3. ФОРМИРОВАНИЕ НОВОЙ ВЛАСТИ


Наряду с деятельностью Континентального конгресса важным эта-
пом на пути становления новой государственной власти было избрание
местных ассамблей и конвентов взамен распущенных колониальной ад-
министрацией. В большинстве колоний произошло расширение континген-
та избирателей за счет предоставления права голоса тем, кто раньше его
не имел, в результате снижения имущественного ценза. Хотя в ассамб-
леях по-прежнему преобладала имущая верхушка, значительное число
мест получили представители внутренних районов, увеличилось число де-
путатов, принадлежавших к средним слоям46.
Если раньше их деятельность регламентировалась губернатором и на-
значенным при нем советом,  то теперь положение изменилось.  Многое
в это время, как мы уже видели, решалось по инициативе «Сынов сво-
боды»,   Комитетов  связи  или  безопасности,  которые   приобрели  особое
влияние к середине 70-х годов47. Этого влияния они не утратили и пос-
ле провозглашения независимости. Деятельность ассамблей протекала в
известной мере под контролем Комитетов связи и безопасности. Однако
постепенно, по мере выработки местных конституций, ассамблеи стали
действовать более самостоятельно. Одна из главных целей имущих групп
заключалась в  том,  чтобы отделаться  от контроля и  опеки  Комитетов
связи, которые, по глубокому убеждению господствующих классов, лишь
привносили  элемент   анархии,  давая  слишком  много  власти   «толпе»48.
В соответствии с принятыми в ближайшее время новыми конститу-
циями каждый штат разработал свою систему управления, которая мало
чем отличалась от прежней колониальной структуры. Но состав людей,
заполнивших различные  звенья новых  органов управления,  изменился.
Почти во всех штатах главой исполнительной власти остались губерна-
торы. Прежние королевские ставленники были изгнаны, а их место заня-
ли те, кто связал свою судьбу с освободительным движением и борьбой
за независимость. Если раньше губернатора назначал король, а отчиты-
ваться за свои действия ему приходилось перед британским правительст-
вом, то теперь он стал подотчетен избравшим его законодательным ас-
самблеям   либо, как это было в Нью-Йорке и Массачусетсе, губернатор
избирался  прямым  голосованием.   Во   всех  штатах,   кроме   Нью-Йорка,
Делавэра и Южной Каролины, губернатор подлежал переизбранию каж-
дый год.
Как отмечал Г. Вуд, сама по себе «идея» губернаторской власти
многим представителям левого крыла вигов казалась «слишком монар-
хической» 49. Поэтому были приняты меры к ограничению власти губер-
наторов. В ряде штатов были введены ограничения на срок пребывания в
должности губернатора.
В колониальные времена королевские губернаторы, как правило,
были выходцами из знатных английских семей. После провозглашения
независимости, чтобы стать губернатором аристократического происхож-
дения  не   требовалось,   но  иметь  крупное   состояние   было   необходимо. Main J. Т. The Sovereign States, 1775—1783. N. Y., 1973, p. 201. Jensen M. The Founding of a Nation, ch. XVIII. Main J. T. The Sovereign States, p. 193. Wood G. S. The Creation of the American Republic, 1776-1787. Chapell Hill, 1969,
p. 137.

В некоторых штатах это требование было даже зафиксировано в консти-
туциях (Южная Каролина, Мэриленд и Массачусетс), в других осуществ-
лялось на практике. Из 55 человек, занимавших губернаторские посты в
13 штатах на протяжении 1776—1788 гг., около половины принадлежали
к богатым и влиятельным семьям, владельцам земельных имений и
крупных состояний. Наряду с землевладельцами это были главным обра-
зом богатые купцы и юристы. По словам Дж. Т. Мейна, они приобрели
крупную собственность и выдвинулись до начала движения за независи-
мость. Мейн небезосновательно полагал, что «большинство из них вы-
двинулись бы как политические руководители и без революции» 50.
Непосредственным окружением и опорой губернаторов были специаль-
но составленные при них исполнительные советы, унаследовавшие функ-
ции советов при губернаторах колониальных времен. В состав этих со-
ветов редко попадали случайные люди. Хотя в большинстве штатов
члены советов избирались законодательными ассамблеями, в них, как
правило, состояли лишь именитые и состоятельные люди. Правда, срок
их пребывания в губернаторском совете был ограничен от 1 до 4 лет
(в разных штатах по-разному). Но в период пребывания у власти члены
совета были наделены важными функциями. Губернаторы и состоявший
при них совет обладали достаточно широкими полномочиями, особенно в
Массачусетсе, Нью-Йорке и Южной Каролине, где глава исполнительной
власти был, согласно конституции, наделен правом вето, позволявшим
отклонять решение законодательных ассамблей, если при повторном го-
лосовании оно не собирало 2/з голосов. Как известно, это правило впо-
следствии вошло в федеральную конституцию и действует по сей день.
Условия военного времени требовали, чтобы губернатор, как руково-
дитель местного правительства, был наделен реальной властью, которая
позволяла бы ему быстро и оперативно принимать нужные решения.
В его подчинении находились силы милиции штата. Конституциями не-
которых штатов предусматривалось, что в перерыве между сессиями ас-
самблей губернатор имел право вводить эмбарго на торговлю сроком до
одного месяца. Однако по сравнению с колониальными временами он
гораздо больше зависел от законодательных ассамблей. Губернаторы
«стали в большей степени ответственны перед народом, чем их предшест-
венники в колониальный период,— отмечал Дж. Т. Мейн,— стали гораз-
до больше американцами по своему опыту, мировоззрению и карьере» 51.
В 10 колониях законодательные ассамблеи состояли из двух палат.
В остальных ассамблея была однопалатной. Там, где имелся сенат (верх-
няя палата), он избирался из представителей высших слоев общества —
наиболее состоятельных и именитых жителей штатов. В Нью-Джерси,
Мэриленде и Южной Каролине это положение было закреплено консти-
туцией. Таким образом, для избрания в сенат требовался высокий иму-
щественный ценз. Представителям социальных низов и даже средних
слоев доступ в верхнюю палату был затруднен.
По имеющимся подсчетам, каждый четвертый сенатор (в среднем
по 10 штатам, где имелась верхняя палата) принадлежал к знатной
семье, утвердившей свое положение и составившей богатство еще в ко-
лониальные времена. Это были купцы, юристы и крупные земельные соб- Main J. Т. The Sovereign States, p. 190—191. Ibid., p. 195.

140

I. ОБРАЗОВАНИЕ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ

ВОЙНА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ

141



ственники, ставшие на сторону освободительного движения. В сенате
Нью-Гэмншира заседали три человека, связанные близким родством с
бывшим королевским губернатором Уентвортом. Все они владели солид-
ным состоянием. В Нью-Йорке крупнейшие землевладельцы Ф. Ливинг-
стон и Ван Кортланд, два Скайлера, Джон Джей, Тен Брок и другие
из состава местной элиты вошли в состав сената штата. В виргинском
сенате каждый представлял высший класс и имел солидное состояние.
В тех штатах, где отсутствовал имущественный ценз, в сенат иногда по-
падали и представители средних слоев. Но в целом верхние палаты оста-
вались опорой консерватизма.
Особенно значительные перемены произошли в нижних палатах зако-
нодательных ассамблей.
Некоторые штаты сохранили высокий имущественный ценз и после
принятия новых конституций, но большинство из них вынуждено было
демократизировать свои порядки. В Ныо-Гэмпшире, Пенсильвании и Се-
верной Каролине право голоса было предоставлено всем взрослым муж-
чинам-налогоплательщикам. В Мэриленде, Нью-Йорке и Джорджии иму-
щественный ценз был снижен. Изменен он был не только для избирате-
лей, но и для тех, кто мог быть избран в состав ассамблеи. В пяти штатах
депутатом законодательной ассамблеи мог быть избран любой изби-
ратель. В Северной Каролине, чтобы стать депутатом нижней палаты,
нужно было владеть 100 акрами земли. Для южного штата это был срав-
нительно небольшой надел. В Мэриленде, Нью-Джерси и Южной Кароли-
не, чтобы быть избранным, нужно было обладать крупным состоянием,
не менее 500 ф. ст.52
Важным признаком демократизации законодательных ассамблей было
более пропорциональное представительство в них жителей различных
районов штатов. В составе нижних палат законодательных ассамблей уве-
личилось число депутатов фермеров и ремесленников — людей среднего
достатка. В процентном отношении западные «пограничные» области по-
прежнему были менее представлены, но абсолютное число депутатов
«внутренней страны» в масштабах США увеличилось примерно в
6 раз53. Еще более показательны данные о социальном составе нижних
палат законодательных ассамблей. Доля депутатов купцов, юристов и
крупных земельных собственников, представителей высшего класса сни-
зилась с 60 до 35%,. В то же время фермеры и рем^есленники, ранее
располагавшие 20% делегатских мест, в годы революции удвоили свое
представительство (до 40%) 54.
В разных штатах были приняты различные по своему характеру кон-
ституции. В одних — более демократичные, в других — менее. Это зави-
село от особенностей политической обстановки и соотношения классовых
сил в различных штатах. Принятием конституций штатов была достиг-
нута известная политическая стабилизация, заложена основа правопоряд-
ка, на который опиралась местная власть.
Что же касается центрального правительства, то была выработана
общеамериканская конституция «Статьи конфедерации и вечного союза», Ibid., p. 200—201. Ibid., p. 201—202. Ibid., p. 205; Idem. Government by the People. The American Revolution and the
Democratization of the Legislatures.— William and Mary Quarterly, 3rd Ser.,  1966,
vol. 23, p. 397—405.

провозгласившая решимость штатов действовать совместно в целях ут-
верждения независимости американской республики, отвергнувшей мо-
нархический строй. Это была буржуазно-демократическая конституция,
в тексте которой нашли отражение требования масс о проведении про-
грессивных общественных преобразований 55.
Впервые план «Статей конфедерации и вечного союза» был предло-
жен Б. Франклином еще в июле 1775 г. Однако под влиянием депутатов
консервативного крыла конгресса, выступавших тогда против провозгла-
шения независимости, предложение Франклина было отвергнуто. Вторич-
ная попытка поставить на обсуждение конгресса «Статьи конфедерации»
была сделана полгода спустя, в январе 1776 г. Но и на этот раз без-
успешно. Положение изменилось после провозглашения независимости,
когда «Статьи конфедерации» наконец были выработаны, а вступили они
в силу лишь с 1 марта 1781 г., после того как были ратифицированы
штатами.
Согласно «Статьям конфедерации» верховным органом являлся кон-
гресс. Он состоял из одной палаты, депутаты которой избирались еже-
годно. Президента как главы исполнительной власти по этой конститу-
ции не было. Принятие «Статей конфедерации» имело положительное
значение, знаменуя собой шаг по пути сплочения сил независимости. Од-
нако центральная власть оставалась крайне слабой. Штаты сохраняли
полный суверенитет по многим вопросам. Конгресс не имел права уста-
навливать пошлины и вводить налоги; его попытки в 1781 и 1782 гг.
добиться расширения своих прав в этой области успехом не увенчались.
Решение ряда вопросов, которые входили в компетенцию конгресса, было
обусловлено необходимостью получить согласие 9 штатов из 1356.
По существу штаты оставались во многих отношениях полноправ-
ными, и решения конгресса носили для них часто лишь консультатив-
ный характер. В силу многих причин (переходный период от состояния
колоний к положению независимого государства, условия военного вре-
мени и т. д.) «Статьи конфедерации» оказались «слабой» конститу-
цией57. То, что было в них записано, не всегда удавалось претворить в
жизнь. Во многих отношениях они были непоследовательны. Первая об-
щеамериканская конституция явилась плодом компромисса, рассчитанно-
го на поддержание определенного баланса между центральной и местны-
ми властями. Одна из главных ее слабостей заключалась в том, что цент-
ральная власть не получила эффективных рычагов для управления
страной.
В условиях военного времени жизненно необходимой была мобилиза-
ция материальных и людских ресурсов для успешной борьбы с враже-
ской армией. Для центральной власти — конгресса, на долю которого
выпало решение этой задачи, она оказалась необычайно сложной. Показа-
тельными для состояния и характера государственной власти США перио-
да войны за независимость были средства и методы, которые использовал
конгресс в экономической и финансовой политике.
55              Война за независимость и образование США/Под ред. Г. Н. Севостьянова. М., 1976,
с. 273.
56              Documents of American History: Vol. 1, 2/Ed. by H. S. Commager. Englewood Cliffs
(N. .Т.), 1973, vol. 1, p. 111—116.
57 Война за независимость и образование США. с. 273.

ВОЙНА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ

143



Новое государство испытывало острую нехватку в средствах, которые
в числе прочего нужны были на содержание самого конгресса и других
органов центральной власти, образованных при нем. Самые крупные рас-
ходы вызваны были необходимостью покупки оружия, военного снаря-
жения и продовольствия, а также уплаты жалованья солдатам и офи-
церам.
Чтобы получить необходимые средства, конгресс начал массовый вы-
пуск бумажных денег. Была установлена новая денежная единица —
американский доллар, стоимость которого приравняли к стоимости испан-
ского доллара.
Первое решение о выпуске бумажных денег на сумму 2 млн. долл.
было принято в июне 1775 г., более чем за год до провозглашения не-
зависимости. Их стоимость приравнивалась к звонкой монете, и конгресс
заявлял, что гарантирует поддержание твердого курса новых денежных
знаков. В следующем месяце конгресс вынужден был прибегнуть к эмис-
сии еще  1  млн. долл.   Новые деньги получили название  континенталь-
ных долларов, и до конца года общая сумма эмиссии достигла б  млн.
Впоследствии эта практика была продолжена. Ко времени провозглаше-
ния независимости уже было отпечатано 20 млн. долл.  «Война быстро-
поглотила    эти   эмиссии,— писал   американский   исследователь   Фергю-
сон,—вызывая потребность в новых выпусках...»58.  В результате общая
сумма  выпущенных  конгрессом  бумажных  денег  составила  226,2  млн..
долл.
Параллельно с этим выпуск бумажных денег производился штатами,
общая сумма которых лишь немногим уступала  эмиссиям конгресса59.
Потребность в финансах была так велика, что новые деньги выпуска-
лись каждый месяц, а иногда и дважды в месяц. Континентальные долла-
ры наводнили страну, вызвав огромных масштабов инфляцию. К 1778 г.
цены на предметы первой необходимости выросли в 8 раз по сравнению
с началом 70-х годов. Стоимость бумажных денег так резко упала, что к
концу 1779 г. один континентальный доллар стоил в 40 раз меньше се-
ребряного, а полгода спустя — уже в 75 раз 60.
Чтобы поднять значение бумажных денег, конгресс принял постанов-
ление о том, что они обязательно должны приниматься при любых пла-
тежах, включая уплату налогов в штатах. Центральное правительство на-
деялось изъять избыточные бумажные деньги, восстановив  финансовый
баланс в стране и ликвидировав инфляцию. За бумажные доллары можно
было  купить  облигации  выпускаемых  конгрессом  займов,   по  которым»
уплачивалось сначало 4%, а затем 6%  годовых61. Займы эти достигли-
внушительных размеров и служили важнейшим источником финансиро-
вания правительственных нужд. Кроме того, конгресс прибегал к выпу-
ску сертификатов, шедших в уплату жалованья  офицерам и  солдатам
американской армии. Это были своего рода долговые обязательства, по-
ступившие, впрочем, также на денежный рынок и осложнившие в ко-
нечном итоге и без того трудное финансовое положение страны. Ferguson E. J. The Power of the Purse.   A   History  of  American  Public   Finance-,. 1776—1790. Chapel Hill, 1961, p. 26. Ibid., p. 26, 30. Main J. T. The Sovereign States, 1775—1783. N. Y., 1973, p. 245.  . Ferguson E. J. Op. cit., p. 35.

Пытаясь облегчить финансовые трудности, конгресс обратился еще к
одному источнику получения средств — займам за границей. В резуль-
тате соглашений с Францией, Испанией и Нидерландами США получили
в 1777—1780 гг. около 3 млн. долл. в твердой валюте, которые были
использованы для закупок вооружения и амуниции, главным образом во
Франции62. Однако и это не помогло. Опасность экономического краха
нарастала, как снежный ком.
Члены конгресса отдавали себе отчет в возможных катастрофических
последствиях. Поэтому в начале 80-х годов был поднят вопрос о необхо-
димости пересмотра существующей системы путем перестройки финанси-
рования. Раньше основным финансовым обязательством штатов перед
центральным правительством был денежный взнос в результате сбора на-
логов. Теперь каждому штату вменялись в обязанность поставки нату-
рой — продовольствием и снаряжением, а также уплата жалованья ар-
мейским частям, дислоцированным на территории соответствующих шта-
тов. В случае выполнения этих условий большая часть причитавшихся
денег списывалась и штат должен был внести лишь около трети при-
читавшейся суммы, шедшей на содержание центрального аппарата63.
Вопрос о финансовой политике конгресса был одной из причин острых
политических разногласий между левым и правым крылом освободитель-
ного движения.
Широкие слои населения — фермеры и ремесленники
традиционно являлись сторонниками «дешевых» денег. С другой стороны,
они страдали от взвинчивания цен и спекуляций. Под давлением этих
слоев конгресс пытался провести меры, фиксировавшие уровень цен и
направленные против спекулянтов. Однако эти попытки успехом не
увенчались. В конечном итоге финансово-экономическая политика кон-
гресса оказалась на руку консервативным группам — купцам, плантато-
рам и крупным земельным собственникам, многие из которых нажили на
войне крупные состояния.
В результате постоянной борьбы в конгрессе по вопросу о финансо-
во-экономической политике, отражавшей противоречия между различны-
ми социальными группами, в стране создалась тупиковая ситуация.
Непоследовательность действий конгресса и отсутствие твердого курса от-
рицательно сказывались на общем положении молодой американской
республики, переживавшей серьезные трудности в войне с Англией
В этих условиях сторонникам сильной центральной власти удалось про-
вести реформу финансового ведомства США, добившись назначения нa
пост его руководителя представителя крупного филадельфийского купече-
cтва Роберта Морриса, одного из лидеров консервативной группировки в
конгрессе64.
Предпринятая им реорганизация была основана на жесткой экономии
привела к увеличению поступлений от штатов, к снижению федеральныx
расходов, а также заключению новых займов за границей. Моррис стре-
милcя ликвидировать дефицит в бюджете и заслужил репутацию умелогo
финансиста, сумевшего вывести государственные финансы из состояния,
казалось бы, совершенно безнадежного хаоса. Однако выход этот был най-
ден   за   счет   основной   массы   населения — фермеров,   ремесленников
62 Ibid., p. 40—42.
63 Крючкова О. В. Финансовая   деятельность   Континентального   конгресса   (1775-
1783 гг.).— В кн.: Американский ежегодник, 1975. М., 1975, с. 56—57.
64 Там же, с. 61—63.





146

I. ОБРАЗОВАНИЕ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ

ВОЙНА ЗА  НЕЗАВИСИМОСТЬ

147



иных представителей мелкой буржуазии, на плечи которых легла главная
тяжесть по уплате налогов и погашения части государственного долга.
Выигрывали от реформы имущие классы65.
Трудность осуществления курса, задуманного Р. Моррисом, заключа-
лась в том, что общественное мнение в лице массы малоимущего населе-
ния с подозрением относилось к его деятельности. Не имея под собой
прочной конституционной опоры, действия центральной власти постоянно
приходили в  столкновение с политикой штатов.
Слабость центральной власти пагубно сказывалась не только на со-
стоянии финансов и экономики. Она мешала эффективной организации
отпора врагу, мобилизации масс на борьбу с Англией. Одним из корен-
ных недостатков правопорядка в условиях действия «Статей конфедера-
ции» было «отсутствие каких-либо существенных перемен в положении
трудящихся масс. Бесправным оставалось положение индейцев и негров,
чем не замедлили воспользоваться противники американской независимо-
сти. Играя на том, что правительство Великобритании запрещало пере-
селяться за Аллеганы, англичане убеждали индейцев, якобы только они
заботятся об интересах последних, а Соединенные Штаты заинтересованы
в захвате их земель и не остановятся перед их физическим уничтожени-
ем. Эта агитация возымела действие. Англия сумела склонить большинст-
во индейскиx племен выступить на ее стороне.
Аналогичную политику Великобритания пыталась проводить и в от-
ношении черных. В самом начале войны бритапское командование объ-
явило, что негры, которые будут сражаться на стороне Англии, получат
свободу. Еще 7 ноября 1775 г. губернатор Виргинии лорд Данмор издал
прокламации», в которой обещал освободить рабов, если они выступят на
стороне Англии против своих хозяев. Обещание свободы вызвало приток
негров в английские войска. Как отмечал Фостер, во время войны «дух
сопротивления рабов проявлялся в массовых побегах на сторону англи-
чан» 66.
Под влиянием мер, принятых английским командованием, и последо-
вавшего затем притока негров в английские войска, а главное, в связи
с необходимостью пополнения армии США конгресс и американское ко-
мандование вынуждены были пересмотреть свое отрицательное отноше-
ние к участию негров в континентальной армии и объявить о наборе их
в солдаты. правда, и до решения конгресса негры принимали участие в
борьбе за независимость. Многие из них с самого начала добровольно
взялись за оружие и примкнули к борцам за независимость. Негры при-
няли участие в самых первых сражениях с английскими войсками у
Конкорда, Лексингтона и Банкер-Хилла и входили в состав многих пар-
тизанских отрядов. С исключительным героизмом дрались и сформиро-
ванные в ходе войны регулярные негритянские полки67. Негры обраща-
лись к конгрессу с петициями об освобождении, в которых отмечали, что
рабство несовместимо с Декларацией независимости.
Наиболее прогрессивные круги американской буржуазии еще задол-
го до войны за независимость выступали против системы рабства. Актив-
ным сторонником отмены рабства был Б. Франклин, явившийся участни-
65 Там же, с. 04—65.
66 Фостер у. з. Негритянский народ в истории Америки. М., 1955, с. 63.
67 Фонер Ф. История рабочего движения в США..., т. 1, с. 57; Аптекер Г. Амeрикан-
cкая революция, 1763—1783, с. 276—283.

ком первого организованного в 1775 г. в Филадельфии общества по
борьбе с рабством68. Аналогичные общества получили широкое распро-
странение после войны за независимость. Выступая с позиций буржуаз-
ного демократа, Франклин доказывал, что рабство мешает развитию про-
изводства. Однако единомышленники Франклина составляли меньшинст-
во, и война не принесла негритянскому населению свободы, за которую
оно сражалось. Хотя часть ветеранов войны и была впоследствии выкуп-
лена правительством у бывших хозяев, институт рабства, как мы уви-
дим, остался в неприкосновенности, и даже многие негры — участники
войны   после   ее   окончания   были   возвращены   в   положение   рабов.
Негритянский вопрос является одним из наиболее показательных при-
меров того, как из нежелания встать на путь решительной демократиза-
ции конгресс, т. е. правительство буржуазии и плантаторов, сам препят-
ствовал росту боеспособности американской армии.
Война за независимость была не только войной против Англии, но
и в равной степени гражданской войной против внутренних врагов, кото-
рые в той или иной мере были связаны с британской короной и олицет-
воряли собой контрреволюцию. Когда патриоты мобилизовали силы на
войну с Англией, тори, или лоялисты, как стали называть тех, кто остал-
ся лояльным в отношении Англии, оказались в противоположном лагере.
Они саботировали решения революционных властей, развертывали терро-
ристическую деятельность против сторонников независимости, организо-
вывали вооруженные соединения, выступившие на стороне Англии.
Многие исследователи подчеркивали, что социальный состав лагеря
лоялистов был неоднородным. С этим выводом трудно спорить. Важно,
однако, хотя бы в общих чертах определить, из каких социальных групп
состояли силы противников революции. Можно согласиться в принципе
с Дж. Мейном, что значительная часть населения бывших колоний стре-
милась оставаться в стороне от борьбы за независимость, а большинство
лоялистов были очень богатыми людьми, главным образом из числа
«городской элиты» 69. В городах проживали и менее состоятельные лоя-
листы. Это главным образом эмигранты из Англии, «которые были свя-
заны с ведущими лоялистами», принадлежавшими к классу крупных
собственников, таких, как филадельфийское купечество или крупные зе-
мельные собственники, например семейство Де Ланси в Нью-Йорке, сто-
ронники Уентворта в Нью-Гэмпшире, окружение губератора Белла в
Южной Каролине и т. д. В лагере лоялистов оказались также мелкие и
средние собственники из сельскохозяйственных районов.
Наиболее точно определил суть положения Г. Аптекер, который так-
же подчеркивал, что в основном тори-лоялисты «рекрутировались из
числа более богатых элементов колониального общества... Это не значит,—
писал он,—что не было бедняков, остававшихся — с большим или мень-
шим рвением — верными короне; в отношении ничтожного процента это
справедливо. Не значит это и то, что представители богатой верхушки ко-
лониального общества были лоялистами — о большинстве этого не ска-
жешь. Но это значит, что в большинстве своем тори принадлежали к
числу состоятельных элементов или их непосредственных слуг» 70.
68 Jordan W. D. White over Black: American Attitudes Toward the Negro, 1550—1812.
Chapell Hill, 1968, p. 343—344.
69 Main J. T. The Sovereign States, p. 269—270.
70 Аптекер Г. Американская революция, 1763—1783, с. 160.

148

I. ОБРАЗОВАНИЕ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ

ВОЙНА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ

149



В ответ на саботаж и враждебные действия лоялистов патриоты
начали беспощадную борьбу со сторонниками Англии и всеми, кого подо-
зревали в симпатиях по отношению к метрополии. Еще до провозглаше-
ния независимости, в марте 1776 г., конгресс принял решение о разору-
жении лоялистов71. Сторонников метрополии лишили также граждан-
ских и некоторых общественных прав. Конвенты и законодательные
ассамблеи штатов приняли законы, лишавшие лоялистов права голоса, за-
прещавшие им занимать государственные должности, исполнять обязан-
ности священников, адвокатов, врачей и учителей, а также налагавшие
ряд других ограничений. Тех, кто отказывался принести присягу на вер-
ность новой власти, обвиняли в измене   и   подвергали   преследованиям.
До сих пор широко обсуждается вопрос о том, сколько людей подверг-
лись репрессиям в результате законов и мер, принятых против лоялистов.
Американский историк У. Браун проанализировал состав и мотивы поведе-
ния лоялистов, эмигрировавших или высланных из США, а затем обра-
тившихся к британскому парламенту за содействием в получении компен-
сации за принадлежавшую им собственность, конфискованную во время
революции. Браун находил, что наиболее достоверные данные о числе
лоялистов, эмигрировавших из США, это 100 тыс. человек. Цифра
100 тыс. была приведена в свое время Ф. Бондом, пенсильванским тори
я британским консулом72. Браун считал неверной и заниженной оцен-
ку американского историка Р. Палмера, ограничившего число лоялистов-
эмигрантов 60 тыс.73 Согласно У. Брауну, от 30 до 50 тыс. лоялистов
в разное время с 1775 до 1783 г. сражались на стороне англичан. На-
пример, в 1780 г. военные соединения лоялистов насчитывали 8 тыс. че-
ловек,  в  то   время  как   регулярная   армия   Вашингтона — лишь   9   тыс.
Другой американский исследователь, П. Смит, в опубликованной
позднее специальной статье отмечал относительную достоверность дан-
ных, которыми располагают исследователи лоялизма. Он считал недоста-
точными имеющиеся цифры, чтобы точно судить о числе лоялистов в
Америке. Однако, по его мнению, их общая доля не превышала 16%
населения, а в воинских соединениях, сражавшихся с американской ар-
мией, служили лишь 19—20 тыс. человек. Последнюю цифру Смит счи-
тает более или менее точной74.
Существовали целые армейские части, целиком сформированные из
лоялистов. Такие соединения действовали в Нью-Йорке, Виргинии, Кон-
нектикуте, Северной Каролине и других штатах. Лоялистские отряды
сражались с особым ожесточением. Это вполне понятно, если учесть, что
для приехавших из-за океана английских солдат война была совершенно
ненужной, в то время как для лоялистов это была борьба за существо-
вание. У. Браун отмечал, что по своим боевым качествам отряды лояли-
стов не уступали патриотам 75
Кроме регулярных частей, составленных из сторонников короны, на
всем протяжении войны за независимость  в  тылу  патриотических  сил !
71              Journals of the Continental Congress, vol. 4, p. 205.
72              Brown W. The King's Friends. The Composition and Motives of the American Loya-
list Claimants. Providence, 1965, p. 249.
73              Palmer R. R. The Age of the Democratic Revolution. Princeton, 1959, p. 188. Smith P. H. The American Loyalists: Notes on their   Organization   and   Numerical
Strength.— William and Mary Quarterly, 3rd Ser., 1968, vol. 25, p. 268—269. Brown W. The Good Americans: The Loyalists in the American Revolution. N. Y.,
1969, p. 98.

действовали контрреволюционные банды, отличавшиеся особой жесто-
костью. Наибольшее распространение действия лоялистских банд полу-
чили на юге. Главарь одной из таких банд в Южной Каролине Уильям
Канингхэм, прославившийся свирепыми расправами с жителями «внут-
ренней страны», был известен под кличкой «кровавый Билл». Вожак ана-
логичной банды в Джорджии Т. Браун заслужил прозвище «кровожад-
ного». В Северной Каролине сторонники патриотов были терроризирова-
ны действиями банды Дж. Фаннинга76.
Главными силами преследования лоялистов на местах были Комитеты
безопасности. Они отдавали приказы об аресте контрреволюционных эле-
ментов и их наказании, составляли «черные списки», куда заносились
все, кого подозревали в сотрудничестве с Англией.
Сравнивая преследования лоялистов в Америке с тем, что имело ме-
cто в период буржуазной революции во Франции, нельзя не видеть, что
они носили умеренный характер. Г. Аптекер верно подчеркивал, что Аме-
риканская революция «была отмечена жестокостью», но что «черта эта
была несколько приглушена» 77. Кроме того, следует иметь в виду, что
в разных районах и разных штатах борьба с контрреволюцией протекала
по-разному. В Нью-Йорке и Южной Каролине вследствие предшество-
вавших войне за независимость социальных конфликтов она приобрела
наиболее острую форму. В Массачусетсе, Нью-Джерси и Пенсильвании
также проходила достаточно остро, в других колониях — более спокойно.
«Самыми легкими» были, по словам У. Брауна, меры против лоялистов
в Нью-Гэмпшире, Делавэре, Мэриленде и Джорджии 78.
В девяти штатах были приняты законы об изгнании активных сторон-
ников   короны.   Их   имущество,   как   правило,   подлежало конфискации.
В Массачусетсе на городских митингах каждый мог назвать лицо, кото-
рое подозревал в пособничестве врагу. Если большинство собравшихся
считали, что обвиняемый действительно предал дело революции, его немед-
ленно отдавали под суд и, как правило, высылали затем в Англию. Мас-
совой высылке подверглись сторонники короны и в других штатах. Не-
редко в случае самовольного возвращения из ссылки лоялисту грозила
смертная казнь. Один из сторонников короны в Нью-Йорке отмечал, что
патриоты «стали практиковать казнь через повешение по малейшему
поводу» 79
Это заявление, однако, звучит явным преувеличением, хотя Комитеты
безопасности и иные органы революционной власти на местах вынужде-
ны были прибегать к высшей мере наказания за шпионаж, предательст-
во, помощь врагу и участие в военных действиях на стороне англичан80 .
Во всех штатах в качестве меры наказания использовались аресты и
заключение под стражу. В некоторых случаях это был просто домашний
арест и запрещение выезжать за пределы места жительства. Иногда аре-
стованные работали в обычных условиях вместе с теми, кто находился
на свободе, и только ночь проводили в стенах тюрьмы. Как правило,
для заключения в тюрьму и лишения свободы сторонников короны до-
статочно  было  распоряжения  Комитета  безопасности или иного  органа Ibid., p. 100. Аптекер Г. Американская революция, 1763-1783, с. 165. Brown W. The Good Americans, p. 129. Ibid., p. 138.
80 Ibid., p. 129.

150

I. ОБРАЗОВАНИЕ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ

ВОЙНА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ

151



революционной власти. Заключенным было отказано в суде присяжных,
а срок пребывания в тюрьме длился до окончания конфликта 81.
Борьба с контрреволюцией была одной из важнейших функций новой
государственной власти. Комитеты безопасности совместно с вновь создан-
ными органами власти на местах практически выполняли функцию дик-
татуры. Повсюду они предшествовали созданию новых правительств шта-
гов и во многих штатах продолжали функционировать после создания
правительства. Свою повседневную деятельность по борьбе с контррево-
люцией, а также входившие в их функции сбор налогов для военных це-
лей, снабжение оружием и обмундированием войсковых частей, поощре-
ние местной промышленности и т. п. Комитеты безопасности каждого
штата осуществляли через широкую сеть своих организаций на местах.
Как органы революционной власти народа Комитеты безопасности
сыграли исключительно важную роль в борьбе с контрреволюционными
силами. Это обстоятельство следует особо подчеркнуть, ибо без деятель-
ности Комитетов безопасности не может быть понят характер и структу-
ра государственной власти в США, действовавшей в период войны за не-
зависимость 82
<< | >>
Источник: Н. Н. БОЛХОВИТИНОВ М. С. АЛЬПЕРОВИЧ Р. Ф. ИВАНОВЛ. Ю. СЛЁЗКИНА. А. ФУРСЕНКО. История США ТОМ ПЕРВЫЙ 1607-1877. 1983

Еще по теме 3. ФОРМИРОВАНИЕ НОВОЙ ВЛАСТИ:

  1. § 11.4. Формирование новой государственной системы в России
  2. Возникновение новой парадигмы отношений власти, общества и политического публициста. Концепция плюрализма
  3. Б. Полномочия по формированию органов государственной власти
  4. § 1. Краткая история формирования системы местных органов власти в России
  5. Процесс формирования социальных и гражданских инициатив, оспаривающих Доминирующую модель властей отношений
  6. ВЛАСТЬ, СМИ И ОБЩЕСТВО (стратегии и тактики формирования общественного мнения) Н. И. Клушина
  7. Глава 4. Адвокатура советского государства: этапы развития (октябрь 1917-1993 г.) § 1. Формирование органов защиты в первые годы советской власти (октябрь 1917-1920-е гг.)
  8. ЭТАПЫ СТРОИТЕЛЬСТВА НОВОЙ ЕВРАЗИИ
  9. Разработка новой торговой марки
  10. Потенциал новой марки
  11. Разработка новой программы тренинга руководителей
  12. Глава третья Переход от старой дипломатии к новой