<<
>>

3. СДВИГ ВПРАВО В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

Коренные изменения в соотношении сил на международной арене в результате образования мировой системы социализма, формирования и укрепления социалистического содружества, а также превращение США в экономического и политического лидера ослабевшей в целом капитали- стической системы привели к резкому изменению официального курса правительства США и сближению его с позицией реакционных группи- ровок буржуазии.
Сильный толчок к консолидации лагеря правых сил США оказали и факторы внутриполитической жизни страны. К ним в первую очередь следует отнести обострение социальных конфликтов и но- вый подъем экономической борьбы трудящихся, рост численности и орга- низованности рабочего класса. Все это правые силы связывали с послед- ствиями «нового курса». Вот почему сразу же после окончания войны на- ступление на политику реформ возобновилось с новой силой. Фактором, облегчившим правящим кругам осуществить поворот впра- во, было усиление индивидуалистических настроений в стране. В годы войны значительная часть мелких состояний превратилась в крупные и вместе с тем появилось множество новых небольших состояний56. Этим во многом объясняется, почему поворот вправо и политика антикомму- низма, направляемые сверху правящими кругами, получили массовую поддержку консервативно настроенных мелкобуржуазных слоев амери- канского общества, позволив монополиям и правительству обрушить тя- желые удары на демократические силы. Поворот вправо проявился и в отказе официальных кругов довести до конца борьбу против профашистских элементов внутри страны. Админи- страция Трумэна прекратила расследования связей американских монопо- лий с германскими картелями в период войны, а некоторые члены кон- гресса всякое упоминание о таких связях встречали в штыки, рассматри- вая его как проведение «коммунистической линии». Официальные лица, настаивавшие на продолжении политики денацификации Германии, вско- ре же после войны были вынуждены уйти в отставку57.
31 июля 1947 г. министерство юстиции с согласия Трумэна прекратило дело против аме- риканских нацистов, начатое пять лет назад. Ряд конгрессменов пошли еще дальше и потребовали выплатить сторонникам Гитлера в США де- нежную компенсацию за причиненный им «моральный и материальный ущерб» 58. В конгрессе раздавались протестующие голоса, осуждавшие Нюрнбергский трибунал. Республиканец Р. Тафт, например, считал, что 55 McClure A. Op. cit., p. 155. 56 Миллс Р. Властвующая элита. М., 1959, с. 139. 57 Congressional Record, vol. 91, pt 13, p. A5645; vol. 93, pt 7, p. 8563—8564. 58 US Congress, House, Lobbying Direct and Indirect, Part 4 of Hearings before the House Select Committee on Lobbying Activities... Wash., 1950, p. 247—249, 317, 318. процесс над нацистскими военными преступниками станет «позором для Америки» 59. С точки зрения его сторонников, все члены нюрнбергских судов являлись коммунистами или принадлежали к «организациям ком- мунистического фронта» 60. Главным объектом своих атак американская реакция сделала рабочее движение, Компартию, профсоюзы, демократические и миролюбивые силы страны. Конгресс производственных профсоюзов и его Комитет политиче- ского действия изображались как инструмент «международного коммуни- стического заговора», действующего в целях установления контроля над правительством США61. Огромное влияние на позицию большинства в конгрессе оказали веду- щие организации американского бизнеса. Задолго до окончания второй мировой войны Национальная ассоциация промышленников разработала основные предложения, суть которых сводилась к максимальному ослаб- лению профсоюзов и ликвидации либеральных реформ, принятых в пе- риод «нового курса» 62. Торговая палата США в своих пропагандистских публикациях призывала изгнать коммунистов из рабочих организаций. Интенсивную антидемократическую и антирабочую кампанию развернул Комитет за конституционное правление (ККП), созданный еще в 30-х го- дах на деньги семейства Дюпонов, крупных нефтепромышленников и хо- зяев сталелитейной промышленности.
ККП требовал возродить использо- вание антитрестовского законодательства против профсоюзов, запретить систему «закрытого» и «профсоюзного цеха» 63. Поворот вправо в общественном мнении можно было уже наблюдать по итогам промежуточных выборов 1946 г., приведших к усилению про- тивников профсоюзов в конгрессе и легислатурах штатов. С помощью ан- тикоммунистических лозунгов выиграл свои первые выборы в Калифор- нии Ричард Никсон. Сенсационной была победа никому еще не известно- го Дж. Маккарти в Висконсине над весьма популярным сенатором Р. Лафоллеттом-младшим, лидером прогрессистов в конгрессе. От Южной Дакоты в конгресс пришел К. Мундт, от Индианы —У. Дженнер, Кали- форнии — У. Ноуленд. Все они придерживались крайне консервативных взглядов. Число республиканских мест в сенате возросло с 38 до 51, в палате представителей — с 190 до 246 64. Собравшийся в начале 1947 г. новый конгресс оказался самым консервативным по своему составу за весь период правления демократов. Большую услугу реакции оказал принятый конгрессом в 1947 г. закон Тафта—Хартли. Ст. 9 закона обязывала профсоюзы представлять в ми- нистерство труда письменные заявления о том, что в их руководстве нет коммунистов и что оно не связано с организациями, сочувствующими коммунистам. Профсоюзы, не выполнившие эти требования, лишались прав, которые они еще сохранили за собой, а предприниматель мог от- казаться от ведения переговоров с их представителями. 59 Vital Speeches, 1946, Nov., p. 48. 60 Congressional Record, vol. 96, pt 12, p. 16709. 61 Ibid., vol. 90, pt 10, p. A3179. 62 Jobs, Freedom, Opportunity in the Post-War Years. Prepared by the NAM Committee on Postwar Problems. Wash., 1942, p. 13, 22, 23. 63 Congressional Record, vol. 94, pt 11, p. A3860. 64 Politics in America, 1945—1964. Wash., 1965, p. 3. I. ПОСЛЕВОЕННАЯ АМЕРИКА АМЕРИКАНСКОЕ ОБЩЕСТВО НА ПЕРЕЛОМЕ (1945—1948) 35 Закон Тафта—Хартли помог реакции втянуть профсоюзы в антикомму- нистическую кампанию, в «холодную войну», посеять раскол в рядах ра- бочих и отвлечь их от организованного сопротивления наступлению ка- питала.
К маю 1950 г. 206 национальных и 11 830 местных профсоюзов были вынуждены сделать письменные заявления о непричастности их руководства к деятельности Компартии США 65. В этом же году Верхов- ный суд США поддержал эту практику, признав ст. 9 закона Тафта- Хартли соответствующей конституции. Под давлением сил реакции и со- глашательской верхушки профсоюзов 40 рабочих организаций с 6 млн. членов внесли в свои уставы изменения, запрещавшие коммунистам и членам прогрессивных организаций состоять в рядах профсоюзов. Более 50 профсоюзов с числом членов 10 млн. решением своего руководства за- претили коммунистам занимать руководящие посты 66. Другим объектом яростных атак реакции стало коммунистическое движение страны. Для правящих кругов США, стремившихся упрочить положение монополий, идейно и организационно ослабить рабочее движе- ние и настроить американское общественное мнение в пользу военного противоборства со странами социализма, коммунисты и левые станови- лись главным препятствием. Для разгрома Компартии США правительство Трумэна, опираясь на агентов и платных информаторов ФБР, решило использовать закон Смита (акт о регистрации иностранцев) 1940 г., согласно которому объявлялась преступлением пропаганда насильственного свержения правительства США. В годы войны Верховный суд США признавал, что Коммунистиче- ская партия стремится к достижению своих программных лозунгов мир- ным путем, в рамках конституционной законности, если таковая будет гарантирована. В 1945 г. Верховный суд, подтверждая занятую им по- зицию в отношении Компартии, указывал: нет никаких сколько-нибудь серьезных доказательств того, что «Компартия угрожает свергнуть пра- вительство силой и насилием» 67. Теперь же правительство отказывалось от ранее занятой позиции. Чтобы дискредитировать Компартию в глазах общественного мнения, официальные круги инсценировали серию сенсационных «разоблачений» с целью показать, что Компартия стоит в центре гигантского антиправи- тельственного заговора, представлявшего непосредственную угрозу без- опасности США.
С помощью ложных доносов платных осведомителей ко- миссии по расследованию антиамериканской деятельности (КРАД) ре- акции удалось добиться осуждения бывшего чиновника госдепартамента О. Хисса, который якобы был связан с «коммунистическим подпольем» в 30-е годы. Конгрессмен Д. Рэнкин не замедлил представить дело так. будто комиссия конгресса «обнаружила один из величайших шпионских центров в истории» 68. «Дело Хисса» послужило предлогом для широчай- шей кампании травли прогрессивных элементов в стране. В такой обстановке в здании окружного суда на Фолли-сквер в 65 Brown E. С. National Labor Policy. The Taft—Hartley Act after Three Years and the Next Steps. Wash., 1950, p. 44. 66 Brown R. S., Jr. Loyalty and Security. Employment Tests in the United States. New Haven, 1958, p. 141. 67 Chase H. W. Security and Liberty. The Problems of Native Communists, 1947—1955. Garden City (N. Y.), 1955, p. 4, 5. 68 Congressional Record, vol. 94, pt 12, p. A5351—A5353. Нью-Йорке 19 января 1949 г. начался процесс над 11 лидерами Компар- тии США. В ходе судебного разбирательства коммунисты опровергли сфабрикованное официальное обвинение в том, что Коммунистическая партия представляет собой «заговорщическую группу», пропагандирую- щую идею насильственного свержения правительства США, и показали, что культ силы и насильственного подавления демократии насаждает мо- нополистическая реакция, организовавшая этот позорный процесс. Ми- нистерству юстиции не удалось доказать ни одного выдвинутого против них обвинения. Суд вынужден был за неимением других доказательств воспользоваться услугами платных провокаторов ФБР, проникших в ряды Компартии. Наговоры и лжесвидетельства профессиональных до- носчиков — вот чем руководствовался суд, вынося обвинительный при- говор лидерам Компартии. Весьма характерным в связи с этим процес- сом явилось заявление члена Верховного суда У. О. Дугласа, обративше- го внимание на то, что «в обвинительном заключении не указано ни од- ного мятежного действия, которое можно бы было инкриминировать коммунистам» 69.
Хотя результаты процесса были предрешены, руководители Компар- тии США тем не менее одержали большую моральную и политическую победу, сорвав с правящих кругов США маску «поборников демократии» и разоблачив их подлинные намерения. В 1951 г. Верховный суд США, отступив от позиции, занятой им в отношении Компартии в годы войны, поддержал вынесенный приговор. До 1955 г. против Компартии было ин- спирировано 18 процессов, в результате которых многие ее руководители оказались за решеткой 70. Закон Смита в его антикоммунистической трактовке послужил образ- цом для легислатур штатов. В своем антикоммунистическом рвении неко- торые из них пошли дальше федерального конгресса. Закон штата Мас- сачусетс, например, объявлял Компартию «подрывной» организацией. В штате Техас принадлежность к Компартии считалась уголовным пре- ступлением. К концу 1950 г. 31 штат принял законы, подобные закону Смита, в 15 штатах Компартию отстранили от участия в выборах. Осуждение 11 лидеров Компартии США и подтверждение его Верхов- ным судом США в 1951 г. оказались всего лишь начальным звеном дли- тельной, растянувшейся на ряд лет кампании правящих кругов, направ- ленной на подавление оппозиции широких масс американского народа реакционному курсу правительства США в области внешней и внутрен- ней: политики. В 1947 г. американский публицист и историк Дж. Моррис писал: «„Красный ужас" — это ключ к пониманию всей стратегии, направ- ленной против рабочих. Компартия — главная цель, но мишень гораздо шире: рабочие, представители науки, искусства и религии и вообще все те, кто хотя бы отчасти сочувствовал силам прогресса» 71. Одной из наиболее значительных и зловещих мер, принятых прави- тельством США в этом направлении, была проверка лояльности государ- ственных служащих. Она официально санкционировала невиданно широ- кую ьеампанию преследования граждан США по политическим мотивам. Трумэновская чистка государственного аппарата от прогрессивных эле- 69 Цит. по: Деннис Ю. Статьи и речи (1947—1951). М., 1952, с. 190. 70 Political Affairs, 1969, Sept.-Oct., p. 134; Chase H. W. Op. cit., p. 26. 71 Morris G. The Red Baiting Racket and How it Works. N. Y., 1947, p. 7. 36 I. ПОСЛЕВОЕННАЯ АМЕРИКА АМЕРИКАНСКОЕ ОБЩЕСТВО НА ПЕРЕЛОМЕ (1945—1948) 37 ментов, начатая в 1947 г., совпала по времени с походом реакции против коммунистов во Франции, Италии и других странах и представляла собой часть общего фронта наступления на демократию, осуществляемого им- периалистическими кругами. Проверка лояльности государственных служащих подхлестывалась постоянным давлением справа. Так, в 1947 г. Торговая палата США в брошюре «Коммунисты внутри правительства» потребовала изгнания из федеральных учреждений всех прогрессивно мыслящих американцев72. Сознавая, что принятие конгрессом какой-либо из предложенных мер бу- дет использовано правыми элементами для атак на администрацию, пра- вительство Трумэна 21 марта 1947 г. поспешило издать исполнительный приказ № 9835 о проверке лояльности государственных служащих. Цель приказа, как утверждалось, состояла в том, чтобы обеспечить безопас- ность США, гарантировать права федеральных служащих и их защиту от необоснованных обвинений в нелояльности73. Однако на практике вся система проверки была грубым нарушением прав государственных служа- щих, вынужденных доказывать свою невиновность, порой в обстановке, когда их увольнение было предрешено на основе клеветнических наветов анонимных осведомителей и применения пресловутого принципа «разум- ного сомнения» в лояльности очередной жертвы «охоты на ведьм» 74. Для претворения приказа в жизнь в каждом министерстве или дру- гом самостоятельном административном ведомстве создавались отделы по проверке лояльности, являвшиеся совещательным органом при руководи- теле департамента. В 1952 г. число таких отделов достигло почти 200, кроме них действовали еще 14 региональных отделов 75. Общее руковод- ство всей программой чисток федерального аппарата осуществляло Уп- равление по проверке лояльности, являвшееся высшим апелляционным органом. В качестве необходимого источника информации приказ требо- вал руководствоваться материалами ФБР, комиссии гражданской службы, разведок военных ведомств и комиссии по расследованию антиамерикан- ской деятельности. Приказ официально санкционировал использование сведений, полученных от тайных осведомителей ФБР, роль которого во всей этой процедуре была огромна, а очень часто приобретала даже ре- шающее значение. Закон о внутренней безопасности, принятый конгрессом 26 августа 1950 г., разрешал главам 11 министерств и ведомств увольнять «небла- гонадежных» по мотивам национальной безопасности. Формально служа- щий не терял права поступить в другое правительственное учреждение, однако принять его на работу могли только после консультаций с комис- сией гражданской службы 76. И хотя правительство в своей практической деятельности, в сущности, реализовало почти все пожелания Торговой палаты США, высказанные в упоминавшемся докладе, правые силы в конгрессе и вне его считали программу проверки лояльности недостаточ- ной и предлагали принять специальный закон по этому вопросу 77. 72 Congressional Record, vol. 93, pt 1, p. 1399. 73 The Truman Administration. Its Principles and Practice/Ed, by L. W. Koenig. N. Y., 1956, p. 61—62; US Civil Service Commission, 65th Annual Report. Wash., 1948, p. 10. 74 Phillips С The Truman Presidency, p. 361—362. 75 Bulletin of the Atomic Scientists, 1951, Dec, p. 365—366. 76 Congressional Record, vol. 99, pt 4, p. 4519. 77 Ibid., vol. 93, pt 3, p. 4006. Уступая давлению, правительство Трумэна пошло еще дальше вправо и распространило преследования на либеральные круги. Наиболее общим предлогом для обвинения в нелояльности была связь с лицами, занимав- шимися «подрывной деятельностью», или группами, занесенными в спи- сок министерства юстиции в качестве «подрывных организаций». В ряде случаев даже работа в ААА в 1933 г. или в подкомиссии Лафоллетта по гражданским правам считалась актом нелояльности. К приходу в Белый дом республиканцев проверку лояльности прошли около 4,8 млн. прави- тельственных служащих и лиц, желавших поступить на работу в феде- ральный аппарат78. Всего процедуру проверки к этому времени прошли не менее 6,6 млн. американцев 79. Грубым нарушением конституции становилась практика составления «черных списков» «подрывных организаций», узаконенная правительст- вом Трумэна. Список министра юстиции Кларка в 1948 г. включал почти 100 организаций, а его преемника Макграта — около 200 80. В него попа- ли главным образом организации, боровшиеся за социальные реформы в интересах трудящихся, за деловое сотрудничество с социалистическими странами, за международную безопасность, за мир, против фашизма. К «коммунистическим организациям» была, например, отнесена Амери- канская лига борьбы за мир и демократию, выступавшая в пользу либе- рализации рабочего законодательства, в защиту гражданских прав цвет- ных, за отмену избирательного налога, запрещение антисемитской про- паганды, за создание системы коллективной безопасности и обуздание фашизма. Сюда же были включены восемь общественных групп, в свое время поддерживавших республиканскую Испанию и боровшихся с фа- шистской диктатурой Франко, и ряд организаций, содействовавших взаи- мопониманию между народами СССР и США. Принадлежность к этим и многим другим организациям после войны стала считаться признаком нелояльности и являлась достаточным основа- нием для увольнения с работы. «Черные списки» министерства юстиции являлись грубейшим нарушением конституционного права на организа- цию. Включение в них той или иной организации становилось равносиль- но смертному приговору. После этого быстро таяло число членов органи- зации, что почти автоматически вело к ее роспуску. Чистки от «нело- яльных» служащих постепенно распространились на органы управления в штатах и местное самоуправление, к началу 1951 г. 18 штатов сделали обязательной проверку лояльности своих служащих 81. Интенсивную кампанию преследований демократических и либераль- ных организаций развернули расследовательские комиссии конгресса. Главная роль среди них с самого начала принадлежала комиссии по рас- следованию антиамериканской деятельности палаты представителей. В 1945 г. она стала постоянной комиссией конгресса. Поддерживая тес- ные связи с ФБР, КРАД в 1947 г. разработала обширную программу борьбы с «красными» в профсоюзах, в органах образования, религиозных организациях и правительстве США, которая в ряде случаев шла значи- тельно дальше административных мер Белого дома. Был создан гигант- 78 Joseph R. McCarthy/Ed, by A. J. Matusow. Englewood Cliffs, 1970, p. 5. 79 Halperin M. H. a. o. Lawless State. N. Y., 1978, p. 110. 80 Congressional Record, vol. 99, pt 12, p. A4389. 81 Emerson T. I., Haber D. Political and Sivil Rights in the United States. N. Y., 1952, p. 576, 577. 38 I. ПОСЛЕВОЕННАЯ АМЕРИКА АМЕРИКАНСКОЕ ОБЩЕСТВО НА ПЕРЕЛОМЕ (1945—1948) 39 ский «черный список», который к началу 60-х годов охватывал свыше 800 организаций «коммунистического фронта», а также около 150 либе- ральных, демократических и прогрессивных газет и журналов 82. В 1949 г. КРАД располагала 1 млн. досье на граждан США 83. Огромную услугу оказала КРАД монополиям, боровшимся с органи- зованным рабочим движением. Все профсоюзы, которые последовательно отстаивали интересы трудящихся, так или иначе становились объектом пристального внимания комиссии. Вмешательство КРАД в промышлен- ные конфликты помогало хозяевам избавиться от наиболее стойких ру- ководителей трудящихся и тем самым подорвать силу и влияние рабоче- го движения. КРАД принадлежит ведущая роль и в разработке антира- бочего и антикоммунистического законодательства. Ее подкомиссия по законодательству во главе с Р. Никсоном в 1947—1948 гг. провела слу- шание и рассмотрела ряд биллей, имевших целью поставить американ- скую Компартию вне закона. Основные предложения КРАД по этому вопросу нашли позднее свое выражение в антикоммунистическом законе Маккарэна—Вуда. В 1946 г. комиссия начала травлю Объединенного антифашистского комитета беженцев, помогавшего борцам против фашистской диктатуры Франко в Испании. Его члены были названы коммунистами и их попут- чиками и обвинены в содействии целям советской внешней политики 8i. Всем им предложено было зарегистрироваться в соответствии с законом Вурхиса (1940 г.) в качестве агентов иностранного правительства. Отказ главы комитета Э. Барского и его товарищей от регистрации, нежелание назвать членов организации и отвечать на основе V поправки к консти- туции на провокационные вопросы расследователей повлекли за собой стандартное обвинение членов комитета в «неуважении конгресса» и тю- ремное заключение. В мае 1950 г. Верховный суд США отказался рас- смотреть апелляцию комитета. Решение Верховного суда, говорил в свя- зи с этим Барский, «подтвердило тезис Рэнкина и Томаса о том, что быть антифранкистом и сторонником Испанской республики — значит быть не- лояльным в Соединенных Штатах» 85. По этому же обвинению комисси- ей были отправлены в тюрьму Р. Морфорд, директор Национального со- вета американо-советской дружбы, Джордж Маршалл, председатель На- циональной федерации за конституционные свободы, десятки других представителей прогрессивной общественности страны86. В 1947 г. КРАД решила осуществить давно задуманный план разгро- ма группы прогрессивных кинодеятелей Голливуда: было заявлено, что коммунисты избрали кинопромышленность в качестве главного средст- ва «отравления американских умов». При этом расследователи утвержда- ли, что «наиболее опасные коммунистические фильмы были сделаны под непосредственным давлением Белого дома», когда Рузвельт был на посту президента 87. К ним комиссия отнесла такие ленты, как «Миссия в Моск- 82 US Congress, House, Committee on Un-American Activities, Guide to Subversive Organizations and Publications, Revised and Published, December 1, 1961. Wash., 1961, p. 10. 83 Anatomy of Anti-Communism. N. Y., 1969, p. 37. 84 Congressional Record, vol. 94, pt И, р. A3473. 85 Daily Worker, 1950, May 30. 86 Congressional Record, vol. 94, pt 11, p. A3473—A3474. 87 Ibid., vol. 93, pt 11, 1947, p. A2688. ву» и «Песнь о России», которые выражали широко распространенные в годы войны дружественные чувства американцев к союзнику США по антигитлеровской коалиции — СССР. Десять киноработников Голливуда во главе с писателем и драматур- гом Дж. Г. Лоусоном были обвинены в «неуважении к конгрессу» за от- каз отвечать на провокационные вопросы членов комиссии. В мае 1950 г. Верховный суд США отклонил апелляцию «голливудской десятки» и тем самым подтвердил их осуждение. «Впервые за 150 лет истории США,— заявил Лоусон,— писатели идут в тюрьму, потому что комиссии конгрес- са не нравятся их работа, мысли и поступки как американских граж- дан» 88. В 1950 г. запуганные хозяева кинокомпаний ввели присяги о лояльности для принимаемых на работу лиц и распространили их позд- нее на всех киноработников. В 1951 г. КРАД вновь посетила Голливуд. А вслед за тем опубликовала «черный список», куда были включены 324 работника кино. Все они в конце концов были лишены права рабо- тать в кинематографе. В травле прогрессивных деятелей кино участво- вал и «Американский легион». Его посты по всей стране пикетировали кинотеатры, добиваясь прекращения демонстрации кинолент Чарли Чап- лина. Руководство легиона провело совещание с представителями веду- щих киностудий страны и в апреле 1952 г. издало «черный список» на 300 творческих работников кино 89. Чистки в Голливуде вскоре распро- странились на артистов театров, радио и телевидения. Деятельность федерального правительства и конгресса США нашла пылких подражателей в штатах. В Калифорнии местная комиссия по рас- следованию антиамериканской деятельности во главе с Д. Б. Тенни счи- тала коммунистами и их попутчиками всех, кто, по ее мнению, служил «интересам внешней политики СССР и содействовал разногласиям, раз- дорам и классовой борьбе в целях подготовки революции» в США90. Такое широкое толкование позволяло местным властям обрушиться с ре- прессиями на демократические и либеральные организации, критиковав- шие порядки в США и внешнюю политику правительства, в том числе местные отделения Американского союза за гражданские свободы, «Ин- ститут за демократическое образование», «Мобилизация за демократию». К концу 40-х годов в легислатуре штата Калифорния ждали обсуждения 15 биллей, намечавших установление контроля над мыслями91. Поистине погромными были действия расследователей в крупнейшем в стране Калифорнийском университете. По требованию местной комис- сии по расследованию и с одобрения Торговой палаты штата и много- численных групп «бдительных» руководство университета в 1949 г. сде- лало обязательным для всех сотрудников подачу письменных заявлений о лояльности. Летом 1950 г. 32 профессора, отказавшихся принести тре- буемую присягу, были уволены. Многие преподаватели сами оставили университет в знак протеста. 55 курсов были вычеркнуты из учебного плана за неимением специалистов 92. Позднее руководство университета 88 Daily Worker, 1950, May 30. 89 Cogley J. Report on Blacklisting: Vol. 1, 2. S. 1., 1956, vol. 1, p. 119, 124, 125. 90 Barrett E. L., Jr. The Tenney Committee. Legislative Investigation of Subversive Activities in California. Ithaca (N. Y.), 1951, p. 56. 91 McWilliams С Witch Hunt. The Revival of Herecy. Boston, 1950, p. 103. 92 Caughey J. W. In Clear and Present Danger. The Crusial State of our Freedom. Chi- cago, 1958, 149—151. 40 I. ПОСЛЕВОЕННАЯ АМЕРИКА АМЕРИКАНСКОЕ ОБЩЕСТВО НА ПЕРЕЛОМЕ (1945—1948) 41 признало, что ни один из уволенных ведущих профессоров не был ком- мунистом 93. В том же духе действовала расследовательская комиссия в штате Вашингтон, созданная местной легислатурой в 1946 г. Ее глава А. Ф. Кэн- велл предлагал считать коммунистами всех, кто утверждал, что в США существуют расовая дискриминация или имущественное неравенство. Самым сенсационным делом, принесшим комиссии громкую известность, была чистка от «нелояльных» лиц в Вашингтонском университете. Рас- следователи добились увольнения нескольких коммунистов, компетент- ность которых как преподавателей за все время их работы никогда не подвергалась сомнению, и обвинили в сочувствии идеям коммунизма еще около 150 сотрудников 94. В августе 1947 г. по инициативе отделения «Американского легиона» в Иллинойсе была создана комиссия по расследованию мятежных дейст- вий во главе с П. Бройлесом. Она усматривала коммунистическую про- паганду во всех социальных мероприятиях либерального толка. В февра- ле 1949 г. комиссия внесла на обсуждение легислатуры штата серию биллей, принятие которых означало бы серьезное ущемление граждан- ских свобод. Сотни студентов из Чикаго, представлявших либеральные организации, прибыли в Спрингфилд, чтобы протестовать против приня- тия этих биллей95. В ответ законодатели приняли решение о расследо- вании деятельности Чикагского университета и колледжа им. Рузвельта, студенты которых составляли основную массу участников демонстра- ции 96. Комиссии по расследованиям в штатах развязалрх руки охранителям «порядка» по всей стране, оказывали огромное влияние на формирование общественного мнения и во многих случаях были инициаторами антиде- мократического законодательства. Наиболее зловещие меры были приня- ты легислатурами Мэриленда и Нью-Йорка. Закон Обера в штате Мэри- ленд запрещал деятельность так называемых «подрывных организаций» (имелась в виду прежде всего Компартия) и предписывал обязательное представление всеми сотрудниками административных учреждений пись- менных подтверждений о том, что они не являлись и не являются их членами. Уличенные в нарушении закона наказывались огромными де- нежными штрафами и длительным тюремным заключением. Антикомму- нистический закон Мэриленда послужил образцом для законодателей Нью-Гэмпшира, Джорджии, Огайо, Пенсильвании, Вашингтона, Алабамы, Мичигана, Техаса, Миссисипи и других штатов, принявших аналогичные законы. Другой разновидностью репрессивных мер, разработанных в этот пе- риод, был закон Фейнберга, принятый в 1949 г. в штате Нью-Йорк. За- кон запрещал членам «подрывных организаций» работать в школах и колледжах штата, обязывал руководство органов образования регулярно сообщать властям о деятельности учителей, а советы регентов — состав- лять списки «подрывных организаций» и увольнять всех лиц, уличенных в принадлежности к ним97. Подобное законодательство было принято и в других штатах, которые, сообразуясь с местными условиями, разраба- тывали свои критерии лояльности и нелояльности преподавателей. В Джорджии, например, школьные советы лишали работы любого учите- ля, если он был противником сегрегации в обучении98. Характеризуя состояние дел в 72 колледжах страны, «Нью-Йорк тайме» 10 мая 1951 г. писала о ползучем параличе мысли и слова. Атмосфера, создавшаяся в стране, отмечала газета, имела тенденцию приравнять критику к нело- яльности, а либерализм — к коммунизму. К концу 1950 г. около 2/з шта- тов в той или иной форме установили контроль за политической благо- надежностью преподавательских кадров. К концу 1950 г. во всех штатах действовало свыше 300 законов про- тив «подрывной деятельности»99. Страх быть отождествленным с ком- мунистами стал, пожалуй, в эти годы предметом самого большого беспо- койства американцев, ибо такое отождествление почти автоматически вело к лишению средств существования и к общественной изоляции. Но реакция шла значительно дальше. В свете происшедших в мире революционных изменений все реформистские мероприятия правительст- ва демократов, которые оно в свое время вынуждено было проводить, стали изображаться как сознательное служение целям мирового «комму- нистического заговора». Инсценированные КРАД судебные процессы против «подрывной деятельности» лиц, близких к правительственным кругам, получили самую широкую огласку и должны были убедить об- щественное мнение в подлинности этого мифического заговора внутри американского правительства. Громадную активность в штатах проявили различные «патриотиче- ские» общества и самозванные защитники национальной безопасности. Нередко они были застрельщиками самых реакционных мер, разного рода запрещений и провокационных выступлений. Под их влиянием власти не разрешили в США выставку картин X. К. Ороско, в г. Провиденсе (штат Род-Айленд) отказались от установки статуи Т. Пейна, как якобы «спор- ной фигуры» в истории США. Открытым антинегритянским погромом за- кончилась вылазка расистов в Пикскилле (штат Нью-Йорк) в 1949 г. во время концерта великого негритянского певца и прогрессивного об- щественного деятеля Поля Робсона. Необычайную активность в борьбе с «красной опасностью» проявил Комитет за конституционное правление (ККП). В руководство комитета вошли богатейшие промышленники и хозяева ряда издательств 100. Ко- митет и его пропагандистский филиал «Будущее Америки» имели могу- щественных финансовых покровителей, а своим главным врагом они объ- явили правительство демократов. Концентрированное выражение обвине- ния в адрес администрации Трумэна нашли в памфлете Дж. Т. Флинна «Дорога вперед». Даже антикоммунистическую кампанию, развязанную правительством Трумэна, его автор охарактеризовал как ложную игру, которая должна была якобы скрыть подлинные цели администрации. 93 Chafee Z., Jr. The Blessing of Liberty. Philadelphia; New York, 1956, p. 242. 94 Communism and Academic Freedom. Seattle, 1949, p. 19. 95 Harsha E. H. Illinois. The Broyles Commission.—The States and Subversion/Ed, by W. Gellhorn. Ithaca, 1952, p. 55—65. 96 McWilliams C. Op. cit., p. 222—224, 226. 97 US Congress, Senate, Committee on the Judiciary, Subversive Influence in the Educa- tional Process, Hearings before the Subcommittee... pt 13. Wash., 1953, p. 1154. 98 Caughey J. W. Op. cit., p. 101. 99 The States and Subversion/Ed, by W. Gellhorn. Ithaca, 1952, p. 359. 100 Cook F. J. The Nightmare Decade. The Life and Times of Senator Joe McCarthy. N. Y., 1971, p. 41, 42. I. ПОСЛЕВОЕННАЯ АМЕРИКА АМЕРИКАНСКОЕ ОБЩЕСТВО НА ПЕРЕЛОМЕ (1945—1948) 43 Реальные враги, утверждал он,— это последователи фабианского социа- лизма в США, нашедшие себе приют в правительстве демократов. Пам- флет Флинна был с одобрением встречен в деловых кругах. «Нейшнл стил» опубликовал его 5-тысячным тиражом. «Ридерс дайджест» в фев- ральском номере за 1950 г. ознакомил миллионы читателей с основными его положениями. ККП назвал памфлет «самой важной книгой десятиле- тия» и к середине 50-х годов распространил его по всей стране в коли- честве 1 млн экземпляров 101. Разногласия между правыми и правительством начались почти сра- зу после прихода его в Белый дом. Послание конгрессу от 6 сентября 1945 г., в котором президент, сохраняя преемственность с предыдущей администрацией, предложил ряд социально-экономических мер 102, были встречены правыми в конгрессе в штыки. Они решительно выступали против правительственных предложений о полной занятости, об увеличе- нии минимума заработной платы, о распространении социального страхо- вания на новые группы трудящихся, о расширении жилищного строи- тельства и т. д. Не менее ожесточенно атаковала правая оппозиция и внешнюю поли- тику правительства, обвиняя администрацию демократов в предательстве верного американского союзника на Дальнем Востоке Чан Кайши, хотя Белый дом и делал все, что было в его силах, ради спасения гоминьда- новского режима. Победа китайской революции вызвала новую вспышку ярости у пра- вых. В пылу нападок на демократов республиканцы договорились даже до обвинения их в «пособничестве коммунизму в Азии».
<< | >>
Источник: В. Л. МАЛЬКОВ. ИСТОРИЯ США ТОМ ЧЕТВЕРТЫЙ 1945-1980. 1987

Еще по теме 3. СДВИГ ВПРАВО В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ:

  1. ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ КРИЗИС НАЧАЛА XX В.
  2. КАДЕТЫ В ТИСКАХ БОЛЬШЕВИСТСКОЙ ДИКТАТУРЫ
  3. Постмодернизм и левые
  4. Глава IV ПУСТАЯ ОБОЛОЧКА
  5. «Официальная» и «неофициальная» оппозиция в Мексике
  6. II. ИЗМЕНЕНИЕ РАЗМЕРОВ
  7. ПАРТИЙНЫЕ СИСТЕМЫ И ДЕФОРМАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ
  8. 1. ПРОФСОЮЗЫ И СТАЧЕЧНАЯ БОРЬБА. ВЫСТУПЛЕНИЯ В ЗАЩИТУ СОВЕТСКОЙ РОССИИ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. 3. СДВИГ ВПРАВО В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
  11. 4. «СИМВОЛИЧЕСКИЙ ПОПУЛИЗМ» КАРТЕРА