколько лет назад в требовании «свободного потока людей, идей и информации», предусматривает мнимую универсализацию культурного обмена, прежде всего посредством стирания ее идеологических функций и придания ей космополитических черт.

Главной идеей упомянутого требования является воинствующий антикоммунизм и антисоветизм в различных формах и оттенках. Налицо попытки империалистов утвердить эту доктрину в международных культурных отношениях. Эта концепция является попыткой навязать международной общественности буржуазную модель общественной коммуникации, опирающуюся на стихийность и законы капиталистического рынка с одновременным узурпированием в свою пользу морального и политического права пропагандистского вмешательства во внутренние дела суверенных государств.

Концепция социалистических стран прямо противоположна. Она является выражением идеи мирного сосуществования. Ведь именно социалистические страны признали это главенствующим принципом реализации целей своей внешней политики. Информационно-культурный обмен является средством, служащим мирному сосуществованию пародов, из чего вытекает потребность подчинения деятельности государств в этой сфере интересам международных отношений, созданию атмосферы мира, а также климата сотрудничества между народами, сближению пародов и их культур, иреодо- лению предубеждений и недоверия, негативных понятий и стереотипов и т. д. Самый важный тезис в позиции социалистических стран — признание ответственности каждой страны за содержание информации и культурных произведений, выходящих с ее территории, а также признание права каждой суверенной страны на охрану от привносимой из-за границы информации, если она несет угрозу для ее культурного наследия, общественного порядка, моральных ценностей и других жизненных интересов. Это означает приоритет критериев содержания (качественных над количественными) и заботу о гуманистической функции информации и культуры в международном обмене.

Позицию развивающихся стран следует рассматривать в тесной связи с их усилиями, направленными на культурную эмансипацию, смысл которой сводится к противопоставлению себя «информационному империализму» Запада. В этой позиции, которая нашла свое выражение, в частности, в заключительных докладах международных конференций с участием министров культуры азиатских стран (Джакарта, 1973), африканских (Аккра, 1975), латиноамериканских (Сан-Хосе, 1976), обращает на себя внимание забота о цельности национальных культур, о сохранении равновесия между иностранным влиянием и собственным культурно-цивилизационным наследием. Международный культурный обмен при условии его прогрессивного гуманистического содержания может способствовать повышению духовного уровня обществ и стимулированию благоприятных общественных преобразовании в развивающихся странах. Следует подчеркнуть, что развивающийся мир также требует расширения функции государства в международном обмене культурными произведениями.

Капиталистические государства в своих декларациях чаще всего пользуются не термином «обмен информацией», а термином «свободный поток информации».

«Свободный поток информации» -• это в их понимании односторонняя передача необъятного количества информации, по своему содержанию не ограниченной никакими нормами и не контролируемой государством, на территорию которого эта информация поставляется. Отправителем информации в данном •случае является учреждение, контролируемое государством, представляющим политические, идеологические и социально- экономические интересы, отличные от тех, которыми руководствуется страна, на территорию которой направлен «свободный поток информации».

«Обмен информацией» якобы имеет место лишь между официальными учреждениями и совершается преимущественно на базе двусторонних соглашений. Поэтому он подле- •288 жит контролю государств, заключающих соглашение об обмене. По мнению Жан-Поля Жака, «обмен какими бы то ни было информационными материалами (автор сюда относит печатные материалы, кинофильмы, магнитофонные ленты и т. д.) всегда носит ограничительный характер и позволяет государству широко контролировать информацию посредством решений о ее распространении». Как следует из высказываний автора, «свободный поток информации» имеет все условия для своего функционирования между странами той же системы, а «обмен информацией» предпочитается между государствами различных систем, так как «само собой разумеется, что когда политическая солидарность является сильной, политический контроль ослабевает, но когда речь идет о потоке информации с Запада на Восток, политический контроль приобретает основополагающее значение»1.

Лозунг, «свободного потока информации» дополнялся представителями капиталистических стран терминами о так называемом праве на информацию, а также «праве на коммуникацию» — распространение информации. Одновременно с этими лозунгами широко рекламируется лозунг «свободы информации», который преследует ту же цель, что и «свободный поток информации», — уклоняться от какого-нибудь рмешательства государственных властей в содержание информации, передаваемой мощными специализированными учреждениями ведущих западных стран, прежде всего Соединенных Штатов.

Некоторые буржуазные авторы подчеркивают, что капиталистические страны имеют якобы.^право придавать рамкам своей информационной деятельности любое содержание, в частности, не соответствующее принципам, принятым как ООН, так и Заключительным актом Общеевропейского совещания.

О такой трактовке проблемы явно противоречащей Заключительному акту Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе свидетельствует, в частности, следующее высказывание британской газеты «гТаймс»: «Запад не дол

жен стыдиться пропагандировать свои идеи всеми доступны ми средствами, особенно по радио. Дух хельсинкских документов не требует запрета таких мероприятий. Положения этих документов, касающиеся невмешательства, направлены прежде всего против различных форм физической интервенции... Положення, говорящие об информации, однозначно призывают... к более свободному и широкому распространению информации всякого рода»2.

Буржуазная система средств массовой информации, направленных на население социалистических стран — через голову их правительств, — получило в нынешнем десятиле- 19.

Г. Вачнадзе. Ю. Кашлев. 289 тин особенно бурное развитие. Уже в ходе многолетней подготовки Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе империалистические круг»! попытались вновь потребовать от социалистических стран открыть государственные границы для «свободного потока информации», идущего из арсенала буржуазных центров и теологической воины.

Попыткам легализации буржуазной антисоветской пропаганды на страны социализма было в течение 70-х годов посвящено много усилий западных идеологов.

Требование одностороннего «свободного потока» империалистической пропаганды на СССР выдвигалось чуть ли не в качестве первоочередного фактора пли условия нормализации международных отношений. «Притягательная сила американской идеологии опирается на свободный поток», — говорилось в известном докладе исследовательской группы Ф. Стэнтона, посвященного реорганизации внешнеполитической пропаганды США. В докладе содержится также символическое признание: «Хотя Соединенные Штаты и сохраняют значительную, быть может, даже преобладающую мощь в международных делах, их возможности диктовать ход международных событий уменьшились. Это означает, что Соединенные Штаты должны будут более, чем когда-либо, рассчитывать на разъяснение и' внушение»3.

Ставка Соединенных Штатов на внешнеполитическую пропаганду — как одно из основных средств достижения американских целей за границей — описана Збигневым Ьжезннскнм в книге «Между двух веков: роль Америки

в технотронную эру». Наблюдая за меняющимся не в пользу США и группы их союзников соотношением сил в мире, 3.

Бжезинскин предлагал использовать американские достижения техники связи и информации для всемирного распространения влияния Америки. Революция в области средств связи, непрекращающаяся и по сей день, определяет развитие общества, писал Бжеэинскнн4.

Бжезннский напомнил о том. что глобальное телевидение и кинопромышленность, рекламные агентства и радиопрограммы для заграницы, агентства новостей и компьютерные банки информации, современные системы связи и стандарты массовой культуры — все эти компоненты «западной цивилизации» находятся под монопольным влиянием США и, следовательно, влияют на судьбы капиталистических и развивающихся стран. Американские СМК влияют ка положение дел в зарубежных странах? Да, и не в меньшей степени, чем торговля оружием и экономическая «по- 290 мощь». Понятие «свободный поток информации» в представлении западных идеологов типа 3. Бжезинского, предусматривает крайне расширительное толкование «информации». Под информированием подразумевается не столько манипулирование новостями, сколько пропаганда ценностей и образа жизни через посредство систем массовой информации, образования, культуры, научно-технического обмена и контактов.

* в *

Сам термин «свободный поток информации» возник давно, но особенно широко это словосочетание стало применяться в годы «холодной войны». Совпадение здесь не случайное. Антикоммунистическая диверсионного характера деятельность империалистических средств массовой информации против не только социалистических, но и развивающихся стран как раз и была названа на Западе «свободным потоком информации», который по планам вдохновителен «холодной войны» должен был проникнуть через границы суверенных государств, затопить их подрывными радиопередачами и другой пропагандистской продукцией.

Сегодня большинство государств земного шара выступает против бесконтрольного, одностороннего «свободного потока» информации, означающего на практике экономическую, культурную, идеологическую экспансию горстки империалистических государств (преимущественно США). Но политико-идеологическая1 доктрина «свободного распространения», «свободного потока» пли «свободного обмена идеями, информацией и людьми» не прекратила своего существования. Это отчасти объясняется ее глубокими корнями в буржуазной истории, неизменным присутствием во всех гегемонистских планах и устремлениях ведущих империалистических держав. Следующее заявление известного антикоммуниста и антисоветчика Д. Ф. Даллеса, сделанное им еще в 1946 г., актуально и сейчас. В нем раскрывается значение, которое придает империализм зарубежной информационно- пропагандистской деятельности: «Если бы мне предоставили право выбрать только одни принцип нашей внешней политики, то я сделал бы этим принципом свободный поток информации».

Политика так называемого свободного обмена информацией получила официальное признание в США к концу первой мировой войны с целью позволить американскому бизнесу процветать и распространяться до самых отдаленных границ мировой капиталистической системы. Натиск американских фирм носил экономический характер. Однако очень скоро было осознано значение культурного компонента этой экспансии как выражение псе большей свободы США на международной арене: свободы их капитала, их ресурсов и распространения их информации.

Американские правящие круги долгое время стремились подорвать монопольную роль Великобритании в мировой капиталистической системе информации. Средства информации США при поддержке монополий и официальных учреждений развернули широкую кампанию с тем, чтобы американские принципы «свободного обмена информацией» находили все большее распространение как внутри страны, так и на международной арене. Это обеспечивало взаимодействие и согласованность коммерческих интересов и политических целей, которые провозглашались «необходимыми» и полезными для общественного блага.

Руководители американского общества директоров газет в июне 1944 г. приняли резолюции, побуждающие две главные политические партии поддержать «мировую свободу информации и ее распространение без ограничений во всем мире». Два месяца спустя демократы и республиканцы внесли этот вопрос в своп программы. В сентябре" 1944 года обе палаты конгресса выразили свою веру в «мировое право на информацию». Добившись одобрения конгрессом своих целей, американское общество директоров газет с удовлетворением констатировало: новый государственный секретарь

Эдвард Стеттиииус объявил, что «США предусматривают предварительные переговоры с другими странами относительно международных соглашений, гарантирующих, что не будет никаких барьеров в обмене информацией между странами»5. Была сформирована делегация, чтобы доставить «послание международной свободы печати во все дружественные страны мира». Весной 1945 г. делегация посетила 21 большой город в 11 союзнических и нейтральных странах, налетала вокруг света почти 70 тыс. км., пользуясь «предоставленным ей военным министерством правом первоочередного проезда на воеино-транспортных самолетах»6.

Заместитель государственного секретаря Уильям Бэнтон вскоре после войны так сформулировал и разъяснил американскую политику в отношении «свободы коммуникаций»: «Государственный департамент намеревается сделать все, что в его власти, в политической или дипломатической области, чтобы способствовать слому искусственных барьеров, которые препятствуют экспансии во всем мире американских частных агентств печати, распространению иллюстрированных журналов, фильмов и других средств общения...

Свобода печати — и свобода обмена информацией вообще — является составной частью нашей внешней политики»7.

«Свобода информации» всегда использовалась в качестве средства идеологического воздействия против Советского Союза и стран социалистического содружества. Очевидно, что принцип свободного предпринимательства в его американском понимании и трактовке не мог быть принят теми государствами, где ликвидирована частная собственность на средства массовой информации.

Правящие круги США стремились использовать «свободный обмен информацией» для того, чтобы посеять недоверие к иным некапиталистическим формам общественных отношений, что по их планам должно было снизить интерес к социализму в послевоенной Европе. Доктрина о так называемом свободном распространении информации аргументировалась 'как некий «моральный» долг США, как эффективное идеологическое оружие Запада в «холодной войне» против Советского Союза и стран Восточной Европы.

Реалистически мыслящие политические и общественные деятели США не могли не предвидеть неминуемый крах иллюзий о мировом господстве и «глобальной ответственности», а также непрочности неоколоииальной политики Вашингтона на всех континентах8.

Думается, что высказывания Роберта Ли, возглавлявшего в 1948 г. штат сотрудников известной комиссии С. Хатчинса, сохраняют свое актуальное звучание и по сей день: «Долой барьеры» — этого лозунга уже недостаточно в международной области. Ударение следует перенести с индивидуальной свободы слова, как права, на основную потребность всех граждан иметь регулярный доступ к существующему разнообразию идей, мнений, точек зрения и аргументов. относящихся к государственным делам. Это не есть отрицание свободы, а наоборот, соединение ее с реальной ответственностью, которая обеспечивает то, что свобода служит истине и пониманию ее. Понятие ответственности, если сделать из него логический вывод, может даже предполагать определение явно вредного типа общественной связи, которая выходит за пределы защиты самой свободы»9.

Известный специалист в области средств массовой информации профессор Герберт Шиллер (Саи-Диего, Калифорния) считает, что сегодня вопрос о пересмотре понятия «свободы слова» встает очень остро. Когда власть распределяется неравномерно между людьми или группами в пределах страны, как и между странами, пишет Шиллер, свобода действия — т. е. свобода продолжать делать то, что привело к данной ситуации — служит усилению сильных и ослаблению слабых. «Итак, свободы, внушительные по сво ей форме, могут быть гнетущими по своему содержанию, когда они усиливают существующие неравенства, претендуя на предоставление равных шансов всем. Отдельные люди, группы и нации все больше стремятся ограничивать такого рода свободу, которая способствует сохранению неравенства. Именно с этой точки зрения можно яснее понять меры, направленные на регламентацию «свободы распространения информации»10.

Ряд видных буржуазных ученых, таких как социологи, работающие в сфере СМИ. Франсуа Терру и Уилбур Шрамм, бывший директор ЮСИА Артур Ларсон, профессор Принстонского университета Джон Уиттон, немало писали о том, что обмен информацией во всемирном масштабе может осуществляться только на основе соглашении между государствами, что сотрудничество при обмене информацией есть поиск международной регламентации, к которой присоединяются государства и через них организации и учреждения, непосредственно занимающиеся сбором, обработкой и распространением информации". Не надо быть коммунистом, чтобы соглашаться с тем, что государства призваны регулировать информационные потоки таким образом, чтобы они способствовали установлению дружеских отношений между странами, отвечали чаяниям всего человечества.

Канадский профессор филологии Маршалл Маклюэн в своих пророчествах нарисовал неприглядную картину практического воплощения идеи «свободного потока» как внутри, так и за пределами Соединенных Штатов. Последние в недалеком будущем, писал Маклюэн, якобы достигнут положения, при котором будет возможен автоматический контроль с их стороны за количеством и качеством информации в других странах. Например, думает он, можно будет «рекомендовать выпустить 20 дополнительных телепередач на Южную Африку, чтобы охладить накал племенной вражды, вызванной на прошлой неделе радиопередачами. Можно будет программировать подобным образом культуры целых обществ, чтобы сохранить стабильным их эмоциональный климат»12. Эволюция взглядов Маклюэна, описывавшего в первых своих трудах перспективы внедрения телевидения и кибернетики как средств «мирового устройства всех проблем на Земле», привела его в 70-х годах к выводу о том, что телевидение не принесло Западу примет «золотого века». Маклюэн пишет о распаде семьи, об исчезновении идеалов и мифа об Америке, и жизнь представляется ему «огромной звенящей газетной огненной пустыней...». Бизнес вобрал в себя все. Тот великий скачок от индивидуализма механического века к имплозии электронного, который по первоначальной теории Маклюэна должен был собрать человечество в единую глобальную ссмыо обернулся единением промышленных и финансовых магнатов13.

«Свободный поток информации: взлет и падение доктрины» — так назывался доклад видного финского ученого профессора Каарле Норденстренга (с 1977 г. является президентом МОЖ — Международной организации журналистов), сделанный им в мае 1975 г. на очередной международной встрече журналистов и исследователей СМИ в финском городе Тампере. К. Норденстренг проанализировал истоки зарождения этой доктрины и превращения ее в идеологическую основу американской экспансии в области коммуникации после второй мировой войны.

Американская доктрина «свободного потока информации и идей» является также предметом исследования тех представителей буржуазных общественных наук, которые искусственно пытаются придать названной доктрине видимость академической благопристойности. Проблемы СМИ стали привлекать внимание наиболее «молодых» буржуазных исследователей, профессиональные интересы которых прежде не касались проблем идеологического воздействия. Их идеалистические концепции о том, что СМИ якобы будут являться еще до конца XX века главенствующим фактором единения человечества, повторяют мнения буржуазных философов, проповедующих идею приближающегося «глобального воссоединения народов в многообразный единый конгломерат земной культуры» (Питирим Сорокин, Карл Ясперс, Арнольд Тойнби), а также последователей Герберта Маркузе, заявляющего о том, что СМИ в принципе определяют ход и развитие человеческой цивилизации.

Характерна в этом отношении статья американского писателя — фантаста Артура Кларка «После Вавилона: век спутников связи».' Автор рассматривает коммуникационные спутники как техническое изобретение, которое влечет за собой снятие любых экономических и социально-политических препятствий на пути национального и надполитического слияния культур различных стран. Абсурдно заявлять, что развитие исторического процесса полностью объясняется «коммуникационными революциями» — изобретением и широким распространением печатного станка, газет, массовых книг, кино, радио. В заключении своей статьи Кларк вынужден признать, что «большинство ученых и политиков считают спутники связи явлением, не выходящим по своим функциям и значению за рамки аналогичных, традиционных коммуникационных систем»14.

«Свободный поток информации» с Запада означает сегодня неограниченный поток буржуазной идеологии, потребительских ценностей п в целом попытки внедрения повсюду сомнительных стандартов «американского образа жизни». Развивая эту мысль, можно процитировать знаменательное высказывание министра культуры Финляндии на Генеральной конференции ЮНЕСКО: «Мы не желаем способствовать созданию «глобальной деревни», в которой все производят и потребляют одинаковые товары и идеи — мы стремимся обеспечить целостность и своеобразие местных и национальных культур. Международные обмены являются желательными и имеют значение именно на основе национального и этнического разнообразия. Поэтому международное сотрудничество в области культуры и коммуникации должно основываться на уважении суверенитета и равенства всех государств и разнообразных культурных традиций».

Случается слышать от западных деятелей мнение о том, что чем больше, мол, связей и контактов существует между различными государствами, тем выше степень международного взаимопонимания и согласия. У этой идеи остается все меньше сторонников. Но уместно заметить, что если хорошо налаженная система международной коммуникации совсем не равнозначна взаимопониманию, то последнее невозможно при отсутствии контактов между странами. Именно под этим углом зрения — в целях мирного сосуществования н разрядки, исключения угрозы возникновения очагов военных конфликтов и напряженности — необходимо рассматривать создание структуры информационно-культурного обмена между развивающимися государствами, между капиталистическими и развивающимися странами, между государствами капиталистической и социалистической систем.

Согласно бытующей на Западе концепции, широкие контакты, «свободный обмен информацией, идеями и людьми» разнообразные формы сотрудничества являются необходимыми предварительными условиями для установления мирных отношений, для мирного сосуществования. Для социалистических стран сотрудничество — ив частности обмен информацией — по природе своей является следствием улучшения политической ситуации в целом, т. е. безопасности. В то время как западные государства считали, что осуществление как можно большего числа «контактных мероприятий» автоматически продвигает вперед дело разрядки, социалистические страны всегда верили в то, что упрочение международной безопасности позволит осуществить широкую программу сотрудничества, и что надо осторожно подходить к проблеме кооперирования международных усилий в сферах культуры и информации.

Таковы различия в понимании соотношения понятий «безопасность-сотрудничество». И если понятие «национальная безопасность» расширить до концепции «национальный суверенитет», то можно утверждать, что вышеизложенная зависимость будет справедлива и для установления равноправных отношении между странами Запада и развивающимися государствами.

В последнее время тон дебатов о «свободном потоке информации», инспирируемых США, ожесточается с открытием новых технических возможностей для беспрепятственного и глобального распределения информации через границы государств. Такая настойчивость убеждает, что деятельность США в области международной коммуникации отнюдь не является филантропией, помощью менее развитым государствам, а есть ничем не прикрытая форма неоколониализма. Империалистический, иностранный контроль (пус:ь самый поверхностный) над национальной системой СМК может способствовать деформации общественных интересов и соответственно, влиять па важнейшие решения в политике, экономике и культуре. Продолжение существующих ныне отношений в сфере СМК между Западом и развивающимися государствами служит укреплению позиций монополий и осложняет решение проблем развития для десятков стран нееоциа- листического мира.

США, начиная с 40-х годов, всегда были и остаются единственной страной, заинтересованной в полном сохране- ненип ситуации в мире, порождаемой «информационным империализмом». Поддержку своим глобальным экспансионистским устремлениям правительство США находило у тех союзников, которым оно помогало после II мировой войны — взамен на участие в истерии «холодной воины» против «международного коммунизма» — противостоять наступлению рабочего движения и требованиям демократической оппозиции. Иллюзия («свободного обмена информацией» находила сторонников потому, что в какой-то момент, в 1945 г. она зазвучала для избавившихся от фашизма пародов в качестве альтернативы мракобесию геббельсовской пропаганды; колониальным и зависимым странам США обещали тогда радужные перспективы всеобщей грамотности, социально-экономического прогресса и приобщения к мировой культуре.

Главные усилия, направленные на устранение несправедливостей в системе массовых коммуникаций, предпринимались Советским Союзом и родившимися из сражении второй мировой войны другими социалистическими государствами.. Страны социализма давно и последовательно выступают за международные отношения, справедливые и равноправные во всех аспектах, в том числе, свободные от последствий колонизации культуры и информации. Такой точки зрения придерживаются сегодня не только в социалистической Европе и во многих развивающихся странах. Этот очевидный факт исторической правоты взглядов социализма на международную коммуникацию вынуждены учитывать и наши идеологические противники. Вот какой идеей открывается доклад по заказу правительственных органов вашингтонской Академии развития образования. Основными препятствиями, читаем в докладе 1978 г., «па пути свободного потока информации из Америки всегда были правительства (социалистические — ред.) России и стран Восточной Европы. На международном рынке средств массовой информации у Соединенных Штатов было мало соперников. Миллионные тиражи журналов «Тайм» и «Ридерс дайджест», которые читала элита других стран, многомиллионные аудитории американских фильмов и телевизионных программ по всему миру, популярность радиостанции «Голос Америки» — все это, казалось бы, создавало единодушие в понимании современных ценностей, вообще, и в приверженности к американскому образу жизни, в частности».

К. началу семидесятых годов, продолжают авторы доклада, ситуация резко изменилась; мало нашлось бы людей, кто считал бы, что расширение международной деятельности США в области информации за послевоенное тридцатилетие улучшило международное взаимопонимание.

РОЛЬ ООН И ЮНЕСКО В ОБМЕНАХ МЕЖДУ НАЦИОНАЛЬНЫМИ СИСТЕМАМИ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

Проблемы распространения и обмена информацией и культурными ценностями между государствами всегда привлекали внимание международной общественности. Многие страны начинают придавать все большее значение информационно-культурной сфере, видя в ней шансы для осуществления своих стратегических целей в области внешней политики и участия в международных делах. Повышению роли информации во внешнеполитической функции современного государства способствует и растущая идеологизация международных отношений...

Международное сотрудничество в рассматриваемой области происходит внутри различных геополитических сфер, каждая из которых' отличается некоторой ' спецификой, определенной в правовых, политических, общественно-экономических, культурных и идеологических категориях. Выделим несколько таких сфер: развитые капиталистические 298 страны — социалистические страны, развитые капиталистические страны — развивающийся мир, культурные отношения между развитыми капиталистическими государствами, международные культурные отношения в рамках содружества социалистических стран, информация и культура в отношениях между развивающимися странами, отношения между социалистическими государствами и развивающимися странами.

Из указанных взаимосвязей наиболее сложными, конфликтными и, соответственно, наиболее важными для судеб мира и разрядки, являются культурные отношения между капиталистическими и социалистическими странами.

В оценках международных культурных отношений и обмена информацией между социалистическими и капиталистическими государствами упор делается на два элемента: критику буржуазных концепций теоретических, формальноправовых трактовок, политической стратегии и пропагандистско-тактических мероприятий, а также разъяснение социалистической позиции по этим вопросам, исходя из целей и принципов политики мирного сосуществования государств с различным социальным строем.

Самые представительные международные форумы становились в последние десятилетия ареной столкновения различных мнений по вопросам международной политики распространения сведений и идей средствами массовой информации. В этой связи представляет интерес анализ документов ЮНЕСКО — крупнейшей межправительственной организации, задачей которой по уставу является развитие в рамках принципов ООН позитивного международного сотрудничества в области информации, культуры, науки и просвещения, а также выработка норм, которые будут управлять этим сотрудничеством и которые будут признаны каждой страной — членом этой организации.

Интерес в мире к деятельности ЮНЕСКО складывается из многих факторов. Для многих стран, особенно средних и мелких, она представляет собой важную платформу разъяснения миру собственных целей, стремлений, предложений нового международного порядка. В течение многих лет с момента своего создания эта организация, которая имеет на своем счету много успехов на поприще покровительства развитию науки и просвещения в наиболее отсталых регионах земного шара, не оправдывала чаяний международной общественности в области обмена информацией и культурой. Сессии высшего органа ЮНЕСКО Генеральной конференции, на которых должны приниматься важные решения, в течение длительного периода времени были точной копией Генераль ной Ассамблеи ООН, которая когда-то была названа «американской машиной для голосования».

В орудие американской политики и в трибуну для пропаганды доктрины «свободного потока информации» были превращены в первые послевоенные годы международные форумы. Упомянутая доктрина была выдвинута и одобрена по предложению США на межамериканской конференции по вопросам войны и мира в феврале 1945 года в Мехико.

Организация Объединенных Наций и ее специализированные учреждения после второй мировой войны занялись активным распространением американских принципов. Распределение сил в первые годы существования ООН было примером того, как механизм международной организации может быть подчинен интересам одного крупного империалистического государства. Большинство из четырех десятков капиталистических стран — первых членов ООН — зависело от американской помощи и голосовало по указке из Вашингтона.

Стоит кратко остановиться на истории принятия американского проекта о «свободном потоке информации» в Организации Объединенных Наций. Вскоре после того, как экономический и социальный Совет ООН учредил в 1946 г. Комиссию по правам человека, делегация Филиппин выступила с предложением о созыве международной конференции по вопросам свободы печати. Конечно, трудно представить, что этот вопрос был самым актуальным именно для Филиппин- или что эта инициатива с их стороны была самостоятельной. Предложение, которое первоначально касалось лишь «свободы печати», было распространено затем и на другие средства информации, в том числе на радио и кино. В резолюции № 59 от 14 декабря 1946 г. Генеральной Ассамблеи ООН отмечалось, что «свобода информации входит в число основных прав человека» и это право включает в себя право па сбор, передачу, публикацию информации, без каких-либо ограничений в любом мссте и в любое время.

Такое же положение сложилось н в ЮНЕСКО. В первых предложениях, касающихся устава этой международной организации, — которые были подготовлены группой американских экспертов и одобрены госдепартаментом — принцип «свободного потока информации» выдвигался на первый план в качестве задачи ЮНЕСКО. Характерны в этом отношении отчеты американских делегаций на подготовительных конференциях перед учреждением ЮНЕСКО, которые состоялись в Вашингтоне (октябрь 1945) и в Лондоне (ноябрь 1945)Первый доклад национального комитета США по делам ЮНЕСКО также содержит полное одобрение доктрины «свободного потока». В американских документах (а также в западноевропейских, которые копировали американские концепции, впрочем, не только но отношению к роли ЮНЕСКО в распространении информации между государствами) не делается упор на уровень, содержание информации, ответственность и т. Д. Каждый проект, вносимый социалистическими странами, который предлагал учесть эти элементы, заведомо отвергался, а его авторам наклеивали ярлык «поборников цензуры и врагов свободы».

По инициативе американской делегации ЮНЕСКО наметила в качестве одной из своих главных задач «оказание помощи государствам-членам организации в свободном обмене информацией». В соответствии с этим предложением Америки ЮНЕСКО осуществляла сотрудничество в рамках подкомиссии по вопросам свободы информации Комиссии по правам человека.

В отделе массовой информации ЮНЕСКО был учрежден сектор для рассмотрения на конференции с участием всех членов ООН вопроса «о препятствиях на пути свободного распространения информации и идей». Конференция происходила с 25 марта по 21 апреля 1948 г. в Женеве. Результаты ее свидетельствовали о стараниях американских руководителей оформить организационно и идеологически фронт капиталистических государств для участия в «холодной войне» за интересы монополий США, против коммунизма, против СССР и стран народной демократии. Итоговый документ конференции, отражавший в основном взгляды США па «свободу распространения информации», был утвержден 32 голосами против одного (Польша) при пяти воздержавшихся (Белоруссия, Чехословакия, Украина, СССР и Югославия). С точки зрения американских наблюдателей, «конференция явилась в целом... победой американских целей». Правда, другие давали иную оценку конференции. Английский журнал «Экономист» отмечал, например, что «у большинства делегаций сложилось впечатление, что американцы хотели добиться для своих агентств печати тон общей свободы рынка, па которую нацелены все начинания их торговой политики; что они рассматривают свободу информации скорее как расширение международной торговли, нежели как особый вопрос, важный сам по себе. И их настойчивое противодействие усилиям Индии и Китая, стремящихся защищать свои недавно организованные национальные агентства печати, подтвердило это впечатление»16.

Как считает французский ежемесячник «Монд дипломатик», конференция 1948 г. в Женеве отразила «двусмысленность позиции западноевропейских союзников США в вопросе о свободном распространении информации. Хотя они и

301

ток информации между государствами — ив особенное ги материал, используемый телевидением — в очень большой мере является односторонним и непропорциональным и отнюдь не отличается глубиной и полнотой, каких требуют принципы свободы выражений мнбнпй»21.

Одним из важнейших факторов, которые повлияли на повышение роли ЮНЕСКО в международных отношениях, является рост могущества и международного авторитета социалистических стран. Благодаря этим позитивным процессам ЮНЕСКО могла приступить к лучшей реализации своих уставных задач по построению нового международного порядка.

Это не значит, что новый этап в деятельности ЮНЕСКО проходил бесконфликтно. Соединенные Штаты и ряд других капиталистических стран не могли смириться с фактом, что контроль за столь важной международной организацией выскальзывает у них из рук. Вывеска ЮНЕСКО служила Западу в течение многих лет для морального подкрепления своих политико-пропагандистских аргументов. Сегодня, когда этот козырь перестал играть такую роль, капиталистические страны все чаще стараются умалить деятельность этой организации, редко ссылаясь во* вносимых предложениях — ввиду различия трактовки — на обязывающие документы ЮНЕСКО.

Устав ЮНЕСКО определяет основные цели, которыми сна намерена руководствоваться в своей деятельности: —

«...Так как войны зарождаются в умах людей, именно в умах люден должна возникнуть система защиты мира... страны, подписавшиеся под этой конституцией, веря в полные и равные шансы образования для всех, в неограниченные поиски правды и в свободный обмен идеями и знаниями, единодушны и готовы решительно развивать и увеличивать средства связи между народами и использовать эти средства в целях достижения взаимопонимания, а также правдивого и лучшего познания жизни других народов...».

В другом месте в Уставе читаем:

«Правительства государств-сторон настоящей конституцией заявляют от имени своих народов, что широкое распространение культуры и просвещения человечества в духе справедливости, свободы и мира необходимо для достоинства человека її является священным долгом, который должны выполнять все народы в духе взаимной помощи и заботы».

Сотрудничество в сфере информации определяет ст. I — пункт I, согласно которому государства-члены должны сотрудничать друг с другом «в деле поддержания взаимопонимания народов с помощью всех средств массовой информации».

Декларация целей и принципов, выраженных в Уставе ЮНЕСКО, рекомендует рассматривать международное сотрудничество в области информации, культуры, науки и просвещения как инструмент создания атмосферы мира, дружбы и позитивного взаимодействия между государствами.

Основные нормативные акты, на которых ЮНЕСКО базирует цели и прнннцнпы своей деятельности, находят поддержку в международном праве. ЮНЕСКО как специализированная организация ООН является продолжением се деятельности и естественно должна конкретизировать и реализовывать те принципы, которые определяет Устав Объединенных Наций — общие нормы поведения в международных отношениях, распространяющиеся естественно также на сферу информации, культуры, науки и т. д. Устав ООН не уточняет, какие факты и процессы в международных отношениях не соответствуют правильно понятым принципам сосуществования. Но призывает стороны к позитивным действиям, т. е. предлагает такую интерпретацию указанных норм, согласно которым действия, противоречащие им, являются нарушенной в международно-правовом смысле. Среди принципов, выраженных в Уставе, документы ЮНЕСКО ссылаются чаще всего па статью I, которая призывает стороны «развивать дружественные отношения между народами, опирающиеся на уважение принципов равноправия и самоопределения народов».

ЮНЕСКО определяет не только тс принципы, которые служат дружественным отношениям между народами, но и указывает на явления, которые приносят вред позитивному сотрудничеству между народами в области культуры, науки и просвещения.

Эксперты ЮНЕСКО считают, что революция в технике распространения информации, культуры и просвещения должна склонить державы к отказу от традиционной «культурной дипломатии», которая базировалась на односторонней пропаганде, выражающей эгоистические интересы правительств. Естественным следствием этого должен быть распад крупных «культурных империй» н эмансипация народов, которые хотят играть большую роль в культурных преобразованиях мира, хотя еще не всегда имеют технические возможности для этого. Растущий интерес, который проявляют все общества к произведениям культуры других народов, должен в результате вести к росту двустороннего и многостороннего сотрудничества. Итак, если сегодня какая-либо страна, даже наиболее могущественная, хочет распространять свою культуру среди общественности другой страны, она должна одновременно признать право этой страны на организацию подобной деятельности в собственном обществе. 20.

Г. Вачнадзе. Ю. Кашлев.. 3GS Международная разрядка рассматривается как предвари- тельное условие, которое, по принципу ценной реакции, высвобождает другие благоприятные предпосылки, позволяющие разрешать уже более конкретные проблемы сотрудничества. Во введении ко многим официальным документам заметна диалектическая закономерность этих процессов, выражающаяся в обратной связи: разрядка обусловливает сотрудничество, но без последнего в свою очередь было бы невозможно углубление процессов разрядки.

Среди многих позитивных предпосылок чаще всего отмечаются: —

развитие двусторонних культурных отношений между государствами с различным строем и принадлежащими к разным регионам. Расширение сотрудничества является естественным следствием процесса интернационализации культуры. Самые выдающиеся произведения национальных культур становятся достоянием всего мира; —

рост числа специализированных организации и международных органов, действующих на этом поприще, развитие международного права в этой области (двусторонние соглашения, многосторонние региональные договоры и т. д.) и следующий за этим рост контактов в различных областях культуры, искусства, науки; —

культурное выдвижение многих народов, которые благодаря завоеванию государственного суверенитета лучше и быстрее обогащают свои традцин и творческие ресурсы и могут тем самым все больше предложить миру; —

процессы, знаменующие культурную эмансипацию «третьего мира», который защищается от новой формы господства, реализуемого уже не столько военными пли экономическими средствами, сколько пропагандистскими; —

дифференциация культур в международном масштабе, благодаря которой культура одного народа может выполнять позитивную функцию как своего рода дополнительное благо для культуры других народов; освобождение многих, ранее закрытых культур от замкнутости и неспособности создания наднациональных общсгуманистичсских ценностей; —

распространяющееся среди деятелей культуры убеждение в универсальной функции художественного выражения, дифференциации художественных форм, которыми стоит делиться, заботясь о творческом развитии культуры вообще; —

спрос на новые живительные течения и культурные ценности, которые могли бы затормозить вредный процесс уииформизацни и стандартизации культуры в мировом масштабе; —

прогресс в современной технике средств информации, особенно телекоммуникационной технике, который повышает 306 во много раз возможности распространения информации к культуры через и над границами.

Документы ЮНЕСКО, которые рассматривают конкретные проблемы международного сотрудничества, имеют различный характер и различное значение. Важнейшими в международно-правовом смысле являются нормативные акты, принимаемые на межправительственных конференциях, проходящих под эгидой ЮНЕСКО. Каждые два года проводятся сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО, на которых представляются проекты нормативных актов, принимаются резолюции, декларации и т. д. Кроме документов нормативного характера, планом деятельности ЮНЕСКО охвачены десятки разработок, поручаемых для выполнения видным экспертам с признанным профессиональным и моральным авторитетом, либо исследовательским группам в области международных коммуникаций, технологии средств информации, культуроведения, просвещения, воспитания и т. д. Много вопросов частично уже разработано (например, анализ факторов и механизмов, обусловливающих неравноправность международного обмена).

ОСНОВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ЮНЕСКО В ОБЛАСТИ МЕЖДУНАРОДНОЙ КОММУНИКАЦИИ

Плодом более чем тридцатилетней деятельности ЮНЕСКО в области культуры и международной коммуникации является несколько десятков официальных документов, из которых только несколько — это акты паивысшего значения, которые чаще всего имеют характер декларации принципов. Остальные — это резолюции, рекомендации, доклады экспертов н т. д., которые не являются источником норм международной жизни в точном смысле этого слова, хотя имеют большую ценность для историка, как богатый источник для исследовании эволюции ЮНЕСКО.

Первый серьезный акт датируется 1966 г. Это принятая на XIV сессии Генеральной конференции Декларация принципов международного культурного сотрудничества22.

Декларация 1966 г. знаменует новый этап в деятельности ЮНЕСКО. У ее истоков лежит отправное положение, что уважение и знание иных культур способствует лучшему взаимопониманию. Декларация состоит из преамбулы и 11 статей, которые касаются следующих трех узловых проблем: —

ответственности правительств всех суверенных государств за уровень их культуры; —

целей сотрудничества и обмена; —

принципов, на которые должно опираться это сотрудничество.

Среди целей Декларации, в частности, указывается: —

открытие всему миру доступа к наиболее ценным произведениям национальных культур, которые образуют культурное наследие человечества; —

всестроннее развитие человеческой личности («рас- пространенять знания, пробуждать новые интересы, обогащать творческие ценности»); —

поднятие на высший уровень духовной жизни человека; —

формирование таких принципов совместной жизни, в которых идеал мира, понимание и дружба между народами, уважение прав народов и людей исключат из международных отношении негативные явления.

Ключевое значение имеют две первые статьи Декларации, которые являются директивами для интерпретации всего документа.

Здесь мы читаем: —

каждая культура имеет свое достоинство и ценность, которые заслуживают уважения и охраны: —

каждый народ имеет право и долг поднимать свою культуру на все более высокий уровень; —

все культуры образуют общее наследие человечества; —

все народы приложат усилия к тому, чтобы, развивая свои культуры, сохранить необходимое равновесие и гармонию между технологическим и интеллектуальным прогрессом и моральным уровнем общества.

Статья III определяет в наиболее общей формулировке объем культурного сотрудничества, постановляя, что оно должго распространяться на все области интеллектуальной и творческой активности в сфере информации, культуры, науки и просвещения. Однако в соответствии с духом и буквой Декларации — это не принцип универсализма сотрудничества, а лишь указание его областей. Декларация придерживается принципа ответственности государства за содержание и уровень культурных произведений, выходящих с его территории. Это говорится в статье IV, из которой следует, что постановления Декларации должны относиться не только к официальным государсгвениым учреждениям, но и ко всем типам организаций, институтов, фондов, которые в гой или иной форме участвуют в международном обмене культурными ценностями. Это, пожалуй, первый важный документ ЮНЕСКО, который принимает принцип ответственности государства за деятельность лиц и частных учреждений за рубежом.

Следующая декларация была принята шесть лет спустя на XVII сессии Генеральной конференции в ноябре 1972 г. 308 Это была Декларация главных принципов по вопросу использования спутников радиосвязи для свободного распространения информации, расширения просвещения и развития культурного обмена" Декларация состоит из преамбулы и 11 статен. В ней подчеркиваются следующие положения: —

уважение суверенитета и равенства государств; —

отказ от использования спутников связи в собственных политических целях; —

создание для всех стран возможности пользоваться завоеваниями техники спутников связи; —

использование этого нового средства массовой информации для углубления понимания между народами; —

техническая, кадровая, научная и просветительная помощь развивающимся странам; —

забота о правдивости фактов и объективности информации, распространение действительных достижений и ценностей из всех областей; уважение каждой культуры и ее наследия; —

регулирование сотрудничества посредством двусторонних соглашений между государством-отправителем и государством-получателем; —

уважение правового и общественного порядка суверенного государства.

Для декларации 1972 г., впрочем, как и для всех документов ЮНЕСКО, характерно то, что акцент делается не только на моральные, но и на правовые критерии интерпретации. В статье I этот акт содержит постановление, которое обязывает государства-участники действовать в соответствии с Уставом ООН. во вссх случаях, которые не охвачены настоящей Декларацией.

Декларация 1972 г. регулирует лишь частично вопрос использования спутников связи для прямых трансляций, ибо это не относится к спутникам телесвязи, использование которых вызывает больше всего разногласий, что и затрудняет достижение компромисса. Социалистические страны, признавая важное значение спутников телесвязи для международной жизни, в течение многих лет выступают за международно- правовое урегулирование этого вопроса. Свидетельством этих усилий был советский проект конвенции, предложенным в 1973 г. на XVII сессии Генеральной ассамблеи ООН24, предлагающий разработку международной конвенции о принципах использования государствами искусственных спутников земли для телевизионного вещания. Проект предусматривал безоговорочный запрет использования телепередач для пропаганды войны, милитаризма и других идей, осужденных .международным правом, и предлагал признание между народной ответственности государств за содержание телевизионных программ, передаваемых как официальными станциями, так и неправительственными, а также частными. В общем можно констатировать, что проект мало чем отличается от рассмотренной выше Декларации, касающейся спутников радиосвязи.

Соединенные Штаты и другие капиталистические страны стремились применять принцип «свободного потока» также к телепередачам с помощью спутников связи. «Запад должен протащить свои планы использования спутников телесвязи для передач, не подлежащих цензуре программ, чтобы таким образом осуществить идею свободного потока людей, идей и информации», — отмечал Дж. Стюарт-Смит, британский делегат на Европейской конференции по вопросам прав человека 1974 года в Люцерне25. По мнению американского социолога Д. Кентера, спор о спутниках телесвязи будет серьезной международной проблемой. «Напряженность конфликта. перенесенного ныне на форум ООН и ЮНЕСКО, может сше более возрасти, если спутники телесвязи будут иметь техническую возможность передачи в глобальном масштабе информации и мнений над границами государств различных общественных систем»26.

Трудности в достижении соглашения по вопросу использования спутников телесвязи частично обусловлены отсутствием общих принципов, которые должны управлять международной коммуникацией.

<< | >>
Источник: ГЕОРГИЙ ВАЧНАДЗЕ, ЮРИЙ КАШЛЕВ.. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОБМЕН ИНФОРМАЦИЕЙ. ЕГО СТОРОННИКИ И ПРОТИВНИКИ. 1980

Еще по теме ПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ПРОБЛЕЛШ МЕЖДУНАРОДНОГО ОБМЕНА ИНФОРМАЦИЕЙ ЧТО СКРЫВАЕТСЯ ЗА АМЕРИКАНСКОЙ ДОКТРИНОЙ «СВОБОДНОГО ПОТОКА ИНФОРМАЦИИ:

  1. ВЫЯВЛЕНИЕ СКРЫВАЕМОЙ ИНФОРМАЦИИ
  2. 38. Процесс обмена информацией: его основные характеристики и этапы.
  3. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ВОСПРИЯТИЯ РЕКЛАМНОЙ ИНФОРМАЦИИ ПОТРЕБИТЕЛЕМ
  4. ИНФОРМАЦИЯ: КАК ЕЕ ПОНИМАЮТ В СССР ОБЩЕНАРОДНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ НА СРЕДСТВА ИНФОРМАЦИИ
  5. 2. Виды информации. Документированная и недокументированная информация
  6. Что такое «информация»?
  7. Что может вам помешать при использовании информации
  8. 23.1. Понятие и принципы международного права массовой информации
  9. 3.3. Сроки представления документов (информации) о налогоплательщике, плательщике сборов и налоговом агенте или информации о конкретных сделках при проведении камеральной налоговой проверки
  10. 6.1. СИСТЕМА СБОРА МЕЖДУНАРОДНОЙ МАРКЕТИНГОВОЙ ИНФОРМАЦИИ
  11. Батуева Елена Владимировна. АМЕРИКАНСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ УГРОЗ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ЕЕ МЕЖДУНАРОДНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ. Диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук, 2014
  12. ГЛАВА 7 МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В ОБЛАСТИ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ
  13. 1. Понятие и виды средств массовой информации Средства массовой информации - юридическая фикция с точки зрения Гражданского кодекса РФ.
  14. 23.5. Роль Международного союза электросвязи в сфере массовой информации
  15. 23.2. Международно-правовое регулирование распространения массовой информации
  16. ЧТО СКРЫВАЛ ТЕВТОБУРГСКИЙ ЛЕС
  17. § 14. АНГЛО-АМЕРИКАНСКАЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ДОКТРИНА
  18. ГЛАВА 23 Международное право массовой информации
  19. Глава 6. МЕЖДУНАРОДНАЯ МАРКЕТИНГОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ И ИССЛЕДОВАНИЯ