<<
>>

1. ЗИГЗАГИ ДИПЛОМАТИИ ВАШИНГТОНА

Новый президент Дж. Форд, придя к власти, заявил, что внешняя политика США в полной мере сохранит свою преемственность. Выступая в конгрессе 12 августа 1974 г., он оценил доставшееся его администрации наследие во внешнеполитической области как «выдающееся» 1 И все же с переменами в Белом доме произошла дальнейшая консолидация противников курса на продолжение разрядки.
Все активнее стали выступать те, чье имя всегда ассоциировалось с «холодной войной», антисоветизмом, доктриной силового давления в целях обеспечения за США господствующих позиций на мировой арене. Однако новая администрация не могла полностью игнорировать мнение американской общественности, настроенной в массе своей антимилитаристски. По данным опросов в 1975 г., абсолютное большинство американцев проявляли заинтересованность в сохранении всеобщего мира, развитии сотрудничества между СССР и США в деле предотвращения ядерной войны и разоружения, равноправной PI взаимовыгодной торговли. Лишь 10—15% американцев поддерживали наращивание военных расходов2. Консервативно-милитаристские группировки, правые силы США не могли еще развернуться полностью. В начале 1975 г. администрация Форда считала, что международное положение США в целом является удовлетворительным. Правительство продолжало придерживаться линии предшествующей республиканской администрации, стремившейся сохранить с минимальными потерями путем приспособления к мировым реальностям глобальные позиции США. Отношения с СССР оставались в центре политики администрации Форда3. Между СССР и США продолжался насыщенный политический диалог. Состоялись встречи Л. И. Брежнева с президентом США в районе Владивостока 23—24 ноября 1974 г., в Хельсинки 30 июля и 2 августа 1975 г.; восемь встреч А. А. Громыко с Г. Киссинджером. На Владивостокской встрече стороны вплотную приблизились к заключению соглашения об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-2), согласовали его основу — принцип равенства и одинаковой безопасности, выразили намерение «продолжать, не теряя темпа, наращивать масштабы и интенсивность совместных усилий по всем направлениям, определенным в ранее подписанных документах, с тем, чтобы процесс улучшения отношений между СССР и США раз-вивался и дальше и чтобы он стал необратимым» 4.
1 Weekly Compilation of Presidential Documents, 1974, 19 Aug., p. 1034. 2 American Public Opinion and US Foreign Policy, 1975/Ed. by J. E. Rielle. Chicago, 1975. 3 The Department of State Bulletin, 1976, Apr. 19, p. 514. 4 Документы и материалы советско-американской встречи во Владивостоке. М-, 1974, с. 15. Продолжался поиск взаимоприемлемых решений по многим аспектам пpoблемы ослабления военной опасности и разоружения. В марте 1975 г. вcтупила в силу Конвенция о запрещении разработки, производства и нaкопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении. В мае того же года СССР и США согласованно выступили на Женевской конференции по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия, в августе обе стороны параллельно внесли в Комитет по разоружению в Женеве согласованные проекты Конвенции о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную средy. Осуществлялись контакты в целях содействия прогрессу общеевропейского Совещания по безопасности и сотрудничеству, его завершению на высшем уровне. Обсуждались вопросы, связанные с венскими переговорами о взаимном сокращении вооруженных сил и вооружений в Центральной Европе, с урегулированием положения на Ближнем Востоке, проблемой нераспространения ядерного оружия, положением на Кипре. Договорно-правовая база двустороннего сотрудничества в области науки, техники, культуры была расширена новыми соглашениями, в том числе по морскому судоходству. Летом 1975 г. СССР впервые посетили официальные делегации сената и палаты представителей США. Яркой демонстрацией научно-технических возможностей СССР и США в подходе к задачам общечеловеческого значения явился совместный космический полет и стыковка кораблей «Союз» и «Аполлон» в июле 1975 г. Накапливались, однако, и тревoжные симптомы. С весны 1975 г. в выступлениях американского руководства участились попытки нажима на СССР. 10 апреля президент Дж. Форд заявил о недопустимости «односторонней разрядки».
В конгрессе раздавались призывы к «выравниванию» разрядки, выдвигались абсурдные требования об изменении советской эмиграционной практики в качестве «платы» за предоставление СССР режима наибольшего благоприятствования в торговле и кредитов по государственной линии. Советская сторона категорически отвергла эти требования. Тем не менее они были закреплены конгрессом в виде поправок Г. Джексона — Ч. Вэника, Э. Стивенсона-младшего к закону о торговле 1974 г. Это мешало нормализации двусторонних торгово-экономических отношений. Тем временем американский военно-промышленный комплекс, правые силы уже выходили на главные рубежи борьбы против разрядки, добиваясь новых усилий США в области гонки вооружений, срыва заключения соглашения ОСВ-2 на основе владивостокской Договоренности. Разногласия по этим проблемам внутри политического и военного руководства США обострялись. В политике США большое место занимала проблема Ближнего Востока. Сказывались последствия нефтяного эмбарго стран ОПЕК. Стоимость американского импорта нефти увеличилась к 1975 г. в 8 с лишним раз по сравнению с 1970 г.5 Озабоченность Вашингтона вызывало и то, что примеру арабских государств могли последовать страны-поставщики и других видов сырья. «Эти и другие факторы... существен- 5 A Time to Heal. The Autobiography of Gerald R. Ford. N. Y., 1979, p. 339. 492 II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ ОТХОД ОТ РАЗРЯДКИ 493 но усиливали глобальные притязания монополистического капитала СЩд придавали им особо агрессивный характер» 6. Администрация Форда все активнее вела американскую стратегическую игру на Ближнем и Среднем Востоке, пытаясь укрепиться в арабском мире и Иране, используя Израиль как свой военно-политический форпост. Цель Вашингтона по-прежнему состояла в том, чтобы затягивать урегулирование ближневосточного конфликта и, осуществляя посредничество между Израилем и противостоящими ему арабскими государствами, приблизить последние (в первую очередь Египет) к США. При этом в Вашингтоне учитывали, что новый военный конфликт не только не укрепит, но может даже ослабить позиции США на Ближнем Востоке.
Твердая позиция СССР, последовательно выступавшего в защиту интересов арабских народов, вынуждала администрацию Форда сохранять вопросы, связанные с достижением мирного урегулирования в регионе, в повестке дня советско-американского диалога. Интенсивно продолжалась дипломатия «малых шагов» в целях достижения на двусторонней основе сепаратных сделок между Израилем и арабскими странами по отдельным вопросам. В ходе «челночных» визитов в страны Ближнего Востока весной—летом 1975 г. Киссинджер внушал политическим лидерам Израиля, что США фактически заботятся о том, чтобы за ним сохранились оккупированные арабские территории, и стремятся сделать все, чтобы сорвать разработку всеобъемлющего плана общего урегулирования '. В итоге десятого тура «челночной дипломатии» 4 сентября 1975 г. Египет и Израиль подписали «Синайское соглашение» с обязательством Египта не предпринимать военных действий против Израиля. Соглашение фактически выводило Египет из фронта борьбы с израильской агрессией. 10 ноября 1975 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, осуждавшую сионизм как форму расизма. За эту резолюцию голосовало более 70 членов ООН. Произраильская позиция Вашингтона вызывала растущее возмущение в арабском мире. На арабском совещании в верхах в Рабате единственным и законным представителем арабского народа Палестины была признана Организация освобождения Палестины. Это существенно осложнило маневрирование Вашингтона вокруг ближневосточной проблемы в последующие годы. 1975 год ознаменовался важными изменениями в военной п политической обстановке в Юго-Восточной Азии. С марта 1975 г. начался развал проамериканских режимов Южного Вьетнама и Камбоджи. 30 апреля 1975 г. пал Сайгон. Власть на всей территории Южного Вьетнама полностью перешла к Временному революционному правительству. Еще раньше. 17 апреля, капитулировали ставленники США в Пномпене. 2 декабре 1975 г. Лаос был провозглашен народно-демократической pec-публикой. В сентябре 1975 г. совет СЕАТО на сессии в Нью-Йорке принял решение о ликвидации в течение двух лет аппарата этого блока.
Правительство Филиппин объявило, что пересматривает свой подход к военному присутствию США на территории страны. В июле 1976 г. американские ВВС эвакуировали последнюю базу на территории Таиланда- 6 Громыко А. А. Внешняя экспансия капитала: История и современность. М., 1982, с. 353. 7 Shehan E. Arabs, Israelis and Kissinger: A Secret History of American Diplomacy in the Middle East. N. Y., 1976, p. 8. Военное присутствие США на континентальной части Юго-Восточной Азии — одном из важных плацдармов американской гегемонистской политики в послевоенный период — подходило к концу. финал многолетнего конфликта в Индокитае со всей очевидностью показал, что любые попытки диктовать, а тем более силой оружия навязывать свою волю другим народам несостоятельны и в конечном счете обречены на провал. Сорвалась самая крупная за послевоенный пе-риод военная попытка США навязать свою волю социализму, силам национального освобождения. Администрация Форда оказалась перед лицом быстрого ослабления позиций США в Азии, развала их военно-блоковой системы в Юго-Восточной Азии, повсеместного роста в этом регионе антиамериканских настроений. Тем временем на юге Европы также развивалась новая для США военно-политическая ситуация. Еще 14 августа 1975 г. Греция заявила о выходе из военной организации НАТО. Под вопросом оказалось американское военное присутствие в этой стране. Резко усугублялись трудности, которые Вашингтон уже испытывал на южном фланге НАТО после апрельской (1974 г.) революции в Португалии и вспышкой конфликта между Грецией и Турцией в связи с турецкой оккупацией части территории Кипра. В ответ на решение конгресса прекратить военную помощь Турции в связи с кипрскими событиями Анкара расторгла военное соглашение с США. Большую тревогу в американских правящих кругах вызвали июньские муниципальные выбoры (1975) в Италии, когда коммунисты почти сравнялись по числу сторонников с ведущей буржуазной партией — демо-христианами 8. В сентябре того же года истек срок соглашения о военном сотрудничестве США с Испанией; судьба американских военных баз на ее территории также становилась неясной.
Со смертью Франко в ноябре 1975 г. Вашингтон лишался определенности в отношении своих позиций в этой стране. Со второй половины 1975 г. наглядно выявилось и то, что США не в силах помешать подъему национально-освободительной борьбы в Африке, прежде всего в Анголе. Прибегать здесь к открытому вмешательству администрация Форда опасалась и делала ставку на «скрытые методы» борьбы против революционно-патриотических сил во главе с А. Нето. В дополнение к десяткам миллионов долларов, которые были затрачены ЦРУ на подрывную деятельность в этой стране ранее, в январе и июле 1975 г. контрреволюционным группировкам в Анголе были предоставлены дополнительные средства. Предпринимались усилия к тому, чтобы подавить революционное движение в Анголе посредством контрреволюционной интервенции. 14 октября в Анголу с территории Намибии вторглись войска расистов ЮАР, продвинувшиеся к Луанде. B этой критической обстановке лидер ангольских патриотов А. Нето обратился к социалистической Кубе с просьбой о военной помощи. Сопротивление ангольцев, поддержанное дружественными интернациональными силами, позволило переломить обстановку и остановить войска ЮАР, создать условия для их изгнания из Анголы. 11 ноября 1975 г. была провозглашена независимость Анголы. 8 Комолова Н. П. Гибель Альдо Моро.—Новая и новейшая история, 1981, № 3, с. 153 494 II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ ОТХОД ОТ РАЗРЯДКИ 495 Ухудшение позиций американского империализма в Индокитае, на «южном фланге» НАТО, в Африке, резкое обострение внешнеэкономических проблем в связи с «нефтяным кризисом» существенно меняли картину международного положения США, казавшегося ранее достаточно благополучным для правящих кругов страны. Обозначилась, по существу новая полоса кризиса гегемонистской политики Вашингтона. Это имело принципиальное значение как для оценки в США итогов внешнеполитического курса республиканцев с конца 60-х годов, так и для дальнейшей эволюции американской политики, ее отхода от разрядки во второй половине 70-х годов. Корни новой кризисной полосы для политики США уходили прежде всего в поражение в Индокитае. Ликвидация режимов американских марионеток сама по себе являлась весьма болезненным ударом для Вашингтона. Были окончательно перечеркнуты усилия пяти администраций, которые два десятилетия добивались закрепления военно-политического плацдарма США на Юго-Востоке Азии. В борьбе за этот плацдарм оказались исчерпанными все приемлемые для Вашингтона средства — п массированное военное вмешательство с привлечением свыше полумиллиона вооруженных сил США, и сочетание силового нажима и политического маневрирования, и опора на политические методы и военную помощь для обеспечения американских интересов после 1973 г. По объему затраченных усилий борьба за плацдарм в Юго-Восточной Азии занимает уникальное место в послевоенной политике Вашингтона. Теперь же эти усилия шли прахом. Вместе с тем проблема борьбы за Юго-Восточную Азию никогда не была локальной для американского империализма. С самого начала в Вашингтоне убеждали себя в том, что эта борьба неотделима от общего контекста гегемонистской политики США и, более того, служит проверкой способности США обеспечивать всю глобальную систему их международных обязательств. Такие представления и определяли практический подход к этому региону основной части правящих кругов США в 60— 70-е годы, служили ориентиром для политики республиканцев. «Поражения нельзя допустить в принципе,— внушал Р. Никсон своему ближайшему окружению, например, в марте 1972 г.— Если это произойдет, будет уничтожена внешняя политика США» 9. Американская элита поддерживала политику Никсона—Форда—Киссинджера во многом в расчете на то, что они сумеют найти такое решение в Юго-Восточной Азии, которое исключало бы военное поражение США. Однако выявилось, что не сумели. «Внешнеполитическая иерархия США, руководившая политикой страны после второй мировой войны, испытывала нечто вроде потери самообладания после грандиозного поражения во Вьетнаме»,— признал впоследствии Г. Киссинджер 10. Опасения того, что это поражение в Индокитае может повлечь за собой цепную реакцию подрыва позиций империализма США в глобальное масштабе, поставить под сомнение их роль в качестве лидера капиталистического мира, охватили правящие круги США с новой силой после весны 1975 г. Нарастало тревожное, напряженное ожидание — как бы не произошло худшего. В таких условиях все происходящее на «южном 9 Nixon R. Memoirs. N. Y., 1978, p. 588. 10 International Herald Tribune, 1978, May 31. фланге» НАТО воспринималось в Вашингтоне именно как подтверждение xудшего. События между тем развивались быстро. Администрация Форда, лично Г. Киссинджер всячески старались скрыть тревогу, приуменьшить значение происходящего. Они понимали — речь идет об эффективности их международного курса в целом, поэтому столь важно поддерживать оптимизм, сдерживать волну критики. «Возникли сомнения в отношении нашей мощи и стабильности во внешних делах,— признавал в мемуарах Дж. Форд, вспоминая лето 1975 г.— ...Руководители стран НАТО упорно добивались от нас ответа — не возобладает ли у США новый изоляционистский настрой, будем ли мы соблюдать свои международные обязательства» 11. Кризис гегемоиистской политики США означал ослабление империалистических позиций США сразу по нескольким направлениям, причем на коротком историческом отрезке. Его особенности заключались также в том, что для внешней политики США это был первый кризис, происшедший в условиях развития процесса разрядки. Вот почему в сознании правящих кругов страны политической жертвой кризисной полосы 1975 г. становилась именно разрядка. В США все больше укреплялись во мнении, что развитие событий требует активизации силовой политики в целях укрепления международных позиций американского империализма. Процесс переосмысливания подхода к мировым делам растянулся в Вашингтоне на вторую половину 70-х годов. В 1975—1976 гг. в США развернулась острая внешнеполитическая дискуссия. Все больше активизировались сторонники жесткого курса в отношении СССР, наращивания вооружений. Значительно возросла активность военно-промышленного комплекса, его представителей в обеих главных политических партиях, сионистских кругов и других реакционных группировок — всех сторонников возврата к ставке на силу, слома в пользу США сложившегося военно-стратегического равновесия в мире. С особым ожесточением они сопротивлялись завершению Общеевропейского совещания в Хельсинки, где 35 государств Европы, а также США и Канада готовились подтвердить незыблемость принципа невмешательства во внутренние дела других государств и нерушимость их территориальной целостности. Милитаристские группировки США выступали и против соглашения об ОСВ-2 на основе владивостокской договоренности. Политическую инициативу в борьбе против политики разрядки все энергичнее брали в свои руки сторонники курса на достижение военного превосходства США: П. Нитце, Ю. Ростоу, Г. Фаулер, Т. Мурер, Л. Лемнитцер и др. В ноябре 1976 г. они образовали «Комитет по существующей опасности», создав широкую коалицию правых сил12. Больше всего сторонников опоры на силу тревожила перспектива закрепления и дальнейшего развития политической разрядки, дополнения eе разрядкой военной, реализация обозначившихся возможностей закрепления стратегического паритета и снижения уровня военного противостояния СССР и США, Организации Варшавского Договора и НАТО на основе принципа равенства и одинаковой безопасности. Борьба за то, чтобы затормозить политическую разрядку, предотвратить развитие военной разрядки, облегчить США переход к новому этапу гонки воору- 11 A Time to Heal, p. 285—288. 12 Common Sense and Common Danger. Committee on the Present Danger, Nov. 1976. 13 496 II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИИ ОТХОД ОТ РАЗРЯДКИ 497 жений, составила существо усилий консервативно-милитаристских сил на данном этапе. Ради обоснования необходимости перехода к новому этапу гонки вооружений и ужесточения внешнеполитического курса Вашингтона правые силы США все активнее раздували миф о «советской военной угрозе», выдвинув тезис о «кризисе американской безопасности» 13. Военная мощь США продолжала возрастать. В стратегической области завершался процесс модернизации ракетно-ядерного потенциала: количество ядерных боеголовок США в 1970—1975 гг. увеличилось в 4,3 раза 14. «Доктрина Шлесинджера», выдвинутая в начале 1974 г., ставила задачу создания потенциала для «избирательных» ядерных ударов по военным и экономическим объектам СССР. Это прокладывало путь к усилению агрессивности американской ядерной стратегии 15. Военная машина США никогда не прекращала попытки нарушить советско-американский стратегический паритет. Находясь под сильным воздействием «вьетнамского синдрома» и учитывая острую антипатию большинства населения страны к военно-политическим авантюрам за рубежом, правительство Форда не отказывалось от использования невоенных методов борьбы за империалистические интересы США. Опросы населения в США выявляли активное сопротивление американцев самой идее военного вмешательства, использования американской вооруженной силы в тех районах мира, где Вашингтон имел те или иные военно-политические обязательства. Настрой в пользу разрядки, преобладавший в общественном мнении самих США и в странах Западной Европы, способствовал тому, что 1 августа 1975 г. в Хельсинки президент Форд подписал Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Содержание американской политики с весны 1975 г. определялось в основном попытками предотвратить дальнейшее ослабление империалистических позиций США в Европе, Азии и Африке, в отношениях с развивающимися странами. Реакция Белого дома на агонию проамериканских режимов в Юго-Восточной Азии нашла отражение в планах оказать срочную военную помощь Южному Вьетнаму в размере 1 млрд. долл. Но конгресс не торопился с утверждением ассигнований. Стремясь добиться выделения требуемых сумм, президент встретился с сенатской комиссией по иностранным делам. Сенаторы в один голос высказались: «Надо уходить — и как можно скорее»16. 28 апреля 1975 г. президент отдал приказ о полной эвакуации американского персонала из Южного Вьетнама. Однако последующие шаги стали подтверждением решимости США «остаться» в Азии, закрепить американское военно-политическое присутствие в Северо-Восточной Азии. Еще в феврале 1975 г. Пентагон публично объявил, что район вокруг Японии и Южной Кореи является для США зоной, равноценной зоне НАТО. В июле-августе была достигнута договоренность о создании американо-японского Комитета по сотрудничеству в области обороны. В августе США официально подтвердили свои ядерные гарантии Японии. И все же Вашингтону пришлось 13 Подробнее см.: Арбатов А. Безопасность в ядерный век и политика Вашингто на. М., 1980, с. 230—234. 14 US Congress, House of Representatives, Hearings before the Subcommittee on In~ ternational Relations and Scientific Affairs. Wash., 1975, p. 9—14. 15 Арбатов А. Указ. соч., с. 180—196. 16 A Time to Heal, p. 255. смириться с роспуском СЕАТО. США не смогли воспрепятствовать и требованиям Таиланда о ликвидации американских военных баз на его территории. 7 декабря 1975 г., выступая в Гонолулу, Форд систематизировал в так называемой «тихоокеанской доктрине» основные задачи политики США в данном регионе. Принципиально нового в доктрине ничего не было, но в этом и состояла ее суть. Администрация Форда подчеркивала, что она рассчитывает на закрепление сложившегося статус-кво. «Равновесие сил в Тихоокеанском бассейне,— отметил Форд,— является абсолютно необходимым для США и других стран этого региона»17. Шесть тезисов доктрины подтверждали намерение Вашингтона сохранять империалистическое присутствие США в Азии путем «сохранения мощи США», «стратегической опоры на Японию», «нормализации отношений с КНР», «заинтересованности в стабильности и безопасности Юго-Восточной Азии», «урегулирования крупных политических конфликтов» (имелся в виду прежде всего «корейский вопрос»), «развития структуры экономического сотрудничества в Азии» 18. Пытаясь разрядить «аварийную» обстановку на «южном фланге» НАТО, Вашингтон привел в движение всю систему своих союзнических связей в Западной Европе. Американцы стремились добиться координации усилий для противодействия тенденциям, наметившимся в политике ряда стран на юге Европы. Осуществлялся массированный политический нажим на Португалию и Италию, раздувалась обстановка нетерпимости к левым силам в этих странах. Г. Киссинджер следующим образом ориентировал американских дипломатов в странах НАТО: «Укрепление коммунистических партий на Западе неприемлемо. Весомое участие коммунистов в правительствах Запада подорвет основы нашей атлантической безопасности... Если это произойдет, то станет поворотным пунктом во всех межатлантических отношениях» 19. Дипломатия США в «треугольнике» Анкара—Вашингтон—Афины в основном сводилась к поиску компромиссных условий сохранения военно-союзнических связей с Турцией и Грецией 20. Модернизацию политики США в отношепии развивающихся стран администрация Форда повела в русле частичного учета их требований о демократизации международных экономических отношений. В сентябре 1975 г. на VII специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН Соединенные Штаты выступили с планом мероприятий в международной экономической области. «Модернизация», однако, оказалась поверхностной. Политической основой подхода США стала идея «взаимозависимости» интересов капиталистических и развивающихся государств. Фактически речь шла о том, чтобы подорвать консолидацию развивающихся стран на антиимпериалистической основе. США не давали удовлетворительного ответа на главные требования развивающихся стран, в частности откло- 17 American Foreign Relations, 1975: A Documentary Record/Ed, by A. Adams, R. Steb- bins. N. Y., 1976, p. 548. 18 Подробнее см.: Политика США в Азии. М., 1977; Международные отношения па Дальнем Востоке в послевоенные годы: В 2-х т./Отв. ред. Е. М. Жуков. М., 1978. Т. 2; США и проблемы Тихого океана: Международно-политические аспекты. М., 1979. 19American Foreign Relations, 1975, p. 562—564. 20 Подробнее о политике США в Европе см.: Давыдов В. Ф., Оберемко Т. В., Уткин А. И. США и западноевропейские центры силы. М., 1978. 498 II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ ОТХОД ОТ РАЗРЯДКИ 499 няли предложения установить взаимосвязь между динамикой цен нa сырье и ростом цен на товары капиталистических государств, уклона лись от комплексных решений проблемы сырьевой торговли. В Африке США стремились укрепить свои позиции после событий в Анголе. Усиливалась борьба черного большинства населения Зимбабве (Родезии) за передачу ему всей полноты государственной власти, росло движение за национальное освобождение народа Намибии во главе со СВАПО, нарастало сопротивление режиму апартеида в ЮАР. Вместе с тем прямая конфронтация с национально-освободительным движением мешала попыткам Вашингтона наладить диалог с развивающимися странами. В речи государственного секретаря США 27 апреля 1976 г. в Лусаке провозглашалась «общность» экономических и политических интересов США и стран Африки. Выступая перед сенатской комиссией ло иностранным делам 13 мая 1976 г., Киссинджер призывал к «мирной политической эволюции» на континенте21. Африканским странам предлагалось экономическое сотрудничество, но при условии отказа от антиимпериалистических тенденций в их политике. Форд пытался привести африканскую политику США в соответствие с общими установками «доктрины Никсона»: администрация США стремилась развивать сотрудничество с партнерами по НАТО, координируя с ними свою политику в Африке 22. В феврале и июне 1976 г. состоялись поездки государственного секретаря Г. Киссинджера по латиноамериканским странам, в ходе которых он рекламировал «готовность» США считаться с растущей ролью стран региона в международных делах 23. В реальности, однако, Вашингтон не намеревался отказаться от гегемонистских целей в странах Центральной и Южной Америки. Американо-панамские переговоры относительно статуса Панамского канала явно тормозились, а к концу 1976 г. и вовсе заглохли в силу нежелания администрации США вести дело к договоренности. Правое крыло республиканцев во главе с Р. Рейганом использовало данный вопрос в предвыборной борьбе для разжигания в стране шовинистических настроений. Заморожена была и нормализация отношений с Кубой, при этом администрация ссылалась на «недопустимость» ее помощи Анголе. В условиях роста массового протеста против засилья США, особенно усилившегося в связи с участием США в контрреволюционном перевороте в Чили, дипломатия Белого дома пыталась представить Вашингтон борцом за права человека в регионе и выдвигала на первый план не политические, а торгово-экономические проблемы в отношениях со странами Латинской Америки 24 С конца 1975 г. на внешнюю политику США начало влиять приближение предстоящих президентских выборов. Правые силы в обеих ведущих партиях сконцентрировали усилия на критике политики разрядки, 21 Department of State Press Release. The United States in Africa. Statement of Secre tary of State Kissinger before the Committee on Foreign Relations, May 13, 1976. Wash., 1976. 22 Подробнее см.: Громыко Анат. А. Африка: трудности, проблемы, перспективы. М., 1981. 23 American Foreign Relations, 1976: A Documentary Record/Ed, by E. Adam. N. Y., 1978, p. 64, 67. 24 Подробнее см.: Межгосударственные отношения в Латинской Америке. М., 1977, Вишня Г. Ф. Латинская Америка: внешнеполитические отношения в современ ных условиях, 1968—1976. М., 1978. тех внешнеполитических установок, которые так или иначе были связаны с приспособлением к мировым реальностям. Ярость правых вызывала сама идея поисков, компромиссов, достижения взаимовыгодных соглашений с СССР. Тем не менее, за исключением Рейгана, основные претенденты на президентское кресло не предлагали принципиально нового курса. На это еще летом 1975 г. обратил внимание Г. Киссинджер: «Пусть те, кто рекомендует нам жесткую риторику, прямо скажут, что именно они предлагают делать? В чем конкретно суть их альтернативы? На каком уровне они готовы поддерживать увеличение расходов на оборону, на протяжении какого периода времени и ради какой цели? Не призывают ли они к проведению политики сознательного противоборства? Сможем ли мы заручиться у любого из наших ведущих союзников поддержкой такой радикальной альтернативы? И прежде всего мы должны признать, что многие наши трудности за границей созданы нами самими» 25. И все же под нажимом правых в предвыборную платформу республиканской партии были включены такие тезисы, как «военная сила есть путь к миру», «безопасность Америки, мир и свобода в мире должны опираться на нашу превосходящую силу» и т. д.26 Во внешней, и особенно военной, политике Вашингтона происходило смещение вправо. Политическое руководство США все активнее поддерживало милитаристскую шумиху о «кризисе американской безопасности». Несостоятельность этого тезиса была очевидной, поскольку сама администрация оценивала мировой военный баланс как «приемлемое равновесие сил», признавая, что «нынешний состав вооруженных сил США адекватно соответствует поставленным перед США задачам» 27. Искусственное раздувание «кризиса американской безопасности» использовалось для обоснования курса на наращивание военной мощи, слом военно-стратегического паритета, на использование военной силы в качестве средства глобального внешнеполитического шантажа. В 1976—начале 1977 г. правительство США предложило программу форсированной гонки вооружений, разовое увеличение бюджетных ассигнований на военные нужды на 1977/78 финансовый год в размере 6% реального роста (в постоянных ценах), ежегодное увеличение на 3% (в постоянных ценах) на последующий период до 1982 финансового года 28. Впоследствии помощник президента Рейгана по национальной безопасности Р. Аллен подтвердил, что выполнение военной программы Дж. Форда обеспечивало бы США «систематическое и мощное усиление вооружений» 29, чего, собственно, и добивались американские правые. Вместе с тем администрация Форда, учитывая реальные выгоды разрядки для США, не отказывалась полностью от этой политики. До конца была доведена выработка Договора между СССР и США о подземных ядерных взрывах в мирных целях, подписанного в мае 1976 г. в Вашингтоне и Москве. США не спешили с ратификацией Договора об ограничении подземных испытаний ядерного оружия 1974 г., однако весной 25 The Department of State Bulletin, 1975, Sept. 15, p. 393. 26 Republican Convention. Text of 1976 Republican Platform. Congressional Quarterly, 1976, Aug. 21. Wash., 1976, p. 2303-2307. 27 The Budget of the United States Government. FY 1977. Wash., 1976, p. 62. , 28 Setting National Priorities. The 1978 Budget. Wash., 1977, p. 98. 29 Die Zeit, 1981, 11. Sept. 30 500 II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКРГХ ПРОТИВОРЕЧИЙ ОТХОД ОТ РАЗРЯДКИ 501 1976 г. стороны достигли согласия в том, что будут соблюдать порог в 150 килотонн 30. В мае 1976 г. после обмена ратификационными грамотами вступил в силу подписанный в 1974 г. Протокол к заключенному между СССР и США Договору об ограничении систем противоракетной обороны (1972), обязывающий каждую сторону ограничиться одним комплексом системы ПРО вместо двух, как это предусматривалось в основном тексте договора. Но на заключение договора ОСВ-2 Дж. Форд так и не решился пойти. После поражения на выборах он признавал что упустил «исторический шанс» 31. Растущая податливость администрации Форда давлению со стороны консервативно-милитаристских сил мешала дальнейшему развитию отношений с СССР. Ниже стала их практическая отдача и в двустороннем плане, и с точки зрения конструктивного воздействия на развитие всей международной обстановки. Вашингтон пытался оказать нажим на СССР и заставить его отказаться от традиционной политики поддержки национально-освободительной борьбы народов. Развитие советско-американских отношений ставилось даже в прямую зависимость от прекращения помощи Советского Союза национально-патриотическим силам Анголы. Растущее раздражение правых сил вызывал провал надежд на использование разрядки для подрыва авторитета СССР среди развивающихся стран. По мере приближения выборов Дж. Форд и Г. Киссинджер все чаще подчеркивали намерение «жестко» вести дела с СССР, трактуя советско-американские отношения как «арену противоборства». В политическом мышлении американских верхов на передний план выдвигалась задача активизации борьбы за мировую гегемонию США 32.
<< | >>
Источник: В. Л. МАЛЬКОВ. ИСТОРИЯ США ТОМ ЧЕТВЕРТЫЙ 1945-1980. 1987

Еще по теме 1. ЗИГЗАГИ ДИПЛОМАТИИ ВАШИНГТОНА:

  1. Глава 2 ПРОПАГАНДА: ОТ ДРЕВНОСТИ ДО СЕГОДНЯ
  2. 1. Становление нейтрализма как новой внешнеполитической концепции
  3. 2. Европейская составляющая
  4. 1. ЗИГЗАГИ ДИПЛОМАТИИ ВАШИНГТОНА
  5. 2. КУРСОМ ВОЗВРАТА К ПОЛИТИКЕ КОНФРОНТАЦИИ
  6. НОВОЕ В «НОВОЙ ДИПЛОМАТИИ»
  7. Тень СССР, знай место!..