<<
>>

1. ПЕРЕСМОТР ЗАКОНА О НЕЙТРАЛИТЕТЕ

1 сентября 1939 г. началась вторая мировая война. США не могли оставаться лишь свидетелями невыгодных для себя изменений в мире в результате агрессии держав «оси», из которых по-прежнему наибольшие опасения вызывала гитлеровская Германия.
С первых же дней войны США фактически встали на сторону Англии и Франции. «Симпатии по- давляющего большинства американского народа,— сообщал в Берлин 18 сентября 1939 г. германский поверенный в делах в Вашингтоне Г. Томсон,—находятся на стороне наших противников». Быстрый раз- гром Польши лишь усилил тревогу американцев: в конце сентября 63% опрошенных опасались нацистского нападения на США в случае полной победы Гитлера1. 3 сентября Рузвельт в обращении к народу 2 обещал сохранить США вне войны, предупредив, однако, что, «когда мир где-либо нарушен, все остальные страны подвергаются опасности». Специальной прокламацией 5 сентября был введен в действие закон о нейтралитете 1937 г., преду- сматривавший эмбарго на экспорт оружия в воюющие европейские стра- ны. Вместе с тем правительство не скрывало намерения пересмотреть закон, что отвечало англо-французским желаниям. В стране было объяв- лено «ограниченное чрезвычайное положение», которое наделило прези- дента дополнительными полномочиями. Для противодействия отмене эмбарго изоляционисты в сенате образо- вали «Блок за мир». У. Бора, самый влиятельный из сенаторов-изоляцио- нистов, обвинил правительство в том, что оно в своем стремлении ока- зать помощь Англии и Франции делает первый шаг на пути к вступле- нию в европейскую войну. Изоляционисты организовали массовые митин- ги протеста. По предложению Рузвельта3 для противодействия 1 Drummond D. F. The Passing of American Neutrality, 1937—1941. Ann Arbor, 1955, p. 97.- 2 The Public Papers and Addresses of Franklin D. Roosevelt: 1933 vol.— 1945 vol./Ed. by S. I. Rosenman. N. Y., 1938—1950, 1939 vol., p. 460—464. 3 Divine R.
A. The Reluctant Belligerent: American Entry into World War II. N. Y., 1965, p. 68. 4 318 III. ВОЙНА НАКАНУНЕ ВСТУПЛЕНИЯ В ВОЙНУ 319 изоляционистам был создан «Внепартийный комитет за мир посредством пересмотра закона о нейтралитете», председателем которого стал извест- ный газетный издатель республиканец У. Уайт. Очень скоро стало оче- видным, что предложению о пересмотре обеспечена общественная под- держка4. Тем временем в Панаме 23 сентября — 3 октября прошла конферен- ция министров иностранных дел стран Американского континента. Ее участники, представлявшие 21 государство, приняли выработанную по инициативе Рузвельта декларацию об установлении 300-мильной ней- тральной полосы по обеим сторонам Северной и Южной Америки (за исключением Канады). Она запрещала военные действия в нейтральной зоне и предусматривала возможность ее патрулирования. Используя Панамскую декларацию, США с конца 1939 г. ввели патрулирование в стратегически важном Карибском бассейне и в дальнейшем сотрудничали с британским флотом в борьбе с нацистскими подводными лодками в Северной Атлантике. В решениях Панамской конференции отразились стремления США усилить собственные военно-стратегические и экономи- ческие позиции в Западном полушарии за счет европейских конкурентов, продвинуть дальше планы обеспечения межамериканской «солидарности» под своей эгидой. Одновременно они свидетельствовали о проанглийской и антигерманской ориентации стратегии США. Такую направленность их внешней политики закрепил пересмотр закона о нейтралитете. На созванной для этого внеочередной сессии конгресса Рузвельт заявил, что закон «ошибочно именуется» законом о нейтралитете, ибо «каждый раз ставит нас на сторону нападающей сто- роны». Президент предложил изменить закон, подчеркнув, что «наша политика должна прежде всего учитывать подлинные американские интересы»5. Правительственное предложение, воплотившееся в резолю- ции К. Питтмэна, предусматривало отмену эмбарго на экспорт оружия, продажа которого воюющим сторонам отныне разрешалась на основе «кэш энд кэрри».
В дискуссии в сенате, проходившей между 2 и 27 октября, сторон- ники резолюции, включая Т. Коннэлли, Р. Вагнера, Дж. Бирнса, заяви- ли, что ее целью является предотвращение вовлечения в войну, посколь- ку американские суда и граждане не будут затронуты военными дейст- виями на море. Их оппоненты У. Бора, Дж. Най, Р. Лафоллетт, X. Джонсон, А. Ванденберг и другие обвиняли правительство в намере- нии вовлечь США в войну в интересах Британской империи. Сенатор Бора считал начавшуюся войну «не чем иным, как очередной главой в кровавой летописи европейской великодержавной политики», никак не затрагивающей интересы США6. Несмотря на то что тон дискуссии за- давали изоляционисты, большинство сенаторов выступили за отмену эм- барго: 63 голоса «за» и 30 —«против». Перед обсуждением резолюции в палате представителей У. Уайт обратился к лидеру республиканского меньшинства в палате с призывом «не играть на руку Гитлеру в вопросе эмбарго»7. Всего через три дня после начала обсуждения палата 4 Field H. American Public Opinion and Foreign Policy. N. Y., 1945, p. 4. 5 The Public Papers and Addresses of Franklin D. Roosevelt, 1939 vol., p. 518. 6 Congressional Record, vol. 85, pt 1, p. 69. 7 Selected Letters of William Allen White/Ed. by W. Johnson. N. Y., 1947, p. 399. представителей 243 голосами против 181 также одобрила отмену эм- барго 8. 4 ноября Рузвельт подписал новый, четвертый после августа 1935 г. закон о нейтралитете. Одновременно президентской прокламацией он объявил Северную Атлантику зоной боевых действий, в которой запре- щалось плавание американских судов. По-прежнему исключалась воз- можность предоставления займов воюющим странам и передвижение американцев на их судах. Но впервые разрешалась продажа американ- ского вооружения воюющим в Европе сторонам, если оно будет заранее оплачено и вывезено на иностранных судах9. Конечно, продажа оружия на основе «кэш энд кэрри» была выгодным бизнесом, однако большее значение имело стремление поддержать Англию и Францию, победа ко- торых отвечала американским интересам10. Пересмотр прежнего закона не устранил противоречий американской внешней политики. По-прежнему действие закона. о нейтралитете не распространялось на японо-китайскую войну, и Япония продолжала закупать в США нефть и другое стратегическое сырье. Американская же помощь Китаю, чем США отчасти оправдывали эту свою позицию, но- сила крайне ограниченный характер. С другой стороны, запретив своим судам пользоваться морскими путями в Северной Атлантике, они косвен- но содействовали германской блокаде Англии и тем питали надежды Гит- лера на длительность нейтралитета США. Изменение закона о нейтралитете не решило и проблем, связанных с созданием англо-американского союза, вокруг чего шли нескончаемые споры. Правительство определенно продвигалось по пути сотрудничества с Англией, с которой США имели давние тесные финансово-торговые связи, но делало это очень медленно, ибо соперничество между двумя странами не затухало, хотя и несколько притупилось. В Латинской Аме- рике, например, американские монополии теснили не только немецких, но и британских конкурентов, претендуя на их долю в торговле и судо- ходстве в регионе. В то же время правительству США приходилось счи- таться с критикой в свой адрес со стороны изоляционистов, с их напад- ками на Британскую империю. Подталкивали США к сближению с Англией и события на Дальнем Востоке, хотя американцы отказывались брать на себя твердые обяза- тельства о помощи Англии в случае нападения Японии на ее азиатские колонии. США продолжали политику «умиротворения» Японии, желая выиграть время для подготовки к войне за установление безраздельного господства в районе Тихого океана. Не теряли американские правящие круги и надежды на то, что японский агрессор повернет на север, про- тив СССР. Американская политика в отношении Советского государства суще- ственно не изменилась. В связи с советско-финляндской войной прави- тельство США встало на сторону реакционных правителей Финлян- 8 Заключительное голосование по согласованному между палатами конгресса тек- сту резолюции состоялось 3 ноября. 9 Требование об оплате американских товаров наличными было следствием того, что закон о нейтралитете запрещал предоставление частных займов воюющим странам, а займы правительственные запрещались законом Джонсона 1934 г. 10 Поздеева Л. В. Англо-американские отношения в годы второй мировой войны 1939—1941 гг. М, 1964, с. 46, 61. 320 III. ВОЙНА НАКАНУНЕ ВСТУПЛЕНИЯ В ВОЙНУ 321 дии11. Непримиримость последних на советско-финляндских переговорах в октябре 1939 г., когда сохранялась возможность достижения сторонами взаимоприемлемого соглашения, во многом объяснялась той поддержкой, которую финны получали в Лондоне, Париже и Вашингтоне12. После начала войны «тщательно изучался» вопрос о разрыве дипломатических отношений с Советским Союзом, однако Рузвельт и Хэлл предпочли воздержаться от этого 13. Не был введен в действие и закон о нейтрали- тете, поскольку учитывалась возможность изменения в будущем к луч- шему во взаимоотношениях между СССР и западными государствами14. Зато во многих других вопросах США открыто демонстрировали свою враждебность Советскому Союзу. Особенно показательным явплось про- возглашение Вашингтоном 2 декабря 1939 г. «морального эмбарго» на продажу американских самолетов и авиационного снаряжения, которое сохраняло силу в отношении СССР более года. К весне 1940 г. советско- американские отношения оказались замороженными как в политико- дипломатической, так п в торгово-экономической областях. Оправдывая антисоветские акции, власти ссылались на симпатии американского народа к Финляндии. Изоляционисты и интернационали- сты, забыв свои разногласия, объединились в поддержке Финляндии, которую объявили защитницей «всей западной цивилизации». Размах антисоветской кампании вынудил Советское правительство досрочно закрыть павильон СССР на Всемирной выставке 1939 г. в Нью-Йорке. Эта кампания пошла на убыль лишь с заключением мира между СССР и Финляндией 12 марта 1940 г. Большие усилия США приложили в период «странной войны», чтобы поддержать «мирные усилия» западных стран, примером чему явилась посылка в феврале-марте 1940 г. в Европу с дипломатической миссией заместителя государственного секретаря С. Уэллеса. Эта миссия с самого начала имела ничтожные шансы на успех — «один к тысяче» 15. Тем не менее она вполне соответствовала «нейтралистской» линии США, кото- рые лишь на словах провозглашали своей целью отстаивание мира, но использовали для этого малоэффективные средства. Вместе с тем Рузвельт опасался ожидавшегося наступления вермахта на Западном фронте, считая, что «победа Гитлера немедленно создаст угрозу жизненным ин- тересам Соединенных Штатов»16. Кроме того, правительство старалось опровергнуть изоляционистские обвинения в том, что оно способствует втягиванию США в войну. Чем бы ни кончилась миссия, правительство могло в год президентских выборов заявить, что в критической ситуации оно не бездействовало. С. Уэллес отплыл в Европу вместе с М. Тэйлором, бывшим главой «Юнайтед Стейтс стил компани», которого Рузвельт назначил своим пред- ставителем в ранге посла в Ватикане. Так как дипломатические отноше- ния с Ватиканом США не поддерживали с 1867 г., это усилило впечат- ление серьезности американских мирных усилий. Одновременно с 11 Sob el R. The Origins of Intervention: The United States and the Russia-Finnish War. N. Y.. 1960; Schwartz A. America and the Russia-Finnish War. N. Y., 1975. 12 История внешней политики СССР, 1917—1980: В 2-х т. М„ 1980—1981, т. 1, с. 400. 13 Langer W. L., Gleason S. E. The Challenge to Isolation, 1937—1940. N. Y., 1952, p. 332. 14 The Memoirs of Cordell Hull: Vol. 1. 2. N. Y., 1948, vol. 1, p. 707. 15 Welles S. The Time for Decision. N. Y., 1944, p. 73. 16 Ibid. неофициальной миссией в Германию отправился Дж. Муни, один из ру- ководителей компании «Дженерал моторз», который получил инструкции от самого Рузвельта и встречался с высшим руководством рейха, вклю- чая Гитлера. На этих закулисных американо-германских переговорах речь шла главным образом об условиях прекращения военных действий, но договоренности достичь не удалось17. Если бы в американские намерения действительно входили поиски путей к «справедливому и постоянному миру», то следовало вступить в переговоры также и с СССР. Но Москва не входила в маршрут Уэллеса. Учитывая, что в это время шла советско-финляндская война, в которую собирались вмешаться на стороне Финляндии правительства Великобри- тании и Франции, пользовавшиеся в общем поддержкой США, нельзя исключить того, что целью миссии было прекращение войны в Западной Европе путем антисоветского сговора 18. В Риме Уэллес вел переговоры с Муссолини и Чиано, в Берлине встречался с Гитлером и Риббентропом, в Лондоне с Чемберленом и Черчиллем, а в Париже с Даладье и Рейно. Как и следовало ожидать, позиции воюющих сторон оказались непримиримыми. В Берлине не скрывали желания вести войну до тех пор, пока вся Европа не подпадет под контроль Германии. Для Лондона и Парижа мир на таких условиях был неприемлем. Зондаж, произведенный Уэллесом, позволил сделать вывод, что амбиции Гитлера не имеют границ. Веское подтверждение этому было получено, когда на смену «странной войне» пришло масси- рованное наступление вермахта на Западе. Капитуляция Франции и установление контроля гитлеровской Герма- нии над Западной Европой, исключая Англию, подтвердили самые мрач- ные прогнозы. По мнению Г. Стимсона, ставшего в июле 1940 г. военным министром, Соединенные Штаты оказались перед лицом самого большого кризиса в своей истории19. В случае полного поражения Англии Гитлер, как опасались в Вашингтоне, повернул бы вермахт на Американский кон- тинент, тем более что при этом мог опереться на Японию. Еще раз была доказана пагубность политики «нейтралитета», даже в измененном виде, ибо США запаздывали с помощью западным союзни- кам. Германия уверилась в том, что ей удастся достигнуть решающего преимущества в Европе до американского вмешательства; Италия, отверг- нув советы США, включилась в войну на стороне нацистов, а Япония торопилась воспользоваться резким ослаблением позиций Англии и Фран- ции в Азии. Стало совершенно очевидным, что внешнеполитические проблемы, включая главную из них — обеспечение безопасности страны, нельзя решить в рамках нейтралитета. Понимание этого и отразилось в настроениях общественности: с 20 до 80% увеличилось число сторонников оказания помощи союзникам помимо «кэш энд кэрри»20. Возросшая опасность заставила и изоляционистов и интернационалистов потребовать вооружения нации21. С июня по сентябрь 1940 г. конгресс спешно при- 17 Drummond D. F. Op. cit., p. 123. 18 История дипломатии: Т. 1—5. М., 1959—1979, т. 4, с. 15. В «Историй внешней по-литики СССР (1917—1980)» говорится, что «цель миссии состояла в зондировании • возможностей заключения Англией и Францией мира с гитлеровской Германией» (т. 1, с. 406). 19 Stimson H., Bundy M. On Active Service in Peace and War. N. Y., 1948, p. 318. 20 Drummond D. F. Op. cit, p. 150. 21 Lippman W. U. S. War Aims. Boston, 1944, p. 45. 322 III. ВОЙНА НАКАНУНЕ ВСТУПЛЕНИЯ В ВОЙНУ 323 нял несколько финансовых законопроектов, доведя военный бюджет до 10,5 млрд. долл., т. е. увеличив его в 5 раз. Решительно активизировались противники нейтралитета. 17 мая Уайт направил телеграмму нескольким сотням известных деятелей, в которой говорилось, что «пришло время, когда Соединенным Штатам следует вы- ступить со своей материальной и моральной мощью на стороне больших и малых наций Западной Европы, сражающихся за цивилизованный путь жизни»22. Вскоре было объявлено о создании «Комитета защиты Америки путем оказания помощи союзникам», превратившегося во влия- тельную общенациональную организацию. За 1,5 месяца в 47 штатах появилось более 300 отделений комитета. Денежные взносы в его фонд поступали отовсюду, крупные взносы шли от бизнесменов. Поддержка комитета основной частью деловых кругов отражала непримиримость противоречий между США и гитлеровской Германией. Углубились расхождения в лагере изоляционистов. Их левое крыло (историк Ч. Бирд, экономист С. Чейз, писатель Т. Драйзер, социалист Н. Томас и др.), проводя параллель между обеими мировыми войнами, делало упор на империалистические тенденции, преуменьшая значение антифашистского фактора в происходившей борьбе. Ч. Бирд, например, так и не сумел понять неизбежность активной борьбы против агрессии государств фашистско-милитаристского блока. Правое крыло (бывший президент Г. Гувер, сенатор Р. Тафт, конгресс- мен Г. Фиш, издатель-миллионер У. Херст-старший и др.) выступало с откровенно экспансионистских позиций. Изоляционисты консервативного толка полагали, что, оставаясь вне войны в Европе, США получат луч- шие шансы благодаря взаимному ослаблению их империалистических соперников. Не исключали правые изоляционисты и американского участия в войне, в частности против Японии, считая, как сенатор Р. Тафт, что «вовлечение в войну на Тихом океане не столь опасно, как в европейскую войну» 23. Ведущей организацией правых изоляционистов стал «Комитет Америка прежде всего», к которому тяготели многие реак- ционные и профашистские группы 24. Пропаганда правых сводилась к тому, что неограниченная помощь Англии сделает неизбежным вступле- ние США в войну в Европе при отсутствии для них внешней угрозы. Созданная в начале сентября 1940 г. в противовес комитету Уайта, эта организация использовала избирательную кампанию 1940 г., чтобы зару- читься поддержкой общественности. Показательно, что многие левые изо- ляционисты избегали сотрудничества с «Комитетом Америка прежде всего». В изменившейся мировой стратегической обстановке неотложная американская помощь стала жизненно необходимой для Великобритании, где новое правительство возглавил премьер-министр У. Черчилль. Уже в первом его обращении к США за помощью, последовавшем 15 мая, содержалась отчаянная просьба предоставить взаймы 40—50 американ- ских эсминцев для усиления конвоя английских судов. «Комитет защи- ты Америки путем оказания помощи союзникам» выступил за передачу эсминцев, выкинув лозунг: «Нас и Гитлера разделяет английский флот». От него же исходило предложение передать эсминцы в обмен на базы в 22 Johnson W. The Battle Against Isolation. Chicago, 1944, p. 69. 23 Jonas M. Isolationism in America. 1935—1941. Ithaca, 1966, p. 23. 24 Cole W. America First. The Battle Against Intervention, 1940—1941. Madison, 1953. британских владениях в Западном полушарии и обещание не допустить сдачи английского флота Германии. Черчилль предпочел бы не облекать соглашение в форму обмена баз на эсминцы, но Рузвельт, ссылаясь на существующее законодательство и оппозицию изоляционистов, настоял на своем. По соглашению от 2 сентября 1940 г. 50 старых американских эсминцев были обменены на территории под 8 авиационных и морских баз в британских владениях от Ньюфаундленда до Британской Гвианы, сданных в аренду на 99 лет (передача территорий на Ньюфаундленде и на Бермудских островах была оформлена в виде «дара»). Англия подтвердила, что ни в коем случае не допустит, чтобы ее флот попал в руки гитлеровцев. Выгоды для США были неоспоримы. Сообщая конгрессу о достигну- том соглашении, Рузвельт заявил, что оно представляет «наиболее важ- ный шаг в усилении нашей национальной обороны со времени покупки Луизианы» 25
<< | >>
Источник: Г. Н. СЕВОСТЬЯНОВ И. В. ГАЛКИНА Л. В. ПОЗДЕЕВА Е. Ф. ЯЗЬКОВ. ИСТОРИЯ США ТОМ ТРЕТИЙ 1918-1945. 1985

Еще по теме 1. ПЕРЕСМОТР ЗАКОНА О НЕЙТРАЛИТЕТЕ:

  1. Вопрос 105. Пересмотр вступивших в законную силу решений, определений и постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам. Основания и предмет пересмотра
  2. 3. ЗАКОН О НЕЙТРАЛИТЕТЕ
  3. РАЗДЕЛ II Пересмотр Конституции. Конституционные законы
  4. § 1. Сущность кассационного пересмотра решений, не вступивших в законную силу
  5. Пересмотр вступивших в законную силу постановлений суда по вновь открывшимся обстоятельствам
  6. § 4. Участие прокурора в пересмотре приговоров и иных судебных решений, вступивших в законную силу
  7. § 4. Участие прокурора в пересмотре судебных актов, вступивших в законную силу
  8. §1. Общая характеристика стадии пересмотра вступивших в законную силу решений суда в порядке надзора
  9. 20.1. Понятие, значение и основания пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений и постановлений, вступивших в законную силу
  10. Глава 28. ПЕРЕСМОТР ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ
  11. Раздел IV. ПЕРЕСМОТР ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ