Задать вопрос юристу

Лингвосемиотические показатели эстремизма

  Объективную сторону словесного экстремизма составляют такие противоправные речевые деяния, как 1) призывы к осуществлению экстремистской деятельности; 2) высказывания, направленные на возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение достоинства человека; 3) оправдание или обоснование необходимости осуществления экстремистской деятельности; 4) пропаганда атрибутов и символов на

цистских и сходных с ними до степени смешения [Галяшина 2006].

Собственно лингвистические показатели этих речевых действий описываются также через комплекс признаков. Во-первых, это характерный для такого речевого преступления тип речевого акта, как призыв [Баранов 2007: 412- 474; Осадчий 2007: 55-65; Кара-Мурза 2009д]. Во-вторых, это коммуникативные стратегии оправдания и обоснования террористической, экстремистской деятельности; в лингвоэкспертных целях они почти не изучены.
Продемонстрируем алгоритмы анализа текста, инкриминированного по нескольким речевым преступлениям, и прежде всего по такому типу экстремизма, как этноэкстремизм (национализм).
На факультете журналистики МГУ в 2002 г. по запросу представителей лидера партии «Яблоко» Г. А. Явлинского была проведена лингвистическая экспертиза двух текстов — агитационной листовки, выпущенной горноалтайской организацией КПРФ в марте 2000 г., в период кампании по выборам Президента Российской Федерации, и статьи «Ай, Моська, знать, она сильна...», опубликованной газетой «Постскриптум» (г. Горно-Алтайск) 14 декабря 2000 г. Экспертами выступили декан факультета журналистики МГУ, профессор, д.ф.н. Я. Н. Засурский и доцент кафедры стилистики, к.ф.н., действительный член Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (ГЛЭДИС) Е. С. Кара-Мурза.
В обоих текстах были даны резкие негативные характеристики деятелям партии «Яблоко» — ее тогдашнему руководителю Г. А. Явлинскому и главе местного отделения партии Н. Г. Думновой. По поводу содержания листовки партия обратилась в городской суд Горно-Алтайска с иском о распространении в ней клеветнических сведений, порочащих честь и достоинство кандидата в президенты Г. А. Явлинского (ст. 129 УК РФ и ст. 152 ГК РФ), а также призывов, носящих признаки возбуждения национальной розни (ст. 29 Конституции РФ, ст. 282 УК, ст. 4 Закона РФ о СМИ). Городская и республиканская прокуратуры постановили прекратить уголовное дело за отсутствием состава преступления, в частности, на основа
нии «Заключения психолого-социологической экспертизы», сделанной в Учебно-научно-производственном комплексе Алтайского государственного университета. Постановление о проведении лингвистической экспертизы статьи «Ай, Моська, знать, она сильна...», направленной против
Н.              Г. Думновой, старший дознаватель ОВД Горноалтайска, ст. лейтенант милиции А. В. Полянская адресовала кафедре русского языка и литературы Томского государственного университета. Экспертиза специалистов факультета журналистики фактически конкурировала с ними. К сожалению, итоги дела нам неизвестны.
Продемонстрируем логику анализа листовки — полисе- миотического текста, инкриминируемого как клевета и словесный экстремизм (по признаку возбуждения национальной розни). Текст в жанре агитационной листовки был посвящен выборам Президента РФ в 2000 г.
и представлял собой стандартный лист формата А4, содержащий текст, иллюстрацию и выходные данные; его автор — Ю. И. Поз- деев. Основная коммуникативная цель листовки — побудить читателей (потенциальных избирателей) проголосовать на выборах за выдвигаемого в данной листовке кандидата (Г. А. Зюганова). Ее второстепенная коммуникативная цель— дискредитировать других кандидатов, его противников — отрицательных персонажей листовки, посредством убеждения читателя в их враждебности русскому народу и русскому государству, в их моральной нечистоплотности. Такие однозначно негативные качества обусловлены для авторов тем, что эти политики кажутся им участниками всемирного еврейского заговора против России.
Первой задачей лингвистической экспертизы было определить, есть ли в данной листовке негативные сведения о Г. А. Явлинском. Структура текста рассмотрена в соответствии с логикой изложения.
Заголовок гласил:              РУССКИЙ! Будь бдителен!
Учись распознавать врага под любой личиной! Под заголовком иллюстрация в графическом жанре карикатуры. Она изображала основных кандидатов кампании 2000 г. на пост президента (В. В. Путина, А. Тулеева, В. В. Жириновского, Г. А. Явлинского) как группу по-спортивному одетых детей, которые ожидают подарка от приближающегося
к ним химерного существа — пчелы с человеческой головой, имеющей портретное сходство с госсекретарем США Мадлен Олбрайт, в типично американской шляпе-стетсоне со звездой Давида на тулье и с дамской сумочкой в руках, на которой нарисован знак $. Подзаголовок гласил: На финишной прямой президентского марафона. Далее эти кандидаты характеризовались в терминах «еврейского заговора» на основе антисемитской картины мира, характерной для надпартийного движения, объединяющего коммунистов и национал-патриотов.
Эксперты указали, что текст выпущен от имени КПРФ для коммунистического и левопатриотического электората и относится к публицистическому стилю/дискурсу. Функция листовки — обеспечить голосование в пользу кандидата от КПРФ Г. А. Зюганова. Автор избрал аргументацию «от противного» (не похвала в адрес «своего» кандидата, а разоблачение «чужих»), осуществляя ее с явным намерением дискредитировать оппонентов. В частности, об истце, в сопоставлении с другим кандадатом, читатель получил такую информацию: Григорий Явлинский. Лидер гнилого, насквозь изъеденного червями, типа Юшенкова, «Яблока», объединившего в своих рядах откровенных прозападников, ненавидящих Россию и ее народ.
Владимир Жириновский-Эйдельштейн. Как и его единокровный соплеменник Явлинский, этот еврей изображает из себя «русского патриота» с единственной целью — хорошо заработать. lt;...gt;.
Следующий блок текста представлял собой основной тезис текста: Принцип государственной власти должен быть нерушим — русские не командуют в Израиле, нечего евреям и их ставленникам командовать в России, из которого автор сделал закономерные для него выводы:
Нанеси удар по еврейскому фашизму (А 1) — голосуй (А 2) за единого народного, русского кандидата! (Б) Г. А. Зюганов — президент! (В)
Призыв (обобщенно-метафорический А 1 и конкретный А 2) и утверждение (В) подкреплены еще одним аргументом в пользу кандидата в президенты от КПРФ (Б). Текстовый вывод оформлен как политический лозунг — квалифицирующее суждение, из которого имплицируется: «Зюганов обязательно должен быть нашим президентом!»

Если стратегия дискредитации в этой листовке строилась на теории «еврейского заговора», то основной риторической тактикой применительно к политическим противникам было навешивание ярлыков посредством того, что внимание читателей акцентировалось на национальности кандидатов или на их каких-либо других возможных связях с «мировым еврейским кагалом». Эту антисемитскую риторику эксперты охарактеризовали как этически недопустимую, демонстрирующую злоупотребление свободой массовой информации в плане разжигания национальной розни [Засурский, Кара-Мурза 2008].
¦ ¦ ¦
Область масс-медиа, включающая и журналистику, и политический дискурс, характеризуется высокой степенью конфликтности. В ряде случаев коммуникативный конфликт заходит за законодательно допустимые рамки публичного или бытового общения и тогда квалифицируется с правовых позиций как речевое преступление. Преступления этого типа совершаются в нематериальной области смыслов, сущностное свойство которых — множественность интерпретаций. Учитывать это особенно важно в тех случаях, когда истцами выступают высокопоставленные люди, а движут ими недобросовестные мотивы — наказать журналиста- разоблачителя или вытеснить соперника из политики или бизнеса. При таких обстоятельствах способом установить истину и не допустить неправосудного решения предстает судебная лингвистическая экспертиза (ЛЭ) с ее методами интерпретации спорного текста.
Коммуникативно ориентированные исследования последних лет обнаружили важное свойство политического дискурса (как и других институциональных дискурсов) — «подсудность», регуляцию содержательных и организационных аспектов политической коммуникации (а значит, и воплощающих ее текстов) посредством системы законодательных актов и деонтологических кодексов. Высшие уровни дискурсивной регуляции в действии — через судебные процессы по речевым преступлениям — наглядно демонстрирует ЛЭ. Через нее обнаруживается взаимосвязь 1) политики как деятельностной
области, 2) массовой коммуникации как преимущественного носителя политического дискурса, 3) журналистики как вовлеченного «медиума» и интерпретатора, информационного посредника между политическим классом и электоратом, между ветвями власти и гражданским обществом, и 4) права — источника юридической оценки, на чем и формируется представление о речевых преступлениях в политике.
Каждый тип речевого преступления характеризуется своими признаками, зафиксированными в законах и комментариях к ним и выявляемыми в судебном расследовании. Если же судьи или стороны процесса прибегают к помощи лингвистов-экспертов (судебных герменевтов), то оказывается востребованной юрислингвистическая парадигма показателей речевых деликтов. Таким образом, язык СМИ получает новую — правовую — систему описания и оценки, а его критика, в дополнение к языковым и коммуникативным нормам, исходит из норм законодательных.
Такое понимание имеет большое значение для теоретических исследований медиадискурса, для прикладных работ экспертного характера, а также для медиаобразования. Оно создает основу для формирования профессиональной культуры речи российских медиаработников, дополняя традиционные критерии оценки текстов — функционально-стилистический и жанрово-дискурсивный — критерием лингвоправовым.
<< | >>
Источник: Г. Я. Солганик. Язык СМИ и политика. — М. Издательство Московского университета; Факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова. — 952 с.. 2012

Еще по теме Лингвосемиотические показатели эстремизма:

  1. 8.2.3. Сбор и обработка информации при помощи показателей и систем показателей
  2. 8.2.4. Примеры показателей и систем показателей
  3. 1.3. Абсолютные показатели в статистике Сущность абсолютных показателей
  4. 4.5. Показатели вариации Значение показателей вариации
  5. 1.7. Экономические показатели
  6. Примеры показателей
  7. Матрица показателей
  8. §2. Основные показатели преступности
  9. Показатели финансового анализа
  10. II Таким образом, к исходу 20-х годов показатели развития советско- американских экономических связей по основным формам хозяйственно- го сотрудничества либо стояли вровень, либо превосходили аналогичные показатели взаимоотношений СССР с Англией и Германией. Вместе с тем было бы неверно оценивать достигнутый уровень отно- шений между странами в экономической области как более или менее стабильное состояние, а политику правительства США как устойчивый и поступательный, прокладываемый в одном н
  11. 5.1.3. Показатели компетенции
  12. 11.3. ИНДЕКСЫ КАЧЕСТВЕННЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ
  13. Глава 4 ОБОБЩАЮЩИЕ СТАТИСТИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ
  14. 11.2. ИНДЕКСЫ КОЛИЧЕСТВЕННЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ
  15. 3.4. Показатели риска
  16. 9.3 Шкалы измерения показателей
  17. 9. Основные показатели эффективного менеджмента.
  18. Стандартизованные показатели стоимости бизнеса
  19. 4.3. Система показателей статистики товародвижения и товарооборота