<<

§ 2. Дела, возникающие из правоотношений при финансировании избирательных кампаний кандидатов, политических партий

Судебная практика в значительной мере придерживается позиции приоритета публично-правового регулирования, которая нашла закрепление в решениях Верховного Суда РФ. Суть ее, в частности, изложена в определении Верховного Суда РФ от 8 июня 2000 г.
(дело № 45-Г00-20). Рассмотрев гражданское дело по кассационной жалобе Б. на решение Свердловского областного суда от 6 марта 2000 г., которым отказано в удовлетворении жалобы, связанной с признанием недействительными от дельных положений Инструкции о порядке формирования и расходования денежных средств избирательных фондов кандидатов, зарегистрированных кандидатов, избирательных объединений, избирательных блоков при проведении выборов депутатов Законодательного Собрания Свердловской области, Верховный Суд РФ указал: «Отношения, связанные с реализацией избирательных прав граждан, носят публично-правовой характер и не относятся к регулируемым гражданским законодательством отношениям, основанным на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников (п. 1, 2 ст. 2 ГК РФ)». Верховный Суд РФ не нашел оснований для удовлетворения жалобы, оставив решение областного суда без изменения. Последний признал правомерность и действительность оспаривавшихся положений инструкции, согласно которым установлено в отличие от положений ст. 185, 847 ГК РФ требование нотариального удостоверения доверенности на право распоряжения средствами избирательного фонда кандидата. Суд заявил, что кандидаты «выступают в отношениях с банком не на общих условиях, установленных гражданским законодательством, а с учетом норм избирательного права, определяющих их статус, в том числе полномочия по распоряжению денежными средствами избирательного фонда, имеющего целевое назначение, и по передаче таких полномочий». Поэтому при решении вопроса о применении норм материального права к правоотношениям в связи с избирательными фондами следует при прочих равных условиях исходить из приоритета норм избирательного права над нормами гражданского права. Так, на выборах депутатов Государственной Думы в 1999 г. последний день перечисления избирательного залога (не позднее чем за 55 дней до дня голосования) пришелся на воскресенье 24 октября, учреждения Сберегательного банка РФ не работали и некоторые кандидаты не смогли в этот день перечислить избирательный залог. В связи с этим возникли споры. Верховный Суд РФ в определении от 11 декабря 1999 г. (дело № 78-Г99-79) установил, что при таких обстоятельствах кандидату необходимо было учесть режим работы государственных учреждений, от деятельности которых зависит его регистрация. В решении Верховного Суда РФ от 5 ноября 1999 г. (дело № ГКПИ99-873) указано, что правило ст. 193 ГК РФ при решении вопроса о том, могло ли избирательное объединение внести избирательный залог в первый рабочий день после истечения установленного избирательным законом срока, не подле жит применению в силу Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», где установлены сроки внесения избирательного залога. Вместе с тем указанная позиция приоритета публично-правового регулирования проводится не всегда последовательно. Так, в определении Верховного Суда РФ от 9 марта 2004 г.
(дело № 45-Г04-16) при рассмотрении спора о незаконности использования кандидатом пожертвований, при перечислении которых в платежных поручениях указаны не все требуемые избирательным законом сведения, но по запросам банков организаций- жертвователей эти сведения дополнительно представлены, отмечено, что подобные действия банков и организаций-жертвователей совместимы со сложившейся практикой гражданско-правовых отношений и установленными ст. 864 ГК РФ условиями исполнения банками платежных поручений. При разрешении споров, связанных с открытием специального избирательного счета, Верховный Суд РФ выработал позицию, в соответствии с которой сроки открытия счета обычно считаются пресекательными. Так, в определении Верховного Суда РФ от 17 декабря 1999 г. (дело № 24-Г99-2) установлено, что по смыслу Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» срок открытия кандидатом специального избирательного счета является пресекательным и восстановлению по каким бы то ни было причинам не подлежит. Заблаговременное открытие такого счета является обязанностью самого кандидата. Вместе с тем наличие вины избирательной комиссии или банка в пропуске сроков открытия специального избирательного счета влечет их обязанности по совершению определенных действий за пределами срока, т. е. фактическое восстановление срока. Так, определением от 15 декабря 1999 г. (дело № 20-Г99-18) Верховный Суд РФ отказал в удовлетворении кассационной жалобы на решение Верховного суда Республики Дагестан от 12 ноября 1999 г., которым Буйнакская окружная избирательная комиссия обязывалась зарегистрировать К. кандидатом в депутаты Государственной Думы, несмотря на пропуск срока открытия специального счета. Такое нарушение со стороны кандидата явилось следствием нечеткой организации работы и незаконных действий комиссии, которая выдала разрешение на открытие счета только 21 октября, хотя кандидат и его доверенные лица неоднократно обращались в комиссию до 19 октября (последний день открытия счета). В недалеком прошлом суды использовали «аргументы в духе времени», которые в настоящее время представляются едва ли приемлемыми. Например, Ленинградский областной суд 9 августа 1999 г. удовлетворил жалобу на решение областной избирательной комиссии об отказе в регистрации М. кандидатом на должность губернатора области в связи с тем, что кандидатом не создан избирательный фонд для финансирования избирательной кампании. Определением Верховного Суда РФ от 26 октября 1999 г. (дело № 33-Г99-25) кассационная жалоба областной избирательной комиссии на решение суда оставлена без удовлетворения. Удовлетворяя жалобу М., суд исходил из того, что в связи с противоречиями между федеральным законодательством и законодательством субъекта РФ М. «был введен в заблуждение относительно своего права и обязанности, касающихся времени открытия специального избирательного счета». Этот вывод обусловлен так называемым периодом войны федеральных и региональных законов. Суд указал также, что в утвержденных избирательной комиссией области разъяснениях отсутствует требование о необходимости представления для регистрации кандидата данных об открытии специального счета, не определен порядок выдачи разрешения об открытии счета, само разрешение М. не выдано. Видимо, последними из названных обстоятельств и следовало бы ограничиться, сделав вывод о том, что срок открытия счета пропущен по вине избирательной комиссии. Достаточно четко такой вывод присутствует в другом деле. Заявление о признании незаконным постановления избирательной комиссии об отказе в регистрации кандидату в депутаты Тульской областной Думы и возложении на окружную избирательную комиссию обязанности зарегистрировать кандидата в депутаты удовлетворено правомерно, поскольку, как отмечено в определении Верховного Суда РФ от 21 марта 2005 г. (дело № 38-Г05-2), избирательной комиссией был нарушен установленный законом срок выдачи постановления для открытия специального избирательного счета, а других оснований для отказа в регистрации заявителя в качестве кандидата не выявлено. Суд установил, что документ, разрешающий открыть специальный избирательный счет для формирования избирательного фонда, был выдан кандидату после окончания срока представления документов на регистрацию кандидата, что лишило его возможности открыть специальный избирательный счет и представить для регистрации первый финансовый отчет. Суд не согласился с доводами избирательной комиссии о том, что кандидат должен был сам инициировать своевременное получение в избирательной комиссии документов, необходимых для открытия специального избирательного счета, поскольку законом субъекта РФ обязанность выдать кандидату такие документы возложена на избирательную комиссию. Определением от 2 декабря 1999 г. (дело № 45-Г99-33) Верховный Суд РФ отменил решение Свердловского областного суда от 5 ноября 1999 г. и вынес новое решение о признании незаконным и недействующим со дня принятия решения окружной избирательной комиссии по выборам депутата Государственной Думы (округ № 167) о специальном избирательном счете кандидата Б. Указанным решением окружная избирательная комиссия разрешила Б., выдвинутому избирательным блоком по одномандатному округу, использовать специальный избирательный счет, открытый ранее, как выдвинутому группой избирателей до представления в избирательную комиссию заверенного списка кандидатов. Письменным уведомлением избирательной комиссии Б. отозвал свое заявление о согласии баллотироваться от группы избирателей и представил в тот же день документы о выдвижении его избирательным блоком по тому же избирательному округу. Областной суд полагал, что Б. не утратил статус кандидата, реализовав право на выбор субъекта выдвижения. Верховный Суд РФ не согласился с таким подходом, установив, что произошло повторное выдвижение одного и того же лица, влекущее повторное приобретение прав и обязанностей, в том числе и обязанности открыть счет. Б. был поставлен в привилегированное положение по сравнению с другими кандидатами. Тем самым нарушены равные условия участия в выборах. Как отмечено в определении Верховного Суда РФ от 2 февраля 2004 г. (дело № 5-Г04-12), в случае, если окружная комиссия еще не сформирована, кандидат в депутаты представляет требование о выдаче разрешения на открытие специального избирательного счета в избирательную комиссию, которая осуществляет функции окружной комиссии по работе с представленными документами до ее формирования. Комиссия передает указанные документы в окружную комиссию после завершения формирования последней и назначения ее председателя. Применительно к региональным выборам интерес представляла позиция Верховного Суда РФ, изложенная в определении от 24 июля 2001 г. (дело № 6-Г01-7), которое оставило без изменения решение Рязанского областного суда, признавшего противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению п. 1 ст. 70 Закона Рязанской области «О выборах депутатов Рязанской областной Думы». Областной закон предусматривал обязанность кандидата открыть специальный избирательный счет не позднее чем за пять дней до дня представления документов для регистрации в окружную избирательную комиссию. Суд исходил из того, что федеральный закон не ограничивает конечную дату создания фонда иным сроком, кроме даты представления документов для регистрации, а указанный пятидневный срок уменьшает сроки предвыборной агитации. Действующее избирательное законодательство о выборах депутатов Государственной Думы и Президента РФ отменило требование об открытии специального избирательного счета не менее чем за пять дней до дня представления документов на регистрацию. Счета открывают и ведут на многих выборах уполномоченные по финансовым вопросам, которые регистрируются избирательной комиссией. Верховный Суд РФ рассмотрел гражданское дело по заявлению избирательного объединения «Региональное отделение политической партии «Российская партия пенсионеров» в Брянской области» о признании незаконным постановления избирательной комиссии Брянской области от 29 октября 2004 г. № 421/45 «Об отказе в регистрации уполномоченного представителя по финансовым вопросам» по кассационной жалобе заявителя на решение Брянского областного суда от 4 ноября 2004 г., которым постановлено: «В удовлетворении заявления избирательного объединения «Региональное отделение политической партии «Российская партия пенсионеров» в Брянской области» о признании незаконным постановления избирательной комиссии Брянской области от 29 октября 2004 года № 421/45 «Об отказе в регистрации уполномоченного представителя по финансовым вопросам» отказать». Верховный Суд РФ в определении от 18 ноября 2004 г. (дело № 83-Г04-16) согласился с выводами областного суда. При вынесении решения Суд исходил из того, что при выборах в органы государственной власти субъектов РФ, а также в органы местного самоуправления для ведения избирательной кампании должны быть созданы избирательные фонды после регистрации уполномоченный представителей избирательных объединений, а порядок открытия и ведения счетов, учета средств избирательных фондов устанавливается соответствующей избирательной комиссией субъекта РФ по согласованию с главным управлением Центрального банка РФ в субъекте РФ. Установленный в области порядок назначения уполномоченный представителей и оформления их полномочий со стороны избирательного объединения не выполнен. Так, в представленном протоколе внеочередной конференции регионального отделения политической партии «Российская партия пенсионеров» в Брянской области от 17 октября 2004 г., на которой уполномоченным по финансовым вопросам данного избирательного объединения быш назначен Д., не отражено всех необходимых сведений, в том числе данных о предоставлении ему права подписи финансовых документов, нет образца оттиска печати. Оформленная на имя Д. доверенность помимо несоответствия предъявляемым требованиям не имеет и даты ее совершения. Изменение полномочий уполномоченного по финансовым вопросам не отменяет его регистрации. Так, в соответствии с п. 1 гл. 23 Положения о выборах депутатов Законодательного Собрания Пермского края первого созыва, утвержденного Указом Президента РФ от 19 апреля 2006 г. № 402, для регистрации в качестве уполномоченного представителя кандидата по финансовым вопросам необходимо наличие нотариальной доверенности, в которой должны быть отражены полномочия, которыми кандидат наделяет данное лицо. Согласно п. 3 гл. 23 отмена регистрации лица в качестве уполномоченного представителя возможна лишь в случае прекращения полномочий на основании поданного кандидатом заявления в комиссию. Таким образом, как отмечено в определении Верховного Суда РФ от 22 января 2007 г. (дело № 44-Г07-4), изменение (увеличение либо сужение) объема полномочий, оговоренных кандидатом в депутаты в доверенности, не влечет отмену регистрации его уполномоченного представителя и новую его регистрацию с учетом других по объему полномочий. Соответствующего уведомления окружной избирательной комиссией указанным Положением не предусмотрено. С учетом положений избирательного закона субъекта РФ избирательная комиссия субъекта при проведении выборов в законодательный орган государственной власти этого субъекта обязана открыть специальный счет для внесения кандидатами, избирательными объединениями избирательного залога. Реквизиты счета избирательная комиссия субъекта сообщает окружным избирательным комиссиям, а те кандидату для внесения залога при получении заявления кандидата о согласии баллотироваться, но не ранее даты открытия указанного счета, а если к тому времени счет еще не открыт, незамедлительно после его открытия. Между тем Верховный Суд РФ согласно определению от 21 декабря 2005 г. (дело № 5-Г05-101) установил, что председатель окружной избирательной комиссии сообщил кандидатам реквизиты счета этой избирательной комиссии, и кандидаты перечислили денежные средства в качестве избирательного залога на ненадлежащий счет. Отказ в регистрации мог иметь место при условии виновных или недобросовестных действий самих кандидатов, но не в связи с нарушением окружной избирательной комиссией обязанности по сообщению кандидатам реквизитов надлежащего счета. Решением избирательной комиссии Республики Хакасии от 3 ноября 1999 г. кандидату Р. отказано в регистрации кандидатом в депутаты Государственной Думы в связи с тем, что он ненадлежащим образом оформил первый финансовый отчет, что выразилось в составлении отчета по не установленной форме, непредставлении приложения к отчету «Учет поступления и расходования денежных средств избирательного фонда кандидата» и справки об остатке денежных средств на специальном избирательном счете, а также он не представил для регистрации сведения о размере и об источниках его расходов по установленной форме. Верховный суд Республики Хакасии и Верховный Суд РФ согласились с решением избирательной комиссии, правильно отказавшей Р. в регистрации кандидатом в депутаты Государственной Думы. Действующее в настоящее время избирательное законодательство не дает оснований для отказа в регистрации кандидата, списка кандидатов вследствие ненадлежащего оформления документов. Однако в соответствии с подп. «в» п. 24 ст. 38 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав отсутствие среди документов, представленных для регистрации, документов, необходимых в соответствии с законом для регистрации кандидата, списка кандидатов, является основанием для отказа в регистрации кандидата, списка кандидатов. В соответствии с инструкциями избирательных комиссий при представлении кандидатами, политическими партиями финансовых отчетов должны представляться и другие документы, кото рые прямо избирательным законом не предусмотрены. Непредставление этих документов или несоблюдение формы трактуется судами по-разному: как нарушение подп. «в» п. 24 ст. 38 указанного Федерального закона либо как нарушение, не влекущее правовых последствий, потому что это не предусмотрено избирательным законом. Так, Ивановский областной суд установил, что кандидат А. при сдаче первого финансового отчета одновременно с ним не представила сведения по форме № 4 приложения к Инструкции ЦИК РФ от 27 августа 2003 г. и банковскую справку, подтверждающую остаток средств фонда на дату сдачи отчета. Оба документа предусмотрены не федеральным законом, а указанной Инструкцией, изданной в соответствии с законом. Верховный Суд РФ в определении от 28 ноября 2003 г. (дело № 7-Г03-13) заявил, что при таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что А. не были представлены необходимые для регистрации документы и ей обоснованно отказали в регистрации. К. обратился в суд с заявлением об отмене решения территориальной избирательной комиссии от 31 января 2007 г. № 119/605 о регистрации В. кандидатом в депутаты Мурманской областной Думы четвертого созыва по Кандалакшскому двухмандатному избирательному округу № 8, ссылаясь на то, что данное решение принято с существенным нарушением требований федерального законодательства и законодательства Мурманской области. В избирательную комиссию В. был представлен первый финансовый отчет, неотъемлемой составной частью которого является форма № 8 «Учет поступления и расходования денежных средств избирательного фонда кандидата в депутаты Мурманской областной Думы». В представленной учетной форме в нарушение требований у всех жертвователей не указаны гражданство и адрес места жительства. Решением Мурманского областного суда от 16 февраля 2007 г. в удовлетворении заявления К. было отказано. Верховный Суд РФ согласился с выводами Мурманского областного суда, так как из лицевого счета В., представленного соответствующим филиалом Сберегательного банка РФ, усматривается, что пожертвования в избирательный фонд кандидата приняты лично от граждан РФ при предъявлении паспорта гражданина РФ с указанием в платежном документе фамилии, имени, отчества, даты рождения и адреса места жительства, серии и номера паспорта, сведения о гражданстве. По мнению Верховного Суда РФ, изложенному в определении от 5 марта 2007 г. (дело № 34-Г07-5), правильным является вывод суда о том, что территориальная избирательная комиссия обоснованно не признала данные нарушения существенными, поскольку предоставление формы № 8 не предусмотрено действующим избирательным законодательством. Несоблюдение требований к финансовому отчету, изложенных в приложении к Инструкции ЦИК Республики Татарстан о порядке формирования и расходования денежных средств избирательных фондов, избирательных объединений, избирательных блоков при проведении выборов депутатов Государственного Совета Республики Татарстан, правильно расценено как обстоятельство технического и устранимого характера, которое в силу Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав основанием для отмены регистрации списка кандидатов не является1. 7 августа 2003 г. избирательной комиссией Свердловской области было принято постановление № 122 «О нарушениях зарегистрированным кандидатом на должность губернатора Свердловской области К. порядка создания и расходования средств избирательного фонда», в соответствии с п. 2 которого на основании п. 8 и 11 ст. 73 Избирательного кодекса Свердловской области на зарегистрированного кандидата К. возложена обязанность перечислить анонимные пожертвования в размере 660 тыс. рублей со специального избирательного счета своего избирательного фонда в доход бюджета Свердловской области. О., являющийся доверенным лицом кандидата К., обратился в суд с жалобой на действия избирательной комиссии Свердловской области и о признании незаконным данного пункта указанного постановления. Решением Свердловского областного суда от 18 августа 2003 г. в удовлетворении жалобы отказано. Верховный Суд РФ согласно определению от 3 сентября 2003 г. (дело № 45-Г03-18) посчитал решение суда правильным и не нашел оснований для его отмены. Принимая во внимание недостоверное указание жертвователем своего названия, суд в соответствии с требованиями избирательного законодательства пришел к правильному выводу о том, что избирательная комиссия имела основания рассматривать такого жертвователя анонимным, а его пожертвования считать подлежащими перечислению в доход областного бюджета. При этом суд обоснованно отверг доводы заявителя об отсутствии в указании недостоверных сведений вины кандидата К., поскольку последний, являясь президентом фонда, принимал решение об изменении его названия и именно им лично подписаны платежные поручения с указанием недостоверного названия фонда. Кроме того, в соответствии с требованиями избирательного законодательства кандидаты обязаны регулярно знакомиться с информацией об источниках и размерах поступлений денежных средств на счет своего избирательного фонда в учреждении банка и несут личную ответственность за формирование и целевое использование средств избирательного фонда, своевременное представление отчетности по установленным формам и достоверность отчетных данных. Положений о том, что указание недостоверных сведений должно быть виновным, закон не содержит. Доводы заявителя о том, что денежные суммы, которые избирательная комиссия сочла пожертвованиями анонимного жертвователя, потрачены кандидатом, что в настоящее время фонд сформирован из других пожертвований, являющихся законными, правильно признаны судом не имеющими правового значения для правильного разрешения спора. Представляют интерес судебные решения, связанные со спорами относительно квалификации правомерности добровольного пожертвования. Распоряжением председателя окружной избирательной комиссии (функции этой комиссии выполняла избирательная комиссия Республики) по выборам депутатов Государственной Думы по Калмыцкому одномандатному избирательному округу № 14 от 19 октября 1999 г. зарегистрированному кандидату Б. предписано перечислить в доход федерального бюджета пожертвования (19 тыс. и 70 тыс. рублей) от двух юридических лиц как анонимных жертвователей, потому что не указана дата регистрации юридического лица, отсутствует отметка о наличии доли государственного, муниципального, иностранного участия в уставном капитале. Верховный суд Республики Калмыкии жалобу Б. удовлетворил, признав распоряжение незаконным. Верховный Суд РФ определением от 27 декабря 1999 г. (дело № 42-Г99- 15) решение республиканского Верховного суда отменил, в удовлетворении жалобы отказал. Суд первой инстанции исходил из того, что по смыслу федерального закона об этих сведениях должен быть извещен сам кандидат, так как он распоряжается средствами. Кроме того, республиканский суд встал на позицию, согласно которой отсутствовавшие сведения не обязательно должны содержаться именно в платежном документе, а положение п. 5.2 Инструкции о порядке формирования и расходования де нежных средств избирательных фондов кандидатов, зарегистрированных кандидатов, избирательных объединений, избирательных блоков при проведении выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, утвержденной ЦИК РФ 18 августа 1999 г., которое предусматривает перечисление юридическими лицами добровольных пожертвований только с использованием платежного поручения, противоречит федеральному закону, не устанавливающему таких ограничений. Верховный Суд РФ не согласился с выводами суда первой инстанции как противоречащими федеральному закону. Согласно Федеральному закону об основных гарантиях избирательных прав избирательные комиссии осуществляют контроль за порядком формирования и расходования средств избирательных фондов, а Федеральным законом «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» предусмотрено представление государственными органами и организациями сведений о юридических лицах — жертвователях по формам, установленным ЦИК РФ. При поступлении в распоряжение избирательной комиссии информации о перечислении пожертвований с нарушением федерального закона указанная информация незамедлительно сообщается соответствующим кандидатам и избирательным объединениям, а анонимные пожертвования подлежат в 10-дневный срок перечислению в доход федерального бюджета. Верховный Суд РФ установил, что п. 5.2 названной Инструкции не противоречит требованиям Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав, Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» и Положения о безналичных расчетах в Российской Федерации, конкретизируя, что все требуемые законом данные при безналичном перечислении добровольных пожертвований от юридических лиц могут быть соблюдены жертвователем при внесении этих средств платежным поручением. Действующее законодательство о безналичных расчетах не устанавливает ограничений на указание плательщиком информации в графе «Назначение платежа» сведений, предусмотренных Федеральным законом «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации». Согласно п. 1 ст. 864 ГК РФ содержание платежного поручения и представленных вместе с ним расчетных документов и их форма должны соответствовать требованиям, предусмотренным законом и установленными в соответствии с ним банковскими правилами. Следует заметить, что по действующему избирательному законодательству отсутствие при перечислении пожертвования указания в платежном документе даты регистрации юридического лица-жертвователя и отметки о наличии или отсутствии государственного, муниципального капитала в уставном капитале жертвователя влечет возврат пожертвования жертвователю, а не признание его внесенным анонимным жертвователем с вытекающей из этого обязанностью перечисления в доход соответствующего бюджета (п. 6, 8 и 9 ст. 58 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав). Липецкий областной суд решением от 16 мая 2001 г. признал незаконным постановление окружной избирательной комиссии по Елецкому одномандатному избирательному округу № 101 от 14 декабря 1999 г., которое обязывало кандидата в депутаты Государственной Думы У. незамедлительно перечислить в федеральный бюджет пожертвование ЗАО в сумме 70 тыс. рублей. В платежном поручении при перечислении пожертвования 26 ноября 1999 г. ЗАО не указало дату государственной регистрации и факт наличия или отсутствия в его уставном капитале государственной или муниципальной доли. Судом установлено, что недостающие сведения были указаны ЗАО в уведомлении, которое 29 ноября представлено банку, но возвращено банком плательщику со ссылкой на то, что передача таких уведомлений не предусмотрена договором банковского счета. Уведомление направлено также окружной избирательной комиссии, председатель которой не отрицала получения недостающих сведений. В данном случае Верховный Суд РФ, скорректировав свою позицию, пришел к выводу о том, что требование указания всех сведений именно в платежном поручении не основано на законе и письме Центрального банка РФ от 14 октября 1997 г. № 529 «Об изменении формата платежного поручения и порядке его заполнения». Верховный Суд РФ определением от 10 августа 2000 г. (дело № 77-Г00-4) оставил решение Липецкого областного суда в рассмотренной части без изменения. Следует заметить, что действующий Федеральный закон об основных гарантиях избирательных прав специально закрепил обязанность юридического лица при внесении пожертвования указывать сведения в платежном поручении (п. 8 ст. 58). Предполагалось, что подобная запись исключает правомерность ука зания каких-либо сведений в других, кроме платежного поручения, документах и после представления платежного поручения в банк. Однако судебная практика не отличается единообразием. Так, избирательный блок «Партия Возрождения России — Российская партия жизни» быш привлечен к административной ответственности по ст. 5.18 КоАП РФ за незаконное использование средств, поступивших в избирательный фонд блока с нарушением избирательного законодательства. Нарушение состояло в том, что юридическое лицо-жертвователь не указало в платежном поручении на отсутствие в числе учредителей юридических лиц с государственным, муниципальным или иностранным участием (более 30% капитала), но позднее представило эти сведения в ЦИК РФ. Мещанский районный суд Москвы в постановлении от 5 апреля 2004 г. указал, что «последующее довнесе- ние недостающих сведений жертвователем о себе не предусмотрено федеральным законом». Верховный Суд РФ определением от 25 февраля 2004 г. (дело № 11-Г04-3) занял при оценке недостающих сведений о жертвователе другую позицию: «Суд правильно указал на то, что при внесении юридическими лицами пожертвований в избирательный фонд регионального отделения «СПС» все необходимые сведения, хотя они и не быши указаны в платежных поручениях, содержались в соответствующих письмах, направленных уполномоченному представителю регионального отделения «СПС» в Республике Татарстан по финансовым вопросам и представленных в ЦИК Республики Татарстан». В определении дано толкование п. 8 ст. 58 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав: суд обоснованно принял во внимание, что по смыслу п. 8 ст. 58 предписание о необходимости указания в платежном поручении соответствующих сведений обусловлено потребностью контроля за соблюдением организациями-жертвователями избирательного законодательства, а также целью исключения возможности использования средств, за счет которых избирательные фонды создаваться не могут. Следовательно, поясняет Верховный Суд РФ, чтобы считать средства избирательного фонда незаконными, а их использование основанием к отказу в регистрации кандидата (списка кандидатов), нарушение п. 8 ст. 58 названного Федерального закона должно носить невосполнимый характер, т. е. когда из-за отсутствия сведений невозможно осуществить контроль за соблюдением жертвователями избира тельного законодательства и установить, мог ли из этих средств быть создан избирательный фонд. Верховный Суд РФ полагает, что указание сведений не в платежном поручении, а в ином документе жертвователя могло быть расценено судом как ненадлежащее соблюдение порядка формирования избирательного фонда. Суд Еврейской автономной области, рассмотрев гражданское дело по заявлению О. о признании незаконным постановления территориальной избирательной комиссии Биробиджана о регистрации кандидата в депутаты Законодательного Собрания Еврейской автономной области К. и обязывании территориальной избирательной комиссии отменить постановление о регистрации кандидата в депутаты Законодательного Собрания Еврейской автономной области по Биробиджанскому центральному одномандатному избирательному округу № 3 К. и вынесении решения об отказе в регистрации, установил, что при сопоставлении в судебном заседании сведений о жертвователях, имеющихся в территориальной избирательной комиссии, и информации, содержащейся на первичных платежных документах — копия квитанции формы 31, в том числе и на оборотной стороне все необходимые реквизиты на них имеются за исключением отсутствия в адресе наименования субъекта РФ. Из письма заместителя управляющего Биробиджанским отделением № 4157 Сбербанка России А. следует, что банком допущены неточности в сведениях о жертвователях. При данных обстоятельствах суд считает доводы заявителя о внесении пожертвований на специальный избирательный счет анонимными жертвователями несостоятельными, поскольку имеет место несущественная неполнота адреса, которая не препятствует идентификации жертвователей без дополнительной проверки103. Ошибочное указание в платежном поручении получателем окружной избирательной комиссии одномандатного округа, а не избирательной комиссии Московской области, учитывая, что ИНН банка получателя и расчетный счет указаны избирательной комиссией Московской области и избирательный залог фактически поступил на ее специальный счет, само по себе не свидетельствует о нарушении порядка внесения залога104. Оплата деятельности третьих лиц в интересах кандидата по ведению его избирательной кампании может осуществляться только перечислением средств со специального избирательного счета105. Судебная практика отвергает доводы о том, что использование неправомерных пожертвований осуществлялось кандидатами по причине их ненадлежащего информирования об этом избирательными комиссиями106. Краснодарский краевой суд и Верховный Суд РФ в определении от 9 марта 2004 г. (дело № 18-Г04-11) не согласились с доводом кандидата М. о том, что поскольку кандидат не несет ответственности за принятие пожертвований, при внесении которых указаны недостоверные сведения, если он не получил своевременно сведений о неправомерности данных пожертвований, то он мог использовать все имеющиеся в избирательном фонде средства на внесение избирательного залога. Суд установил, что при перечислении пожертвований на сумму 109 887,5 рублей 43 жертвователя в нарушение п. 6 ст. 58 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав не указали все необходимые сведения о себе: дату рождения, сведения о гражданстве, адрес места жительства, поэтому эти пожертвования не могли использоваться для внесения избирательного залога. За вычетом этих средств в фонде оставалась сумма в 327 971,46 рублей, а кандидатом внесен залог в сумме 375 тыс. рублей. Закон предусматривает право кандидата до внесения залога проверить достоверность сведений в платежных документах жертвователей, а также запрет на использование средств, внесенных с нарушением закона независимо от наличия или отсутствия в этом вины кандидата. Из определения Верховного Суда РФ от 7 октября 2005 г. (дело № 41-Г05-39) вытекает вывод о том, что возможно довне- сение недостающих сведений жертвователем о себе. Г. обратился в суд с жалобой на постановление окружной избирательной комиссии Каменского одномандатного избирательного округа № 144 об отказе в регистрации его кандидатом в депутаты Государственной Думы, просил о его отмене, сославшись на следующие обстоятельства. 17 августа 2005 г. на избирательный счет Г., открытый в Каменском отделении Сберегательного банка РФ № 1801, поступили средства от ООО «Ориент» в размере 1 069 200 рублей в качестве добровольного пожертвования для внесения избирательного залога. Платеж по внесению избирательного залога был осуществлен 22 августа 2005 г. и был зачислен на счет избирательной комиссии. В связи с обнаружением неточности в платежном поручении: неуказание на отсутствие в числе учредителей государственных и муниципальных органов, а также иностранных граждан и юридических лиц, руководство ООО «Ориент» незамедлительно сообщило об этом в филиал некоммерческого банка «Траст» в Волгограде. Получив данное сообщение, некоммерческий банк «Траст» направил в адрес Юго-Западного банка Сберегательного банка РФ в Ростове-на-Дону факсимильное сообщение, в котором просил дополнить информацию платежа недостающими данными. Указанное сообщение было получено сотрудниками Юго-Западного банка Сберегательного банка РФ и перенаправлено в Каменское отделение Сберегательного банка № 1801. 24 августа 2005 г. в платежный документ были внесены необходимые изменения, и он был представлен в избирательную комиссию. Таким образом, все юридически значимые действия относительно средств для внесения избирательного залога были проведены в срок до 18 часов 24 августа 2005 г. и оснований для отказа в регистрации по причине непредставления необходимых документов у избирательной комиссии не имелось. Как установил суд, Г. 26 августа 2005 г. представлены письма от 23 августа 2005 г. за подписью заместителя главного бухгалтера некоммерческого банка «Траст» Волгограда в адрес Юго-Западного банка Сберегательного банка РФ Ростова-на-Дону с просьбой считать измененным назначение платежа с внесением дополнения в платежном поручении — сведений об отсутствии среди учредителей ООО «Ориент» государственных и муниципальных органов, иностранного участия. То есть в срок до 18 часов 24 августа 2005 г. (последний день подачи документов для регистрации) не были представлены платежные документы, подтверждающие правомерность перечисления и использования в качестве избирательного залога денежных средств, поступивших от ООО «Ориент». Дополнения в платежном поручении были представлены только 26 августа 2005 г. При рассмотрении дела в части регистрации кандидата в депутаты Государственной Думы Ш. по кассационному протесту прокурора Санкт-Петербурга Верховный Суд РФ в определении от 20 января 2000 г. (дело № 78-Г99-86) согласился с позицией Санкт-Петербургского городского суда, который не квалифицировал как внесенные анонимными жертвователями средства, при перечислении которых 20 октября 1999 г. в приходных ордерах по форме № 51 физические лица не указали адрес места жительства. Указанные сведения были представлены в установленном порядке оператору банка и зафиксированы им вместе с данными паспорта или заменяющего его документа в лицевом счете операции по приему взноса в соответствии с принятым в Сберегательном банке РФ порядком. Оценивая пожертвования с точки зрения правомочности субъекта взноса, судебные органы не всегда последовательны в применении положений избирательного законодательства. Так, в определении Верховного Суда РФ от 15 июня 2000 г. (дело № 22-Г00-6) установлено, что в избирательный фонд зарегистрированного кандидата Ч. поступил ряд добровольных пожертвований от лиц, которые не являются гражданами РФ. Верховный Суд РФ считает в связи с этим, что на кредитные организации возложена обязанность проверки правильности принятия денежных средств. Думается, при фиксации подобной обязанности следовало бы сослаться на законодательство о банках, которое не решает данный вопрос столь однозначно. Главное, однако, в том, что речь идет о лицах, которым законодательство запрещает вносить пожертвования в избирательные фонды. В Коломенском избирательном округе № 106 по выборам депутата Государственной Думы кандидат Г. внес из своего избирательного фонда два избирательных залога: 15 января и 20 января 2001 г. Судом установлено, что сумма первого залога была сформирована с нарушением правил, установленных Федеральным законом «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», так как добровольные пожертвования отдельных граждан превышали предельные размеры. На момент регистрации Г. кандидатом в депутаты 26 января 2001 г. на специальном счете избирательной комиссии имелась вторая сумма залога, сформированная с соблюдением требований закона, а излишне перечисленные суммы возвращены гражданам-жертвователям. Московский областной суд 12 апреля 2001 г. признал действия Г. правомерными, а Верховный Суд РФ отказал в удовлетворении кассационной жалобы на это решение. Думается, что в данной ситуации суды не учли, что кандидат Г. был поставлен избирательной комиссией в привилегированное положение по отношению к другим кандидатам. Вместо того, чтобы оценивать при решении вопро са о регистрации кандидата правомерность первой суммы залога, избирательная комиссия возвратила средства в избирательный фонд. Избирательное законодательство предусматривает внесение избирательного залога на счет соответствующей избирательной комиссии единовременно и в полном объеме, что, видимо, не предполагает вторичное внесение избирательного залога без повторного представления других документов на регистрацию. В другом определении Верховного Суда РФ от 17 декабря 1999 г. (дело № 49-Г99-29) признано, что действия кандидата А., который, исправляя допущенные нарушения при внесении избирательного залога из средств анонимного жертвователя, внес 22 октября 1999 г. повторный залог, неправомерны. По мнению Суда, данная сумма обоснованно расценена избирательной комиссией и судом как излишек средств избирательного залога, внесенного 15 октября 1999 г. Суд исходил из того, что кандидат реализовал свое право на представление документов на регистрацию 15 октября. После этого началась стадия проверки представленных для регистрации документов, а кандидат утратил право на представление в комиссию каких-либо других документов, в том числе и дополнительного залога. Внесение повторно избирательного залога, по мнению Суда, возможно не позднее чем за 55 дней до дня голосования в случае отзыва ранее представленного пакета документов с обязательным представлением снова всего комплекта документов, необходимых для регистрации кандидата. Однако А. представил повторно только избирательный залог. Белгородский областной суд по представлению окружной избирательной комиссии отменил регистрацию кандидата в депутаты Государственной Думы К. Верховный Суд РФ оставил это решение без изменения. Основанием отмены регистрации явилась установленная после регистрации кандидата недостоверность сведений об источниках поступления средств, использованных для внесения избирательного залога. Судом установлено, что денежные суммы, внесенные на специальный избирательный счет кандидата К. двумя гражданами (16 тыс. и 7 тыс. рублей), не принадлежали последним, вручены данным лицам самим кандидатом. Суд установил, что 23 тыс. рублей не являются добровольным пожертвованием, сведения о них как о добровольных пожертвованиях недостоверны. Сумма в 23 тыс. рублей, т. е. 27% от залога, свидетельствует о существенном ха рактере нарушения, подлежит исключению, а оставшейся части недостаточно для регистрации кандидатом в депутаты. Действующее избирательное законодательство не содержит требования обязательного заполнения платежных документов лично кандидатом в депутаты107. Использование в платежном поручении понятия «резидент» не тождественно указанию гражданства РФ108. В случае исправления неверно указанных данных о жертвователе нет оснований считать порядок внесения добровольного пожертвования нарушенным109. Практика рассмотрения споров, связанных с оплатой из средств фонда, свидетельствует о наличии определенной амплитуды оценок. Решением Новочеркасского городского суда Ростовской области от 24 марта 2001 г. П. отказано в удовлетворении жалобы на решение муниципальной избирательной комиссии, которая отменила регистрацию П. как кандидата в депутаты органа местного самоуправления. Избирательная комиссия усмотрела в действиях П. неоднократное нарушение требований областного избирательного закона. За первое нарушение, которое выразилось в использовании без оплаты из избирательного фонда порошка в принтере при распечатке листовок, П. было вынесено предупреждение. Второе нарушение со стороны П., по мнению избирательной комиссии и суда, состояло в том, что кандидат не оплатил из избирательного фонда стоимость папки типа «скоросшиватель», в которой были сброшюрованы представленные для регистрации подписные листы. Суд вслед за избирательной комиссией полагал, что стоимость понесенных расходов не имеет значения. Избирательная комиссия требует от кандидатов в депутаты подтверждения приобретения фломастеров, ручек, клея, скрепок за счет средств избирательного фонда. Подобный подход порочит идею свободных демократических выборов и не соответствует смыслу и практике применения федерального законодательства. Остаточная стоимость одного подержанного скоросшивателя настолько мала, что нельзя, будучи беспристрастным, обвинять в использовании средств на избирательную кампанию, минуя избирательный фонд. Во избежание подобных подходов действующее избирательное законодательство закрепляет ответственность в виде отказа в регистрации, отмены регистрации кандидата (списка кандидатов) только в тех случаях, когда израсходованные из избирательного фонда или минуя его средства в совокупности превышают определенную долю от предельного расхода средств на выборах соответствующего уровня. В определении Верховного Суда РФ от 23 июля 2001 г. (дело № 86-Г01-9) установлено, что предварительное, осуществленное накануне снятие наличных денег с избирательного счета, оформление документов исполнителем услуг не запрещается нормами избирательного законодательства. Поэтому Суд считает, что факт оформления товарных чеков на один день раньше оплаты услуг за изготовление агитационных материалов не является нарушением избирательного законодательства. Верховный Суд РФ считает, что при расчете М. за изготовление агитационной печатной продукции наличными денежными средствами, которые были сняты с избирательного счета этого кандидата, а не привлечены из других источников, не нарушено избирательное законодательство. Поэтому Верховный Суд РФ определением от 13 марта 2001 г. (дело № 46-Г01-4) отменил решение Самарского областного суда от 18 декабря 1999 г. (последний признал законным решение окружной избирательной комиссии по Промышленному избирательному округу № 152 от 15 декабря 1999 г. об отмене регистрации М. кандидатом в депутаты Государственной Думы). Ссылка представителя заявителя на то, что оплата авиабилета из избирательного фонда кандидата осуществлена им за наличный расчет, что не допускается, а также на то, что данная оплата произведена рыболовецкой артелью (колхозом), не имевшей из-за отсутствия у нее соответствующей лицензии права продажи авиаперевозок от своего имени, как обоснованно указал суд, не может служить основанием для отмены регистрации кандидата, поскольку нарушение безналичной формы расчета не является по закону основанием, которое влечет отмену регистрации кандидата. Как указано в определении Верховного Суда РФ от 22 декабря 2004 г. (дело № 60-Г04-20), нарушение организацией правил продажи авиабилетов является нарушением, допущенным самой этой организацией, и не может быть поставлено в вину кандидату. Верховный Суд РФ в определении от 6 декабря 2003 г. (дело № 5-Г03-141) согласился с позицией Московского городского суда (решение от 1 декабря 2003 г.) по поводу спора об оплате из избирательного фонда кандидата П. коммерческой рекламы авиакомпании, руководителем которой является кандидат. Верховный Суд РФ указал, что избирательное законодательство не содержит указаний о предварительной оплате подобной коммерческой рекламы. Решением Архангельского областного суда от 1 декабря 2003 г. отменена регистрация кандидата в депутаты Государственной Думы К., поскольку денежные средства, израсходованные на рекламу ОАО «Архангельский ЦБК», председателем совета директоров которого является кандидат К., и дочернего предприятия помимо средств избирательного фонда кандидата превысили 5% предельного размера расходов из фонда. Верховный Суд РФ в определении от 6 декабря 2003 г. (дело № 1-Г03-46) счел решение суда неправильным и отменил его. Верховный Суд РФ и суд первой инстанции по разному интерпретировали соотношение норм федеральных законов. Федеральный закон об основных гарантиях избирательных прав (п. 4 ст. 56) предусматривает оплату рекламы организаций, учредителями, собственниками, владельцами и (или) членами органов управления которых являются кандидаты в депутаты в период избирательной кампании, за счет средств соответствующего избирательного фонда. Пункт 4 ст. 64 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» предусматривает оплату из средств избирательного фонда рекламы коммерческой и иной не связанной с выборами деятельности с использованием фамилии или изображения кандидата, но ограничений для организаций п. 4 ст. 56 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав не содержит. В этих условиях отсутствие ограничения Верховный Суд РФ трактует как дополнительную гарантию избирательных прав граждан, поэтому суд первой инстанции неправильно решил вопрос о приоритете норм и применил норму п. 4 ст. 56 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав, а следовало применить п. 4 ст. 64 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» как норму специального действия. Представляется, что подобная трактовка в качестве дополнительной гарантии избирательных прав граждан отсутствия в специальном законе запрета, предусмотренного Федеральным за коном об основных гарантиях избирательных прав, не очень логична, так как, по сути, дает возможность отмены через неупоми- нание в специальных избирательных законах тех гарантий, которые сформулированы в указанном Федеральном законе. Кроме того, позиции судов не отличаются единообразным применением закона. Так, Верховный Суд РФ в определении от 14 ноября 2003 г. (дело № 32-Г03-22) согласился с позицией Саратовского областного суда, применившего п. 4 ст. 56 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав при рассмотрении спора между избирательной комиссией и кандидатом в депутаты Государственной Думы Ш., который, будучи председателем совета директоров и президентом ОАО «Транспортное машиностроение», не оплатил из своего избирательного фонда рекламу коммерческой деятельности этого ОАО в период избирательной кампании без использования фамилии или изображения кандидата. На региональные выборах в сходной ситуации при оплате коммерческой рекламы организации не из избирательного фонда кандидата — одного из руководителей этой организации суд справедливо не рассматривал в качестве гарантии отсутствие в городском избирательном законе требования оплаты из фонда, хотя п. 3 ст. 1 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав предусмотрено установление дополнительных гарантий избирательных прав граждан не только федеральными законами, но и законами субъектов РФ. Решением Санкт-Петербургского городского суда от 28 февраля 2003 г. (дело № 349/2003) признаны недействительными результаты выборов в городской законодательный орган по избирательному округу № 41. Судом установлена принадлежность кандидата Р. к органам управления «Балтонэксимбанка» (он являлся председателем совета директоров банка). Банк в период избирательной кампании проводил коммерческую рекламу, оплачивая ее (не менее 9,5 тыс. долларов США, т. е. более 300 тыс. рублей) в нарушение п. 4 ст. 56 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав платежными поручениями банка, а не из избирательного фонда кандидата, предельная сумма расходов которого установлена законом в размере 300 тыс. рублей. Избирательное объединение «Санкт-Петербургское региональное отделение политической партии «Патриоты России» обратилось в Санкт-Петербургский городской суд с заявлением об отмене регистрации списка кандидатов в депутаты Законодательного Собрания Санкт-Петербурга четвертого созыва, вы двинутого региональным отделением политической партии «Справедливая Россия: Родина/Пенсионеры/Жизнь» в Санкт- Петербурге. Основанием для отмены регистрации указанного списка кандидатов заявитель полагал использование им в целях достижения определенного результата на выборах денежных средств помимо средств собственного избирательного фонда на сумму более 30 млн рублей. Якобы оно не оплатило демонстрацию рекламных роликов чая «Dilmah», в которых используется изображение П., являющегося кандидатом, входящим в список кандидатов в депутаты, выдвинутый избирательным объединением, вследствие чего использовало денежные средств компании «Dilmah» в целях достижения определенного результата на выборах помимо средств собственного избирательного фонда на сумму более 30 млн рублей. Верховный Суд РФ в определении от 19 марта 2007 г. (дело № 78-Г07-18) указал: «В рассматриваемой же рекламе объектом рекламирования является не деятельность, а товар (чай «Dilmah»)... В данном случае преследовалась цель — демонстрация чая фирмы «Dilmah» как товара высокого качества, но не стремление достижения определенного результата на предстоящих выборах». При оспаривании решения суда Ханты-Мансийского автономного округа от 21 марта 2000 г. в Верховном Суде РФ (дело № 69-Г00-2) доказывалось отсутствие вины зарегистрированного кандидата (регистрация его отменена судом) на должность губернатора округа в нарушении правил оплаты агитационного материала в газете «Сургутская трибуна». Судом установлено, что публикация оплачена не из средств избирательного фонда, а ее оплата осуществлена через доверенное лицо кандидата, что является доказательством вины самого кандидата. Судебные органы признали правомерной позицию ЦИК РФ, в соответствии с которой Российской консервативной партии предпринимателей было отказано в возврате избирательного залога в сумме 2 087 250 рублей, внесенного для регистрации федерального списка кандидатов в депутаты Государственной Думы третьего созыва. В последующем регистрация была отменена по правовым основаниям, которые Конституционный Суд РФ признал не соответствующими Конституции РФ. Басманный районный суд Москвы в решении от 6 сентября 2001 г. исходил из того, что Федеральный закон «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» содержит исчерпывающий перечень оснований возврата избирательного залога (п. 7—9 ст. 67). Применительно к указан- ной партии эти основания отсутствуют, поэтому ЦИК РФ правомерно перечислила средства в доход федерального бюджета. В удовлетворении заявления о признании незаконным решения избирательной комиссии о перечислении в доход федерального бюджета избирательного залога и его возврате отказано, поскольку при злоупотреблении правом на проведение предвыборной агитации избирательный залог не возвращается. Действующее избирательное законодательство исчерпывающим образом определяет основания возврата избирательного залога1. Кандидат на должность Председателя Правительства Республики Хакасии Б. 17 ноября 2004 г. перечислил со своего избирательного счета на счет избирательной комиссии Республики Хакасии избирательный залог в размере 900 тыс. рублей, а 20 ноября 2004 г. он снял свою кандидатуру с выборов и обратился в избирательную комиссию Республики Хакасии с заявлением о возврате избирательного залога. Решением избирательной комиссии от 2 декабря 2004 г. в возврате избирательного залога отказано. Не соглашаясь с решением избирательной комиссии, Б. обратился в суд с заявлением об отмене указанного решения, ссылаясь на то, что отказ в возврате залога может иметь место только при наступлении обстоятельств, указанных в п. 30 ст. 38 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав, а таких обстоятельств не установлено. В иных случаях, по мнению заявителя, избирательный залог возвращается в соответствующий избирательный фонд. Кроме того, Б. просил учесть, что избирательный залог был внесен в качестве регистрационной страховки, однако до регистрации его в качестве кандидата он отказался от участия в выборах на должность Председателя Правительства Республики Хакасии и снял свою кандидатуру. Решением Верховного суда Республики Хакасии от 15 декабря 2004 г. Б. было отказано в возврате избирательного залога. Верховный Суд РФ, основываясь на материалах дела, в определении от 16 марта 2005 г. (дело № 55-Г05-4) отметил, что обстоятельства, указанные в п. 30 ст. 38 названного Федерального закона, имеют значение исключительно в случае отзыва избирательным объединением, избирательным блоком зарегистрированного кандидата, списка кандидатов без вынуждающих к тому обстоятельств, в то время как избирательный залог перечисляется в доход государства при снятии кандидатом своей кандидатуры независимо от обстоятельств, вынуждающих сделать это, и наступивших в результате этого действия последствий. Ссылка Б. на то, что он не был зарегистрирован кандидатом на должность Председателя Правительства Республики Хакасии, не свидетельствует о том, что избирательный залог ему должен быть возвращен, поскольку, как следует из содержания п. 13 ст. 38 названного Федерального закона, законодатель не связывает наступление указанных в нем последствий с конкретным периодом снятия кандидатом своей кандидатуры с выборов. Довод заявителя в жалобе о том, что залог должен быть ему возвращен, поскольку он не был зарегистрирован кандидатом, а кроме того, у него должны быть равные права с кандидатами, выдвинутыми избирательным блоком (объединением), не основан ни на названном Федеральном законе, ни на Законе Республики Хакасии «О выборах Председателя Правительства Республики Хакасии»110. Перечень обстоятельств, с которыми законодатель связывает возврат избирательному объединению избирательного залога, действительно является исчерпывающим. Случай отказа избирательной комиссией в регистрации списка кандидатов как правовое основание для возврата внесенного избирательным объединением избирательного залога в этот перечень не входит111. Избирательное законодательство прямо не предусматривает возложения долевой ответственности на кандидатов в случае снятия ими своих кандидатур в один и тот же день и в одно и то же время. Свою позицию по данному вопросу Верховный Суд РФ изложил в определении от 10 августа 2005 г. (дело № 66-Г05-7), согласившись с выводами Иркутского областного суда. Судом установлено, что оба кандидата в один день, в одно и то же время сняли свои кандидатуры без вынуждающих обстоятельств, что повлекло отложение выборов. Таким образом, действия заявителя повлекли такие последствия наряду с действиями другого кандидата, в связи с чем оба кандидата несут ответственность в равных долях. Анализ выборов и избирательного права с позиции судебных решений рельефно высвечивает действительные механизмы реализации избирательных прав граждан, которые значительно отличаются от отображаемых в книжной идеологии свободных выборов, дает дополнительный материал для оценки рассматриваемых явлений, формулирования некоторых выводов и выработки рекомендаций по совершенствованию практики выборов, избирательного законодательства и судебной практики. Во-первых, стремление к построению вертикали власти во всех ее разновидностях объективно не способствует развитию института выборов. Следует остановить процесс минимизации выборов как способа формирования органов государственной власти, замещения должностей в государственных и муниципальных органах. С этой целью необходимо восстановить выборность глав субъектов РФ, ввести выборность членов Совета Федерации Федерального Собрания РФ, отказаться от формирования без выборов представительных органов муниципальных районов, замещения должностей глав муниципальных образований. При этом речь может идти и о восстановлении в некоторых случаях институтов непрямых выборов, известных и российскому, и зарубежному опыту. Во-вторых, уровень неправовых, политических и иных оценок, подходов к выборам по-прежнему продолжает оставаться недопустимо высоким при проведении избирательных кампаний. Правовые оценки выборов не заняли господствующего положения ни в представлениях органов государственной власти, ни в сознании рядовых избирателей. Избирательное право, организационно-правовые факторы выборов нуждаются в серьезном укреплении и защите. Постоянные реформы и контрреформы в этой сфере не позволяют сложиться стабильным институтам, пользующимся доверием избирателей. В этих целях целесообразно обратить внимание на решение прежде всего следующих вопросов: принципы выборов и избирательного права должны быть не только фасадом российской демократии, но в первую очередь играть роль реального каркаса выборов и избирательного права, вследствие чего на их основе в период выборов можно было бы договариваться и о некоторых элементах общественного согласия; перечень избирательных прав граждан РФ целесообразно кодифицировать, закрепляя их непосредственно в законах, прежде всего в Избирательном кодексе РФ, а не только через гарантии избирательных прав; после некоторого укрепления в 1990-е гг. уровень самостоятельности избирательных комиссий последовательно снижается. Объективные процессы партизации выборов поставили вопрос об обеспечении самостоятельности членов избирательных комиссий по отношению к политической партии, имеющей большинство в составе государственных органов, формирующих и определяющих параметры деятельности комиссий; требует защиты принцип коллегиальности в деятельности комиссий, который имеет тенденцию к деградации; ослаблена защита трудовых прав членов избирательных комиссий, работающих в них на непостоянной основе; права и обязанности избирательных комиссий организовывать и проводить выборы должны быть защищены от вмешательства под различными предлогами государственных органов и должностных лиц. Речь идет о вмешательстве и подмене деятельности избирательных комиссий под видом содействия их работе, о подчинении организации выборов функциям по обеспечению безопасности и охраны общественного порядка, о контроле правомерной деятельности комиссий и их членов; избирательные действия обросли множеством бюрократических препон, с помощью которых в значительной мере вымывается смысл и содержание избирательных прав граждан, возводятся искусственные барьеры на пути участия граждан в управлении делами государства. Целесообразно значительно упростить процедуры выдвижения и регистрации кандидатов, списков кандидатов, очистить от барьеров и сделать соответствующей названию процедуру самовыдвижения кандидата, резко сократить перечень документов, которые необходимы для регистрации кандидата, списка кандидатов, в том числе и путем значительного сокращения числа необходимых для регистрации подписей, отказа от сбора подписей на муниципальных выборах; практика показывает отсутствие реальных границ между информированием о выборах и предвыборной агитацией, вследствие чего под видом информирования осуществляется массированное воздействие на избирателей в интересах определенных сил, нарушается равный доступ к средствам массовой информации кандидатов, политических партий и в конечном счете свобода выборов, поэтому законодательство должно снять указанное искусственное деление, считая предвыборной агитацией любую информацию о выборах и кандидатах в средствах массовой информации за месяц до дня голосования, укрепив одновременно гарантии равного доступа кандидатов и партий к ним и ответственность за нарушение таких гарантий; избирательные фонды как институт финансирования избирательных кампаний кандидатов, политических партий уязвим, потому что серьезно не гарантирует от расходования средств на выборы, минуя эти фонды. Проблему не решило и повсеместное увеличение пределов расходов на избирательные кампании из расчета 30 рублей на каждого внесенного в список избирателя. Поэтому нужен поиск новых механизмов контроля за соответствием избирательных фондов реальным затратам на избирательные кампании. На выборах по партийным спискам едва ли целесообразно открытие и ведение политической партией, ее региональными отделениями специальных избирательных счетов наряду с имеющимися у них счетами; набор мер ответственности за избирательные правонарушения нуждается в расширении, а механизмы привлечения к ним работают неэффективно, что влечет высокий уровень латентности правонарушений и преступлений в период выборов. В-третьих, судебная защита избирательных прав граждан за постсоветский период сделала большие шаги вперед. Начав с возможности судебного обжалования только невключения и неточностей в списке избирателей, законодательство серьезно расширило предмет судебного обжалования. Однако нестабильность избирательного законодательства, изменение круга выборных органов и должностных лиц, особенности судебного процесса, необходимость высокого уровня профессионализма, груз политической составляющей выборов препятствуют единству судебной практики по делам, возникающим из избирательных правоотношений. Решение этой стратегической задачи должно быть в центре внимания законодателя, Конституцион ного Суда РФ и судов общей юрисдикции. В качестве промежуточных задач целесообразно: закрепить позитивный запрет в законодательстве на подведомственность арбитражным судам дел, возникающих из избирательных правоотношений, в том числе и из отношений по гарантированию избирательных прав граждан и партий, имея в виду неприспособленность арбитражного процесса для рассмотрения данной категории дел; в случае создания административных судов названные дела могли бы быть отнесены к их компетенции, а в настоящее время следует приветствовать специализацию судей на избирательных спорах; значительное число правонарушений на выборах не становятся предметом судебных оценок по мотивам неподсудности из-за отсутствия, по мнению суда, нарушений избирательных прав заявителя, что необоснованно снижает пределы защиты избирательных прав граждан в судебном порядке, ограничивает доступ к правосудию. Целесообразно факт нарушения избирательного законодательства считать достаточным основанием для реализации политической партией права на судебную защиту избирательных прав граждан, изменив соответствующим образом правила подсудности; неоправданное дробление судами правоотношений на выборах препятствует фиксации нарушений избирательных прав и их эффективному восстановлению в период избирательной кампании. Избирательное законодательство и судебная практика не выработали объявленных Конституционным Судом РФ компенсаторных механизмов в пользу кандидата при невозможности восстановления его незаконно нарушенных избирательных прав; законодателю и судам при привлечении к конституционноправовой и административной ответственности нужно определиться с необходимостью установления вины правонарушителя, разграничить объекты правонарушений, в особенности за подкуп избирателей, нарушение правил предвыборной агитации; применение таких мер ответственности, как отказ в регистрации, отмена регистрации кандидата, списка кандидатов, должно быть либо исключено вообще, либо допустимо только за неоднократные умышленные нарушения избирательного законодательства; колебание судебной практики между формальным пониманием норм избирательного законодательства и поиском смысла не способствует единообразному их применению на выборах. Целесообразно отказаться от применения мер конституционно-правовой ответственности за формальные правонарушения, закрепив позитивно в избирательном праве в соответствии с правовой позицией Европейского Суда по правам человека принцип пропорциональности ответственности установленным законом целям, соответствия ответственности содеянному.
<< |
Источник: Е. И. Колюшин. Выборы и избирательное право в зеркале судебных решений. 2010

Еще по теме § 2. Дела, возникающие из правоотношений при финансировании избирательных кампаний кандидатов, политических партий:

  1. § 3. Дела, возникающие из правоотношений при определении избирательных округов и региональных групп кандидатов в депутаты
  2. § 2. Дела, возникающие из правоотношений при выдвижении кандидатов, списков кандидатов
  3. § 3. Дела, возникающие из правоотношений при регистрации и отмене регистрации кандидатов, списков кандидатов
  4. § 4. Дела, возникающие из правоотношений при расформировании избирательных комиссий
  5. § 2. Дела, возникающие из правоотношений при формировании избирательных комиссий
  6. Глава VI. Дела, возникающие из правоотношений при выдвижении и регистрации, отмене регистрации кандидатов, списков кандидатов
  7. § 3. Дела, возникающие из правоотношений при оспаривании прав и обязанностей члена избирательной комиссии
  8. Глава IV. Дела, возникающие из правоотношений при формировании и расформировании избирательных комиссий, обеспечении полномочий членов комиссий
  9. В каком порядке в избирательном бюллетене размещаются наименования политических партий, участвующих в выборах, и фамилии кандидатов, выдвинутых партиями
  10. § 2. Дела, возникающие из правоотношений при оспаривании назначения выборов
  11. § 2. Дела, возникающие из правоотношений при голосовании и подсчете голосов избирателей
  12. § 3. Дела, возникающие из правоотношений при определении итогов и результатов выборов, распределении депутатских мандатов
  13. 4. Принцип сочетания государственного финансирования избирательной кампании с возможностями использования негосударственных средств
  14. Глава V. Дела, возникающие из правоотношений при назначении выборов и определении круга избирателей
  15. ИМИДЖЕВАЯ СТРАТЕГИЯ КАНДИДАТА ВО ВРЕМЯ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ
  16. Глава VIII. Дела, возникающие из правоотношений при голосовании, подсчете голосов, определении результатов выборов и их опубликовании
  17. § 4. Дела, возникающие из правоотношений при учете и регистрации избирателей, составлении списков избирателей
  18. Каков механизм государственного финансирования политических партий
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -