<<
>>

3. ИСТОКИ БУРЖУАЗНОГО РЕФОРМИЗМА. ПОЛИТИЧЕСКИЙ КРИЗИС И ВЫБОРЫ 1912 Г.

Поражение консерваторов и успех прогрессистов на выборах 1910 г. отразили идейное брожение внутри обеих буржуазных партий, вызванное обострением политической ситуации в стране: борьбой рабочего класса за свободу слова, забастовочным движением, новой волной выступлений макрейкеров и распространением социалистических идей. Последний фактор играл значительную роль, толкая идеологов буржуазии продолжать поиски средств упрочения капиталистической системы. В начале XX в. буржуазно-реформистские социально-политические теории, с которыми в 80—90-е годы выступили Р.
Эли, Л. Уорд и другие политэкономисты и социологи, получили развитие в работах Г. Кроули, Ч. Ван Хайза, Дж. А. Смита, Л. Брандейса, У. Уэйла. Но если буржуазные идеологи конца XIX в. разрабатывали вопросы взаимоотношения государства и общества в теоретическом плане, то пришедшие на смену им теоретики буржуазного реформизма этим не ограничились. Они перешли к предложению практических политических программ, на которые смогли опереться государственные деятели нового века37. Еще одна — и важная — черта характерна для представителей нового поколения идеологов буржуазного реформизма: критическое отношение к конституции. Этот документ, долгие десятилетия считавшийся источником для определения правовых и социально-экономических норм американского общества (хотя к этому времени уже вошли в силу 15 поправок к конституции), оказался объектом нападок. Ставились под сомнение не положения, а его консервативный дух, консервативная основа, заложенная «отцами-основателями». Принципы «разделения властей», «сдерживающих факторов», в первую очередь в лице Верховного суда, ограничения власти федерального правительства, наделения особыми прерогативами легислатур и исполнительной власти штатов, многоступенчатая система принятия и введения новых законов — все это подверглось критике на страницах книги «Дух американского правительства», вышедшей в 1907 г. Автором этого сочинения был профессор Колумбийского университета на кафедре политических наук Дж. А. Смит, ставший впоследствии видным участником прогрессивного движения. Смит объявил конституцию «реакционным документом», предпринял попытку развенчать культ конституции, утверждаемый многочисленными произведениями апологетического характера. Признав, что в основе этого документа лежат принципы обеспечения частной собственности и стремление имущих классов навечно закрепить сложившиеся социально-экономические отношения, Смит утверждал, что конституция создала «правительство, не обладающее властью вмешиваться в закрепленные законом имущественные права и, следовательно, неспособное проводить с помощью законодательства политику всеобщего благосостояния» 38. Исходя из этого факта Смит предлагал, прежде чем проводить социальные реформы, пересмотреть и изменить правовые и политические основы конституции. 37 Подробнее см.: Согрин В. В. Истоки современной буржуазной идеологии в США. М., 1975, с. 103—193. 38 Там же, с. 120. 283 «ПРОГРЕССИВНАЯ ЭРА» — БУРЖУАЗНЫЙ РЕФОРМИЗМ В ДЕЙСТВИИ Книгу Смита встретили с одобрением в прогрессистских кругах. Его идеи в дальнейшем были развиты и в еще большей степени трансформи-poваны в работах других сторонников буржуазно-реформаторского кур-ca в политике. Среди них большую известность в силу многих обстоя-тельств получил Г. Кроули, политолог, публицист и издатель, выпустивший в 1909 г. книгу «Перспективы американской жизни».
Эта работа посвящена исследованию развития политической доктрины в США. Доказывая, что американское государство сформировалось в результате борьбы антагонистических доктрин — джефферсоновской и гамильтонов-ской, Кроули отдавал предпочтение последней. Он развивал тезис о сильном централизованном национальном государстве, выдвигал концепцию федерализма, который в новых условиях якобы придаст демократическое звучание гамильтоновской традиции39. Анализируя структуру общества после гражданской войны, Кроули признавал наличие в этом обществе двух мощных противоборствующих сил: монополий и рабочих организаций. Из них более опасными для общества он считал последние, ибо монополии стремятся лишь к сохранению своих привилегий, а рабочие организации, по Кроули, угрожают экономической и политической реорганизацией общества в своих эгоистических интересах. Надежды на достижение социального мира, в чем он видел главную цель общества, Кроули возлагал на капиталистическое национальное государство, долженствующее, по его мнению, стать силой, способной сдерживать антагонистические группировки, умиротворять их противоречия и направлять их деятельность так, чтобы сохранить в неприкосновенности экономические и политические основы буржуазного общества. Буржуазный реформизм под пером Кроули обретал форму политической программы, названной им «новым национализмом», а государство объявлялось надклассовым органом, от которого требовалось активное вмешательство в жизнь общества, а не пассивное наблюдение за выполнением «свободными индивидуумами» юридических норм, выработанных в прошлом «отцами-основателями». Рассматривая историческое развитие политической доктрины в США, Кроули подверг придирчивому анализу взгляды и поступки государственных деятелей прошлого. Наитягчайшие ошибки он нашел у Джеффер-сона, которому противопоставлял Гамильтона с его идеей сильной федеральной власти, но идеалом национального лидера объявлял все же не его, а Линкольна. Истинный государственный муж, утверждал Кроули, должен видеть впереди высокую цель и не бояться решительных, радикальных мер для ее достижения. Главными заслугами Линкольна он считал сохранение целостности союза, решимость, с какой тот в острой политической ситуации не остановился перед определенными жертвами, перед презрением групповых интересов и обращением к демократическим (а в действительности к революционным) методам, без чего оказалось невозможным разрешение наступившего кризиса. На исходе же первого десятилетия нового века, по мнению Кроули, опять настало время решительных преобразований, осуществить которые может лишь сильное федеральное правительство во главе с национальным лидером. Роль такого лидера он предназначал Т. Рузвельту. Именно его имя Кроули посчитал возможным 39 Croly H. The Promise of American Life. N. Y., 1914, p. 169. 284 II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА «ПРОГРЕССИВНАЯ ЭРА» — БУРЖУАЗНЫЙ РЕФОРМИЗМ В ДЕЙСТВИИ 285 поставить после имени Линкольна. Кроули считал Рузвельта единственным деятелем, способным «восстановить в глазах нации историческое положение и назначение» республиканской партии ''°. Естественно, что идеи Кроули были одобрены Рузвельтом. Они совпадали с его собственными взглядами на необходимость проведения буржуазных реформ, в которых он видел альтернативу социалистическому движению. Выступая с циклом речей во время избирательной кампании осенью 1910 г., экс-президент использовал термин «новый национализм» как название своей политической программы. Рузвельт во многом повторял положения, выдвинутые Кроули, и — как практичный политик — давал им конкретное содержание.
Он предлагал реформы, охватывавшие различные стороны социальной, экономической и политической жизни: регулирование деятельности промышленных трестов и железнодорожного транспорта, реорганизацию банковской системы, реформу налогового обложения, введение прогрессивного подоходного налога и налога на наследство, охрану природных ресурсов, опубликование расходов на избирательные кампании, социальное законодательство. Отношение Рузвельта к крупным корпорациям полностью соответствовало позиции Кроули. Рузвельт провозгласил тресты результатом «непреложного экономического закона, который нельзя отменить политическим законодательством. Усилия запретить все объединения потерпели полный крах», заявил экс-президент41. Он настаивал, что перед страной один выход: не пытаться предупреждать объединения крупного капитала, но взять иx под контроль. Наиболее радикально прозвучало выступление Рузвельта по рабочему вопросу. Он высказался не только за признание права рабочих на орга- низанию в союзы, но — в исключительных случаях — и на забастовку. «Новый национализм» ставил вопрос о рабочем законодательстве, контроле над условиями труда и продолжительностью рабочего дня42. Таким образом, в рабочем вопросе Рузвельт выступил с более левых позиций, нежели Смит и Кроули. Однако это следует отнести не столько за счет радикализма, приписываемого бывшему президенту, сколько за счет его способности улавливать веяния времени. А веянием времени в 1910— 1912 гг. была социальная реформа. Это показали уже выборы в конгресс осенью 1910 г., когда республиканцы потерпели поражение во многих штатах, а там, где одержали победу, избранными оказались не консерваторы, а прогрессисты, «мятежники». Недовольство политикой администрации Тафта, высказываемое прогрессистами в печати и на митингах, было особенно заметно в западных штатах, где стали поговаривать о выдвижении кандидатом в президенты опять Рузвельта. Наиболее оптимистически настроенные прогрессисты были склонны видеть в политическом возбуждении, охватившем различные слои общества, сходство с ситуацией накануне гражданской войны. Это было, конечно, преувеличением, однако перед выборами 1912 г. в стране сложилось действительно напряженное положение. Немалую роль играла и социалистическая пропаганда, что доказывало избрание со- 40 Ibid., p. 170, 171. 41 Roosevelt Th. The New Nationalism. Englewood Cliffs (N. J.), 1961, p. 29. 42 Ibid., p. 34, 101. РОБЕРТ М.ЛАФОЛЛЕТТ циалистов мэрами и членами муниципалитетов и легислатур штатов во многих местностях. К 1912 г. около тысячи социалистов занимали выборные должности в штатах и городах43. Нельзя также забывать, что тяжелая и в некоторых городах кровопролитная борьба рабочих за свободу слова, хотя и не поддерживаемая буржуазными прогрессистами, все же придавала общеполитической обстановке в стране еще больший накал. Размежевание по линии прогрес-сизма внутри республиканской правящей партии привело к образованию Национальной прогрессивной республиканской лиги. В январе 1911 г. лига выступила с Декларацией принципов, подписанной группой сенаторов, конгрессменов, губернаторов. Инициатором этого начинания и автором декларации был сенатор от штата Висконсин Роберт М. Лафоллетт. Лига провозглашала целью борьбу за «народное правительство» и «прогрессивное законодательство»; и то и другое, говорилось в декларации, попиралось в угоду «специальным интересам» (т. е. крупному капиталу, державшему под контролем кокусы делегатов, съезды и партийные организации). Дабы народ получил возможность избрать ответственное перед ним правительство, декларация в первую очередь предлагала добиваться прямых выборов сенаторов США, делегатов на первичные собрания и на национальные съезды партий, а также ввести в конституции штатов статьи о праве народа на инициативу, референдум и отзыв депутатов, принять действенный закон no-борьбе с коррупцией44. Призыв лиги встретил живой отклик среди «мятежных» республиканцев. В штатах Среднего Запада, а потом и в других образовались местные лиги, с энтузиазмом одобрившие программу Лафоллетта. «Мятежники» не помышляли о создании новой партии. Они надеялись летом 1912 г. на национальном съезде республиканцев выдвинуть своего кандидата в президенты вместо Тафта, престиж которого в глазах прогрессистов окончательно упал. Первым кандидатом на пост президента большинство прогрессивных республиканцев считало Рузвельта. Однако полковник, как именовали теперь Рузвельта, занял выжидательную позицию, он еще не верил в силы прогрессивного крыла, не хотел порывать с консерваторами и ответил отказом на предложение Лафоллетта примкнуть к Прогрессивной лиге.. Между тем двргжение прогрессистов ширилось. «Дело Баллинджера— 43 O'Neill W. L. The Progressive Years. America Comes of Age. N. Y., 1975, p. 65. 44 Documents of American History, vol. 2, p. 59—60. 286 II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА «ПРОГРЕССИВНАЯ ЭРА» — БУРЖУАЗНЫЙ РЕФОРМИЗМ В ДЕЙСТВИИ 287 Пинчота», «бунт мятежников» в конгрессе достаточно накалили обстановку. В октябре 1911 г. в Чикаго прогрессивное крыло республиканской партии собралось на свою первую конференцию. Участники единодушнo одобрили принципы декларации лиги и предложили Лафоллетту выдвинуть на будущем съезде свою кандидатуру в президенты. Висконсинский сенатор согласился, хотя его одолевали вполне законные сомнения: он не знал точно, как поведет себя Рузвельт, не захочет ли тот все же выставить свою кандидатуру. Опасения Лафоллетта оказались ненапрасными. По мере того как прогрессисты набирали силу, отказы Рузвельта от выдвижения в кандидаты становились все неувереннее. В то же время группа влиятельных прогрессистов из числа его друзей, не терявших надежды, что Рузвельт согласится бороться с Тафтом за кресло в Белом доме, вели за него на-стойчивую агитацию, невзирая на то, что Лафоллетт уже выступал в роли кандидата от прогрессивного крыла. В январе 1912 г. Рузвельт дал понять, что согласен выступить кандидатом, если этого «потребует общественное мнение». Лафоллетт был бесцеремонно отодвинут в сторону, и в конце февраля экс-президент, произнося речь в Колумбусе (штат Огайо), открыто объявил, что включился в игру. Выступление Рузвельта в качестве соперника Тафта вызвало резкое осуждение консерваторов-республиканцев, среди которых были ближайшие друзья экс-президента — сенаторы Лодж и Рут. Представители «старой гвардии» республиканцев боялись раскола на съезде, так как понимали, что Рузвельт пользовался огромной популярностью, что лозунги, выдвигаемые им, могут увлечь значительное число делегатов республиканского съезда. Тафт, отдававший себе отчет в том, что шансы на второй срок в Белом доме значительно упали, все же решил бороться до конца. К лету 1912 г., когда должны были состояться съезды партий, принимавших участие в выборах президента, в стране кипели политические страсти. Прогрессизм как политическое течение был силен в обеих ведущих буржуазных партиях, но водораздел между прогрессистами и консерваторами в республиканской партии оказался более явственным, более резким, может быть, в силу того, что верхушка партии, реакционная «старая гвардия», упорно держалась за сохранение статус-кво, отвергая даже умеренный реформистский курс, и оказалась неспособной к политическому маневрированию. Консерваторы не желали считаться ни с оппозицией «слева» в собственной партии, ни с общей радикализацией широких масс, не учитывали притягательности социалистических идей и возросшего влияния СПА. Социалисты вновь выдвинули своим кандидатом Ю. Дебса. Съезд Социалистической партии Америки в Индианаполисе (12—18 мая 1912 г.) принял программу, в которой нашли отражение чаяния самых широких масс. Правда, преамбула была составлена в довольно умеренных тонах, хотя партия и называла себя «партией современной революции» 45, зато обширная программа преобразований намечала путь борьбы за расширение политических демократических прав (включая требование права голоса для женщин) и за улучшение условий жизни и труда трудящихся в рамках капиталистического общества. В дальнейшем можно было ви- 45 Socialist Party. National Campaign Book. Chicago, 1912, p. 3. деть, что прогрессивная и демократическая партии почти что заимствовали многие пункты платформы социалистов. B республиканской партии к моменту открытия национального съезда назрел kризис. Главным его проявлением было обособление фракции про гpeссистов как результат идейных разногласий. К этому прибавлялась вpажда между лидерами отдельных течений, вражда, перешедшая на cъезде в открытую схватку за голоса делегатов. Консервативные лидеры захватили руководство съездом. Мандатная комиссия не признала полномочия нескольких десятков делегатов, получивших наказ голосовать за Рузвельта, что сразу значительно ослабило шансы экс-президента. Но и внутри оппозиционного крыла партии также не было единства. Лафоллетт, оскорбленный вероломством тех, кто в 1911 г. предложил ему выставить свою кандидатуру, отказался поддержать Рузвельта. До самого съезда он выступал как кандидат и прислал съезду платформу, в которой изложил свои взгляды. Главной частью программы Лафоллетта были требования запретить тресты и принять законы, которые бы восстановили систему свободной конкуренции. Написанная с идейных позиций мелкой буржуазии, платформа тем не менее содержала развернутую критику власти «денежного мешка», роли крупного бизнеса в политике и империалистических устремлений правительства США. Лафоллетт настаивал на демократизации избирательного закона, праве голоса для женщин, а также на введении федерального социального законодательства, защите труда женщин и детей, запрещении «инд-жанкшнз» 46. Платформа Лафоллетта интересна как документ, характеризующий взгляды той части прогрессивного крыла республиканцев, которая требовала роспуска, а не регулирования трестов. Эти люди поддерживали Лафоллетта в конгрессе, именно за ними утвердилось прозвище «мятежников». На съезде их оказалось мало. Только два штата (Висконсин и Северная Дакота) поддерживали Лафоллетта. Платформа была оглашена на съезде, по даже не обсуждалась. С первого дня работы съезда было ясно, что консерваторы не допустят ни выдвижения кандидата прогрессистов, ни принятия прогрессивной платформы. Действительно, подавляющее большинство голосов получил Тафт (561), Рузвельт — 107, Лафоллетт —41 голос47. 344 сторонника Рузвельта, послушные призыву своего лидера, не присутствовавшего на съезде, но приехавшего в Чикаго руководить «сражением», отказались голосовать и демонстративно покинули съезд. Поле боя осталось за консерваторами, утвердившими Тафта кандидатом в президенты от республиканской партии. Платформа, принятая консерваторами, показала, что раскол их ничему не научил, что они настаивают на прежнем курсе, исключив из своей программы практически все обещания реформ, входивших в их платформу 1904 и 1908 гг. Ушедшие со съезда прогрессивные республиканцы объединились в собственную партию, с тем чтобы выдвинуть кандидатом в президенты Т. Рузвельта. Рузвельт, до съезда надеявшийся стать республиканским президентом на третий срок, согласился на этот шаг лишь 46 La Follette's Weekly Magazine, 1912, June 29, p. 6—8, 15. 47 Filler L. Appointment at Armageddon. Muckraking and Progressivism in American Life. Westport (Conn.), London, 1976, p. 386. 288 II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА «ПРОГРЕССИВНАЯ ЭРА» — БУРЖУАЗНЫЙ РЕФОРМИЗМ В ДЕЙСТВИИ 289 после того, как ему обещали материальную поддержку два финансиста: Дж. У. Перкинс из «дома Морганов» и один из крупнейших издателей — Ф. А. Мэнси. Участие известных бизнесменов в создании и дальнейшей деятельности партии социальной реформы объяснялось не только личным знаком ством с ними Рузвельта, но и в значительной степени отношениями, сложившимися между администрацией Тафта и заправилами из «дома Морганов», не забывшими о привлечении их к ответственности. К тому же некоторые финансовые магнаты, в том числе Э. Гэри и Дж. Перкинс успели оценить пользу и выгоду для них государственного вмешательства в экономику. Таковы были причины, побудившие Перкинса и его друга Мэнси финансировать избирательную кампанию прогрессивной партии Однако тот же Перкинс несколько месяцев спустя сделал крупный вклад в избирательный фонд кандидата демократов. Демократическая партия, проводившая свой съезд в конце июня в Балтиморе, избежала раскола, несмотря на то что и в ее рядах была сильная прогрессивная оппозиция. Лидеры консервативного крыла демократов предпочли согласиться с кандидатурой прогрессистов и реформистской платформой, но сохранить единство партии. После 46 туров голосования необходимое большинство голосов получил В. Вильсон, губернатор штата Нью-Джерси, профессор истории и права, в прошлом возглавлявший университет в Принстоне. Вильсон, человек консервативных взглядов, тем не менее поддержал в Нью-Джерси прогрессистские законодательные акты о прямых выборах на первичных собраниях, о наказании за политическую коррупцию и о компенсации рабочим, пострадавшим на производстве. Там он проявил гибкость, хотя отнюдь не отличался склонностью к компромиссам. Скорее, напротив. Южанин по происхождению, он был откровенным сторонником расовой сегрегации и безапелляционно увольнял негров с государственных должностей; он противился уравнению женщин в политических правах и введению законов, регулирующих женский и детский труд. Его религиозность, выглядевшая часто ханжеством, ставила в тупик даже его друзей. Для крупного капитала Вильсон казался более удобной фигурой, нежели Рузвельт с его идеями государственного регулирования экономики. У Вильсона нашлись могущественные покровители, оказавшие ему щедрую финансовую поддержку: глава связанной с Морганом «Интернэшнл хар-вестер компани» С. Маккормик; «медный король» К. Додж (оба —- однокашники Вильсона по Принстонскому университету); богатейший издатель журналов «Харперс уикли мэгэзин» и «Норc Америкэн ревью» Дж. Харви, связанный с «домом Морганов». Именно Харви был человеком, первым указавшим на Вильсона как на подходящего кандидата в президенты. Платформа, принятая демократической партией, содержала все требования, выдвигаемые прогрессистами в штатах: снижение тарифов, антитрестовское законодательство, банковская реформа, подоходный налог, контроль над железнодорожными компаниями, кредит фермерам, запрещение «инджанкшнз», создание министерства труда, прямые выборы сенаторов и др.48 Развивая положения этой платформы в дальнейших вы- 48 National Party Platforms, vol. 1, p. 168—175. cтyплениях в роли кандидата в президенты, Вильсон назвал свою про-гpaмму «новой свободой», или «новой демократией», подчеркивая тем caмым, что она является альтернативой «новому национализму» Рузвель-тa. Прогрессивная платформа, и выдвижение такого человека, как Виль-coн, являли серьезную угрозу для только что созданной прогрессивной партий. Некоторые прогрессивные республиканцы даже высказывали мысль, не следует ли отказаться от выдвижения своего кандидата и поддержать Вильсона. Но Рузвельт и его сторонники не помышляли уступать поле боя без сражения. В первых числах августа в Чикаго открылся съезд новой партии. Современники писали, что он не походил на обычные съезды партий ни по составу, ни по настроению. Делегатами съезда были люди, приехавшие из разных уголков страны: учителя, профессора колледжей и университетов, журналисты, священники, фермеры, адвокаты, издатели местных газет и некоторые прогрессивно настроенные бизнесмены. Они были охвачены неподдельным энтузиазмом и верили, что поднимают меч на борьбу с крупным капиталом. Однако руководила съездом группа во главе с Рузвельтом и Перкинсом, настаивавшими на сохранении трестов и регулирующей роли государства. Рузвельт был единогласно выдвинут кандидатом. Но при утверждении главного — антитрестовского — пункта платформы возник конфликт, в результате которого этот пункт, хотя и оглашенный на съезде, был исключен из текста при опубликовании платформы в прессе 49. Этот инцидент послужил в дальнейшем предлогом для углубления разногласий внутри прогрессивной партии. В целом прогрессистская платформа предлагала широкую программу демократических реформ. Прогрессисты высказывались за демократизацию избирательного закона (включая право голоса для женщин, прямые выборы и т. д.), ограничение власти судов, борьбу с коррупцией и лоббизмом, охрану природных ресурсов,, строительство дорог и гаваней, введение подоходного налога и налога на наследство, пересмотр закона о тарифах (но соглашались в принципе с протекционизмом). Большое внимание уделялось в платформе рабочему вопросу. Выдвигались требования о запрещении «инджанкшнз», о компенсации за несчастные случаи на производстве, о запрещении детского труда, об установлении минимума оплаты женского труда, обеспечении старости, признании права рабочих на организацию. Создание новой партии и ее избирательная платформа показали, что основными, злободневными вопросами и причиной кризиса, а затем раскола республиканской партии были противоречия внутри капиталистического общества, рост рабочего движения. «Новая партия,— писал B. И. Ленин,— порождение современной эпохи, которая ставит вопрос о самом существовании капитализма» 50. Прогрессисты обеих партий видели выход из положения в проведении буржуазных реформ с демократическим уклоном, дабы сохранить в неприкосновенности буржуазный строй. Консерваторы-республиканцы, не сумевшие понять и оценить требования времени, были обречены на поражение. 49 Комиссия, составлявшая платформу, включила антитрестовский пункт, но он был вычеркнут после съезда Перкинсом и Рузвельтом. См.: Pinchot A. R. E. History of the Progressive Party, 1912—1916. N. Y.; Wash., 1958, p. 177. 50 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 22, с. 193. 290 II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА «ПРОГРЕССИВНАЯ ЭРА» — БУРЖУАЗНЫЙ РЕФОРМИЗМ В ДЕЙСТВИИ 291 Президентом США в 1912 г. стал Вудро Вильсон 51. Со времени гра- данской войны он был вторым президентом-демократом, притом южани- ном по происхождению. Его победа была логическим завершением борь- бы буржуазного реформизма с консерватизмом старой школы. Кандидaт прогрессистов собрал свыше 4 млн. голосов, что также подтверждалo успех прогрессизма как буржуазно-реформистского течения. Выборы 1912 г. были знаменательны еще и тем, что кандидат социа-диетической партии получил близкое к миллиону число голосов; онo оказалось наибольшим за всю историю социалистической партии. Таким образом, можно считать, что против консерватизма, за социальное пере-устройство — хотя бы в плане социальной реформы — проголосовали свыше 10 млн. американцев.
<< | >>
Источник: Г. П. КУРОПЯТНИК И. А. БЕЛЯВСКАЯ И.П.ДЕМЕНТЬЕВ А.А.КИСЛОВА. ИСТОРИЯ США том ВТОРОЙ 1877-1918. 1985

Еще по теме 3. ИСТОКИ БУРЖУАЗНОГО РЕФОРМИЗМА. ПОЛИТИЧЕСКИЙ КРИЗИС И ВЫБОРЫ 1912 Г.:

  1. Глава двенадцатая «ПРОГРЕССИВНАЯ ЭРА» — БУРЖУАЗНЫЙ РЕФОРМИЗМ В ДЕЙСТВИИ
  2. Нарастание политического кризиса и конфликт элит во время президентских выборов 2004 года
  3. Дальнейшее разложение буржуазной экономической науки. Современная буржуазная политическая экономия.
  4. Глава III КРИЗИС БУРЖУАЗНОЙ ДЕМОКРАТИИ
  5. С.Г. Петров Псковское губернское земство в общественно-политической жизни региона в начале ХХ века (1905-1912 гг.)
  6. Глава Vl КРИЗИС КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ КОНСТИТУЦИОННЫХ СИСТЕМ И БУРЖУАЗНАЯ ФУТУРОЛОГИЯ
  7. КРИЗИС ПОЛИТИЧЕСКИЙ
  8. Тема 2 истоки И РАЗВИТИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ
  9. Истоки исследования властно-политических отношений
  10. 2. Критика зарубежной буржуазной политической экономии
  11. Буржуазная классическая политическая экономия.
  12. Глава VIII. УЧАСТИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ В ВЫБОРАХ И РЕФЕРЕНДУМАХ Статья 36. Участие политических партий в выборах и референдумах
  13. 3. Эволюция буржуазной политической экономии в период империализма. Общие методологические позиции
  14. Раздел / БУРЖУАЗНАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ
  15. Глава 11 БУРЖУАЗНАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ В РОССИИ
  16. Часть 111 БУРЖУАЗНАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ
  17. Глава 34 ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛИЗМА В БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ
  18. ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ КРИЗИС НАЧАЛА XX В.
  19. У истоков концептуализации политической идентичности: партийная идентичность и электоральное поведение
  20. ЧЕМУ БЫТЬ, ТОГО НЕ МИНОВАТЬ Каким будет следующий политический кризис