<<

3. Потери в Пёрл-Харборе: специфика зависимости мнений политиков и общественности от оценок военных

Как отмечалось выше, первые сообщения, полученные из Пёрл-Харбора, не содержали информации о потерях. Естественно, больше всего военно-политические деятели США интересовались состоянием Тихоокеанского флота.
Уже вечером 7 декабря адмирал Киммель послал военно-морскому министру подробный перечень повреждений. В связи с этим возникла новая проблема: требовалось сообщить это обществу. Но если занизить потери, то обман быстро выяснится, а если точно воспроизвести данные Киммеля, то подтвердятся победные заявления японцев о четырёх потопленных линко- рах661. Более того, в официальном докладе главнокомандующего говорилось о пяти потерянных тяжёлых кораблях; озвучить такую информацию не могли ни Нокс, ни Рузвельт. Поэтому экстренные заявления правительства и руководства флота содержали лишь туманные формулировки о «тяжёлых», «страшных», «больших» потерях и минимум конкретной информации (только один старый линкор потоплен)662. Это, вызвав существенные разногласия, отразилось на содержании газет.

Практически все американские газеты опубликовали официальные заявления о 350 убитых и повреждённом линкоре «Оклахома». При этом последний считается сильно пострадавшим от пожара в результате попадания японских бомб663. Первая полоса «Лос Анджелес Таймс» информировала о 350 убитых и трёх потерянных кораблях, плюс о нескольких сби тых самолётах противника664, т.е. газета ограничилась повторением официальных данных. Кроме того, «Нью Йорк Таймс» и «Лос Анджелес Таймс» повествуют о потере линкора «Оклахома», при этом первая именует его «почётным ветераном», «сторожевым псом Дяди Сэма»665. Но наравне с этой информацией публикуется и другая: «Дерзкое японское нападение покалечило американский флот»666; «Первые официальные данные о войне обман - уверено американское общество»667. В статьях проводится мысль, что истинные последствия нападения настолько ужасны, что правительство опасается придать данные огласке.

Всё это способствует распространению слухов: потери приуменьшены, а на самом деле произошла катастрофа, и за ней последуют другие. Косвенно подобные мнения подтверждены в «Нью Йорк Таймс», где сообщается, что Гавайи готовятся к обороне от новых атак668. Первоначальная неясность с потерями создавала лишнее напряжение и без этого в остром для американского общества вопросе. Необходимо заметить, что сообщения газет о новых атаках, причём атаках на Гавайи, имели под собой некоторые основания. Исследование американского историка Дж. Стефана показало, что возможность второго нападения на Пёрл-Харбор не только обсуждалась, но и планировалась японским командованием на лето 1942 г.669, однако поражение при Мидуэе разрушило эти планы.

Общее мнение на проблему потерь было выражено в январском номере «Каррент Хистори»: «Больше всего обсуждается - что случилось в Пёрл-Харборе. Но официально заявлено лишь о тяжёлых потерях, более точной информации нет, как и не названа причина успеха врага»670. Таким образом, впервые использованное Рузвельтом определение «тяжёлые потери» перешло во многие периодические издания, став одной из характеристик Пёрл-Харбора в американском обществе, наравне с «вероломной атакой»671.

Одной из основных задач президента стало опровержение неточной информации и слухов, борьба с пессимистическими и пораженческими настроениями. Этого от Рузвельта ждало всё американское общество. Но в выступлении перед Конгрессом 8 декабря 1941 г. он повторил сообщения прессы, только в более обтекаемой форме: «Вчерашняя бомбардировка Гавайских островов причинила огромный ущерб американским морским и армейским силам. Очень много американских жизней потеряно. Кроме того, американские корабли подверглись торпедным атакам в районе между Гонолулу и Сан- Франциско»672. Видно, что во всём абзаце о последствиях нападения для американских вооружённых сил не приведено ни одной конкретной цифры. Употребляемые Рузвельтом выражения («огромный ущерб», «потеряно много жизней») не отвечают на вопросы, а лишь усложняют ситуацию.

Более того, результат «торпедных атак» в указанном районе вообще не назван: сколько кораблей атаковано, есть ли жертвы, повреждения - всё это остаётся неясным для американского общества. Положение усугубляется отсутствием информации о японских потерях. Следует признать, что часть выступления Рузвельта о потерях проработана не так качественно, как «политическая» часть, посвящённая доказательству «подлости» и «вероломности» японцев. Именно на этой теме попытались сконцентрировать внимание граждан военно-политические лидеры США.

Однако материалы прессы за 8 - 9 декабря показывают, что общество более всего нуждалось в информации о результатах атаки, а вина Японии для большинства американцев была очевидна. Возможно, подобное поведение администрации Рузвельта объяснимо шоком, о котором пишут многие исто- рики673. Сам президент ссылается на недостаток точных дан- ных674. Но так как отчёт адмирала Киммеля о повреждениях линкоров поступил вечером 7 декабря, то подобные заявления не оправданы.

Не внесло ясности в проблему потерь и следующее выступление Рузвельта - «Беседа у камина» 9 декабря. В ней президент высказал несколько вариантов оценки ущерба в Пёрл-Харборе, причём все опять без конкретных цифр. После краткого обзора агрессивных действий Японской Империи в 1930-е гг. Рузвельт сообщает: «Пока что новости явно плохие. Мы потерпели серьёзную неудачу на Гавайских островах»675. Эта информация соответствует сказанным ранее словам об «огромном ущербе». Она подтверждается в выступлении ещё несколько раз: «Список потерь первых дней, без сомнения, окажется длинным. Я глубоко сопереживаю всем родным наших солдат и офицеров, а также тем, чьи близкие живут в городах, подвергшихся бомбардировке»676. Однако, почти сразу президент США заявляет, что успех своей операции японцы преувеличивают и все их сообщения об американских потерях просто «фантастические»677. Это противоречит только что сказанным словам о «плохих новостях», «серьёзной неудаче» и «длинном списке» жертв. Кроме того, позже, по ходу выступления, президент снова подтвердит победные заявления японцев: «Нужно признать, что свой коварный налёт враги исполнили блестяще - превосходно спланировали и с большим искусством провели операцию»678.

После таких слов не могли не появиться в прессе слухи о ликвидации Тихоокеанского флота США, о сокрытии правительством правды, о будущих катастрофах и поражениях679.

Первая более точная информация о том, сколько линкоров погибло или было повреждено в Пёрл-Харборе, стала доступна американскому обществу только 15 декабря 1941, т.е. через неделю после нападения. Основной целью расследования военноморского министра было - лично ознакомиться с масштабами потерь и опросить ключевых офицеров680 была окончена «инспекторская поездка» военно-морского министра Нокса, и её итоги стали достоянием прессы; кроме того, Нокс сделал специальный доклад Рузвельту. Сведения о потерях в данных источниках сильно разнятся. Реальные потери Тихоокеанского флота США - одна из главных тем секретного доклада военноморского министра президенту. Нокс заявил о потери пяти линейных кораблей. Однако, совершенно иная оценка повреждений кораблей и понесённых потерь присутствует в «Кратком отчёте...» для прессы, где Нокс признаёт гибель только одного линкора - «Аризоны». Такой существенный разброс обусловлен употребляемыми военно-морским министром терминами: президенту он сообщал о потопленных линкорах681, а широкой общественности 15 декабря - об уничтоженных кораблях682, причём в обоих случаях оказался прав. Цель подобного изме нения используемых терминов вполне ясна - для большинства людей разница в словах «потопленный линкор» и «уничтоженный корабль» не слишком велика, но заявление о 5 потопленных линейных кораблях подтвердит самые опасные слухи, которые распространились за неделю, а также сообщения японцев о своих успехах, поэтому в государственных интересах более приемлемым является употребление термина «уничтоженный корабль». Это сильно изменяет цифровые показатели потерь, не искажая исторических фактов.

Но ни один из представленных Ноксом вариантов не подходил для Ф. Рузвельта, который, ведя очередную «Беседу у камина» 23 февраля 1942 г.683, сообщил: «Число офицеров и солдат, убитых во время нападения на Пёрл-Харбор 7 декабря, составило 2340, раненых 946.

Из всех боевых кораблей, базировавшихся в Пёрл-Харборе, - линкоров, тяжёлых и лёгких крейсеров, авианосцев684, эсминцев и подводных лодок - только три были навсегда выведены из строя»685. Такие существенные различия в предоставляемых сведениях о потерях Тихоокеанского флота США вызваны, скорее всего, спецификой аудитории, на которую был рассчитан каждый из докладов: в последнем случае, выступление Ф. Рузвельта адресовывалось всей стране686, следовательно, собственные потери оценивались как минимальные.

Таким образом, можно предположить, что грамотное уменьшение потерь за счёт оперирования другими терминами в вопросе о Пёрл-Харборе, впервые применил военно-морской министр Нокс, чтобы не шокировать общество и не давать поводов для паники и пессимистических настроений. Заложенную практику продолжил Рузвельт.

В один день с выступлением Ф. Нокса вышел номер журнала «Тайм», где в статье «Трагедия в Гонолулу» обсуждался вопрос об американских потерях во время атаки. Публикация примечательна тем, что в ней представлены два взгляда на проблему: американский и японский. Сначала сообщается, что «в Вашингтоне военно-морские потери оценивают как серьёзные. Один старый линкор и эсминец потоплены, ещё несколько кораблей повреждены»687. Эти заявления никак не комментируются, но в противовес им приводятся японские данные: «Затонули два линкора, ещё два крупных корабля и четыре больших крейсера сильно повреждены. В составе американского Тихоокеанского флота осталось два линкора, шесть крейсеров и только один авианосец»688. Важно то, что и данные японцев «Тайм» не критикует, а лишь констатирует, несмотря на призыв Рузвельта «гнать от себя слухи» и не верить пропаганде противника. В журнале акцентируется внимание на другой проблеме, связанной с потерями. «Возможно, что гибель запасов топлива более важная проблема, чем повреждения и потери кораблей»689. На фоне всеобщего обсуждения количества потопленных линкоров «Тайм» ставит новый вопрос, который для остальных изданий остался незамеченным. Но здесь сказалась недостаточная осведомлённость журналистов, т.к.

поводов к беспокойству не было - склады нефти не были ни атакованы, ни повреждены690.

В результате можно констатировать, что в первые недели после атаки сложились две точки зрения на повреждения и потери флота в Пёрл-Харборе: первая - версия военных о пяти потерянных линкорах; вторая - версия политиков, уменьшаю щая ущерб, оценённый военными691. Дальнейшая их эволюция связана с началом широкой деятельности ведомственных комиссий и расследований японского нападения.

Однако, вместо продолжения развития заложенных ранее тенденций в оценке потерь ситуация резко стабилизировалась. Если для отчётов военных, составленных сразу после атаки, вопрос об оценке потерь был принципиально важным, то специальные расследования интересовались другими проблемами. Главная из них - поиск ответа на вопросы: «Почему японское нападение стало возможным?» и «Как оно проходило?». При этом нанесённый ущерб отходил на второй план.

Естественной представляется ситуация с расследованием Нокса: выше было показано, как сформировался «двойной стандарт» в изложении потерь флота и армии в Пёрл-Харборе. Несколько иной подход проявила комиссия Робертса. Именно в её документах фигурировал отчёт адмирала Киммеля от 21 декабря 1941 г., но в опубликованный итоговый доклад информация о потерях не вошла692. И это очевидно - она бы противоречила заявлению Нокса от 15 декабря. Кроме того, данные, полученные в ходе работы комиссии, могли быть неугодны президенту Рузвельту, который уже представил своё мнение по этому делу.

Масштабные морские сражения на Тихом океане весной - летом 1942 г. стали основной темой, обсуждающейся в США, и это отвлекло общество от Пёрл-Харбора и проблемы потерь. Интерес к воскресному нападению, как уже показано выше, снова появился к первой годовщине атаки. Но до обнародования официального заявления 6 декабря в оценке потерь преобладала версия о двух потопленных линкорах. Так, в издании «Чикаго Сан» 4 декабря 1942 г. сообщается, что во время неожиданного нападения линкор «Аризона» и эсминец «Шоу» взорвались, а «Оклахома» перевернулась. Кроме того, было потеряно более 3000 человеческих жизней693. Основное внимание уделено, естественно, «Аризоне». Фотографии горящего и разрушенного линкора выделяются из всех остальных в издании. Несмотря на прошедший год, оценка повреждений кораблей Тихоокеанского флота в прессе не изменилась. Иной ситуация стала через два дня - 6 декабря 1942 г.

Именно в этот день была впервые представлена развёрнутая информация о повреждениях кораблей в Пёрл-Харборе. Военно-морское министерство опубликовало специальное сообщение для прессы под заглавием «Японское нападение на Пёрл-Харбор 7 декабря»694. Заявление начинается с важной и интересной фразы: «Каждый линкор был выведен из строя»695, а далее уточняется, что «в результате атаки 5 линкоров («Аризона», «Оклахома», «Калифорния», «Невада», «Вест Вирджиния»); 3 эсминца («Шоу», «Даунс»; третий - «Кэс- син» - почему-то не указан - С.Б.); минный заградитель «Огла- ла»; корабль-мишень «Юта» и большой плавучий док затонули или получили повреждения, не позволяющие принимать участие в боевых действиях в течение некоторого времени»696.

Из этого перечня видно, что в Военно-морском министерстве и год спустя после атаки продолжала господствовать версия Киммеля о повреждениях кораблей, но с важным дополнением. Термин «потопленный корабль», употребляемый главнокомандующим в отношении пяти линкоров697, заменяется на более объёмное и расплывчатое определение: «Потопленный корабль или получивший повреждения, не позволяющие принимать участие в боевых действиях в течение некоторого времени». В результате для читателей США в 1942 - 1943 гг. оставалось неясным, какие из перечисленных кораблей (десять боевых, плюс плавучий док) были именно потоплены, а какие серьёзно (и насколько серьёзно) повреждены.

Ещё больше запутывает повествование введение в текст нового термина, дополнительно к использованным ранее - «повреждённый корабль»698. Подразумевается, что нанесённый ущерб подобным кораблям не сказался на их боеспособности, т.к. нет фразы «получил повреждения, не позволяющие принимать участие в боевых действиях в течение некоторого времени». Таковыми признаны в сообщении три линкора («Пенсильвания», «Мериленд», «Теннеси»); три крейсера («Хелена», «Гонолулу», «Рейли»); плавбаза «Кёртис» и ремонтное судно «Вестал»699. Этим опровергается информация, представленная в начале сообщения, что «каждый линкор выбыл из строя», ведь здесь три линейных корабля указаны как «повреждённые», а между двумя данными терминами существует большая разница.

Однако на этом игра терминами, обозначающими состояние повреждённых в Пёрл-Харборе кораблей, не заканчивается. На следующей странице текста сообщается: «Из всех 19

потопленных или повреждённых кораблей только 26-летний линкор «Аризона» навсегда и полностью потерян»700.

Итак, наблюдается использование авторами заявления четырёх различных терминов для обозначения состояния кораблей Тихоокеанского флота: 1) «выведенный из строя»701; 2) «потопленный или получивший повреждения, не позволяющие принимать участие в боевых действиях в течение некоторого времени»702; 3) «повреждённый»703; 4) «навсегда и полностью потерянный корабль»704. Это чрезвычайно запутывает ситуацию с определением реальных повреждений и вызывает противоречия в тексте, описанные выше. А главное, в качестве итога говорится, что только один линкор был потерян. Остальные сокрыты за неясными, многообразными формулировками, дублирующими друг друга. Но такое заявление противоречит выступлению Рузвельта, сделанному восемью месяцами ранее, где чётко сказано: «навсегда потеряно три корабля»705. Это авторы сообщения никак не объясняют. В тексте комментируется лишь доклад военно-морского министра Ф. Нокса от 15 декабря 1941 года706, опубликованный в этом же сборнике707. Про него авторы пишут: «Военно-морской министр сообщил, что «Аризона», «Шоу», «Кэссин», «Даунс», «Юта» и «Огла- ла» - потеряны, а «Оклахома» - перевернулась. К счастью, итоги спасательных операций в Пёрл-Харборе превзошли все ожидания»708. Последней фразой авторы устраняют противоречия между данными Нокса (6 потерянных кораблей), Рузвельта (3 корабля) и своими (потеряна одна «Аризона»), оправдываясь более ранними сроками предыдущих заявлений, когда спасательные работы ещё шли.

Сообщение от 6 декабря 1942 г. не только ознакомило американское общество с двумя основными версиями оценок повреждений кораблей в Пёрл-Харборе, но предложило итоговый, конечный вариант. Информация, представленная в заявлении для прессы, оказалась полезной и для политической элиты США. Так, конгрессмен Уолш практически дословно использовал текст в первой главе своего доклада709. Были сохранены не только факты, но и термины, последовательность перечисления кораблей, стилистические особенности: «В результате японской атаки 5 линкоров («Аризона», «Оклахома», «Калифорния», «Невада», «Вест Вирджиния»); 3 эсминца («Шоу», «Даунс», «Кэссин»); минный заградитель «Оглала»; корабль-мишень «Юта» и большой плавучий док затонули или получили повреждения, не позволяющие принимать участие в боевых действиях в течение некоторого времени»710. Описание повреждённых кораблей также практически дословное711.

Таким образом, можно предположить, что в этих источниках начинает исчезать резкое разделение мнения военных и политиков по вопросу о потерях в Пёрл-Харборе, свойственное для первого этапа развития проблемы. Разнообразие оценок уступает место одной, единой модели восприятия712. Это обстоятельство способствовало снижению интереса к данной проблеме, что чётко видно из деятельности последующих нескольких комиссий и расследований нападения 7 декабря.

Третье расследование Пёрл-Харбора (после расследования Нокса и комиссии Робертса), проведённое адмиралом Хартом, было не закончено и проблемы потерь не коснулось713. Из всех последующих комиссий и специальных расследований лишь три сообщили информацию о потерях в Пёрл-Харборе: комиссия адмирала Хьюитта, военно-морская и Объединённого следственного комитета. Во всех случаях сделано это очень схожим образом.

Адмирал Хьюитт в итоговом докладе по поводу повреждений флота пишет: «Полная информация о потерях приведена в материалах военно-морской следственной комиссии. Все доклады сходятся на том, что людские потери составили 3963 человека, из которых 896 ранено и 3067 убито, умерло от ран или пропало без вести. Флот потерял: линкоры «Аризона», «Калифорния», «Оклахома», «Вест Вирджиния» - затонули, «Невада» села на мель. Вспомогательные корабли «Юта» и «Оглала» также были потоплены. Остальные линкоры, находившиеся в гавани «Пенсильвания», «Мериленд», «Теннеси»; крейсера «Хелена», «Гонолулу» и «Рейли»; эсминцы «Шоу», «Кассин» и «Даунс»; а также вспомогательные корабли «Кёртис» и «Вестал» получили серьёзные повреждения»714. Как видно, адмирал снова фактически воспроизвёл данные Киммеля, ссылаясь на предыдущую ведомственную комиссию. Тот же материал присутствует и в итоговом докладе последнего расследования нападения на Пёрл-Храбор715. Объединённый следственный комитет, как и другие расследования, сконцентрировал внимание на иных вопросах.

После детального анализа повреждений и потерь в 1941 - 1942 гг., американские военные в 1943 - 1946 гг. перешли к сообщению о лишь самых общих моментах - о состоянии кораблей после атаки. Это, во многом, объясняется тем, что вопрос о потерях перестал быть актуальным (но не в историографическом, а в политическом плане). Ситуация вокруг Пёрл-Харбора, как и любого крупного сражения, была чрезмерно политизирована, а публикация многих важнейших документов в 1946 г. стала катализатором дискуссии официальной и «ревизионистской» школ716. Главной темой обсуждения явилась иная проблема - почему атака была полной неожиданностью для американских вооружённых сил717. В этой полемике места вопросу о потерях не нашлось. Ситуация «двойного стандарта» в оценке потерь, характерная для 1941 - 1942 гг., исчезла в 1944 - 1946 гг. в ходе работ специальных расследований, перестав быть политической необходимостью.

<< |
Источник: Буранок С. О.. Пёрл-Харбор в оценке военно-политических деятелей США (1941 - 1945): Монография. - Самара: ООО «Издательство АсГард». - 238 с.. 2009

Еще по теме 3. Потери в Пёрл-Харборе: специфика зависимости мнений политиков и общественности от оценок военных:

  1. II.1. Восприятие нападения на Пёрл-Харбор общественно-политическими кругами США
  2. 3. Потери в Пёрл-Харборе: специфика зависимости мнений политиков и общественности от оценок военных