<<
>>

3. ЭВОЛЮЦИЯ ЛЕВОГО РАДИКАЛИЗМА. КОНТРКУЛЬТУРА

Кризис буржуазных ценностей, проявившийся в леворадикальном молодежном движении 60-х годов, оказался симптомом серьезной болезни американского общества. Ухудшение экономической конъюнктуры в первой половине 70-х годов и спад массового политического протеста не остановили начавшийся в «критические 60-е» процесс переоценки ценностей, хотя в новых условиях он претерпевал значительную трансформацию.
70-е годы в США отличались усложнением массового сознания и усилением его противоречивости63. Эволюция левого радикализма в начале 70-х годов совершалась в нескольких направлениях. Одно из них, наиболее распространенное, связано с возвращением «бунтарей после бунта» в лоно традиционного социального реформизма, представленного в 70-х годах течениями неопопулизма, консьюмеризма 64 и др., а также частично предвыборной программой либерального крыла демократической партии в 1972 г. Процесс этот протекал на своеобразной идейной основе и не означал полного отказа от наследия «новой левой». В отличие от прошлого социальный реформизм начала 70-х годов допускал критику американской общественной системы в целом, а не только отдельных ее сторон65. В русле этого направления развивался характерный для Соединенных Штатов начала 70-х годов феномен «похода сквозь институты общества» в целях изменения общества изнутри, работая в «системе». Другое направление — рост утопических коммунитар-ных экспериментов, часто в традиционной для подобных движений в США форме религиозно-мистического богоискательства, стимулируемого новым психологическим мотивом — снижением доверия к рационалистическому мышлению, которое стало рассматриваться как идеологическое оружие правящей элиты. Этими двумя путями не ограничивалась эволюция американских «новых левых». Часть их обратилась к теории марксизма, и в первую очередь к тем его аспектам, которые связаны с проблематикой личности. Несмотря на спад леворадикального политического движения, влияние многих его идейных принципов на молодежь в первой половине 70-х годов продолжало возрастать66. Например, за то, чтобы в жизни американцев меньше подчеркивалась проблема денег, в период апогея движения в 1968—1969 гг. высказывались 73% студентов и 54% молодых ра- 63 Ladd Е. С, Jr., Lipset S. M. Anatomy of a Decade.— Public Opinion, 1980, vol. 3, N 1; Yankelovich D. New Rules: Searching for Self-Fulfillement in a World Turned Upside Down. N. Y., 1981 и др. 64 Неопопулизм — левореформистское течение, соединяющее традиции фермерского популизма XIX в. с элементами идеологии «повой левой» (Newfield /.. Greenfield J. Populist Manifesto: the Making of a New Majority. N. Y.; Wash., 1978; Harris F. H. The New Populism. N. Y., 1973); консьюмеризм (от англ. consume — потреблять) — антимонополистическое течение в защиту рядового потребителя. 65 Starr P. Rebels after the Cause.— In: New York Times Magazine, 1974, Oct. 13, p. 100; Zaccino N., Hume E. The Evolution of the Radical US Movement,— In: International Herald Tribune, 1975. Oct. 4-5, p. 1. 66 Ценностные установки бунтующей леворадикальной молодежи 60-х годов получили в социологии название «новых ценностей». 410 II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЯ НА ПОРОГЕ 70-Х ГОДОВ: ПОЛЯРИЗАЦИЯ СИЛ 411 бочих, а в 1973 г.
этот тезис поддержали уже 80% студентов и 74% нестуденческой молодежи 67. Показательно также изменение приоритетов трудовой деятельности к кризис ее мотиваций, характерных для американского «общества потребления». На первое место взамен материальных благ и символов престижа выдвинулся мотив содержания самого труда (в 1973 г.— 77% студенчества и 66% нестуденческой молодежи) 68. В среде студенчества начала 70-х годов увеличилась тяга к «невыгодным», «непрестижным» профессиям, связанным с социальным обслуживанием рядовых людей, и особенно бедноты (школы, больницы и т. п.). Распространение подобных жизненных ориентации сочеталось с критикой системы современного американского капитализма и развитием антибуржуазных тенденций в массовом сознании. Один из ведущих американских буржуазных социологов — Д. Белл в начале 70-х годов констатировал: «Если на данный момент наблюдается затишье политического радикализма, то культурный радикализм продолжает развиваться более сложными путями»69. Идейные и этические поиски леворадикальной молодежи выражали растущую общественную неудовлетворенность буржуазным образом жизни и образом мысли и потребность в иных ценностных ориентирах. Попытки «бунтующего поколения» создать альтернативу буржуазной культуре выразились в особом культурно-историческом феномене, получившем название контркультуры и представляющем собой комплекс социально-психологических и идейно-мировоззренческих установок70. Зафиксированное американскими исследователями в конце 60-х годов-явление контркультуры знаменовало дальнейшее совмещение двух граней молодежного протеста — левого политического радикализма и движения хиппи. И хотя контркультура, провозгласившая своей целью «революцию посредством изменения сознания», ограничивала социальный протест сферой культуры, тем не менее се острие направлялось против автори-гарно-бюрократических тенденций современного монополистического капитализма, и прежде всего его дегуманизирующей роли. Идейно-психологические процессы, обозначаемые понятием «контркультура», происходили одновременно во многих капиталистических стра-нaх, затрагивая главным образом молодежь, принадлежавшую по своему социальному происхождению к средним слоям. Наиболее полное развитие этих процессов было отмечено в США, где они обнаружились раньше по вpемени и в более четких формах. Центральные мировоззренческие установки контркультуры связаны с yтверждением абсолютной ценности личности и апологией свободы само-выражения «естественного человека» 71. Средством достижения подлин- 67 Yankelovich D. Changing Values in the 60's. A Study of American Youth. N. Y., 1974, p. 16, 24. 68 Yankelovich D. The New Morality. A Profile of American Youth in Hie 70's. N. Y.T 1974, p. 70, 106—107. 69 Bell D. Sensibilities in the 60's.— In: Youth: Divergent Perspectives/Ed, by P. K. Man ning. N. Y.; L., 1973, p. 27. 70 Проблематика контркультуры основательно исследована в советской литературе. См.: Замошкин Ю. А., Мотрошилоеа Н. В. Некоторые современные тенденции в развитии сознания американских «новых левых».— В кн.: Исторический мате риализм как теория социального познания и деятельности. М., 1972: Мель- виль А. Ю.. Разлогов К. Э. Контркультура и «новый» консерватизм. М.. 1982 и др. 71 В исследованиях, посвященных анализу контркультуры, эти установки пoлучили название этики самоосуществления, или самореализации. ной свободы сторонники контркультуры считали слияние человека со стихийными силами дикой природы («новый натурализм») и развитие «нового способа чувствования» (new sensibility), под которым подразумевалось сочетание интуитивно-мистического и непосредственно-чувственного мировосприятия. Подобные идеалы противопоставлялись техницизму западной цивилизации и господствующему в ней рационализму научного знания. Таковы основные идейные элементы контркультуры, которые вопреки претензиям ее приверженцев на абсолютную новизну в действительности принадлежат идейно-психологической традиции иррационализма, пронизывающей историю Запада в виде сильного «подводного» течения, сосуществующего с основным рационалистическим культурным потоком и оппозиционного ему. Непосредственной идеологической основой контркультуры послужили концепции левого фрейдизма 72, изложенные в работах Г. Маркузе и Н. Брауна 73. В прошлом умонастроения, выражавшие антирационалистические и антитехницистские тенденции духовного развития Запада, были достоянием узких кругов интеллигентской элиты, некоторых еретических христианских сект или деклассированных одиночек. В середине XX в., когда в результате научно-технической революции в условиях монополистического капитализма усилилось ощущение всестороннего подавления личности, эти установки приобрели актуальность и получили относительно массовое распространение в рамках контркультуры, главным образом в среде молодой интеллигенции. Связанная с контркультурой весьма острая идейная полемика в США привела к возникновению на рубеже 60—70-х годов леворадикальных концепций, обосновывающих особую роль этой формы молодежного протеста в борьбе за социальные изменения. Их авторы — Т. Розак, Ч. Рейч, Ф. Слейтер и др.— утверждали, что значительная часть молодого поколения индустриально развитых капиталистических стран создает свою культуру («новое сознание»), якобы радикально отличающуюся по всем главным установкам от господствующей культуры современного буржуазного общества. По мнению теоретиков контркультуры, ее носители к концу 60-х годов образовали достаточно многочисленное «контробщество», которое стало субъектом будущих радикальных преобразований. Основным фактором социальных изменений у них выступал антагонизм не классов, а поколений, выражающийся в борьбе антагонистических типов сознания, и в наиболее крайней форме — конфликт между всем обществом и деперсонифицированным истэблишментом. Согласно Ч. Рейчу, освобождение личности означает свободу от логики разума, поскольку она используется для оправдания преступлений истэблишмента. Утопический социальный проект Т. Розака был основан на полном отрицании позитивных сторон научно-технического прогресса, а в качестве главных средств освобождения идеологи коитркультуры предлагали возврат к первобытным магическим ритуалам, опрощение, наркотики и «поп-музыку», поскольку эти последние, обостряя эмоциональное восприятие, якобы препятствуют «отупению» человека, способствующему его 72 Одно из направлений социального фрейдизма, основанное на использовании метода психоанализа для создания теорий радикального переустройства общества. 73 Подробнее см.: Баталов Э. В. Философия бунта. М., 1974; Новинская М, И. Студенчество США: Социально-психологический очерк. М., 1977. гл. 4. 412 II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ НА ПОРОГЕ 70-Х ГОДОВ: ПОЛЯРИЗАЦИЯ СИЛ 413 всестороннему подчинению буржуазной общественной системе. Авторы концептуальных схем контркультуры обнаружили непонимание истинной природы репрессивных механизмов современного капиталистического общества и утопические представления о путях его радикального переустройства исключительно посредством изменения сознания и культуры. Упомянутыми именами не ограничивался список «властителей дум» молодых приверженцев коптркультуры. Среди них были также поэт-битник А. Гинсберг, писатель Н. Мейлер, проповедник «религии наркотиков» Т. Лири, а также писатель и публицист П. Гудмен, снискавший широкую популярность среди радикально настроенной молодежи. В сочинениях Гудмена — и это, вероятно, наиболее привлекательная сторона его творчества для молодежи — содержалась развернутая критика конкретных сторон американской социальной действительности, в частности критика капиталистической урбанизации, постановки высшего образования в США и т. д.74 П. Гудмен разрабатывал анархистские и коммунитарные социальные проекты на основе своей концепции «геш-тальттерапии» 75, согласно которой все формы жизни, как биологической, так и общественной, представляют собой мистическое единство организма и среды. Созданный П. Гудменом ностальгический образ целостности мира оказался созвучным тяготению молодежи к общности, ее неприятию разобщающего культа индивидуального успеха, господствующего в американской культуре. Обладая известной концептуальной базой и имея своих идеологов, контркультура, однако, не представляла собой стройную идейно-мировоззренческую систему. Контркультура была прежде всего практическим поиском «нового образа жизни», альтернативного буржуазному. Этим понятием обозначался особый тип мировосприятия и жизненного стиля, в основе которого лежало стремление к утверждению этических ценностей, несовместимых с практикой капитализма, таких, как антипотребительство и приоритет духовности, эгалитаризм и альтруизм в качестве основы межличностных отношений и т. д. Сторонники контркультуры пропагандировали разрыв с окружающим обществом. Многие из них покидали семьи, уходили из городов и часто вовлекались в разного рода коммунитарные эксперименты (в том числе и религиозные) по созданию очагов «новой морали» и «подлинной свободы». Однако эксперименты контркультуры терпели неудачу или же заканчивались трагично. Этическое и идеологическое творчество американской леворадикальной молодежи, направленное против господствующих буржуазных ценностей и норм, так и не смогло их преодолеть. «Тотальное отрицание» ценностей капиталистической системы, провозглашенное молодыми бунтарями, во многом оставалось чисто внешним. Более всего это проступало в особой манере поведения и одежды, наркомании и морали так называемой «сексуальной революции». Восстав против господства пуританской морали и протестантской трудовой этики, сторонники контркультуры не видели, что сражаются с уже несуществующим врагом, не понимали, что их оружие в этой борьбе — принципиальное безделье, наркомания, нравственная распущенность, вы- 74 Goodman P. Growing up Absurd. N. Y., 1960 и др. 75 Gestalt (нем.)—целостный образ. Подробнее см.: Goodwin P., Pearls Ph., Heffer- line R. Gestalt-Therapy. N. Y., 1951. двигаемые в качестве культурных форм антибуржуазного протеста, в дейcтвительности представляют собой крайности господствующих культурных установок современной гедонистской буржуазной «цивилизации дoсуга». Эти стороны контркультуры были, в сущности, порождением об-щества, от которого «бунтующее поколение» пыталось бежать. Именно в этой части контркультура смыкалась с «массовой культурой», насаждаемой и финансируемой крупным капиталом. Характерно, что художественные приемы контркультурного авангардизма легко и быстро усваивались буржуазной «массовой культурой» и приспособлялись ею для чисто коммерческих нужд. Родство контркультуры с буржуазной системой ценностей прослеживалось и в ее центральных, глубинных установках, связанных с принципами самореализации и абсолютной свободы «естественного человека». Вопреки претензиям па «тотальное» отрицание американской буржуазной культуры эти принципы оказались, по сути дела, лишь новыми вариантами буржуазного индивидуализма и прагматизма, культивируемых в массовом сознании американцев всем жизненным укладом общества. В определенной мере отражая реальную потребность в повой мировоззренческой и этической системе, контркультура как на идеологическом, так и на социально-психологическом уровне оказалась несостоятельной в своих попытках эту систему создать. Она заключала в себе глубоко противоречивые, подчас взаимоисключающие, начала76. С одной стороны, она вызывалась к жизни сильным гуманистическим импульсом, ей были присущи напряженные духовные и этические поиски альтернативных культурно-ценностных ориентиров. С другой стороны, протест против тенденции современного капитализма к тотальной дегуманизации буржуазного общества зачастую сводился к требованию абсолютной свободы ничем не ограничиваемых инстинктов; отказ от традиционной ориентации на успех оборачивался презрением к труду; разочарование в буржуазном идеале потребительства приводило к утрате всяких позитивных идеалов; отрицание буржуазной «массовой культуры» становилось пренебрежением к высшим достижениям культуры. Внутренняя логика принципа неограниченного самоосуществления вела к изощренному эгоцентрическому варианту гедонизма и к асоциальным формам протеста. Эти противоречия контркультуры способствовали вырождению критики капиталистической рациональности в апологию мистического иррационализма, проповеди свободы и естественности — в культ вседозволенности и примитивизма. Контркультура не смогла заполнить образовавшийся в США к сере-дине XX в. духовный вакуум, ставший причиной резкого усиления таких пороков американского общества, как преступность и наркомания. В целом она воспринималась рядовыми американцами как явление чуждое и часто враждебное, а в начале 70-х годов утратила привлекательность Даже для своих бывших сторонников. Однако, будучи реакцией на кризисные явления современного капитализма, установки контркультуры оказали определенное влияние на массовое сознание американцев. Отрицание ею потребительского идеала и напряженные поиски духовной самореализации личности положили начало сдвигам в общественной психо- 76 В марксистской литературе отмечалось, что к контркультуро «относились явления, не только глубоко различные, но и зачастую полярные в социально-политическом и идейно-художественном плане» (Коммунист, 1983, № 3, с. 90). 414 II УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ НА ПОРОГЕ 70-Х ГОДОВ: ПОЛЯРИЗАЦИЯ СИЛ логии американцев, характерным для последующего десятилетия 70-х годов. Так, «новый натурализм» контркультуры в полемически заостренной форме выдвинул одну из наиболее важных проблем современности — экологическую, которая впоследствии (конец 70-х — 80-е годы) оказалась в центре общественного интереса 77.
<< | >>
Источник: В. Л. МАЛЬКОВ. ИСТОРИЯ США ТОМ ЧЕТВЕРТЫЙ 1945-1980. 1987

Еще по теме 3. ЭВОЛЮЦИЯ ЛЕВОГО РАДИКАЛИЗМА. КОНТРКУЛЬТУРА:

  1. КОНТРКУЛЬТУРА?
  2. Необходимость радикализма
  3. Уроки Левого фронта
  4. Радикализм без цели
  5. Раздел II МЕЛКОБУРЖУАЗНЫЙ РЕФОРМИЗМ И РАДИКАЛИЗМ
  6. «По ту сторону левого и правого»: альтернативные формы социальной идеологии и политических движений
  7. Глава 26 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ЛЕВОГО КРЫЛА ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ
  8. Исторические особенности, течения и потенциал радикализма в исламском возрождении Башкортостана
  9. Эволюция компаний Три этапа эволюции компаний
  10. Эволюция социальных систем
  11. Глава 8 ЭВОЛЮЦИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ
  12. 2.1. Эволюция управленческих систем