<<
>>

§ 2. Дела, возникающие из правоотношений при голосовании и подсчете голосов избирателей

Интересно определение Верховного Суда РФ от 22 апреля 2004 г. (дело № КАС04-134). Постановлением ЦИК РФ от 5 декабря 2003 г. избирательной комиссии Московской области поручено разместить заказ на изготовление 20 000 избирательных бюллетеней для голосования в избирательном округе № 107 по выборам депутатов Государственной Думы и передать их через представителей Министерства иностранных дел РФ в участковые избирательные комиссии, образованные на территории Грузии.
После своевременного изготовления необходимого количества избирательных бюллетеней от Министерства иностранных дел РФ поступило в ЦИК РФ несколько писем, в которых ставился вопрос о срочном увеличении числа избирательных бюллетеней, поскольку число избирателей, которые могут явиться на избирательные участки в Грузии, точно установить невозможно, но прогнозируется многократное увеличение числа избирателей. Постановление ЦИК РФ было оспорено в Верховном Суде РФ, который оставил жалобу и кассационную жалобу без удовлетворения. При этом в определении Кассационной коллегии Верховного Суда РФ записано, что принятие ЦИК РФ «оспариваемого постановления формально произведено с нарушением требований закона — превышены установленные законодателем пределы изготовления бланков избирательных бюллетеней, нарушены сроки изготовления, но, с учетом исключительности и чрезвычайности сложившейся ситуации, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что допущенные нарушения не могут служить основанием к отмене вышеуказанного постановления ЦИК РФ, осуществившей не обходимые действия, направленные на соблюдение конституционных прав граждан». В определении Верховного Суда РФ от 26 сентября 2007 г. (дело № 19-Г07-18) отмечено: «Само по себе отсутствие в избирательных бюллетенях строки «против всех кандидатов (против всех списков кандидатов)» не ограничивает избирательные права заявителя, поскольку не препятствует его участию в избрании выборных органов публичной власти и в реализации права быть избранным в них, а также не препятствует выражению воли заявителя в любой из юридически возможных форм голосования на выборах в соответствии с установленными процедурами».
В удовлетворении заявления об отмене решения окружной и постановления областной избирательных комиссий о формулировке рода занятий в тексте избирательного бюллетеня, как указано в определении Верховного Суда РФ от 9 марта 2006 г. (дело № 32-Г06-2), было отказано правомерно, поскольку заявителем представлена информация о том, что он не имеет основного места работы, а работает по договору, получая за выполняемую работу оговоренное в договоре вознаграждение, что и нашло отражение в избирательном бюллетене как «осуществление работ и услуг по гражданско-правовому договору». Заявитель настаивает на формулировке «борьба с коррупцией». Однако данная формулировка отражает направление (сферу интересов) его работы по гражданско-правовому договору, которое к родовому признаку занятий (функциональных обязанностей профессии) не относится. М., зарегистрированный кандидат в депутаты Государственного Собрания Республики Марий Эл, оспорил законность избирательного бюллетеня, в котором расстояние, выделенное для информации о нем, в два раза меньше, чем у кандидата С. Верховный суд Республики отказал в удовлетворении заявления. Рассмотрев кассационную жалобу на решение суда первой инстанции, Верховный Суд РФ в определении от 8 октября 2004 г. (дело № 12-Г04-8) сделал следующий вывод: «Доводы заявителя о нарушении принципа равенства прав кандидатов в депутаты по указанным им основаниям являются несостоятельными, так как они не основаны на положениях действующего федерального и республиканского избирательного законодательства... Площадь полей для отображения сведений о кандидатах в депутаты носит технический характер и не определяет волеизъявление избирателей». Думается, что вывод о техниче ском характере объема информации о кандидате в бюллетене достаточно спорен. Прямое избирательное право, прямое волеизъявление означает непосредственную связь между волеизъявлением гражданина и результатом выборов. Как сказано в решении Ивановского областного суда от 14 октября 2005 г., «Голос конкретного избирателя, отданный за конкретного кандидата или список кандидатов, без каких бы то ни было условий должен быть учтен в пользу этого кандидата или списка кандидатов».
Согласно п. 17 ст. 68 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав недействительными считаются бюллетени, которые не содержат отметок в квадратах, расположенных напротив фамилий кандидатов, наименований избирательных объединений, в квадратах, относящихся к позициям «да» и «нет» («за» и «против»), или в которых число отметок в указанных квадратах превышает число отметок, установленное законом. Сама форма отметки законодательством о выборах не регламентирована, традиционно это галочка. Так, Верховный суд Чувашской Республики решением от 14 декабря 2005 г. (дело № 33-2245-05) признал действительными три бюллетеня с надписью в квадрате «да» в строке кандидата В.; с галочкой в квадрате в строке кандидата В. и надписью за квадратом «пенсионер хватит» против фамилии кандидата Р.; с двумя галочками в квадрате в строке за В. и за квадратом по этой же строке, так как в них ясно выражена воля проголосовавших. Кандидат в депутаты Ж. обратился с жалобой в территориальную избирательную комиссию Миасса о фактах голосования на участках № 210 и 211 вне помещения для голосования без специального реестра регистрации обращений избирателей о предоставлении возможности проголосовать вне помещения для голосования. Решением территориальной избирательной комиссии Миасса от 27 декабря 2005 г. итоги голосования по данным участкам были признаны недействительными. Челябинский областной суд признал данное решение законным и обоснованным, указав, что отсутствие реестров не может быть преодолено наличием отметок в списках избирателей и данными актов о проведении голосования. На момент рассмотрения жалобы избирательные бюллетени, извлеченные из переносных урн для голосования, были смешаны с бюллетенями, находившимися в стационарных урнах. В связи с чем доводы заявителей о том, что отсутствие реестра могло повлечь только призна ние недействительными бюллетеней, находившихся в урнах для голосования вне помещения, были отвергнуты судом. Отсутствие реестров делает невозможным определение результата выборов на указанных избирательных участках в целом92. Законодательство предусматривает для избирателя в случаях и порядке, предусмотренных законом, возможность получить открепительное удостоверение и проголосовать на другом избирательном участке. Верховный Суд РФ в определении от 6 августа 2001 г. (дело № 38-Г01-12) трактует эту норму закона таким образом, что избиратель указывает причину, по которой требуется открепительное удостоверение, но не обязан представлять в избирательную комиссию документы, подтверждающие эту причину, так как федеральным законом такой обязанности избирателя не предусмотрено. Установление такой обязанности в областном законе существенно ограничивает избирательные права граждан. Поэтому Верховный Суд РФ признал ошибочным вывод областного суда о непротиворечии федеральному законодательству нормы областного закона, установившей, что открепительное удостоверение выдается при подтверждении документами причины, по которой избирателю необходимо получить такое удостоверение для голосования в месте временного пребывания в день голосования. Единичный случай допуска избирателя к голосованию без предъявления паспорта или заменяющего его документа, хотя он и был внесен в список избирателей по месту проживания, не мог повлиять на результаты голосования избирателей на данном участке93. 29 марта 2004 г. Верховный Суд РФ рассмотрел дело № ГКПИ2004-144, в рамках которого оспаривались действия ЦИК РФ, отменившей решение территориальной избирательной комиссии, которая в свою очередь отменила итоги голосования на выборах депутата Государственной Думы 7 декабря 2003 г. по одному из избирательных участков Орехово-Зуевского избирательного округа № 112. Территориальная избирательная комиссия признала итоги голосования на избирательном участке недействительными, потому что наблюдатель от кандидата в депутаты Б. «не имел возможности принимать участие в работе участковой избирательной комиссии с самого начала хода выборов в течение 25 минут и не имел возможности ознакомиться с содержимым избирательных урн до того, как они были опломбированы». ЦИК РФ счел такие основания недостаточными для отмены итогов голосования на избирательном участке, а Верховный Суд РФ признал правомерной позицию ЦИК РФ. Верховный Суд РФ указал, что итоги голосования на избирательном участке могли быть признаны недействительными лишь при наличии таких нарушений избирательного законодательства, которые не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей. Факты подделки подписей избирателей, имеющиеся в списках избирателей, не могут служить доказательством и ставить под сомнение результаты волеизъявления всех участвующих при голосовании избирателей округа1. Вслед за законодательством суды стоят на позиции, что повторный подсчет голосов по решению избирательной комиссии может быть только в процессе обработки итогов голосования. Комиссии не вправе принимать решения о проведении повторного подсчета голосов после установления результатов выборов, точнее, позднее чем за один день до истечения установленных законом сроков определения результатов выборов. Определением Верховного Суда РФ от 12 марта 2001 г. (дело № 38-Г01-4) отменено решение Тульского областного суда, которое обязывало окружную избирательную комиссию произвести повторный подсчет голосов избирателей на четырех избирательных участках, потому что был нарушен порядок голосования избирателей вне помещения для голосования (голосовали без предварительного уведомления участковой избирательной комиссии, без включения данных в реестр), нарушен порядок подсчета голосов избирателей тем, что бюллетени голосовавших вне помещения для голосования подсчитывались совместно с бюллетенями, использованными при голосовании на избирательном участке. Однако областной суд не привел мотивов, почему нельзя при таких нарушениях определить волеизъявление избирателей. Таким образом, позиция Верховного Суда РФ, нашедшая отражение и при рассмотрении других споров, например в определении от 4 марта 2002 г. (дело № 44-Г02-8), состоит в необходимости доказать, что допущенные нарушения не позволяют достоверно определить результаты волеизъявления избирателей. Верховный Суд РФ указал также, что повторный подсчет голосов избирателей производится в процессе обработки итогов голосования до определения результатов выборов. В определении Верховного Суда РФ от 3 ноября 2003 г. (дело № 22-Г03-13) признаны незаконными действия комиссии, принявшей решение о проведении повторного подсчета голосов после определения результатов выборов. Такие действия противоречат ст. 77 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав. Окружная избирательная комиссия № 21 Карачаевского района Карачаево-Черкесской Республики 15 марта 2004 г. признала выборы депутата Народного Собрания Республики по указанному округу состоявшимися и действительными, а К. избранным депутатом. 16 марта занявший второе место кандидат Г. подал заявление в окружную избирательную комиссию о повторном подсчете голосов избирателей на избирательном участке № 141. Окружная избирательная комиссия приняла решение о повторном подсчете голосов на участке и 17 марта 2004 г. произвела такой подсчет в отсутствии членов участковой избирательной комиссии № 141 и без извещения ее. При этом подсчете были признаны недействительными 324 бюллетеня, поданные в пользу К., которые, как записано в определении Верховного Суда РФ от 16 июня 2004 г. (дело № 30-Г04-4), «были испорчены путем проставления второй отметки на избирательных бюллетенях. Бюллетени, поданные за других кандидатов, не вскрывались». Суд установил, что отметки в бюллетенях, признанных окружной избирательной комиссией недействительными, выполнены различными красителями, разным способом. На избирательном участке при повторном подсчете голосов недействительных бюллетеней оказалось в 10 раз больше, чем недействительных бюллетеней по всему округу. В итоге К. перешел на второе место, а решением окружной избирательной комиссии победителем был признан кандидат Г. Решением Верховного суда Республики от 30 марта 2004 г. акты комиссий, связанные с повторным подсчетом голосов и последствиями такого подсчета, признаны незаконными и недействительными. В определении Верховного Суда РФ указано и на нарушение порядка повторного подсчета голосов. Верховный Суд РФ со гласился с выводом суда первой инстанции о том, что при таких обстоятельствах у окружной избирательной комиссии отсутствуют полномочия по отмене собственного решения об установлении результатов выборов. В Самарской области после выборов в областной законодательный орган по Промышленному избирательному округу 9 декабря 2001 г. было возбуждено уголовное дело по итогам голосования на одном из избирательных участков. Исключение сведений с этого участка из обрабатываемого массива данных повлекло явку избирателей менее допустимого для признания выборов состоявшимися уровня. Областная избирательная комиссия решила провести на этом участке исследование избирательных бюллетеней в целях определения волеизъявления избирателей, приостановив определение результатов выборов до рассмотрения уголовного дела. Верховный Суд РФ в определении от 7 июня 2002 г. (дело № 46-Г02-8) квалифицировал это решение как противоречащее предусмотренной законодательством процедуре подведения итогов голосования. По сути дела, речь шла о проведении под видом исследования повторного подсчета голосов на избирательном участке. На избирательных участках № 12, 13 г. Кызыла в день голосования 8 октября 2006 г. в списки избирателей были включены соответственно 255 и 95 граждан, которые зарегистрированы на территории по месту временного пребывания. Речь шла о студентах дневной формы обучения. Решениями окружной избирательной комиссии итоги голосования на этих участках признаны недействительными. Верховный суд Республики Тыва удовлетворил заявление Б. об отмене названных решений комиссии. Однако Верховный Суд РФ в определении от 28 февраля 2007 г. (дело № 92-Г07-4) не согласился с позицией суда первой инстанции. Он пришел к выводу, что участковые избирательные комиссии нарушили требования ст. 17 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав, в соответствии с которыми находящиеся в местах временного пребывания лица могут быть включены в списки избирателей по их личному письменному заявлению, которое необходимо подать в участковую избирательную комиссию не позднее чем за три дня до дня голосования. До настоящего времени отсутствует практика признания недействительным протокола об итогах голосования, если копия протокола содержит отличающиеся от подлинника сведения. Ес ли копия протокола оформлена неправильно (умышленно или по другим причинам), содержит непроверенные данные, то суды не признают их в качестве доказательств по делу. Так, в определении Верховного Суда РФ от 28 ноября 2002 г. (дело № 32-Г02-17) указано, что копии протоколов по 30 избирательным участкам на выборах 9 сентября 2002 г. депутата Саратовской областной Думы по Ленинскому одномандатному избирательному округу № 9 заверялись без проверки их соответствия подлинникам, содержат неоговоренные или оговоренные ненадлежащим образом исправления, не соблюдены контрольные соотношения данных. Поэтому суд не признал их в качестве доказательств в споре относительно наличия или отсутствия минимально допустимого для признания выборов состоявшимися уровня явки избирателей. В определении Верховного Суда РФ от 3 ноября 2003 г. (дело № 22-Г03-12) указано, что копия протокола участковой избирательной комиссии получена наблюдателем до подписания протокола комиссии об итогах голосования и проверки контрольных соотношений, заполнена часть протокола, отражающая только количество голосов избирателей, поданных за каждого кандидата. Верховный Суд РФ признал правильной позицию суда первой инстанции, который с учетом этих обстоятельств не признал правоустанавливающего значения указанной копии протокола. При наличии после выдачи копии протокола повторного протокола участковой избирательной комиссии, составленного без соблюдения предусмотренных законом процедур и в отсутствии наблюдателей, членов комиссии с правом совещательного голоса, суды признают юридическое значение за повторным протоколом. Так, Верховный суд Чувашской Республики, исследовав представленные заявителем (политическая партия «Яблоко») копии протоколов участковых избирательных комиссий, в решении от 5 мая 2004 г. признал, что при их выдаче были допущены нарушения избирательного законодательства теми лицами, которые выдавали их представителям политической партии. Эти нарушения заключаются в том, что копии протоколов не были заверены в установленном законом порядке, повторные протоколы составлялись в отсутствии наблюдателей, членов комиссий с правом совещательного голоса. Однако суд признал юридическую силу повторных протоколов, а копии протоколов оценены как ненадлежащие и недостоверные. При этом никто из выда вавших копии протоколов председателей и секретарей комиссий не понес ответственности. Верховный Суд РФ определением от 11 июня 2008 г. отменил решение Центрального районного суда Барнаула Алтайского края от 7 мая 2008 г., которым были признаны недействительными результаты голосования по выборам мэра Барнаула. Краевой суд, в частности, признал недопустимыми доказательствами по делу копии протоколов участковых избирательных комиссий, представленные суду заявителями, в которых отсутствовали записи: «Верно» или «Копия верна», время и дата заверения копии. Все эти сведения обязаны были внести те руководители избирательных комиссий, которые выдавали копии. Суд не установил факты фальсификации копий протоколов. Интересно, что несоответствие количества выданных избирателям бюллетеней и числа проголосовавших на ряде участков суд признал технической погрешностью, которая не влечет незаконность протокола в целом. Такая практика способствует развитию технологий выдачи руководителями участковых избирательных комиссий копий протоколов об итогах голосования на участках, которые заведомо оформлены без соблюдения всех требований закона и в суде не могут быть надлежащими доказательствами по делу, так как юридически ничтожны. Нередко отсутствие только слова «копия» на ксерокопии протокола достаточно для признания документа ненадлежаще оформленным. В таких условиях целесообразно либо упростить требования, прежде всего в судебной практике, к оформлению копий протоколов, либо усилить ответственность за ненадлежащее оформление копий протоколов руководителями участковых избирательных комиссий. Оспаривалось положение инструкции ЦИК РФ по организации и порядку обработки итогов голосования о том, что при признании итогов голосования недействительными по участку (участкам) все без исключения данные протокола по этому участку (этим участкам) исключаются из сводной таблицы и протокола территориальной избирательной комиссии. Тем самым эти данные, в том числе и сведения о явке избирателей на выборы по соответствующим участкам, не учитываются при определении результатов выборов. Верховный Суд РФ в определении от 19 июля 2001 г. (дело № ГКПИ2001-978) занял позицию, согласно которой территориальная избирательная комиссия производит суммирование всех данных только дей- ствительных протоколов участковых избирательных комиссий. Если итоги голосования на участке признаются недействительными, то в соответствии с избирательным законодательством отдельные данные по этому участку не могут суммироваться с данными по другим участкам, поэтому все данные этого протокола участковой избирательной комиссии не включаются в протокол и сводную таблицу, составляемые территориальной избирательной комиссией. Избирательное законодательство, как уже указывалось, проводит различие между участием в выборах и участием в голосовании. Участие в выборах фиксируется подписью избирателя при получении избирательного бюллетеня (избирательных бюллетеней), а участие в голосовании определяется актом голосования, т. е. фактом наличия бюллетеня в ящике для голосования. Число принявших участие в голосовании может быть равно числу принявших участие в выборах или меньше его, так как после получения избирательного бюллетеня избиратель может и не опустить его в ящик для голосования. Иной подход может быть только при закреплении обязательного голосования, что означало бы превращение права избирать в обязанность гражданина. Разумеется, с точки зрения моральных критериев можно говорить о голосовании как о долге, обязанности человека. Но в таком случае и организаторы выборов, государственные органы должны были бы взять на себя определенные обязательства. Де-юре и де-факто не все принявшие участие в выборах осуществляют свое волеизъявление. Так, избиратель В. обратился в суд с заявлением к Ульяновской областной избирательной комиссии и окружной избирательной комиссии о возложении на них обязанности учесть его волеизъявление по итогам голосования на выборах депутатов Государственной Думы и Президента РФ. Получив бюллетени на соответствующих выборах, В. не голосовал, а после выборов просит считать, что он голосовал «против всех». Суд отказал в удовлетворении заявления, констатировав, что В. по собственному усмотрению не пожелал реализовать свое право избирать депутатов Государственной Думы и Президента РФ, поэтому воля В. не могла быть учтена по итогам выборов1. Избирательное законодательство дает участковой избирательной комиссии право включать в список избирателей совершеннолетнего гражданина РФ, не имеющего регистрации ни по месту постоянного проживания, ни по месту преимущественного пребывания (так называемых бомжей). Число таких граждан неизвестно. По экспертным оценкам, их насчитывается до 5 млн человек. Манипулирование только этой категорией граждан влечет значительное колебание избирательного корпуса, что и происходило на прошедших федеральных выборах. В ряде случаев образовывались даже избирательные участки, которые на 1 марта не имели списка избирателей. Таким образом, бомжи находятся в весьма привилегированном положении по отношению к другим избирателям. Целесообразно либо вообще отказаться от участия в выборах этой категории граждан, что может вызвать вопросы относительно конституционности подобной меры, либо применять к ним только заявительный порядок включения в список, предусмотренный для избирателей, находящихся в местах временного пребывания, занятых на предприятиях с непрерывным циклом работы и др., т. е. речь идет о подаче личного заявления не позднее чем за три дня до дня голосования.
<< | >>
Источник: Е. И. Колюшин. Выборы и избирательное право в зеркале судебных решений. 2010

Еще по теме § 2. Дела, возникающие из правоотношений при голосовании и подсчете голосов избирателей:

  1. 4. ДЕЛА О ЗАЩИТЕ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ ГРАЖДАН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  2. Б. Отношения между участниками
  3. § 4. Конституционно-правовая и иные виды ответственности за нарушение избирательного законодательства
  4. § 3. Дела, возникающие из правоотношений при оспаривании прав и обязанностей члена избирательной комиссии
  5. § 4. Дела, возникающие из правоотношений при учете и регистрации избирателей, составлении списков избирателей
  6. § 2. Дела, возникающие из правоотношений при голосовании и подсчете голосов избирателей
  7. § I. Понятие, содержание и особенности норм конституционного права
  8. § 1. Понятие и криминологическая характеристика
  9. Участие прокурора в рассмотрении административных дел
  10. 2.1. Типичные нарушения законов, ущемляющие права, свободы законные интересы неопределенного круга лиц
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -