<<
>>

5. УСТАНОВЛЕНИЕ ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ СССР И США

Признание СССР Соединенными Штатами было обусловлено целым комплексом факторов политического, экономического, торгового, диплома- тического и международного характера. Важное значение в нормализации отношений с Советским Союзом имели экономические причины — заинтересованность деловых кругов США в торговле с Советским государством.
Экономический кризис 1929— 1933 гг. объективно усилил эту тенденцию, особенно в связи с резким падением американской внешней торговли. Как свидетельствует стати- стика, в то время товарооборот США с западными государствами упал, а закупки СССР американских товаров возросли. В частности, в 1931 г. Советский Союз закупил 77,3% экспортируемых американских тракторов, 57,3% металлорежущих станков, являлся крупным импортером горноруд- ного и нефтяного оборудования71. -В 1929—1930 гг. советские заказы выполнялись на предприятиях, расположенных в 36 штатах72. Наивысшей точки товарооборот между СССР и США достиг в 1931 г. Он мог бы расти и в последующие годы. Однако администрация Гувера препятствовала развитию взаимовыгодной торговли, применяя таможен- ные и валютные ограничения, повышенные пошлины, ставя советские закупочные организации в неблагоприятные условия. Кредиты выдавались под высокие проценты и на краткие сроки. Советские организации не имели юридического статуса в США. Реакционные круги США развер- нули широкую антисоветскую кампанию. Политика бойкота торговли с СССР, проводившаяся администрацией 70 Литвинов М. М. Указ. соч., с. 357. 71 Советско-американские отношения, 1919—1933: Сб. документов по международ- ной политике и международному праву. М., 1934, с. 98—99. 72 Фураев В. К. Советско-американские отношения, 1917—1939. М., 1964, с. 205. 73 202 II. КРИЗИС. «НОВЫЙ КУРС» ВЛИЯНИЕ КРИЗИСА НА МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ США 203 Гувера, заставила Советское правительство свести заказы до минимума. Торговля между двумя странами резко сократилась.
В то же время со- ветские заказы заметно возросли в Германии, Англии и Италии. Эти из- менения немедленно были замечены американскими компаниями. Они расценили их как упущенные возможности. В деловых кругах усилилось движение за признание СССР. 24 июня 1932 г. Торговая палата США опубликовала меморандум, в котором предлагалось изменить политику в отношении торговли с СССР. Представитель деловых кругов Т. Морган выразил неудовлетво- ренность отсутствием американского посла и торгового атташе в Мос- кве, что отрицательно сказывалось на информации о возможностях совет- ского рынка. В том же месяце на заседании 200 промышленников и банкиров Американо-русской торговой палаты было высказано пожела- ние быстрее рассмотреть вопрос об установлении нормальных отношений с СССР и использовании русского рынка для американских товаров73. Многие промышленники Нью-Йорка, Кливленда, Бостона, Сан-Францис- ко и других городов выступали за расширение торговли с Советским Союзом. Из 50 опрошенных фирм 45 заявили, что Советский Союз — надежный торговый партнер, который добросовестно выполняет свои обязательства. 22 фирмы высказались за немедленное признание СССР 74. В связи с приходом в Белый дом Франклина Делано Рузвельта де- ловые круги США стали более настойчиво выступать за нормализацию отношений с Советским Союзом. 21 марта 1933 г. Американо-русская торговая палата призвала нового государственного секретаря К. Хэлла пересмотреть политику в отношении Советской страны и создать более благоприятные возможности для развития с ней торговли75. Огромное впечатление на американских экспортеров произвело заявление М. М. Литвинова на Международной экономической конференции в Лон- доне 14 июня 1933 г. о готовности Советского правительства разместить за границей заказы на 1 млрд. долл. на основе получения долгосрочных кредитов. Американо-русская торговая палата, членами которой явля- лись такие крупнейшие фирмы, как «Дженерал электрик», «Дженерал моторз», «Америкэн локомотив», «Томас Эдисон», «Крайслер», реагиро- вала на это изданием 12 июля специального бюллетеня, в котором от- мечалось: «Лондонская конференция вновь показала невыгодность по- литики непризнания».
Соединенным Штатам надо «действовать быстро и благоразумно с целью развития дипломатических и торговых отноше- ний:» 76. Заявление М. М. Литвинова на экономической конференции побуди- ло главу американской делегации К. Хэлла предпринять дипломатиче- скую акцию. Конфиденциально он и члены делегации США Г. Мо,рген- тау, У. Буллит и Р. Моли встретились с М. М. Литвиновым. Эта беседа, по словам государственного секретаря, заложила фундамент для обсуж- дения вопроса о признании77. 73 Economic Review of the Soviet Union, 1932, Apr. 1, p. 158—159; 1932, Apr. 15, p. 175. 74 Фураев В. К. Указ. соч., с. 211. 75 Williams W. A. American-Russian Relations, 1781—1947. N. Y., 1952, p. 236. 76 Известия, 1933, 14 июля. 77 The Memoirs of Gordell Hull: Vol. 1, 2. N. Y., 1948, vol. 1, p. 293—294; Franklin D. Roosevelt and Foreign Affairs: Vol. 1—3/Ed. by E. Nixon. Cambridge (Mass.), 1969, vol. 1, p. 293—294. Вопрос о признании СССР вызывал дебаты в конгрессе еще в нача- ле 30-х годов. Особенно активно выступал сенатор У. Бора. Он неодно- кратно заявлял о важности нормализации советско-американских отно- шений и развития торговли между двумя государствами. Сенатор-демо- крат Б. Уилер, посетив СССР, выступил с серией статей о жизни советских людей и значении для США русского рынка. К нормализации советско-американских отношений призывали сена- торы Беркли и Каттинг, посетившие Советский Союз в 1930 г. Член палаты представителей демократ А. Сэббэт внес 22 апреля 1932 г. в ко- миссию по иностранным делам резолюцию с требованием установления дипломатических отношений с Советским правительством. За признание высказались лидеры демократов в сенате и палате представителей Д. Робинсон (штат Арканзас) и Г. Рейни (штат Иллинойс), видные деятели демократической партии сенаторы К. Свэнсон и Р. Вагнер. Г. Рейни писал: «Почти все страны мира признали Советскую Респуб- лику. Они все действуют, чтобы добиться торговли с Россией. Мы же сидим сложа руки, в то время как наши заводы останавливаются, а наш народ остается без работы. Это глупо» 78. Бывший губернатор штата Нью-Йорк А. Смит заметил, что США могут не одобрять советский строй, но не имеют «никакого права указывать другой нации относи- тельно формы правления». Смит предложил послать в Москву комиссию для переговоров в целях установления дипломатических отношений «на условиях, благоприятных для обеих стран» 79. В декабре 1932 г. девять членов сенатской комиссии по иностранным делам высказались за признание, пять — против, а семь воздержались занять определенную позицию. 8 января 1933 г. из 52 опрошенных се- наторов 23 были за нормализацию советско-американских отношений, 9 — против, а 20 воздержались. 10 марта сенатор Бреттон (штат Нью- Мексико) представил одобренную сенатом штата петицию. В ней пред- лагалось признать Советский Союз. В тот же день сенатор У. Бора в седьмой раз предложил сенату высказаться в пользу признания СССР 80. Губернатор штата Пенсильвания Дж. Пинчот заявил в январе 1933 г.: «В высшей степени неразумно разрешать европейским странам занимать место США на русских рынках только потому, что закрыты дипломати- ческие каналы» 81. Не следует, однако, преувеличивать значение и силу сторонников по- литики признания СССР в американском конгрессе, да и не только в нем. Гораздо больше было противников, стоявших на непримиримых позициях. Наиболее активно выступали против нормализации советско- американских отношений сенаторы А. Робинсон, А. Ванденберг, У. Кинг, члены палаты представителей Г. Фиш, М. Дайс и др. Они стремились опорочить политику Советского правительства, дискредитировать дея- тельность «Амторга», клеветали на Коммунистическую партию США. Специально созданная палатой представителей комиссия во главе с Г. Фишем для «расследования деятельности СССР» представила доклад, который изобиловал антисоветскими клеветническими измышлениями. В нем говорилось о «советском демпинге», о «принудительном труде», 78 Nation, 1932, May 18, p. 567. 79 Congressional Record, vol. 77, pt 2, p. 1545—1546. 80 Ibid., pt 1, p. 113, 125. 81 Известия, 1983, 25 янв. 82 204 II. КРИЗИС. «НОВЫЙ КУРС» ВЛИЯНИЕ КРИЗИСА НА МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ США 205 якобы применяемом в Советском Союзе. Предлагалось закрыть «Амторг» и выслать из США советских сотрудников, установить эмбарго на им- порт марганца из СССР, ввести новые иммиграционные законы, не до- пускать въезд в страну иностранных коммунистов. Даже некоторые американские газеты вынуждены были признать доклад Фиша необъек- тивным, тенденциозным и «истеричным». Журнал «Аутлук» нашел его «глупым и опасным» 82. Реакционная пресса США воспользовалась материалами комиссии Фиша для усиления антисоветской истерии в стране. Стремясь настро- ить общественность против Советского Союза, она развернула клеветни- ческую кампанию по поводу вымышленных религиозных «преследова- ний» в СССР. В палату представителей тем же Фишем была внесена по этому вопросу специальная резолюция. Во время президентской предвыборной кампании в 1932 г. ни демо- кратическая, ни республиканская партия не уделили места и внимания в своих платформах вопросу об отношении к СССР. Внешнеполитиче- ские вопросы вообще мало затрагивались. Основное внимание было со- средоточено на проблемах, связанных с экономическим кризисом и его последствиями. Однако позиции по отношению к Советскому Союзу у обеих партий были различными. Позиция республиканской администра- ции Гувера была однозначной и отчетливо выраженной — не признавать. Об этом она неоднократно заявляла. 16 апреля 1929 г. государственный секретарь Г. Стимсон уведомил Американскую федерацию труда, что в политике правительства относительно признания Советской России ни- каких изменений не предвидится83, 25 августа 1930 г. заместитель гос- секретаря У. Кэстл доверительно сообщил банкиру Бертрану о том, что американское правительство не намерено признавать Советское государ- ство и не будет подписывать с ним торгового соглашения84. В декабре Стимсон сделал официальное заявление для печати, гласившее: призна- ние Советского правительства исключено, если оно не согласится с «предварительными условиями» госдепартамента 85. 9 июня 1932 г. государственный секретарь конфиденциально инфор- мировал дипломатические представительства за рубежом, что прави- тельство Гувера твердо придерживается позиции непризнания Советской России 86. Во время предвыборной кампании Стимсон 8 сентября 1932 г. направил письмо сенатору Бора с уведомлением: госдепартамент не на- мерен вносить какие-либо изменения в политику непризнания СССР87. Ф. Рузвельт, как дальновидный государственный деятель, понимал ненормальность отсутствия дипломатических и торговых отношений между двумя крупнейшими державами, какими являлись США и СССР, но не проявлял поспешности; он воздерживался от преждевременных публичных заявлений, не желая связывать себя какими-либо обязатель- ствами во время предвыборной кампании, присматривался к расстановке политических сил, изучал различные мнения. Однако можно с уверенно- 82 Outlook, 1931, N 157, р. 127. 83 New York Times, 1929, Apr. 30. 84 Browder R. P. The Origins of the Soviet-American Diplomacy. Princeton, 1953, p. 40. 85 New York Times, 1930, Dec. 7. 86 Цветков Г. Н. Шестнадцать лет непризнания: Политика США в отношении Со- ветского государства в 1917—1933 гг. Киев, 1971, с. 138. 87 FRUS, Diplomatic Papers, 1933: Vol. 1—5. Wash., 1949—1952, vol. 2, p. 778—779. стью сказать, что отношения США и СССР уже в то время вызывали у него определенный интерес. 27 июля 1932 г. Рузвельт беседовал с московским корреспондентом «Нью-Йорк таймc» У. Дюранти и, по словам последнего, проявил «раз- носторонний интерес и глубокое знание советских дел» 88. В разгар предвыборной кампании, 9 сентября 1932 г., Рузвельт встретился с ин- женером А. Хэршем, в то время работавшим главным консультантом по химической промышленности в ВСНХ СССР. Он подробно расспрашивал его о развитии советской экономики, перспективах советско-американ- ской торговли, о советско-японских отношениях. Рузвельт «откровенно сказал, что его очень интересует Россия»; по его мнению, в будущем эта страна может стать огромным рынком для американских товаров и желательно заключить с ней торговый договор. В случае избрания его президентом «он начал бы вести с Советами переговоры, чтобы догово- риться об установлении связей, о признании и т. д.» 89. Вступив в Белый дом, Рузвельт энергично занялся прежде всего ре- шением внутренних проблем, провозгласив «новый курс». Вопрос о при- знании СССР не значился в числе первоочередных. Однако он занимал многих членов кабинета, да и самого Рузвельта, который больше чем кто-либо понимал ненормальность сложившейся ситуации. Весной 1933 г. полковник Р. Робинc, бывший руководитель американской миссии Красного Креста в России, видный общественный деятель США, совер- шил поездку в Москву. Он имел встречу с наркомом иностранных дел М. М. Литвиновым и зам. наркома Л. И. Караханом. Его принял И. В. Сталин. Из бесед с ними у Робинса сложилось впечатление, что американская инициатива в признании СССР будет благоприятно вос- принята советской стороной. По возвращении в США Робине убеждал членов администрации Рузвельта, его сотрудников в желательности нор- мализации отношений с СССР 90. 16 мая 1933 г. президент обратился к главам 53 государств с по- сланием по вопросу о разоружении и о созыве Международной эконо- мической конференции. Это обращение было направлено и правительст- ву Советского Союза. Из Москвы немедленно последовал ответ. Глава Советского государства М. И. Калинин поддержал инициативу прези- дента. Американская печать и общественность расценили этот шаг как первый симптом сближения двух государств. Негативную деятельность в это время развернул госдепартамент. Многие его сотрудники выступали против нормализации отноше- ний с СССР. 27 июля 1933 г. заместитель госсекретаря У. Филлипс пред- ставил Рузвельту памятную записку, подготовленную руководителем вос- точноевропейского отдела Р. Келли. В ней излагались предварительные условия признания СССР. К ним относились: отказ Советского прави- тельства от «мировых революционных целей», признание им долгов царского и Временного правительств, выплата стоимости национализи- рованной собственности, принадлежавшей американцам, а также... «пре- одоление различий между экономической и социальной структурой Со- 88 Burdnty W. I Write as I Please. L., 1935, p. 298. 89 Об установлении связей между СССР и США: (Публикация документов).—Ист, архив, 1960, № 2, с. 104—105. 90 Мальков В. Л. США: от интервенции к признанию Советского Союза (1917—1933 гг.),— Новая и новейшая история, 1984, № 1, с. 144. 91 206 II. КРИЗИС. «НОВЫЙ КУРС» ВЛИЯНИЕ КРИЗИСА НА МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ США 207 единенных Штатов и России». В записке подчеркивалось, что нормали- зации отношений препятствовали будто бы «монополия внешней торговли СССР», «классовый характер» Советского государства, советское законо- дательство и «система правосудия в отношении к иностранным гражда- нам» 91. Целью этого документа, по существу, являлось стремление убе- дить Рузвельта в невозможности нормализации советско-американских отношений. Между тем события неумолимо развивались в пользу признания. По поручению Рузвельта председатель комитета по кредитованию сельского хозяйства Г. Моргентау установил личные связи с представителями «Амторга», проявил заинтересованность в советских заказах. Ему было сообщено о готовности Советского Союза закупить в США сырье на 75 млн. долл. при условии получения долгосрочного кредита 92. В июле 1933 г. Реконструктивная финансовая корпорация (РФК) приняла решение о предоставлении кредита американским экспортерам для финансирования продажи 60—80 тыс. кип хлопка Советскому Сою- зу. Обращение «Амторга» к РФК с предложением о финансировании со- ветских закупок получило поддержку советника президента Р. Моли и Г. Моргентау. В госдепартаменте отнеслись к этим предложениям до- вольно сдержанно. 21 сентября Хэлл направил меморандум Рузвельту, в котором вновь напоминал о больших трудностях на путях признания Советского Союза, в частности о проблеме долгов и национализирован- ной собственности американских фирм93. Через три дня восточноевро- пейский отдел госдепартамента рекомендовал заместителю госсекретаря У. Филлипсу всеми средствами оказать давление на Советское прави- тельство с тем, чтобы оно приняло «предварительные условия» до пере- говоров о признании. 5 октября Хэлл представил Рузвельту памятные записки своих помощников — У. Мура и У. Буллита, настаивая на дости- жении соглашения с Советским правительством о долгах до начала пе- реговоров о признании 94. Президент Рузвельт, однако, иначе подходил к оценке обстановки и решению вопроса о признании СССР, с более широких позиций рассмат- ривал развитие событий как внутри США, так и на международной аре- не. Возросшая экономическая и политическая роль Советского Союза в мировой политике, рост его международного авторитета побудили пра- вительство США к пересмотру политики непризнания. Нельзя было не считаться с реальностью. В то же время президент как более дально- видный, чем многие из его окружения, политик понимал, что за годы кризиса престиж США в мире значительно упал, противоречия между капиталистическими государствами крайне обострились. Япония захва- тила значительную часть территории Китая, нарушила ряд междуна- родных договоров и соглашений, нанесла серьезный удар по политике «открытых дверей» в Китае. Это ослабило позиции США на Дальнем Востоке, привело к обострению японо-американских отношений. Некоторые сотрудники госдепартамента полагали, что признание Со- ветского Союза явилось бы определенным сдерживающим фактором на 91 FRUS, Diplomatic Papers, 1933, vol. 2, p. 782—788. 92 Blum J. M. From «The Morgenthau Diaries»: Vol. 1—3. Boston, 1959—1967, vol. 1, p. 55. 93 The Memoirs of Cordell Hull, vol. 1, p. 294. 94 FRUS, Diplomatic Papers, 1933, vol. 2, p. 791—794. пути японской агрессии. Такого мнения, в частности, придерживался руководитель дальневосточного отдела госдепартамента С. Хорнбэк, ко- торый в меморандуме от 14 марта 1933 г. отмечал, что в случае призна- ния Советского Союза Япония будет более сдержанна в своих действиях на Дальнем Востоке 95. В печати США стали появляться статьи о необходимости признания СССР с целью укрепить пошатнувшееся положение США на Дальнем Востоке. Особенно активно в этом направлении выступали журналы «Нейшн» и «Нью рипаблик». Многие конгрессмены признавали, что по- зиция Гувера по отношению к Советской России ухудшила положение США на Дальнем Востоке, и предлагали оценить роль дальневосточного фактора в вопросе о признании СССР. Значение его стало еще более очевидным в связи с заявлением Японии 27 марта 1933 г. о выходе ее из Лиги наций. В то же время в Вашингтоне не могли не учитывать развития со- бытий и в Европе, где Советский Союз последовательно и активно вы- ступал за разоружение, за обеспечение мира, защищал на международ- ных форумах принципы всеобщей безопасности. СССР принадлежала инициатива в разработке проекта конвенции об определении агрессии. В интересах мира Советское правительство присоединилось к пакту Келлога; в 1932 г. оно заключило двусторонние пакты о ненападении и нейтралитете с рядом европейских стран: Финляндией, Прибалтийскими государствами, Польшей, Францией и Италией. Советское правительство призывало к объединению усилий стран, выступавших против экспансии Японии на Дальнем Востоке и вооруже- ния вермахта. С приходом к власти Гитлера подготовка Берлина к пе- рекраиванию политической карты Европы и угроза мировой войны воз- росли. 14 октября Германия покинула конференцию по разоружению, а через пять дней — Лигу наций. В этой обстановке американская пе- чать и общественность более активно стали выступать за признание СССР. Все громче раздавались голоса о значении борьбы Советского Союза как великой державы за мир и безопасность на Дальнем Востоке и в Европе. В сложившихся условиях Рузвельт, оценивая роль Советского Союза в развитии международных событий, в расстановке сил в мире, прихо- дил к выводу о том, что далее невозможно не считаться с такой держа- вой, как СССР. Эти соображения побудили Рузвельта еще раз обсудить с Хэллом вопрос о признании СССР. Да и государственный секретарь изменил взгляды. Поэтому, когда президент высказал мысль о жела- тельности нормализации отношений между США и Советским Союзом, глава внешнеполитического ведомства поддержал Рузвельта, многозна- чительно заметив: «В целом Россия — миролюбивая страна. Мир всту- пает в опасный период как в Европе, так и в Азии. Россия со временем может оказать значительную помощь в стабилизации обстановки, по ме- ре того как мир все больше будет под угрозой». Полностью согласившись с этой оценкой, президент добавил: «Два великих государства — Амери- ка и Россия — должны поддерживать нормальные отношения. Восста- новление дипломатических отношений выгодно для обеих стран» 96. 95 Farns worth В. William С. Bullit and the Soviet Union. Bloomington; London, 1967, p. 208. 96 The Memoirs of Cordell Hull, vol. 1, p. 297. 208 II. КРИЗИС. «НОВЫЙ КУРС» ВЛИЯНИЕ КРИЗИСА НА МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ США 209 Определенное влияние на президента оказывало и настроение аме- риканской общественности, к которой он, как ответственный руководи- тель страны, не мог не прислушаться. В политических и общественных кругах росли настроения в пользу признания СССР. Активное участие в организации кампании за признание СССР приняло Общество друзей Советского Союза во главе с известным публицистом К. Ламонтом. Члены общества распространяли книги и брошюры о жизни советского народа, о социалистическом строительстве, успешном выполнении первой пятилетки. С февраля 1932 г. общество начало издавать журнал «Совьет Ранга тудей» («Советская Россия сегодня»). Его читатели узнавали, что в СССР ликвидирована безработица, на стройках испытывается острая нехватка квалифицированных рабочих. Многие американские трудящиеся обращались в «Амторг» и общест- во с просьбой предоставить им возможность поехать в СССР и принять непосредственное участие в строительстве фабрик и заводов. В 1931 г. около 2500 рабочих США были заняты на советских промышленных стройках. В июле 1932 г. по инициативе Общества друзей Советского Союза в Нью-Йорке было организовано техническое бюро; членами его стали 350 инженеров и техников. Отделения этого бюро имелись в ряде крупных городов США, они оказывали помощь советским организациям в решении технических проблем, направляли специальную литературу в СССР97. Общество проводило собрания и митинги с требованием признания СССР. Оно распространило 100 тыс. экземпляров листовок, 20 тыс. бро- шюр, посвященных Стране Советов. К концу 1933 г. отделения общества существовали в 20 штатах. В феврале 1933 г. по их инициативе развер- нулась кампания по сбору 1 млн. подписей под петицией с требованием признания Советского Союза 98. В январе 1933 г. 800 профессоров и преподавателей 268 колледжей и университетов в 45 штатах обратились к Рузвельту с петицией, в кото- рой настаивали на признании Советского Союза99. В том же месяце был создан Независимый комитет движения за признание Советской России. Возглавил его нью-йоркский юрист Л. Лендес. 5 марта в спе- циально принятой резолюции комитет предложил президенту предпри- нять конкретные шаги — вступить в переговоры с Советским правитель- ством об условиях его признания 100. В марте 1933 г. признания СССР потребовала Конференция прогрессивного рабочего действия, объ- единявшая ряд профсоюзов, а в мае под давлением прогрессивных сил за признание выступил Континентальный конгресс, в работе которого приняли участие представители Социалистической партии, Лиги социа- листической молодежи, профсоюзов и фермеров. Был создан Женский комитет в пользу признания Советской России. За признание СССР вы- ступили Лига профсоюзного единства, Конференция прогрессивного ра- бочего действия, федерации труда различных штатов, многие отраслевые профсоюзы, женские и студенческие организации, Американо-русский институт культурных отношений с Советским Союзом. 97 Soviet Russia Today, 1933, Маг., p. 18; 1933, Aug., p. 12; Фураев В. К. Указ. сoч., С. 228. 98 Цветков Г. Н. Указ. соч., с. 203. 99 Правда, 1933, 1 янв. 100 Там же, 2 февр., 8 марта. Учитывая в комплексе факторы экономического, политического и международного характера, а также настроение общественности страны, 10 октября 1933 г. президент Рузвельт направил послание Председателю ЦИК СССР М. И. Калинину. В нем подчеркивалась готовность покончить с ненормальным положением, когда две великие державы в течение столь длительного времени находились без прямых официальных отношений. Президент предложил направить в Вашингтон для переговоров лично с ним представителя Советского правительства101. Инициатива президен- та США была с удовлетворением встречена руководителями Советского государства. В ответе М. И. Калинина обращалось внимание на то, что отсутствие нормальных отношений между двумя странами неблагоприят- но отражалось на международном положении, усложняло дело обеспече- 4 ПО ния мира, поощряло силы, стремившиеся к его нарушению . Обмен посланиями между Ф. Д. Рузвельтом и М. И. Калининым вызвал оживленные отклики. Демократические силы США с чувством глубокого удовлетворения встретили весть о предстоящем признании СССР. Сенаторы Бора, Норрис, Рейнолдс, Адамc горячо приветствовали действия президента. Печать США выступила с одобрением президент- ской акции. Газета «Нью-Йорк уорлд телеграм» 21 октября опублико- вала передовую статью под названием «Америка и Россия — друзья». Тогда же близкая к республиканской партии «Геральд трибюн» поме- стила статью под заглавием: «Банкиры Уолл-стрит за скорое признание СССР как стимул для торговли с США»103. Многие газеты, учитывая развитие международных событий, подчеркивали значение акции Ва- шингтона. 7 ноября 1933 г. нарком иностранных дел СССР М. М. Литвинов прибыл в Вашингтон для переговоров. В своем интервью он обратил внимание представителей американской печати на наличие прочной ба- зы для экономического, научного и культурного сотрудничества в инте- ресах обоих государств, которые «объединяет общее стремление к миру» 104. 8 ноября начались переговоры, продолжавшиеся 10 дней. К встрече с советским представителем в госдепартаменте тщательно го- товились. Сотрудники восточноевропейского отдела составили до 20 про- ектов соглашений. Каждый проект обсуждался на совещаниях с уча- стием Ф. Рузвельта, К. Хэлла, У. Филлипса, Г. Моргентау, У. Буллита. Немало было выдвинуто положений, обусловливавших признание СССР рядом оговорок 105. Сначала с американской стороны переговоры возглавил Хэлл. 8 ноября 1933 г. при встрече с М. М. Литвиновым К. Хэлл завел раз- говор об отношении к верующим. Литвинов ответил, что сведения о ре- лигии, которыми располагает правительство США,— плод дезинформа- ции и односторонней пропаганды. Литвинов отметил, что законодатель- ство о религии — внутреннее дело каждого государства. Когда же Хэлл потребовал гарантию религиозной свободы в СССР для американцев, заявив, что в противном случае невозможно установление дипломатиче- ских отношений, Литвинов ясно дал понять, что никакого привилегиро- 101 ДВП СССР, т. 16, с. 564—565. 102 Там же, с. 565. 103 Herald Tribune, 1933, Oct. 21. 104 ДBП СССР, т. 16, с. 605. 105 The Memoirs of Cordell Hull, vol. 1, p. 299—301. 106 210 II. КРИЗИС. «НОВЫЙ КУРС» ВЛИЯНИЕ КРИЗИСА НА МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ США 211 ванного положения для американцев в религиозных вопросах Советское правительство не намерено предоставлять106. Требования Хэлла об особом правовом положении американцев также были отклонены. Затем глава внешнеполитического ведомства США поставил вопрос о денеж- ных претензиях. Советский представитель выдвинул контрпретензии за нанесенный американцами ущерб во время интервенции США против Советской России. Развернувшаяся длительная дискуссия о долгах за- кончилась безрезультатно. Заявления государственного секретаря о «пропаганде Коминтерна» также были отвергнуты как несостоятельные. Переговоры были продолжены в Белом доме. В них принял участие президент. Они касались преимущественно вопросов международной по- литики. Участники беседы признали наличие двух источников военной опасности. Япония и Германия стремятся, констатировали обе стороны, «к захвату чужих земель». После этого Рузвельт перешел к теме о дол- гах. Литвинов заметил, что этот вопрос незначителен по сравнению с установлением дипломатических отношений между двумя такими круп- ными странами, как СССР и США. Говоря о начале переговоров, Литви- нов в телеграмме в Москву отмечал «расхождение сторон по всем вопро- сам» 107. Второй день также не дал никаких результатов. Американская сторона придерживалась жесткой позиции, выдвинув тезис: сначала — урегулирование проблем, затем — признание. В связи с отъездом Хэлла на межамериканскую конференцию в Мон- тевидео 11 ноября переговоры возглавил сам Рузвельт, что имело большое значение. Его беседы с М. М. Литвиновым показали готов- ность президента к выработке взаимоприемлемых решений. В ходе пе- реговоров была достигнута договоренность о нормализации дипломати- ческих отношений, подписаны важные документы в форме обмена нота- ми п письмами, а также совместный меморандум. Наиболее важным среди них являлся обмен нотами, в которых СССР и США обязывались уважать суверенитет обоих государств, «воздерживаться от вмешатель- ства каким-либо образом во внутренние дела» друг друга, не поощрять вооруженную интервенцию друг против друга, а также агитацию и про- паганду в целях нарушения территориальной целостности государства или изменения силой его политического и социального строя. Эти документы имели принципиально важное значение во взаимоот- ношениях между двумя государствами. При обмене нотами между пре- зидентом США и народным комиссаром иностранных дел СССР была высказана уверенность в том, что обоим государствам «удастся сотруд- ничать для своей взаимной пользы и для ограждения всеобщего мира». По настоянию президента советская сторона согласилась на предва- рительный обмен мнениями о взаимных материальных претензиях. США настаивали на уплате всех долгов по займам, которые они предоставля- ли в свое время царскому и Временному правительствам, а также на компенсации за национализированную собственность, принадлежавшую американским владельцам. Советское правительство заявило, что оно не песет никакой ответственности за долги антинародных правительств. Тем не менее оно готово удовлетворить некоторые американские мате- риальные претензии при условии предоставления Советскому Союзу де- 106 ДВП СССР, т. 16, с. 608. 107 Там же, с. 610. нежного займа и признания советских претензий. Кроме того, Советское правительство отказалось от требования к американской стороне возме- стить ущерб, нанесенный войсками США во время интервенции в Сиби- ри 108. В совместном коммюнике, парафированном М. М. Литвиновым и Ф. Д. Рузвельтом, была зафиксирована готовность Советского прави- тельства уплатить США 75 млн. долл. в виде дополнительных процентов по займу, который предоставят США. Президент обещал убедить конг- ресс определить сумму американских претензий в 150 млн. долл. Серьез- ные разногласия существовали по ряду других вопросов, но большинст- во из них было успешно разрешено. Это оказалось возможным благода- ря тому, что обе стороны проявили заинтересованность в установлении дипломатических отношений. Важное значение имело то обстоятельство, что участники советско- американских переговоров проявили реализм и гибкость в решении во- просов, широту взглядов, глубокое понимание основных тенденций в развитии международных отношений. Напряженность обстановки пове- лительно требовала сближения двух великих государств — СССР и США. Это и побудило президента США покончить с неразумной полити- кой непризнания Советского Союза. Американская общественность с большим удовлетворением встрети- ла нормализацию советско-американских отношений. В ряде городов — Нью-Йорке, Чикаго, Сан-Франциско, Бостоне, Кливленде — состоялись митинги и собрания. Много приветственных телеграмм и писем получил Рузвельт. В телеграмме на имя президента сенатор Бора писал: «Позд- равляю. Это было по-государственному мудро и мужественно». Сенатор Томас заявил: «Это, безусловно, шаг вперед» 109. Когда президент при- был в Уорм-Спрингс на юбилейное празднество штата Джорджия, он нашел там свыше 300 телеграмм и писем, в которых одобрялся акт признания Соединенными Штатами Страны Советов 110. По случаю успешного завершения переговоров и признания Совет- ского Союза Соединенными Штатами по инициативе Американо-русской торговой палаты 24 ноября в Нью-Йорке был организован большой при- ем, на котором присутствовало около 2 тыс. человек. Зал был украшен советскими и американскими флагами. Торжественно прозвучала мело- дия «Интернационала». Весть о дипломатическом признании Соединенными Штатами Совет- ского Союза была по-разному воспринята в столицах мира. В Берлине открыто выразили недовольство наметившимся сближением СССР и США. В Токио были обеспокоены: многие японские руководители не ожидали такого шага со стороны США, и весть о нем застала их врасплох. Признание Соединенными Штатами Страны Советов отвечало назрев- шим потребностям, интересам и желаниям обоих государств и народов. Оно создало основу для развития нормальных отношений между двумя великими державами современности — СССР и США, сыграло важную роль в международной жизни 30-х годов, способствовало созданию ан- тигитлеровской коалиции в годы второй мировой войны. Таким образом, дипломатии США в годы кризиса приходилось дей- ствовать в сложной и напряженной обстановке. Гувер, придя к власти, 108 Там же, с. 641, 642—644, 654. 109 New York Times, 1933, Nov. 18. 110 Известия, 1933, 22, 26 нояб. 111 212 II. КРИЗИС. «НОВЫЙ КУРС» глубоко ошибочно оценивал не только внутреннее, но и международное положение Соединенных Штатов. Но суровая действительность опроверг- ла его оценки и прогнозы. Когда разразился кризис, президент стал возлагать неоправданно большие надежды на экономическую экспансию, на финансовое и промышленное превосходство США. Администрация США стремилась облегчить экономический кризис за счет трудящихся своей страны и экспансии американского доллара. Она вела активную борьбу за рынки сбыта и сферы приложения капитала в Латинской Аме- рике, Азии, Европе. Ведущим направлением внешнеполитического курса США являлось предотвращение социальных последствий кризиса, укрепление позиций капитализма. Определенные круги Вашингтона рассчитывали разрешить межимпериалистические противоречия за счет Советского Союза и наро- дов колониальных и зависимых стран. Проводимая правительством Гу- вера политика способствовала возникновению очага войны на Дальнем Востоке и нарастанию угрозы военной опасности в Европе, ставшей осо- бенно реальной в связи с приходом к власти фашизма в Германии. При- крываясь широкой кампанией буржуазного пацифизма и ограничения вооружений, США добивались ослабления своих соперников и усиления собственной мощи, в первую очередь установления своего превосходства на море. Однако внешнеполитический актив США был незначителен. Более того позиции США на международной арене за годы кризиса заметно ослабли. Это касалось, в частности, американских инвестиций, внешней торговли. Ни на одной конференции правительству США так и не уда- лось добиться серьезных успехов. Противоречия в капиталистическом мире, и в первую очередь англо-американские, обострялись. Борьба между США и Англией приняла глобальный характер, охватив валютно- финансовую, политическую и дипломатическую сферы. Борьба за рынки сбыта, сферы приложения капитала, по вопросу о межсоюзнических дол- гах и репарациях, по проблеме вооружений привела к обострению про- тиворечий между США и европейскими государствами. В результате на- метились тенденции к перегруппировке сил в мире. Это нашло проявле- ние в последующие годы.
<< | >>
Источник: Г. Н. СЕВОСТЬЯНОВ И. В. ГАЛКИНА Л. В. ПОЗДЕЕВА Е. Ф. ЯЗЬКОВ. ИСТОРИЯ США ТОМ ТРЕТИЙ 1918-1945. 1985

Еще по теме 5. УСТАНОВЛЕНИЕ ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ СССР И США:

  1. § 1. Соотношение сил между СССР и США и проблемы двусторонних советско-американских отношений
  2. 2.1. Установление дипломатических отношений РСФСР со странами Востока.
  3. 2. Отношения между ФРГ и СССР. Агрессивный характер «восточной» политики Бонна
  4. ГЛАВА I СССР и США в современной системе международных отношений
  5. 5.1. Дипломатическое признание СССР Соединенными Штатами Америки.
  6. IV. ПОДДЕРЖКА ГДР СПРАВЕДЛИВОЙ БОРЬБЫ ВЬЕТНАМСКОГО НАРОДА ЗА МИР, НЕЗАВИСИМОСТЬ И СОЦИАЛИЗМ. РАЗВИТИЕ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ГДР И КНДР В ДУХЕ ДРУЖБЫ И СОТРУДНИЧЕСТВА Отношения между ГДР и ДРВ
  7. ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА СССР И США
  8. 3. ИЗУЧЕНИЕ ПОСЛЕВОЕННОЙ ИСТОРИИ США В СССР
  9. IV лучшим рынком для России... Хороший торговец не стреляет в своих по- купателей и даже не заикается о таких приемах в делах» 77. Как трезвый и реальный политик, президент Рузвельт придавал боль- шое значение налаживанию американо-советских отношений. Он высту- пал за сотрудничество с СССР в годы войны и не раз высказывался за продолжение и поддержание нормальных отношений с Советским Сою- зом после ее окончания. Разрабатывая проблемы мира после войны, президент задумывался о позиции США в о
  10. § 2. Подход СССР и США к решению глобальных проблем
  11. 4. ОТНОШЕНИЯ С СССР
  12. 4. ПОЗИЦИЯ США В СВЯЗИ С НАПАДЕНИЕМ ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ НА СССР
  13. Антигитлеровская коалиция СССР, Англии и США: сотрудничество, проблемы, значение. Гаврилова Елена.
  14. 4. ОТНОШЕНИЯ С СССР
  15. Глава девятнадцатая СССР И США: НАУЧНЫЕ И КУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ
  16. Упражнения на установление контакта между членами группы
  17. 4. Планетарная дуэль между атлантистскими США и Россией-Евразией
  18. Крымская конференция руководителей трех держав — США, Великобритании и СССР (4 - 12 февраля 1945 г.)