Механизм сатирической трансформации концептов

  Содержание политического фельетона в принципе составляют те же информационные единицы, которые фигурируют в новостных жанрах. Вместе с тем эта «первичная» «новостная» информация при переносе в жанр фельетона подвергается определенной когнитивной обработке, в результате которой и образуется специфическая сатирическая картина мира.
Методика выявления механизмов информационной трансформации сообщения из жанра новости в жанр фельетона заключается в сопоставлении событий и фактов политического фельетона с теми же событиями и фактами в новостных сообщениях, выделение основных информационных единиц и их сопоставление. Такой подход позволил выявить, какие единицы информации остаются неизменными, какие сопровождаются смысловыми приращениями или, наоборот, нейтрализуются или «вычеркиваются».
В нашем материале было выявлено два направления сатирической трансформации информации: рекомбинация концептов и карнавализация концептов.
Сатирическая картина мира является результатом специфической интерпретации действительности, вследствие которой концепты политического дискурса представлены
в сатирической картине мира в трансформированном виде. Для выявления сути данной трансформации мы обратились к понятию рекомбинации, введенному А. В. Оляничем. Суть рекомбинации в его понимании сводится к изменению соотношения между понятийной и прагматической составляющей: «Как представляется, в информационный процесс СМИ вовлекаются концепты в рекомбинированном смысловом содержании, минимизируя их когнитивную составляющую (содержание концепта, закрепленное в общечеловеческом представлении — сознании) и гиперболизируя прагматическую (эмотивно-оценочную) сущность» [Олянич 2004].
Одним из результатов рекомбинации концептов является комическая интерпретация действительности. Когнитивная обработка, которой подвергается информационная категория «событие» при трансформации новостного сообщения в сатирическое, включает ряд ментальных процессов, таких как редукция, фокусировка, переакцентуация, гиперболизация.
В результате редукции событийного содержания событие представляется в сатирической картине мира фельетона в неполном варианте с опущением некоторых компонентов (например, хронотопа, второстепенных участников и их действий, реже — предыстории события). Некоторые компоненты, такие как действия основных участников, претерпевают изменения вследствие генерализации и общего снижения информативной насыщенности.
В качестве иллюстрации явления редукции приведем пример освещения ареста министра обороны Грузии И. Г. Окруашвили, представленное в информационном сообщении и тексте фельетона. В новостном сообщении данное событие находит следующее отражение:
«В конце сентября Окруашвили выступил в телеэфире с обвинениями в адрес высшего руководства страны. В частности, обвинил президента Грузии Михаила Саакашвили в попытке физического устранения бизнесмена Бадри Патаркацишвили, членов семьи президента — в коррупции и вымогательстве.
Спустя два дня после заявления Окруашвили был арестован и обвинен в вымогательстве, служебной халатности, превышении должностных полномочий и отмывании денег.

На допросе Окруашвили полностью отказался от своих слов и частично признал себя виновным в предъявленных ему обвинениях. После заключения процессуальной сделки Окруашвили был освобожден под залог до суда за 6 миллионов долларов» (РИА-Новости: http://rian.ru.).
В фельетоне данное событие интерпретируется следующим образом:
«Благополучно завершилась история с бывшим главой МВД, а затем МО Грузии И. Г. Окруашвили, который изрыгнул ужасные хулы на президента М. Н. Саакашвили, вслед за этим был помещен в изолятор для особо опасных преступников, там сознался под телекамеру, что хулы были неосновательные, после чего за сходную сумму в 6 млн ам. долл. был выпущен на волю» (Изв., 2007, 13 окт.).
В данном примере явление редукции находит отражение в презентации двух эпизодов анализируемого сообщения. Во-первых, редуцируется информация об обвинениях, выдвинутых И. Г. Окруашвили против президента М. Н. Саакашвили (в попытке физического устранения бизнесмена Бадри Патаркацишвили, членов семьи президента — в коррупции и вымогательстве). Во-вторых, редукции подвергается информация о причинах последующего ареста И. Г. Окруашвили (обвинен в вымогательстве, служебной халатности, превышении должностных полномочий и отмывании денег) — в фельетоне находит отражение только сам факт ареста и тяжесть предъявленных обвинений (изолятор для особо опасных преступников).
Процесс переакцентуации и фокусировки заключается в том, что эпизоды и компоненты события, занимавшие центральное место в новостном сообщении, уходят в фельетоне на второй план, уступая место менее значимым для новости аспектам. Фокусировка на том или ином фрагменте события (как правило, интерпретируемом сатириком как негативный) определяется концепцией автора и поднимаемой проблематикой.
Так, в фельетоне, анализирующем события, связанные с решением В. В. Путина возглавить предвыборный список партии «Единая Россия», акцентируется внимание на выступлении на съезде партии представителя народа Е. Лакшиной.

В информационных текстах сообщается, что «делегат съезда ткачиха из Ивановской области Е. Лакшина призвала Владимира Путина остаться президентом России и после 2008 г., отметила, что закон о президентском сроке можно изменить» (http://newsru.com).
В фельетоне данная информация находит следующее отражение: «Когда из зала высокого собрания поднимался на трибуну представитель простого народа (ткачиха, например, или сталевар) и споро читал по бумажке заранее написанные и утвержденные начальниками этого собрания просьбы и пожелания от имени трудящихся масс, еще 40 лет назад хватало....
Правда, тогда ткачихи не только речи зачитывали, но и ткали, а сталевары сталь варили, а нынче это без надобности/» (СР, 2007, 6 окт.).
В данном примере наблюдается переакцентуация с сути заявления Е. Лакшиной (призвала Владимира Путина остаться президентом России и после 2008 г.) на образ действия (споро читал по бумажке заранее написанные и утвержденные начальниками), что вызывает недвусмысленные ассоциации с инсценированной политической «активностью» народа в недавнем советском прошлом.
Гиперболизация негативных аспектов события, подвергшихся фокусировке, состоит в акцентировании и преувеличении отдельных признаков и характеристик событий и политических деятелей. В результате гиперболизации наблюдается искажение реальной действительности, поскольку происходит смещение внимания адресата в сторону преувеличиваемых негативных характеристик объекта. Таким образом, определенные аспекты и элементы событий или личностных характеристик выходят на передний план, создавая новую «картинку» реальности. В сатирической картине мира политики гиперболизации подвергаются детали или второстепенные эпизоды события, отрицательные (или интерпретированные как отрицательные) привычки, действия или образ действий участников политической коммуникации, не поощряемые обществом.
«Твердохарактерные молодые питерцы провоцируют народ, уязвляют его, насилуют своими реформами. Это вам не твердость Столыпина, дававшего народу льготы
и землю, а твердость маньяков монетизации, влюбленных в рыноку как в светлое будущее всего человечества» (Завтра, 2005, 9 марта). В данном примере эксплицируется одна из образных характеристик концепта «президент» — сильная власть. Власть, чтобы быть действенной, по определению должна быть твердой. Однако апелляция к прецедентному имени (Столыпин как символ выдающегося русского реформатора, несущего благо своему народу) в противопоставлении представителям нынешней власти (метонимия питерцы как знак президентской команды) нейтрализует данную ценностную характеристику. Благодаря гиперболизации этой твердости до абсурда (маньяк у власти) происходит реверсия ценностей, а аллюзия к идеологическим штампам советской эпохи (светлое будущее всего человечества) акцентирует идею насильственного навязывания народу-страдальцу реформ, которые лишь снижают его уровень жизни.
Ведущей стратегией при переносе информации из новостного жанра в жанр фельетона является карнавализация концептов, под которой мы понимаем комическое обыгрывание концептов, их перевод в область смехового. В основе карнавализации концептов лежат реверсии ценностей, официального властного статуса, нормы и аномалии в восприятии качеств политика, переключение тональности с серьезной на комическую (сатирическую), снижение коммуникативного регистра.
Специфика следующего примера заключается в переключении официального стиля на разговорный, т. е. в снижении коммуникативного регистра:
«Главный сенатор этот в последнее время все ахинею какую-то несет про социализм XXI века, хотя за льготный закон тоже голосовал. Какой социализм, если элементарные пособия пожилым и больным гражданам отменили, — понятно! А потом и того хуже» (СР, 2007, 6 окт.).
Снижение коммуникативного регистра на лексическом уровне достигается за счет использования сниженной лексики нести ахинею, заменой политического термина Закон № 122 «о монетизации льгот» разговорно-бытовым парафразом элементарные пособия пожилым и больным граж
данам. На синтаксическом уровне сигналом стилистического снижения регистра является употребление разговорных синтаксических конструкций: Какой социализм, если... — понятно! А потом и того хуже.
Сниженная лексика в сочетании с терминологической номинацией сенатор приводит как к реверсии официального статуса политика, лидера партии, так и реверсии официально декларируемых ценностей. В программе партии «Справедливая Россия» речь идет о «справедливом распределении власти и ресурсов», в то время как руководитель партии голосует за 122-й закон, который расценивается автором фельетона как антисоциальный. Пафос данного фрагмента фельетона состоит в отрицании официально декларируемой ценности партии «Справедливая Россия» — социальной справедливости.
Карнавализация системообразующих концептов политического дискурса в жанре фельетона лежит в основе механизма сатирической трансформации действительности с целью воздействия на общественное мнение. Суть этого механизма заключается в изменении соотношения между понятийной и образно-оценочной составляющими концепта. Гиперболизация оценочной составляющей, варьирование ее содержания, вплоть до парадоксально противоположных смыслов, минимизирует или «уводит в тень» понятийную составляющую.
Мы полагаем, что смеховое акцентирование негативных образов и ценностей одновременно служит имплицитным утверждением положительных ценностных характеристик, ассоциирующихся в языковом сознании с прототипным (идеальным, образцовым) субъектом политики. Таким образом, можно утверждать, что разоблачительная функция политической сатиры тесно связана с конструктивной функций — утверждением положительных идеалов.
<< | >>
Источник: Г. Я. Солганик. Язык СМИ и политика. — М. Издательство Московского университета; Факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова. — 952 с.. 2012

Еще по теме Механизм сатирической трансформации концептов:

  1. Содержательный аспект определения концепта
  2. Глава 2 ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНЦЕПТЫ И КАТЕГОРИИ
  3. Гаджиев Г. А.. Онтология права : (критическое исследование юридического концепта действительности) : монография, 2013
  4. Когнитивно-информационные категории жанра «фельетон». Сатирическая картина мира политического фельетона.
  5. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ
  6. В чем сущность конфигурации и трансформации?
  7. В чем сущность стратегии организационной трансформации?
  8. ТРАНСФОРМАЦИЯ
  9. Как выглядит трансформация «сверху вниз»?
  10. ТРАНСФОРМАЦИЯ ИНТИМНОЙ жизни