<<
>>

§ 3. Особенности гражданского судопроизводства по делам, возникающим из избирательныхправоотношений

Совокупный круг лиц, которые вправе обратиться в суд за защитой нарушенных избирательных прав, весьма широк. Заявление (избирательное законодательство чаще использует термин «жалоба») в суд согласно ст.
259 ГПК РФ, п. 10 ст. 75 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав может быть подано избирателями, кандидатами, их доверенными лицами, избирательными объединениями, их доверенными лицами, политическими партиями, их региональными отделениями, иными общественными объединениями, наблюдателями, прокурором, а также избирательными комиссиями. Вместе с тем действующее российское законодательство дифференцировало как круг лиц, которые вправе обращаться в суд в зависимости от предмета жалобы, так и сроки обращения с учетом предмета жалобы и стадии избирательной кампании. Лишение избирательных комиссий права отменять регистрацию кандидатов было сопряжено также с резким ограничением круга лиц, которые могут обращаться в суд по поводу отмены регистрации кандидата. Такого права были лишены избиратели, общественные объединения, доверенные лица зарегистрированных кандидатов, избирательных объединений и наблюдатели. Ныне с заявлениями в суд об отмене регистрации кандидата, списка кандидатов могут обращаться только политические партии и другие избирательные объединения, зарегистрировавшие список кандидатов по тому же избирательному округу, кандидаты, которые зарегистрированы по тому же избирательному округу, зарегистрировавшие кандидата, список кандида тов избирательные комиссии, а также, если основанием отмены регистрации являются злоупотребления свободой информации и (или) экстремизм, прокурор. Предусмотрев только судебный порядок отмены регистрации кандидатов, списков кандидатов, федеральный закон ввел в отношении этих процедур большие ограничения, которые не были известны ранее. Так, заявление об отмене регистрации может быть подано в суд не позднее чем за восемь дней до дня голосования.
Решение суда может быть принято не позднее чем за пять дней до дня голосования. Опасения, связанные с тем, что последняя неделя перед днем голосования может превратиться в зону с отложенной ответственностью, на практике подтверждаются редко. Дело в том, что, если нарушения произошли не в день голосования, то, как уже указывалось, по этой причине избирательные комиссии не могут признать выборы недействительными. Теоретически возможна последующая отмена судом результатов выборов за указанные нарушения, но практически, как показывает судебная практика, это маловероятно даже при наличии серьезных нарушений, так как требуется доказать не только факты нарушений, но и (что самое главное) невозможность по этой причине выявить действительную волю избирателей. В итоге последняя неделя перед днем голосования дает кандидатам, политическим партиям значительно большую свободу действий без риска быть исключенными из избирательной гонки. Для избирательной комиссии основания обращения в суд сформулированы таким образом, что не требуется доказательств нарушения ее прав. Комиссии согласно ч. 2 ст. 259 ГПК РФ вправе обратиться в суд в связи с нарушением избирательного законодательства органом государственной власти, органом местного самоуправления, должностными лицами, кандидатом, избирательным объединением, политической партией, ее региональным отделением, иным общественным объединением, избирательной комиссией, членом избирательной комиссии. В отличие от жалоб избирателей для принятия заявления к производству не имеет значения, считает или нет соответствующая избирательная комиссия нарушенными ее права, нарушены в действительности или нет ее права. Поскольку право избирательной комиссии на обращение в суд осуществляет председатель комиссии или уполномоченное им лицо, в условиях партизации выборов очень велика вероятность использования этого права политической партией, к которой принадлежит председатель избирательной комиссии, для борьбы с конкурентами, т. е. иными политическими партиями.
Избиратели, другие указанные субъекты, за исключением избирательных комиссий и прокуроров, не вправе обращаться в суд за защитой нарушенных избирательных прав других избирателей, других субъектов избирательного процесса. Это правило на практике наполняется очень широким содержанием и используется судами для ухода от рассмотрения большого числа заявлений, так как сам факт правонарушения не имеет юридического значения для принятия дела к рассмотрению, а заявителю во многих случаях достаточно сложно доказать нарушение именно его избирательных прав. Думается, права политических партий и других избирательных объединений на обращение в суд по избирательным спорам следовало бы уравнять с правами избирательных комиссий, т. е. не требовать доказательств нарушения прав именно партии-заявителя. С заявлениями в суд об отмене регистрации кандидата, списка кандидатов могут обращаться только другие кандидаты, избирательные объединения по одному и тому же избирательному округу, избирательные комиссии. Избиратели не вправе обращаться в суд с заявлениями об отмене регистрации кандидата, списка кандидатов, даже если их избирательные права таковой регистрацией нарушены. Введение такого правила ограждает суд от множества заявлений, но при этом ограничивает возможности судебной защиты избирательных прав граждан. Прокуроры получили право обращения в суд об отмене регистрации кандидата (списка кандидатов) по мотивам злоупотребления свободой информации и экстремизма. Отмена регистрации судом кассационной инстанции возможна не позднее чем за два дня до дня голосования. Избирателю, как отмечено в определении Верховного Суда РФ от 11 февраля 2004 г. (дело № 89-Г03-9), законом не предоставлено право обращения в суд за защитой прав других лиц. В соответствии с определением Верховного Суда РФ от 11 февраля 2004 г. (дело № 89-Г03-10) по смыслу ст. 259 (в совокупности со ст. 3) ГПК РФ избиратель вправе обратиться в суд за защитой только своих избирательных прав. В принятии заявления о защите избирательных прав отказано правомерно, поскольку заявитель не может выступать в качестве представителя избирателей, права которых нарушены, так как его полномочия не выражены в доверенности, оформленной в соответствии с законодательством. Ф. обратилась в суд с заявлением о защите избирательных прав, о признании выборов в депутаты Законодательного Собрания Иркутской области от 10 октября 2004 г., выборов главы Ангарского района, назначенных на 9 октября 2005 г., недействительными по факту нарушения прав избирателей, признании превышением служебных полномочий отказов председателей соответствующих избирательных комиссий зарегистрировать кандидата по подписным листам, оформленным заявителем. Определением судьи Иркутского областного суда от 6 октября 2005 г. в принятии заявления отказано. Верховный Суд РФ определением от 18 января 2006 г. (дело № 66-Г05-16) оставил решение областного суда без изменения, указав, что довод Ф. о том, что она в этом случае выступает именно как доверенное лицо мегетских избирателей перед кандидатом, перед избирательными комиссиями, не имеет юридической силы, поскольку также не основан на законе. В соответствии со ст. 43 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав статусом доверенного лица могут обладать только граждане, представляющие интересы кандидата и избирательного объединения, но не избирателей. В силу ст. 259 ГПК РФ и ст. 75 названного Федерального закона избиратели вправе обращаться в суд с заявлением по поводу не любых нарушений избирательного законодательства, а лишь за защитой своих нарушенных избирательных прав. Верховный Суд РФ определением от 20 декабря 2006 г. (дело № 48-Г06-22) оставил решение Челябинского областного суда от 23 августа 2006 г. без изменения и подтвердил правильность того, что Челябинский областной суд отверг довод Челябинского регионального отделения КПРФ о нарушении избирательных прав избирателей Чебаркульского одномандатного округа, так как политическая партия не наделена полномочиями обращения в суд в защиту прав и интересов неопределенного круга граждан — избирателей округа. П. обратился в Сахалинский областной суд с заявлением о признании не соответствующими законодательству РФ и законодательству Сахалинской области постановлений избирательной комиссии Сахалинской области от 9 декабря 2005 г. «О назначении дополнительных выборов депутата Сахалинской областной Думы четвертого созыва по двухмандатному избирательному округу № 1», «О назначении дополнительных выборов депутата Сахалинской областной Думы четвертого созыва по двухмандатному избирательному округу № 2», «О назначении дополнительных выборов депутата Сахалинской областной Думы четвертого созыва по двухмандатному избирательному округу № 7» и возложении обязанности на избирательную комиссию Сахалинской области отменить указанные постановления. Решением Сахалинского областного суда от 12 января 2006 г. производство по делу по заявлению П. было прекращено. Верховный Суд РФ, основываясь на материалах дела, не нашел оснований для отмены решения областного суда. В определении от 22 марта 2005 г. (дело № 64-Г06-4) указано, что, прекращая производство по делу, Сахалинский областной суд правильно исходил из того, что П. является депутатом Сахалинской областной Думы и проживает на территории избирательного округа № 2, в связи с чем оспариваемыми постановлениями, которыми назначены дополнительные выборы, не нарушаются его избирательные права. Достаточно спорна практика непризнания наличия у кандидата, включенного в список кандидатов, права обращения в суд с заявлением об отмене регистрации списка кандидатов другой политической партии. Так, Е., являясь кандидатом в депутаты Государственной Думы Астраханской области по списку избирательного объединения «Астраханское региональное отделение политической партии «Демократическая партия России», обратился в суд с заявлением об отмене регистрации списка кандидатов в депутаты Государственной Думы Астраханской области, выдвинутого избирательным объединением «Астраханское региональное отделение политической партии «Республиканская партия России». Астраханский областной суд определением от 27 сентября 2006 г. производство по делу прекратил. Верховный Суд РФ определением от 6 октября 2006 г. (дело № 25-Г06-12) оставил без изменения определение Астраханского областного суда, подтвердив вывод Астраханского областного суда, что федеральное законодательство не предоставляет право кандидату, включенному в список, выдвинутый политической партией, обращаться в суд с заявлением об отмене регистрации списка кандидатов другой политической партии. Верховный Суд РФ рассмотрел в судебном заседании частную жалобу П. на определение Оренбургского областного суда от 3 марта 2006 г., которым ему отказано в принятии заявления об отмене регистрации областного списка кандидатов от избирательного объединения «Оренбургское региональное отделение Всероссийской политической партии «Единая Россия». По материалам дела установлено, что П. зарегистрирован кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Оренбургской об ласти четвертого созыва по одномандатному избирательному округу № 2 как выдвинутый от избирательного объединения «Оренбургское региональное отделение политической партии «Либерально-демократическая партия России». В составе других списков кандидатов, в том числе областных списков кандидатов, он не зарегистрирован в качестве кандидата в депутаты. Поскольку заявитель П. и областной список кандидатов, выдвинутый избирательным объединением «Оренбургское региональное отделение Всероссийской политической партии «Единая Россия», об отмене регистрации которого просит заявитель, зарегистрированы по разным избирательным округам, суд правильно указал в определении, что решение избирательной комиссии Оренбургской области о регистрации областного списка кандидатов от избирательного объединения «Оренбургское региональное отделение Всероссийской политической партии «Единая Россия» не затрагивает права, свободы или законные интересы заявителя П. Кроме того, из содержания заявления П. видно, что он обратился в суд с заявлением об отмене регистрации областного списка кандидатов в депутаты не как кандидат в депутаты, а как избиратель. Однако согласно ч. 3 ст. 259 ГПК РФ избиратели не относятся к лицам, которые вправе обращаться в суд с заявлением об отмене регистрации кандидата (списка кандидатов). Следовательно, суд правильно отказал в принятии заявления на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, в соответствии с которым судья отказывает в принятии заявления в случае, если в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы и законные интересы заявителя. Следует заметить, что, не отрицая факта наличия у П. статуса зарегистрированного кандидата, суд квалифицировал его действия как заявление избирателя, лишив тем самым П. как кандидата права на судебную защиту. Между тем применение смешанной избирательной системы влечет совпадение территорий каждого из одномандатных избирательных округов с частью единого избирательного округа. В случае незаконной регистрации партийного списка избирательные права кандидата-одно- мандатника, безусловно, нарушаются. Однако отказ в принятии заявления лишает его возможности судебной защиты. Определением Верховного Суда РФ от 22 марта 2006 г. (дело № 5-Г06-12) оставлено без изменения определение Московского городского суда от 1 декабря 2005 г., которым избирателям Б., Г. и Г. на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ отказано в принятии заявления о признании недействительным и отмене решения избирательной комиссии о регистрации списка кандидатов регионального отделения политической партии «Единая Россия». Отказывая в принятии заявления, суд указал, что право заявить требование об отмене регистрации списка регионального отделения политической партии принадлежит только иным избирательным объединениям, зарегистрированным по городскому избирательному округу, другие лица, в том числе и избиратели округа, не вправе обращаться в суд с таким требованием. Кандидат, зарегистрированный по одномандатному избирательному округу, не вправе обращаться в суд с заявлением об отмене регистрации списка кандидатов, зарегистрированного по единому избирательному округу. Кандидат в депутаты Новосибирского областного Совета депутатов X. обратился в Новосибирский областной суд с заявлением об отмене регистрации списка кандидатов, выдвинутого избирательным объединением «Новосибирское областное отделение Коммунистической партии Российской Федерации (КПРФ)», ссылаясь на допущенные избирательным объединением в ходе избирательной кампании нарушения избирательного законодательства. Определением суда от 2 декабря 2005 г. производство по делу было прекращено. Верховный Суд РФ согласился с позицией Новосибирского областного суда, указав, что суд сделал правильный вывод о том, что X. как кандидат, зарегистрированный по одномандатному избирательному округу, не вправе обращаться в суд с заявлением об отмене регистрации списка кандидатов, выдвинутого избирательным объединением КПРФ по единому избирательному округу. Доводы частной жалобы заявителя о том, что территория одномандатного избирательного округа № 28, по которому он зарегистрирован, входит в территорию единого избирательного округа, правового значения не имеет, поскольку обращение в суд кандидата, зарегистрированного по одномандатному избирательному округу, с заявлением об отмене регистрации списка кандидатов, зарегистрированного по другому, единому избирательному округу, законом не предусмотрено. Определением Новосибирского областного суда от 2 декабря 2005 г., оставленным без изменения определением Верховного Суда РФ от 15 февраля 2006 г. (дело № 67-Г05-16), на основании абз. 2 ст. 220 ГПК РФ прекращено производство по делу по заявлению кандидата в депутаты Новосибирского областно го Совета депутатов X. об отмене регистрации списка кандидатов, выдвинутого избирательным объединением «Новосибирское областное отделение КПРФ». При этом суд исходил из того, что кандидат, зарегистрированный по одномандатному избирательному округу, не вправе в силу требований, содержащихся в ч. 3 ст. 259 ГПК РФ, обращаться в суд с заявлением об отмене регистрации списка кандидатов, выдвинутого избирательным объединением КПРФ по единому избирательному округу. Довод частной жалобы X. о том, что территория одномандатного избирательного округа № 28, по которому он зарегистрирован, входит в территорию единого избирательного округа, правового значения не имеет, поскольку обращение в суд кандидата, зарегистрированного по одномандатному избирательному округу, с заявлением об отмене регистрации списка кандидатов, зарегистрированного по другому, единому избирательному округу, законом не предусмотрено. П. обратился в Оренбургский областной суд с заявлением о том, что 10 января 2006 г. зарегистрирован областной список кандидатов в депутаты Законодательного Собрания Оренбургской области от избирательного объединения политической партии «Единая Россия». В данный список входит и Ч. Считая, что кандидат в депутаты Ч. проводит предвыборную агитацию с использованием преимуществ своего служебного положения, а также массового подкупа избирателей, П. просил на основании п. 1, 3, 4 ч. 5 ст. 83 Закона Оренбургской области «О выборах депутатов Законодательного Собрания Оренбургской области» отменить регистрацию Ч. в качестве кандидата в депутаты от избирательного объединения политической партии «Единая Россия». Определением Оренбургского областного суда от 3 марта 2006 г. в принятии заявления отказано. Верховный Суд РФ определением от 17 марта 2006 г. (дело № 47-Г06-13) оставил решение областного суда без изменения, указав: поскольку заявитель П. и кандидат в депутаты Ч., регистрацию которого просит отменить заявитель, зарегистрированы в качестве кандидатов в депутаты Законодательного Собрания Оренбургской области четвертого созыва по разным избирательным округам, суд правильно указал в определении, что решение избирательной комиссии Оренбургской области о регистрации областного списка кандидатов, в который входит Ч., не затрагивает права, свободы или законные интересы заявителя П. Кроме того, из содержания заявления П. следует, что он обратился в суд с заявлением об отмене регистрации кандидата в депутаты Законодательного Собрания области не как кандидат в депутаты, а как избиратель. Согласно ч. 3 ст. 259 ГПК РФ избиратели не относятся к лицам, которые вправе обращаться в суд с заявлением об отмене регистрации кандидата (списка кандидатов). Законодатель и суды не признают за общественными организациями, которые не являются избирательными объединениями, права на судебную защиту в избирательных правоотношениях. Так, Верховный Суд РФ определением от 17 декабря 2004 г. (дело № 82-Г04-17) отменил решение Курганского областного суда от 4 декабря 2004 г. об отмене п. 3 решения избирательной комиссии Курганской области от 1 декабря 2004 г. «О результатах выборов губернатора Курганской области 28 ноября 2004 года и назначении повторного голосования», определяющего дату повторного голосования по выборам губернатора Курганской области по заявлению Курганского областного общественного движения «За честные выборы» в интересах участников избирательного процесса. В соответствии с ч. 1 ст. 4 ГПК РФ суд возбуждает гражданское дело по заявлению лица, обратившегося за защитой своих прав, свобод и законных интересов. Следовательно, заявитель, выступая от своего имени, вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства лишь за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав. Согласно ч. 1 ст. 46 ГПК РФ в случаях, предусмотренных законом, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц. В силу ч. 1 ст. 246 ГПК РФ указанные положения применимы к делам, возникающим из публичных правоотношений. Верховный Суд РФ из материалов дела установил, что право обращаться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц данному общественному движению не предоставлено ни федеральным законом, ни уставом движения. Не являлся заявитель также и участником избирательного процесса. Ссылки Курганского областного суда на ст. 259 ГПК РФ и п. 10 ст. 75 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав являлись необоснованными, поскольку в силу этих норм правом на обжалование решений и действий, нарушающих избирательные права граждан, обладают в том числе иные общественные объединения. Однако субъекты, перечисленные в этих нормах, в том числе общественные объединения, не впра ве обращаться в суд с заявлением по поводу любых нарушений избирательного законодательства, а только за защитой своих нарушенных прав или в случае, если право обращаться за защитой избирательных прав неопределенного круга лиц предусмотрено федеральным законом (ст. 45 и 46 ГПК РФ). Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Л. в интересах неопределенного круга лиц в порядке ст. 46 ГПК РФ обратился в Брянский областной суд с заявлением о признании незаконным постановления окружной избирательной комиссии Брянского одномандатного избирательного округа № 66 по выборам депутатов Государственной Думы. В обоснование своих требований он указал на то, что названным постановлением без законных на то оснований избирательной комиссией оставлено без удовлетворения заявление X. об аннулировании его регистрации в качестве кандидата в депутаты Государственной Думы по данному округу. Отказывая в принятии заявления на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, суд пришел к обоснованному выводу о том, что Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации правом на обращение в суд в интересах неопределенного круга лиц ст. 46 ГПК РФ законом не наделен. Не предоставляет такой возможности ему и положение ст. 29 Федерального конституционного закона от 26 февраля 1997 г. «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» с последующими изменениями. Ссылки в частной жалобе на положения ст. 21 указанного Федерального конституционного закона, предоставляющей Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации право по собственной инициативе принять меры по восстановлению нарушенных прав и свобод граждан, как указано в определении Верховного Суда РФ от 20 декабря 2006 г. (дело № 83-Г06-24), не опровергают выводов суда об отсутствии у него права обращаться в суд с заявлением в защиту прав неопределенного круга лиц. Кроме того, Верховный Суд РФ исходил из того, что оспариваемое постановление окружной избирательной комиссии принято по результатам рассмотрения заявления X. и касается вопросов его участия в выборах депутатов Государственной Думы, т. е. оно непосредственно затрагивает избирательные права самого X., а данные о том, что названным постановлением разрешены вопросы о правах каких-либо иных лиц, в том числе неопределенного их круга, постановление не содержит. Заявление Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, адресованное суду, не содержит и ука заний на то, в чем именно заключается нарушение прав неопределенного круга лиц, допущенное окружной избирательной комиссией при вынесении постановления. Статус заявителя в интересах политической партии должен быть документально подтвержден. Так, Е. обратился в Хабаровский краевой суд с заявлением о признании незаконным постановления избирательной комиссии Хабаровского края от 3 ноября 2005 г. «Об отказе в регистрации общекраевого списка кандидатов в депутаты Законодательной Думы Хабаровского края четвертого созыва, выдвинутого региональным отделением политической партии «Российская партия пенсионеров» в Хабаровском крае». Определением Хабаровского краевого суда от 8 ноября 2005 г. в принятии заявления отказано. В частной жалобе Е. поставлен вопрос об отмене определения суда в связи с нарушением норм процессуального права. Верховный Суд РФ, основываясь на материалах дела, определил, что представленная заявителем копия решения исполнительного комитета политической партии «Российская партия пенсионеров» от 23 сентября 2005 г. о назначении Е. временно исполняющим обязанности руководителя регионального отделения политической партии «Российская партия пенсионеров» в Хабаровском крае не заверена органом, принявшим названное решение. В связи с этим данный документ, как правильно указал суд, не подлежит принятию в качестве доказательства того, что Е. обратился с заявлением об оспаривании постановления избирательной комиссии края от лица регионального отделения политической партии «Российская партия пенсионеров» в Хабаровском крае. Поскольку оспариваемый акт не затрагивает права Е. и в суд не были представлены надлежащие документы, удостоверяющие право Е. выступать в защиту интересов отделения партии в целом, вывод суда об отказе в принятии заявления по п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ является правильным60. Заявление в суд может быть подано в течение трех месяцев со дня, когда заявителю стало известно о нарушении избирательного законодательства либо избирательных прав (ч. 1 ст. 260 ГПК РФ). Однако из общего правила имеются исключения. По ряду достаточно принципиальных вопросов срок подачи заявления в суд сокращен до 10 дней с момента принятия решения изби рательной комиссией. Речь идет о заявлениях, касающихся решения избирательной комиссии о регистрации кандидата, списка кандидатов и об отказе в регистрации кандидата, списка кандидатов (ч. 2 ст. 260 ГПК РФ). ГПК РФ не устанавливает сокращенного срока обжалования решений избирательных комиссий об аннулировании регистрации кандидата, списка кандидатов. Десятидневный срок подачи не распространяется на заявления об отмене регистрации кандидата, списка кандидатов. Однако установлен предельный срок подачи таких заявлений — не позднее чем за восемь дней до дня голосования. Тем самым прекращена существовавшая ранее практика обращения в суд с заявлениями об отмене регистрации кандидата, включая субботу накануне дня голосования. Установлен годичный срок судебного обжалования нарушений избирательных прав в период избирательной кампании. Срок этот исчисляется со дня опубликования результатов выборов. Поскольку избирательная кампания не заканчивается опубликованием результатов выборов, а продолжается до момента сдачи финансового отчета, логичнее было бы началом исчисления указанного срока считать день окончания избирательной кампании. Думается, что в силу скоротечности избирательных кампаний дифференциация сроков обращения в суд в зависимости от предмета жалобы теоретически оправдана и практически целесообразна. При наличии трехлетнего срока исковой давности судебного обжалования по гражданским делам для рассматриваемой категории дел установлен срок исковой давности менее года после окончания избирательной кампании (например, на федеральных выборах после опубликования результатов выборов избирательная кампания продолжается еще не менее двух месяцев). В итоге ослабляются гарантии судебной защиты избирательных прав граждан. Еще большие возражения вызывает «отключение» рядовых избирателей от возможности обращаться с заявлениями в суд об отмене регистрации кандидатов, списков кандидатов. Трудно согласиться с позицией суда о том, что если незаконно отказано в аннулировании регистрации кандидата, то права избирателей не нарушены. В данном случае нарушение прав избирателей состоит в том, что им навязан круг кандидатов, из которого можно делать выбор. Если бы аннулирование регистрации одного из кандидатов по его заявлению состоялось, то это приве ло бы к отсутствию состязательности в избирательном округе и повлекло необходимость отложения голосования для выдвижения другой кандидатуры (других кандидатур). Однако, отказывая в принятии заявления, суд тем самым уклоняется от оценки правомерности действий избирательной комиссии. Такие меры, разумеется, освобождают суды от части обращений. Но при этом ослабляются гарантии избирательных прав граждан, которым отводится роль пассивных наблюдателей за процессом формирования кандидатского корпуса, что не способствует активному участию избирателей в выборах. Проведение выборов в соответствии с законом субъекта РФ, нормы которого после выборов признаны Конституционным Судом РФ противоречащими Конституции РФ, само по себе не является основанием для пересмотра судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам. Так, группе кандидатов было отказано в регистрации на основе противоречащих федеральному законодательству положений избирательного закона субъекта РФ. Однако в судебном порядке их права были восстановлены и они приняли участие в выборах, а итоги выборов пытались оспорить в судебном порядке по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с признанием ряда норм закона субъекта РФ противоречащим Конституции РФ. Верховный Суд РФ в определении от 17 декабря 2001 г. (дело № 26-Г01-24) согласился с решением суда первой инстанции, сделавшим вывод об отсутствии вновь открывшихся обстоятельств, так как решение суда не основано на актах, признанных Конституционным Судом РФ неконституционными и не подлежащими применению. В силу ст. 246 ГПК РФ дела, возникающие из публичных правоотношений, рассматриваются и разрешаются по общим правилам искового производства с особенностями, установленными гл. 24—26 ГПК РФ и другими федеральными законами. Согласно ст. 14 ГПК РФ дела в судах первой инстанции рассматриваются судьями единолично, если федеральным законом не предусмотрено их рассмотрение коллегиальным составом. Верховный Суд РФ определением от 12 сентября 2003 г. (дело № 74-Г03-22) отменил решение Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 4 июня 2003 г., который отказал в удовлетворении заявления об отмене решения окружной избирательной комиссии о результатах выборов народного депутата Республики Саха (Якутия) по избирательному округу № 63. Суд первой инстанции рассмотрел дело в составе трех судей Верховного су да Республики Саха (Якутия). Верховный Суд РФ квалифицировал состав суда как незаконный и в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ отменил решение суда первой инстанции. После подачи заявления в силу ГПК РФ суд обязан осуществить одно из следующих процессуальных действий: а) принять заявление к производству; б) отказать в принятии заявления (в том числе и на стадии его рассмотрения); в) возвратить заявление; г) оставить заявление без движения (без рассмотрения). Согласно ст. 247 ГПК РФ в заявлении должно быть указано, какие решения, действия (бездействие) должны быть признаны незаконными, какие права и свободы лица нарушены этими решениями, действиями (бездействием). Большая часть требований к форме и содержанию искового заявления (ст. 131 ГПК РФ) распространяется и на заявления о нарушении избирательных прав. Среди особенностей следует указать на отсутствие цены иска, а также отсутствие подтверждений попыток досудебного урегулирования спора, так как такой порядок не является обязательным, хотя и не исключается представление документов, направляемых ответчику в порядке досудебного урегулирования вопроса. До ноября 2004 г. в силу ст. 89 ГПК РФ по делам о защите избирательных прав граждане были освобождены от уплаты государственной пошлины. В настоящее время в соответствии со ст. 33336 Налогового кодекса РФ (далее — НК РФ) граждане (за исключением лиц, имеющих льготы при обращении в суд) по делам данной категории от уплаты государственной пошлины не освобождаются. Не освобождаются от уплаты государственной пошлины и другие лица, которые в соответствии со ст. 259 ГПК РФ вправе обратиться в суд с заявлением в связи с нарушением избирательного законодательства (кроме прокурора и избирательных комиссий в перечисленных в ст. 33336 НК РФ случаях). В связи с этим суды правильно оставляли заявления без движения по мотиву неуплаты государственной пошлины. Производство по делу может быть прекращено в ходе судебного разбирательства. Так, М. обратилась в Санкт-Петербургский суд с заявлением об отмене решения Санкт-Петербургской избирательной комиссии от 26 января 2007 г. № 77-2, которым было отказано в регистрации списка кандидатов в депутаты За конодательного Собрания Санкт-Петербурга четвертого созыва, выдвинутого Санкт-Петербургским региональным отделением политической партии «Партия Национального Возрождения «Народная Воля». Определением Санкт-Петербургского городского суда от 9 февраля 2007 г. производство по делу было прекращено. Рассмотрев материалы дела, Верховный Суд РФ в определении от 26 февраля 2007 г. (дело № 78-Г07-7) установил, что судья городского суда правильно исходила из того, что дело не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку в заявлении оспаривается акт, не затрагивающий права, свободы и интересы заявителя. Поскольку решение Санкт-Петербургской избирательной комиссии принято в отношении Санкт-Петербургского регионального отделения политической партии «Партия Национального Возрождения «Народная Воля», то и заявление должно быть подано Санкт-Петербургским региональным отделением этой партии, а не М. как лидером партийного списка, что прямо вытекает из действующего законодательства. При этом доводы М. о том, что судья должна была рассматривать ее заявление как лидера партийного списка кандидатов, которому партия делегировала право представлять избирательное объединение в данной избирательной кампании, признаны судом несостоятельными. Суд сослался на устав партии, согласно которому постоянно действующим руководящим органом регионального отделения партии является политсовет, а региональное отделение во взаимоотношениях с государственными органами представляет председатель регионального отделения. Суд также отклонил ссылку заявителя на право выступать в судах от имени регионального отделения партии, так как из текста предоставляющей это право выписки из протокола не усматривается специально оговоренных полномочий на подписание искового заявления и представление его в суд. Решением Верховного суда Республики Алтай от 6 марта 2006 г. избирательному объединению «Российская экологическая партия «Зеленые» было отказано в удовлетворении заявления об отмене регистрации списка кандидатов в депутаты Государственного Собрания — Эл Курултай Республики Алтай, выдвинутого избирательным объединением «Партия «Родина». Рассматривая дело в кассационном порядке, Верховный Суд РФ определением от 17 марта 2006 г. (дело № 52-Г06-2) отменил решение и производство по делу прекратил, поскольку решение об отмене регистрации списка кандидатов могло быть принято судом не позднее чем за пять дней до дня голосования (выборы в Республике Алтай состоялись 12 марта 2006 г., а Верховный Суд РФ рассматривал кассационную жалобу 17 марта 2006 г., т. е. после дня голосования). Решением Верховного суда Республики Алтай от 16 февраля 2006 г. избирательному объединению «Российская экологическая партия «Зеленые» отказано в удовлетворении заявления о признании незаконным и отмене постановления избирательной комиссии Республики Алтай от 2 февраля 2006 г. «О регистрации списка кандидатов в депутаты Республики Алтай четвертого созыва, выдвинутого избирательным объединением «Партия «Родина». Верховный Суд РФ определением от 10 марта 2006 г. (дело № 52-Г06-1) отменил данное решение суда как незаконное, а производство по делу прекратил, поскольку решение по заявлению об отмене регистрации списка кандидатов в силу ч. 9 ст. 260 ГПК РФ принимается судом не позднее чем за пять дней до дня голосования (при принятии указанного решения судом кассационной инстанции до дня голосования, которое было назначено на 12 марта 2006 г., оставался один день). 29 сентября 2006 г. окружная избирательная комиссия по Центральному одномандатному избирательному округу № 16 по выборам депутатов Государственного Совета Чувашской Республики четвертого созыва обратилась в суд с заявлением об отмене регистрации кандидата в депутаты Государственного Совета Республики С. Определением от 4 октября 2006 г. (дело № 31-Г06-9) Верховный суд Чувашской Республики прекратил производство по делу, руководствуясь ч. 9 ст. 260 ГПК РФ и п. 5 ст. 78 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав, исходя из того, что исключаются вынесение решения по заявлению об отмене регистрации кандидата (списка кандидатов), а соответственно, и рассмотрение дела по существу менее чем за пять дней до дня голосования (дата выборов была назначена на 8 октября 2006 г.). Определением Верховного суда Республики Дагестан от 4 июня 2003 г. на основании ст. 215 ГПК РФ приостановлено производство по жалобе А. на решение участковой избирательной комиссии № 1 с. Авадан Докузпаринского района от 31 марта 2003 г. и решение окружной избирательной комиссии округа № 24, которым К. признан избранным депутатом Народного Собрания Республики Дагестан. Суд пришел к выводу о невоз можности рассмотрения дела до разрешения уголовного дела по факту подмены на избирательном участке № 1 ящика для голосования. Прокуратура района представила в суд справку о том, что факт подмены ящика для голосования на избирательном участке установлен материалами уголовного дела, в рамках которого ведется работа по установлению лиц, совершивших данное преступление. Верховный Суд РФ определением от 4 сентября 2003 г. (дело № 20-Г03-28) отменил определение республиканского суда, так как без проверки судом указанных сведений, без обсуждения вопроса о достаточности установленных по уголовному делу обстоятельств подмены ящика для голосования с бюллетенями избирателей вывод суда о невозможности рассмотрения требований заявителя обоснованным признать нельзя. Согласно ч. 4 ст. 2601 ГПК РФ решение суда первой инстанции об отмене регистрации кандидата не может быть обращено к немедленному исполнению. Тем не менее решением суда Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа от 9 апреля 2007 г. удовлетворено заявление Ц. об отмене регистрации М. кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Красноярского края первого созыва по Таймырскому двухмандатному избирательному округу № 23, а определением от 9 апреля 2007 г. данное решение обращено к немедленному исполнению. Указанное решение суда оставлено без изменения определением Верховного Суда РФ от 14 апреля 2007 г. (дело № 54-Г07-4). Учитывая это, Верховный Суд РФ оставил без изменения и определение этого же суда, которым решение суда было обращено к немедленному исполнению, указав, что его «обращение к немедленному исполнению в таком случае не может рассматриваться в качестве обстоятельства, нарушающего чьи-либо права и охраняемые законом интересы». Было обращено внимание суда округа на то, что «нарушение прямого указания закона на запрет применения указанных обеспечительных мер является недопустимым». Интересно обратить внимание на приспособление позиции Верховного Суда РФ к сложившейся после дня голосования реальной ситуации. Если бы Верховный Суд РФ отменил незаконное определение об обращении решения к немедленному исполнению, то пришлось бы признавать и незаконность исключения кандидата М. из избирательного бюллетеня. Верховный Суд РФ фактически признал возможность нарушения закона при определенных условиях. В данном случае Верховный Суд РФ считает таким условием то, что обращение решения суда к немедленному исполнению не нарушает чьи- либо права и законные интересы, что достаточно спорно, так как избиратели были лишены возможности проголосовать за одного из кандидатов. Учитывая сокращенные сроки рассмотрения дел данной категории, суд обязан организовать свою работу таким образом (в том числе в выходные дни), чтобы дела были рассмотрены в срок, а лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о месте и времени судебного заседания. Выполняя эти требования закона, суд по одному из дел об отмене регистрации списка кандидатов, выдвинутого региональным отделением политической партии, по адресу, указанному региональным отделением, направил телеграммы, передал повестки через отдел внутренних дел, уведомил также телеграммой руководителя регионального отделения партии о времени и месте судебного заседания. Кроме того, представителям регионального отделения, участвующим в рассмотрении другого дела в этом же суде, также были вручены повестки. После того, как явившиеся в суд представители регионального отделения политической партии отказались от участия в рассмотрении дела ввиду отсутствия доверенностей, суд заключил, что региональное отделение надлежащим образом извещено о месте и времени судебного заседания, и принял решение рассмотреть дело в отсутствие представителей этого регионального отделения61. По вопросам установления судом вины нарушителя за содеянное теоретически едва ли можно выделить какие-то особенности для рассматриваемой категории дел по сравнению с другими делами, возникающими из публичных правоотношений. Вина правонарушителя на практике обычно презюмируется при установлении факта нарушения избирательного законодательства. Например, в решении судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда по заявлению об отмене регистрации заявлений С. и М. об отмене регистрации кандидата на должность губернатора области Р. делается такой вывод: «Судебная коллегия приходит к выводу о том, что по делу не доказан факт отсутствия вины Р. в представлении недостоверных сведений, что кандидат не принял все возможные и зависящие от него меры для надлежащего исполнения обязанности по представлению достоверных сведений...» Иначе говоря, кандидат должен был доказывать свою невиновность в правонарушении. Такой подход позволяет судам в своих решениях во многих случаях вообще обходить молчанием вопросы установления вины. Вместе с тем имеются судебные решения, в которых суд, установив вину за правонарушение избирательной комиссии, восстанавливает нарушенные избирательные права и их гарантии. В итоге судебная практика при применении мер ответственности колеблется между формальным установлением правонарушения и привлечением к ответственности без выяснения вины нарушителя и учетом фактора виновности (невиновности) нарушителя. В силу ч. 3 ст. 246 ГПК РФ при рассмотрении дел, возникающих из избирательных правоотношений, суд не связан основаниями и доводами заявленных требований. Это дает суду право выдвигать при рассмотрении дела и собственные аргументы. Однако на практике суды чаще всего занимают достаточно пассивные позиции и не пользуются предоставленными возможностями. Так, К., которому было отказано в регистрации, обжаловал в суд действия окружной избирательной комиссии избирательного округа № 5 по выборам депутатов Смоленской областной Думы, попросив восстановить его нарушенные права. Смоленский областной суд решением от 8 ноября 2007 г. признал действия окружной избирательной комиссии по несвоевременному вручению К. итогового протокола проверки подписных листов незаконными, а требования К. в части отмены решения об отказе в регистрации отклонил. Верховный Суд РФ определением от 7 декабря 2007 г. (дело № 36-Г07-9) решение областного суда отменил по мотивам неподсудности, так как К. оспаривал не решения, а действия избирательной комиссии по осуществлению проверки достоверности подписей избирателей. Думается, что, принимая такое решение, суд кассационной инстанции не только не воспользовался возможностями, которые дает ему ч. 3 ст. 246 ГПК РФ, что не вызывает возражений, но и искусственно заузил предмет спора, не учел, что К. просил обязать комиссию восстановить его права, т. е. отменить решение окружной избирательной комиссии. Подобный формализм ведет к неестественному дроблению предмета спора на мелкие куски, порождает дополнительные проблемы подсудности и, в конечном счете, резко снижает эффективность судебной защиты избирательных прав граждан.
<< | >>
Источник: Е. И. Колюшин. Выборы и избирательное право в зеркале судебных решений. 2010

Еще по теме § 3. Особенности гражданского судопроизводства по делам, возникающим из избирательныхправоотношений:

  1. § 3. Особенности гражданского судопроизводства по делам, возникающим из избирательныхправоотношений
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -