<<
>>

I.1. Действия японских ударных сил в оценках американских военных

В американских источниках, особенно материалах комиссий и боевых донесениях, действия японских ударных сил 7 декабря рассматриваются двумя блоками: действия подводных лодок; самолётов. Речь не идёт о двух изолированных повествованиях, но подобное разделение чётко просматривается во многих документах, и это напрямую отразилось на оценках атаки Пёрл-Харбора.

Описание действий японских субмарин в литературе, посвящённой Пёрл-Харбору, строится по следующей примерной схеме: основное внимание уделяется событиям раннего утра 7 декабря (попытки проникновения в гавань сверхмалых субмарин); а действия остальных подводных сил Императорского флота, принимавших участие в Гавайской операции, отходят на второй план. Эта тенденция характерна как для современных отечественных авторов, так и советских иссле- дователей111. Прослеживается она и в зарубежной историографии112. Исключением может служить подробный справочник

Ю.В. Апалькова113. Такая общая для историографии черта сложилась во многом благодаря американским источникам, которые, в свою очередь, являются следствием восприятия американскими военными действия японских подводных лодок в Пёрл-Харборе.

Первый подробный отчёт, касающийся действий японских подводных лодок, составил адмирал Киммель в докладе от 21 декабря 1941 г., где представлено «Описание событий, случившихся во время японского воздушного нападения 7 декабря 1941»114. Этот самый объёмный раздел документа содержит практически поминутное описание всего дня 7 декабря. Изложение событий начинается с 6.18 - сообщением о том, что 8-ое оперативное соединение возвращается в Пёрл-Харбор после завершения миссии по доставке самолётов на атолл Уэйк115; а завершается в 21.10 - когда по ошибке были сбиты 4 самолёта с авианосца «Энтерпрайз»116. Предваряя описание, Киммель подчёркивает его первоначальный и неполный характер, ещё раз указывая, что источниками для него послужили донесения с каждого корабля, дополненные разведывательной информацией и личными данными117.

Непосредственное изложение событий в Пёрл-Харборе начинается в следующем пункте - 6.30, где значится, что «Антарес» (ремонтное судно) прибыл в Пёрл-Харбор из Кантона и Пальмиры. В 1500 ярдах (1371,6 м) от корабля был замечен подозрительный объект, который оказался малой подводной лодкой. Об этом был извещён дежурный эсминец «Уорд»118. Итак, согласно данным доклада Киммеля от 21 декабря 1941 г., первый контакт с противником был 7 декабря в 6.30, о чём главнокомандующему Тихоокеанским флотом стало известно в 7.20119. Самым существенным здесь является время, которое указал адмирал: с момента первого обнаружения до завершения операции по уничтожению подводной лодки - 50 минут. Как установили последующие расследования нападения на Пёрл-Харбор, Киммель сильно ошибся с временным определением первого боевого столкновения. Достаточно показательно, что точное описание данного контакта с японской субмариной появилось далеко не сразу. Быстрое и оперативное расследование Военно-морского министра Нокса практически не коснулось этого вопроса. Действия вражеских подводных лодок, судя по секретному докладу президенту и «Краткому отчёту...», воспринимались Ноксом как непосредственным образом связанные с воздушным нападением120.

Но, несмотря на такие заявления, в документах военно-морской министр постоянно использует выражение «японская воздушная атака», даже не подразумевая начальную фазу Гавайской операции - действия субмарин121. Мотивация расстановки подобных акцентов вполне ясна: министра интересовали, прежде всего, потери флота, которые были нанесены исключительно самолётами, а составление детальной картины событий 7 декабря он оставил Киммелю и последующим комиссиям. Так, и в изложении действий японских субмарин (Нокс посвятил им один абзац) министр делает акцент на потерях. Благодаря повышенному вниманию командования Тихоокеанского флота к возможному нападению подводных лодок, по заключению Нокса, атака Пёрл-Харбора японскими минисубмрина- ми провалилась: две из них были уничтожены, а третья сдалась в плен. «В результате действий субмарин флот потерь не понёс»122. Действительно, в атаке на Пёрл-Харбор принимали участие 5 сверхмалых подводных лодок, которые все были потеряны123, но эти данные будут установлены позднее, в ходе разработки вопроса.

Первая комиссия по расследованию нападения на Пёрл- Харбор, возглавляемая О. Робертсом, подтвердила мнение адмирала Киммеля о датировке и ходе мероприятий по уничтожению японской сверхмалой подводной лодки: описание начинается с 6.30 утра, полностью повторяя данные Киммеля; как итог - в 6.45 субмарина потоплена124. Однако большого усердия в изучении этого вопроса комиссия не проявила - были лишь в общем виде воспроизведены факты из донесения Киммеля от 21 декабря 1941 г. А в краткое резюме по завершению работы не вошли даже они125. Таким образом, и второе расследование нападения на Пёрл-Харбор фактически не изучило вопрос о времени и обстоятельствах первого контакта с противником.

Третье расследование - адмирала Т. Харта - снова воспроизвело старые данные, но на этот раз, основываясь на показаниях адмирала К. Блока, командующего 14-м Военно-морским округом126. Именно ему адресовывалось сообщение с «Уорда», посланное в 6.45127. Адмирал, как выяснила ещё комиссия Робертса, получил данную информацию в 7.12128. Расследование Харта это подтвердило. Реакция Блока подробно описана в историографии: в 7.25 о происшествии было сообщено адмиралу Киммелю129. Главком приказал эсминцу «Монахэм» немедленно выйти в море, найти «Уорд» и разобраться в ситуации130. Причём Блок в своих показаниях Харту утверждал, что это был единственный контакт с субмариной утром 7 декабря131.

Такой вывод объясняется особенностями источниковой базы расследования132. В неё не вошли важнейшие документы о поиске японской подводной лодки133, а из 40 опрошенных свидетелей (представителей ВМС США) не оказалось ни лейтенанта У. Аутербриджа (капитан эсминца «Уорд»), ни командующего 80-м дивизионом эсминцев Э. Фулленвиндера. Проверить информацию Блока, а также данные Киммеля не представлялось возможным, и в 1944 г. контакт с субмариной в 6.30 продолжал восприниматься как первый и единственный.

Проходившие в этом же году следствия армейской и военно-морской комиссий ясности в данный вопрос не внес- ли134. Армейское расследование повторило прежние данные, а военно-морское сконцентрировало внимание на других аспектах нападения: предупреждения об атаке и угрозе; характер взаимоотношений адмирала Киммеля и генерала Шорта; оборона Пёрл-Харбора; предвоенная внешняя политика. Именно ответы и мнения по этим вопросам составили итоговый до- клад135. В ходе последующих расследований полковники Кларк и Клаузен также не рассматривали подробно первый контакт с противником 7 декабря 1941 г., а, следовательно, не представили и своего мнения о данном событии136.

Только расследование адмирала Хьюитта охватило практически весь комплекс документов по первому контакту с врагом. В заключительном отчёте от 12 июля 1945 г. отмечено, что были соприкосновения с противником до 6.30, а именно, в 3.42 тральщик «Кондор» заметил перископ неизвестной подводной лодки137, о чём было сообщено эсминцу «Уорд», судя по показаниям его капитана Аутербриджа, в 3.58138. Эсминец начал поиски субмарины, ведя переговоры с «Кондором» по радио, они были записаны станцией на мысе Бишоп и впоследствии опубликованы в ходе расследования Хьюитта139. Эпопея с поиском и уничтожением данной субмарины подробно изложена в отчёте Хьюитта и ряде других источников140.

Киммель не мог в 1941 г. разобраться в событиях раннего утра 7 декабря, т.к. в его распоряжении не было всего комплекса боевых донесений и других важнейших источников. Среди них не оказалось донесения с тральщика «Кондор»141, а оно бы сыграло ключевую роль в изложении данного эпизода и его оценке. У Киммеля было всего два доклада относительно утреннего столкновения: лейтенанта Аутербриджа от 13 декабря 1941 г. и командующего 80-м дивизионом эсминцев Фулленвиндера от 12 декабря того же года. А в них чётко обозначено: «Уорд» установил контакт с подводной лодкой в 6.40, атаку начал в 6.45142. Эти данные и включил Киммель в свой доклад143. Других сообщений о соприкосновении с противником не содержится в донесениях Аутербриджа и Фулленвиндера; стало быть, и у Киммеля они не могли появиться. В этом случае можно обвинить Аутербриджа в сокрытии ценной информации: он был обязан описать события с 3.58 до 6.40 (особенно переговоры с «Кондором») и свои действия. Объяснение поведения лейтенанта может быть следующим: его доклад озаглавлен как «Уничтожение японской субмарины эсминцем «Уорд»»144. По-видимому, такая тема, как считал Аутербридж, исключала любые упоминания о ведении поиска и других событиях раннего утра 7 декабря и должна была касаться лишь непосредственного уничтожения противника. Как видно, подобное отношение американских офицеров (в данном случае, лейтенанта Аутербриджа) к написанию донесений существенным образом повлияло на последующий анализ и, соответственно, на восприятие других офицеров (адмирала Киммеля и Фулленвиндера) и гражданских лиц (членов различных комиссий). Это вызвало фактическую ошибку, неточность, которую можно принять за сознательную фальсификацию, если не учитывать состояние источниковой базы докладов Киммеля и Фулленвиндера145.

Совершенно иная картина в вопросе о первом контакте предстаёт в докладе адмирала Нимица от 15 февраля 1942 г.146 В третьей части отчёта, озаглавленной «Описание событий, случившихся во время японского воздушного нападения 7 декабря 1941», изложение начинается со следующих слов: «Первый контакт с противником 7 декабря 1941 г. был в 3.50, когда тральщик «Кондор» обнаружил перископ погружённой субмарины. В это время «Кондор» патрулировал воды в одной - четырёх милях к юго-западу от входа в бухту.

«Кондор» в 3.57 информирует визуальным сигналом о данном контакте эсминца «Уорд», который патрулировал вход в Пёрл-Харбор. «Уорд» немедленно приступает к поиску субмарины и замечает перископ в 6.37 за судном «Антарес», входящим в Пёрл-Харбор. В 6.45 «Уорд» начинает атаку, которая была успешной»147. Видно, что в докладе адмирала Нимица от 15 февраля 1942 г. приведены те данные о первом контакте, которые установит комиссия Хьюитта лишь в 1945 г. и которые станут основополагающими для историографии148. Однако, очень сложно выяснить, на основе каких источников (или какой информации) Нимиц сделал это - абсолютно верное - описание событий утра 7 декабря. В легенде к донесению от 15 февраля указано, что основным источником стал отчёт под номером A16-3/(02088) главнокомандующего Тихоокеанским флотом149, т.е. доклад адмирала Киммеля от 21 декабря150. В приложениях к докладу перечислены 100 «Боевых донесений», из которых, как мы уже отмечали, достаточно подробное описание поиска и уничтожения субмарины присутствует лишь в трёх, причём везде однозначно отмечено, что первым был контакт в 6.30. Следовательно, Нимиц оперировал теми же данными и источниками, что содержат и другие аналитические материалы о нападения на Пёрл-Харбор (до 1945 г.), но представил совершенно верную, в отличие от них, картину утра 7 декабря. Остаётся неясным, почему большинство комиссий и расследований игнорировало отчёт Нимица. Постепенно, с проведением более тщательного анализа, правильная версия событий, описанная Нимицем, закрепилась и перешла в историографию151.

Американские военные сконцентрировали своё внимание на воздушной фазе нападения. Действия японских подводных лодок описали лишь офицеры, принимавшие участие в поиске и уничтожении субмарины, и высшее начальство - адмиралы Фулленвиндер, Киммель и Нимиц152. При этом из их описаний полностью выпали остальные подводные лодки противника, за исключением 5 сверхмалых153. Стало быть, задачи, состав и действия «Передового отряда подводных лодок» в полной мере не отражены в вышеназванных отчётах. Это оказалось возможным только после завершения войны и в процессе работы с японскими документами, важнейшими из которых стали материалы допросов японских военных и созданный на их основе труд комиссии по изучению стратегических бомбардировок США154. Создание целостной картины действий всех субмарин, входивших в Ударное соединение адмирала Нагумо, было оставлено историкам.

Несколько иначе развивались представления американских военных о действиях японских самолётов во время нападения на Пёрл-Харбор. Первоначально сложившаяся картина нападения на Пёрл-Харбор в среде американских военных включала в себя, как правило, только действия японских самолётов155. Это объясняется спецификой плана нападения на Пёрл-Харбор, где доминировали японские самолёты, и очевидцам событий запомнились, в основном, только их атаки156. Поэтому в первых отчётах офицеры Тихоокеанского флота пытались выяснить общее количество самолётов и через него установить состав оперативного соединения противника. После анализа собранной информации главнокомандующий флотом адмирал Киммель констатирует, что в составе японского оперативного соединения было от 4 до 6 авианосцев (в письме начальнику штаба Военноморских сил Г. Старку от 12 декабря 1941 г. главнокомандующий сообщает о 3 авианосцах противника)157. Подобный вывод следует из анализа перехваченных радиосообщений и исследовании сбитых самолётов противника158. В данном отчёте адмирал не сообщает, какие были найдены материалы у японских пилотов, а в письме адмиралу Г. Старку от 12 декабря пишет о «справочниках по кораблям США, планах Пёрл-Харбора с точными указаниями стоянок кораблей и о других важных вещах»159.

Описание или анализ всей атаки содержали лишь общие отчёты главнокомандующих Тихоокеанским флотом (Киммеля, а затем и Нимица) и итоговые доклады некоторых комиссий160.

Зато воздушная фаза нападения старательно и, по мере возможности, детально прописывалась почти в каждом источнике. Так, все 17 «Специальных боевых донесений» рассматривают этот вопрос161. Выстроены они Нимицем (в приложении к докладу от 15 февраля) в порядке убывания должности и звания автора: первым идёт донесение командующего линейными силами адмирала У. Пая от 9 января 1942 г.162 Отчёт отличается от остальных донесений следующими особенностями: он состоит из двух отдельных документов, причём адмирал Пай не является автором ни первого, ни второго. «Описание событий...» выполнил капитан 1 ранга (кэптен) Г. Трэйн - начальник штаба линейных сил, а отчёт о потерях составил капитан 2 ранга (коммандер) Г. Уоллин163. Таким образом, стандартная схема «Боевого донесения» соблюдена лишь отчасти: представлены данные о потерях, но отсутствуют вводная часть и, главное, - периодизация нападения. Вместо этого адмирал Пай счёл более целесообразным поместить в первой части доклада весьма своеобразное изложение капитаном Трэйном фактов нападения.

Описание ведётся от первого лица и состоит из 19 кратких пунктов. Однако, большинство событий указано без какой- либо временной привязки - во всём документе есть только 4 временных отметки. В пункте № 1 сказано, что «незадолго до 8.00 прозвучал сигнал общей тревоги»; в пункте № 7: «.насколько я могу вспомнить, ни одна бомба не попала в «Калифорнию» до 8.45»; в 16-ом: «.воздушное нападение, кажется, закончилось между 9.15 - 9.30»; в пункте № 17: «.немного позже 10.00 я покинул флагманский мостик»164. Как видно, начальник штаба линейных сил ни разу, описывая атаку, свидетелем которой был, не смог точно назвать время того или иного события, предпочитая употреблять выражения «незадолго до», «немного после» и т.д. Подобный стиль изложения мог быть объяснён временем создания документа165, но отчёт капитана Трэйна датирован 9 января 1942 г. - прошёл месяц после атаки: все спорные и сомнительные моменты воспоминаний и личных впечатлений могли быть проверены путём бесед с другими очевидцами или сравнением с имеющимися источниками. Но капитан Трэйн не делает ни того, ни другого. Его подход к написанию донесения предоставляет нам возможность рассмотреть личные свидетельства о нападении на Пёрл-Харбор в официальном документе.

Пример «Описания.» Трэйна не является единственным: из 17 «Специальных донесений» пять носят практически такой же (т.е. личный) характер: командующего минными силами, 6-ой патрульной эскадрильи «Энтерпрайза», командира авиагруппы авианосца «Энтерпрайз» и контр-адмирала Р. Джексо- на166. Все данные отчёты имеют несколько общих особенностей: 1) изложение ведётся от первого лица; 2) текст разделён на большое количество лаконичных пунктов (от 10 до 20); 3) описание носит характер воспоминаний; 4) авторы стремятся не только фиксировать события, но и высказывать своё мнение относительно увиденного. Всего этого не наблюдается в остальных 12 «Специальных донесениях». При этом свойственные для них попытки разделить налёт на периоды, систематизировать данные о потерях или представить выверенную хронологию нападения, как правило, отсутствуют в «личных» докладах. Важно отметить, что основное сходство этих источников (их личный характер) породило массу различий, т.к. каждый документ составлен лишь в соответствии с волей автора. Так, донесения командующего линейными силами адмирала Пая и командующего минными силами адмирала У. Фарлонга являются «сложными» докладами, т.е. они состоят из ряда самостоятельных отчётов167. Как уже упоминалось выше, донесение Пая от 9 января 1942

г. включает в себя «Описание событий.» капитана Г. Трэй- на и «Краткий отчёт о повреждениях» капитана Г. Уоллина. Собственного мнения о нападении адмирал Пай не высказал.

Примерно таким же по составу является и отчёт адмирала Фарлонга, который также содержит два донесения: от 7 и 28 декабря 1941 г.168 В отличие от доклада Пая, автором обоих является сам адмирал Фарлонг. Первый документ озаглавлен: «Японские самолёты атакуют Пёрл-Харбор. Описание командующего минными силами». Он имеет все основные признаки типового личностного рассказа: повествование ведётся от первого лица; время событий указывается весьма приблизительно или не фиксируется вообще. Однако, разница с донесением Пая здесь состоит в том, что отчёт Фарлонга подан непосредственно в день атаки, т.е. время создания документа повлияло на его характер, приблизив донесение к объяснительной записке-воспоминанию. Но по стилю отчёты Фар- лонга и Трэйна достаточно близки друг другу. Командующий минными силами в пункте № 1 писал: «Около 8.00 в это утро, воскресенье 7 декабря, я был на палубе моего флагмана «Огла- ла» и увидел, как первая бомба упала на о. Форд»169. Трэйн в начале своего донесения описывает очень схожую ситуацию: «Я находился в своей каюте незадолго до 8.00, когда прозвучал сигнал общей тревоги. Моей первой мыслью было, что тревога объявлена случайно. Я быстро оделся, выскочил на палубу и поднялся на мостик»170. Оба офицера решили, что наилучшим будет сообщить в донесении своё местонахождение на момент начала атаки, время которой они зафиксировать не смогли и указали его лишь приблизительно.

Примерно так же свой доклад начинает командир авиагруппы «Энтерпрайза» Х. Янг. Однако пилот предпочёл назвать точное время: «В 6.15 7 декабря 1941 г. я поднялся с «Энтерпрайза»»171. Но уже в следующем абзаце переходит на приблизительные временные отметки - 6 раз употребляются выражения «около этого», «немного после»172. При этом общих моментов нападения на Пёрл-Харбор Янг не касался - это не входило в задачи доклада, он подробно описывает свои действия в период с 8.20 до 8.35, когда подвергся нападению японских самолётов. Помимо этого, пилот включает в доклад наблюдения об атаке японских бомбардировщиков на Военноморскую верфь и сухой док. Янг постарался определить (по иллюстрациям справочника «Джена») тип атакующих самолётов - Mitsubishi «Karigane» Mk. II, который он охарактеризовал как «моноплан с низко расположенным крылом и неуби- рающимися шасси». Очевидно, что речь может идти только о палубном бомбардировщике типа 99 Аичи D3A1, получившем у союзников кодовое обозначение «Val». Несмотря на ошибки в названии самолёта, стремление разобраться в его особенностях, типе и вооружении173 представляет Янга с наилучшей стороны как автора донесения.

Кроме Янга, среди авторов «личных» донесений был ещё один пилот - Г. Гоппинг. Его отчёт также написан от первого лица и содержит массу подробностей утреннего полёта группы самолётов авианосца «Энтерпрайз» 7 декабря 1941 г.174 Из важнейших фактов нападения Гоппинг лишь вскользь упоминает три воздушные атаки, без указания их хронологических рамок. Более подробно (по вполне понятным причинам) пилот описывает непосредственные действия самолётов с «Энтерпрайза»175. В целом, по содержанию и стилю «личные» донесения обоих пилотов весьма схожи.

Близким к докладу Янга является донесение контрадмирала в отставке Р. Джексона от 12 декабря 1941 г.176 Но если отчёт Джексона совпадает с пятью другими «личными» донесениями по манере изложения, то с докладом Янга его ещё сближает стремление к определённой, точной, по мере возможности, датировке событий. Это видно уже из заглавия документа: «Нападение на Пёрл-Харбор с 7.55 до 9.30 7 декабря 1941 г.» Контр-адмирал оказался единственным из авторов «Боевых донесений», указавшим в названии хронологические рамки налёта.

Описание атаки начинается с краткого сообщения о месте, с которого велось наблюдение, - дом напротив стоянки авианосца «Лексингтон», это напоминает первые строки донесений Трэйна и Фарлонга. Здесь опять видно стремление Джексона к точности: «Первая атака началась в 7.55 и длилась около 45 минут»177, т.е. уже с самого начала изложения фактов нет моментов, характерных для большинства «личных» донесений - следов «припоминания» событий. Более того, первоначальная страсть к точности сочетается с попытками разделения нападения на этапы, так свойственного другим, «обезличенным» донесениям. Однако, первоначальная точность отчёта Джексона постепенно теряется: с пункта № 8 появляются привычные для «личных» докладов обороты «около 8.30», «незадолго до»178. При этом начинают появляться небольшие фактические ошибки, главная из которых заключается в утверждении, что «около 9.00 началась вторая, и наиболее мощная, атака». В работах следственных комиссий и трудах историков установлено, что самой эффективной, принесшей наибольшие разрушения фазой нападения, была первая - с 7.55 до 8. 25179. Таким образом, процитированное мнение Джексона является не только спорным, но и просто неверным. Его появление можно объяснить как раз «личным» характером донесения - отставной контрадмирал в последнем пункте (№ 18) признаётся, что сообщить

о происшествиях с линейными кораблями ничего не может, т.к. вести наблюдения за ними со своей точки обзора он был не в состоянии180. Как упоминалось выше, Джексон наблюдал за атакой с противоположной «Линкороному ряду» стороны

о. Форд, где были расположены крейсера и вспомогательные корабли181. Вполне естественно, что описание атак против данных единиц флота заняли большую часть донесения Джексона и показались ему наиболее существенными.

Итак, рассмотрев содержание пяти «личных» отчётов, мы можем признать, что комплекс «Боевых донесений» имеет достаточно сложную структуру. Официально, по делению адмирала Нимица, он состоит из «Специальных докладов» и донесений командиров кораблей, но первая группа документов, как видно, делится ещё на две категории: отчёты «личного» характера и официальные отчёты. При этом первые имеют больше сходств с мемуарами, чем донесениями: написаны в жанре рассказа от первого лица; в высшей степени субъективны; форма изложения - воспоминание, со следующими отсюда стилистическими особенностями.

Последствия выбора «личного» стиля для написания официального документа можно разделить на структурные и содержательные. Текст или описание (в данном случае, мы используем эти термины как синонимы) неизбежно дробится на небольшие составляющие (пункты), которые связаны между собой, как правило, особыми словами или выражениями: «после того», «затем», «незадолго до» и т.п. Это происходит из-за смещения главного акцента в повествовании: согласно заголовку, автор должен описывать нападение японцев на Пёрл-Харбор, а вместо этого в тексте изложены действия автора или его восприятие данного нападения, т.е. документ приобретает черты источника личного происхождения. Автор ставит себя в центр повествования. При этом окружающие автора события воспроизводятся фрагментарно, точно так, как они ему запоминались. Это и создаёт вышеназванную дробность источника, а также определяет характер связующих слов - со значением «неопределённого времени». Последнее, в свою очередь, неизбежно накладывает на текст тень «припоминания» событий, что ещё больше сближает данные «Боевые донесения» с мемуарами и воспоминаниями. Благодаря перечисленным структурным и содержательным изменениям, которые вносит «личный» стиль, в повествовании появляется сюжет, независимый или параллельно существующий с основным, предполагаемым темой документа. Таким образом, главным, определяющим фактором специфики интересующих нас пяти «Специальных донесений» является их своеобразный стиль.

Остальная группа из состава «Боевых донесений» строго официальна. Общие моменты нападения на Пёрл-Харбор рассматриваются только в одном из отчётов - адмирала У Андерсона, командующего 4-ой дивизией линкоров182. Документ озаглавлен как «Нападение японских самолётов на Пёрл- Харбор 7 декабря 1941 г.» и датирован 19 декабря. Отличия от «личных» донесений, а также и от многих других «Специальных отчётов», состоит в указании источников доклада Андерсона: «Боевые донесения» с линкоров «Аризона», «Пенсильвания», «Невада», «Калифорния», «Теннеси», «Мэриленд», а также 22 отчёта офицеров и записей радио-переговоров183. На основании этих документов написаны два важнейших пункта отчёта - № 5 «Описание атаки» и № 7 «Материальные потери». Всего в докладе Андерсона 13 пунктов. Особенности восприятия нападения на Пёрл-Харбор отражены в «Описании. », которое фактически состоит из комментированной периодизации атаки184.

Стремление разделить нападение на этапы, совместив это с его конкретным описанием, как мы отмечали выше, - характерная черта многих «Боевых донесений», но из общих отчётов только доклады адмиралов Андерсона, Нимица и Киммеля (последний документ не входит в число 100 «Боевых донесений», выделенных Нимицем, но фактически является таковым) содержат периодизации всего нападения на Гавайи. В схематичном виде они выглядят следующим образом.

Периодизация адмирала Андерсона (в докладе от 19 декабря 1941 г.)185.

Воздушная атака на Пёрл-Харбор: 1.

7.55 - 8.15 - атаки пикирующих бомбардировщиков и торпедоносцев; 2.

8.15 - 8.25 - завершающие атаки торпедоносцев и бомбардировщиков с разных высот; 3.

8.25 - 9.00 - атаки горизонтальных бомбардировщиков; 4.

9.20 - завершение атак.

Периодизация адмирала Киммеля (в докладе от 21 декабря 1941 г.)186 1.

7.55 - 8.20 - первая фаза нападения (адмирал не характеризует данную фазу подробнее); 2.

8.20 - 9.00 - (ничего не отмечено Киммелем, наверное, предполагается затишье в атаках); 3.

9.00 - 9.30 - атаки пикирующих бомбардировщиков; 4.

9.30 - 10.00 - действия высотных бомбардировщиков (Киммель отмечает, что это была третья волна нападения).

Периодизация адмирала Нимица (в докладе от 15 февраля 1942 г.)187 I

этап. Действия японских подводных лодок:

3.57 - 7.32 по местному времени. II

этап. Воздушное нападение 7 декабря: 1.

7. 55 - 8.25 - атаки торпедоносцев и пикирующих бомбардировщиков: —

действия торпедоносцев (4 атаки); —

действия пикирующих бомбардировщиков (8 атак); —

действия высотных бомбардировщиков (4 атаки). 2.

8.25 - 8.40 - затишье: —

действия пикирующих бомбардировщиков (5 атак). 3.

8.40 - 9.15 - атака высотных бомбардировщиков против

Пёрл-Харбора: —

действия высотных бомбардировщиков (8 атак); —

действия пикирующих бомбардировщиков (5 атак). 4.

9.15 - 9.45 - атака пикирующих бомбардировщиков

против Пёрл-Харбора: —

действия пикирующих бомбардировщиков (9 атак). 5.

С 9.45 - до ухода всех самолётов.

Представленные в докладах периодизации отражают стремление обозначенных военных разобраться в особенностях налёта, его структуре, чтобы использовать это для последующего анализа состава, численности японского ударного соединения, а также специфики плана операции. Здесь важным является вопрос о месте хронологического деления в докладе. Так, у адмирала Киммеля периодизация предстаёт как отправная точка, исходный момент отчёта. Такое отношение к делению нападения на Пёрл-Харбор на этапы наблюдается и в других американских источниках: донесение адмирала Андерсона от 19 декабря 1941 состоит из 13 пунктов (два вводные), периодизация дана в 5-ом пункте188; доклад военно-морского министра президенту содержит периодизацию во вводной части189. Но данная тенденция характерна для первоначальных донесений - документов, созданных в декабре 1941 г. Уже в докладе адмирала Нимица от 15 февраля 1942 г. деление японского нападения на фазы дано в 3-ей части документа (всего их 4)190. Постепенно деление операции на этапы в американских источниках совмещается с описанием событий 7 декабря, т.е. периодизация сливается с повествовательной частью источника и перестаёт выступать в качестве исходного момента данного описания191.

Подобные различия в месте периодизации позволяют судить не только об изменении её роли в сознании авторов документов, но и об общем смещении акцентов в восприятии атаки на Пёрл-Харбор. Сразу после нападения американских военных интересовал, прежде всего, сам налёт, конкретные события 7 декабря, а не их место во внешней политике США, особенности которой, судя по данным расследования военно-морского министра Нокса, Киммель не знал в полной мере192. Более существенным им представлялось проанализировать ход самой атаки, а без строгого хронометража нападения это сделать очень сложно, поэтому периодизация - неотъемлемая вводная часть многих первых донесений193. Сам Киммель обосновывает значимость периодизации во втором пункте доклада: «Это (периодизация - С.Б.) показывает, что рейд на о. Оаху был тщательно спланирован и исполнен; каждый аэродром подвергся нападению»194. Таким образом, периодизация - не только важный исследовательский момент, облегчающий анализ плана противника, но и способ раскрытия вероломства врага, спланировавшего атаку в мирное время, т.е. это один из приёмов оправдания себя как главнокомандующего Тихоокеанским флотом. В последующих работах различных комиссий подобный подход к периодизации исчезнет, т.к. появятся другие доказательства вины «коварного противника»195. Однако, стремление разделить, систематизировать налёт японской авиации остаётся неизменным на протяжении всего изучения в 1941 - 1946 гг. нападения на Пёрл-Харбор. Кроме названных нами периодизаций «Боевых донесений», были созданы следующие, не входящие в комплекс данных документов:

Периодизация военно-морского министра Нокса196.

Воздушное нападение на Пёрл-Харбор 7 декабря. I.

7.55 - 8.25 - атаки торпедоносцев и пикирующих бомбардировщиков. II.

8.25 - 8.40 - затишье. III.

8.40 - 9.45 - атаки пикирующих и высотных бомбардировщиков.

Периодизация адмирала Хьюитта197. I.

Прелюдия. Действия японских подводных лодок 7 декабря 1941 г. —

3.42 - 5.45 - столкновение японских карликовых подводных лодок с кораблями ПЛО ВМФ США; —

5.45 - 8.40 - попытки японских сверхмалых субмарин прорваться в гавань; —

8.40 - 9.00 - действия японских подводных лодок в гавани. II.

Воздушное нападение. 7.55 - атака торпедоносцев и пикирующих бомбардировщиков, после чего последовало нападение высотных бомбардировщиков, а затем последняя атак пикировщиков. Налёт завершился в период с 9.40 - 11.30 - 12.00. III.

Окончание нападения.

Периодизация Комиссии по изучению стратегических бомбардировок США198. I.

Воздушные атаки.

Первая атака: 7.55 - 8.40 - действия торпедоносцев,

пикирующих и высотных бомбардировщиков.

Вторая атака: 8.40 - 9.30 - 10.00 - действия пикирующих и высотных бомбардировщиков. II.

Атака подводных лодок.

Периодизация Объединённого следственного комитета199. I

этап. Воздушные атаки 7 декабря: 1.

7.55 - 8.25 - атаки торпедоносцев и пикирующих бомбардировщиков на линейные корабли и штурмовые атаки на базу гидросамолётов и аэродромы; 2.

8.25 - 8.40 - затишье; 3.

8.40 - 9.15 - атака высотных бомбардировщиков против Пёрл-Харбора; 4.

9.15 - 9.45 - атака пикирующих бомбардировщиков против Пёрл-Харбора; 5.

с 9.45 - до ухода всех самолётов. II

этап. Действия передового отряда подводных лодок. 1.

Действия больших подводных лодок серии «I». 2.

Действия сверхмалых подводных лодок.

Такое стремление к созданию делений сражения на этапы свидетельствует о сохранении первоначальных тенденций восприятия и анализа событий Пёрл-Харбора, заложенных докладами Киммеля, Андерсона, Нимица и комплексом «Боевых донесений». Само появление новых периодизаций, их явная преемственность объясняются постоянным использованием первых документов об атаке в последующих расследованиях. Однако, система взаимоотношений интересующих нас источников («Боевых донесений» и материалов комиссий) и особенности восприятия, отражённые как раз в периодизациях нападения на Пёрл-Харбор, видны после их сличения (с целью выявления общих мест и основных разночтений).

Первым общим моментом всех рассматриваемых нами периодизаций является начальная точка отсчёта воздушного налёта - 7 часов 55 минут по гавайскому времени200. Это время подтверждается и другими документами201. Однако, несмотря на приведённые нами свидетельства, необходимо учесть, что это американские источники, а японские дают несколько иной вариант начала нападения - 7 часов 53 минуты по гавайскому времени (именно тогда капитан 2 ранга Футида отправил сообщение, что «внезапность достигнута»)202. Скорее всего, командующий авиацией Ударного соединения капитан 2 ранга Футида203 послал сообщение об успешном внезапном нападении ещё до начала непосредственно боевых действий, а точнее, на две минуты ранее, стало быть, данное расхождение не имеет принципиального значения и не является противоречием. Следовательно, все рассматриваемые нами военные - создатели периодизаций (так и гражданские лица, работающие с документами военного характера, например, военно-морской министр Нокс и конгрессмен Уолш) - в качестве момента начала атаки, а стало быть, и войны, восприняли время 7.55204. Это в корне отличает их от авторов «личных» донесений (за исключением контр-адмирала Джексона), которые смогли сообщить лишь приблизительные данные - «около 8.00»205. Этот факт ещё раз подтверждает наше предположение о том, что включение в отчёт чёткого хронологического деления налёта требует от его автора не только тщательной работы с источниками, но и особой точности. Итак, единое восприятие времени начала атаки свойственно большинству американских военных. Других отчетливо просматриваемых общих моментов у данных семи периодизаций-описаний нет, есть только отличия, причём иногда весьма существенные.

Несмотря на единую точку отсчёта нападения, время окончания первой фазы воздушной атаки сильно варьируется. Так, адмирал Андерсон в рапорте от 19 декабря 1941 г. отмечает, что первая атака закончилась в 8.15206. Адмирал Киммель пишет о времени 8.20207. Труд, подготовленный адмиралом Офсти, фиксирует иное время - 8.40208. Отчёты адмирала Нимица, военно-морского министра Нокса и Объединённого следственного комитета указывают, что первая фаза налёта на Пёрл-Харбор закончилась в 8.2 5209. А в итоговом рапорте следственной комиссии адмирала Хьюитта вообще отмечено только начало первой фазы и время окончания последней210.

Все данные расхождения объясняются тем, что люди и организации, конструировавшие в своих отчётах и докладах периодизации Гавайской операции (или нападения на Пёрл- Харбор - в зависимости от поставленных задач), под первым периодом атаки подразумевали абсолютно разные действия японцев и разные события, произошедшие в Пёрл-Харборе, нежели их коллеги. Это особенно ясно видно из приведённых выше семи периодизаций с характеристиками этапов. Время 8.40 было избрано для труда Комиссии по изучению стратегических бомбардировок США, так как именно тогда завершились действия первой атакующей волны японских самолётов. Это отмечают, прежде всего, японские мемуаристы. Капитан 2 ранга Окумия и Капитан Хорикоши указывают, что в 8.30 первый эшелон покинул небо над Пёрл-Харбором211. А капитан 2 ранга Футида упоминает, что в 8.54 уже действовала вторая атакующая волна капитан-лейтенанта Симадзаки212, которая взлетела в 7.30 и через 1 час 15 минут была над целью, что даёт время 8.45 - почти такое же и зафиксировано в труде Комиссии по изучению стратегических бомбардировок США. Следовательно, данное время возникло после работы с документами (прежде всего, японскими) и является опосредованным восприятием самой атаки.

Нетрудно заметить, что время 8.30 (окончание действий первой волны, по Окумии и Хорикоши) очень близко данным Нимица, Нокса и Объединённого следственного комитета (напомним, что в периодизациях этих авторов первая фаза нападения на Пёрл-Харбор закончилась в 8.25)213, а также хронологическому делению Андерсона. Последний в своем докладе обозначил первую фазу с 7.55 до 8.15, но, в тоже время, выделил весьма специфический период (последняя часть атак торпедоносцев и пикирующих бомбардировщиков214), который следует сразу после первой фазы и продолжается до 8.25. Остаётся не совсем ясным: или это новый этап (фаза) операции, или, действительно, завершающая часть первого периода. В пользу последнего говорит то обстоятельство, что для самостоятельного этапа данный хронологический отрезок очень скоротечен - всего 10 минут - и качественных изменений, по сравнению с предыдущей фазой, не наблюдается. Однако, в докладе адмирала Андерсона он чётко отделён от предшествующего периода, что вносит дополнительные трудности. Возможно, это произошло из-за противоречивых материалов, с которыми работал Андер сон (выше мы приводили перечень источников его донесения). Кроме того, адмирал сам был свидетелем нападения и мог сравнить свои впечатления с показаниями других очевидцев.

Можно признать, что время 8.25 всё-таки является важным рубежом для американских военных, ибо нашло заметное отражение в источниках, ими созданных. Таким образом, это, скорее всего, второй общий момент большинства восприятий атаки, которые отражены в представленных периодизациях, но, в отличие от первого (единая точка отсчёта начала нападения), он прослеживается не так чётко. В периодизациях, помещённых в докладах Нимица, Нокса и отчёте Объединённого следственного комитета, данный момент выделен ясно, а в докладе Андерсона присутствует, но, как показано выше, в несколько скрытой форме. И лишь в работе Комиссии по изучению стратегических бомбардировок США однозначно указано совершенно иное время завершения первой фазы нападения на Пёрл-Харбор. Возможно, подобных завуалированных общих моментов у данных периодизаций больше, и основной нашей задачей является их раскрытие.

Небезынтересно (даже важно) отметить, что, возможно, доклад адмирала Нимица от 15 февраля 1942 года послужил своеобразным примером если не для большинства периодизаций, то для выделения хронологических рамок первой фазы - точно. Действительно, в докладе военно-морского министра от 5 декабря 1942 года указан такой же вариант начала и завершения первой фазы нападения215, что и в докладе Нимица, за ними последовал и Объединённый следственный комитет (1946 год)216, составив, тем самым, основной костяк вариантов периодизации Гавайской операции в американских источниках. Соответственно, в данных трёх периодизациях выделяется как особая фаза - «затишье», чего не наблюдается в периодизациях Андерсона, Хьюитта и Комиссии по изучению стратегических бомбардировок США.

Однако, такое предположение будет верным лишь отчасти. Мы упоминали выше, что основу источниковой базы доклада Нимица составили 100 «Боевых донесений» и, особенно, доклад адмирала Киммеля от 21 декабря 1941 г. В нём, а так же в донесении Андерсона, и обозначена традиционная версия о хронологических рамках первой фазы. Но именно периодизация Киммеля подразумевает выделение особой фазы «затишье», что стало характерной чертой отмеченных докладов217. Благодаря этому, а также выше обозначенным обстоятельствам, мы можем выделить два основных направления в построении периодизации, отражённых в американских источниках: 1) традиция, поддерживающая деление адмирала Киммеля; 2) альтернативные подходы. Деление по направлениям является и общим моментом, группирующим примеры восприятия атаки, и, одновременно, специфической особенностью, позволяющей их детерминировать, согласно данному признаку, ибо в остальных периодизациях вопрос о выделении такой фазы, как «затишье», вообще не ставится. Это можно объяснить, рассмотрев основные события, протекавшие в Пёрл-Харборе в период с 8.25 до 8.40 7 декабря 1941

г. Весьма подробное «Описание событий, произошедших в течение японского авиарейда на Пёрл-Харбор»218 сообщает обо всех атаках, совершённых в это время. Наиболее тщательно зафиксированы события с 7.55 до (приблизительно) 15.00. Наибольший перерыв в описании - 1 час (с 18.55 до 19.53 ничего не отмечено).

Предваряя описание, Киммель подчёркивает его первоначальный и неполный характер, ещё раз указывая, что источниками для него послужили донесения с каждого корабля, дополненные разведывательной информацией и личными

данными219.

Такая источниковая база непосредственным образом повлияла на форму подачи материала: фиксируется точное время, после чего сообщается о действиях какого-либо корабля. Наиболее важные моменты нападения перечислены по несколько раз, т.к. многие капитаны зафиксировали в донесениях ключевые эпизоды атаки. Так, время 7.55 названо в «Описании событий.» 4 раза; 7.57 - 7 раз; 7.58 - 11 раз; 8.00 - 18 раз. Рассматривать каждый выделенный Киммелем временной отрезок (всего их более 500) не имеет смысла. Характер содержания фазы «затишье» достаточно ясно просматривается в наиболее важных из них: 8.25

- атака пикирующих и высотных бомбардировщиков

(в количестве 6 самолётов) на Военно-морскую верфь и остров Форд; 8.26

- в гавани обнаружена японская сверхмалая подвод

ная лодка;

8.30 - корабли «Кёртис», «Вэстал», «Ригэл», «Даунс», «Маг- форд». «Невада», «Калифорния» и другие отмечают активные атаки пикирующих и высотных бомбардировщиков; а «Медуза», «Монагхэн» имели контакт с субмариной.

Все эти события продолжались до 8.40 и плавно переплелись с действиями подошедшей второй волны. Соответственно, «затишье» можно признать весьма относительным, что и отмечает самая подробная из периодизаций, воспроизведённая в докладе адмирала Нимица. В ней зафиксировано, что, несмотря на характерное название фазы, в данный период были атаки, и, главным образом, пикирующих бомбардировщи- ков220. Но, как показывают приведённые нами выше сведения из «Описания событий.», а также воспоминания капитана 2 ранга Футиды, это, опять же, не совсем точно - имели место действия и пикирующих, и высотных бомбардировщиков, и даже сверхмалых субмарин221.

Таким образом, возникает вопрос о целесообразности выделения подобной фазы. Возможно, она служит (или должна служить) для того, чтобы чётко разграничить время атаки первой волны от второй, но о действительном затишье в нападении (или последовательной смене японских атакующих эшелонов с каким-либо временным перерывом) говорить очень сложно, может быть, даже неправомерно. В этом аспекте существующие периодизации в большей степени отражают особенности восприятия их составителями происходящих событий или анализ документов, нежели историческую реальность нападения. Отсюда, на наш взгляд, вытекает ещё один не совсем явный, но всё же общий момент большинства восприятий - это критерий представленных периодизаций.

В начале работы были приведены интересующие нас периодизации, из схем которых видно, что в большинстве случаев в качестве критерия периодизации выступает тип японских атакующих самолетов (или субмарины, в зависимости от этапа)222. И лишь в одной периодизации - труда комиссии по изучению стратегических бомбардировок США - критерием выступают не типы самолётов, а ударные волны223. Первый вариант критерия периодизации (т.е. основной вариант) отличается существенными преимуществами, но присутствуют и весомые недостатки. К положительным моментам можно отнести лёгкость создания периодизаций с данным критерием (тип атакующих самолётов) - достаточно лишь установить тип самолёта, доминировавшего в ударной волне, и разбить события нападения в соответствии с этим на этапы. Однако, здесь обнаруживаются некоторые минусы, а именно: подобная пе риодизация всегда будет вступать, в определённые моменты, в противоречие с исторической действительностью. При этом сравнительно-сопоставительный анализ отходит на второй план, а на первый, по своей значимости, выдвигается логикосмысловой анализ каждой периодизации.

Наиболее ранняя полная периодизация нападения на Пёрл-Харбор содержится, как отмечалось выше, в докладе адмирала Андерсона от 19 декабря 1941 года. Первое, что бросается в глаза, - это хронологические рамки налёта. Как уже было отмечено в начале нашей работы, Андерсон определил их так: начало - 7.55, а конец - 9.20. Однако, подавляющее большинство источников (впрочем, как и периодизаций) указывает совершенно иные временные параметры - с 7.55 до 9.45224. Примерно такое же время закрепилось и в историографической традиции225. Это время больше соответствует действительности, ибо отдельные атаки японских самолётов отмечались вплоть до 12.00. Следовательно, основные хронологические рамки периодизации Андерсона не совсем логичны. Это можно сказать и о всей периодизации, где место нашлось лишь для фиксации воздушного нападения на Пёрл- Харбор (а атака подводных лодок выпала из данной схемы), которое делится на три периода, но в них четыре атаки. Все данные особенности периодизации Андерсона можно объяс нить, сославшись на то, что она одна из самых первых, поэтому противоречия в ней естественны226.

Наиболее интересные результаты логико-смысловой анализ может принести при рассмотрении восприятия атаки, отражённого в официальном докладе адмирала Нимица 15 февраля 1942 года.

Кроме периодизации, он содержит подробный отчёт о произошедших в Пёрл-Харборе событиях. Скорее всего, периодизация составлена на основе «Описания событий, произошедших во время японского авиарейда 7 декабря 1941 г.»227, которое, в свою очередь, является частью «Доклада о действиях 7 декабря 1941 г.» адмирала Киммеля военно-морскому министру от 21 декабря 1941 г. В «Описании.» идёт поминутное изложение событий нападения, что явилось хронологической базой для создания будущей периодизации. В конечном варианте деление главнокомандующего Тихоокеанским флотом США приобрело характерный вид: авианалёт разделён на пять фаз. Именно такая периодизация станет основной в историографии (благодаря, во многом, усилиям профессора С.Э. Мо- рисона228). Однако, в докладе главнокомандующий Тихоокеанским флотом представил более детальную периодизацию, чем её интерпретировали историки в своих трудах.

В начале работы мы приводили подробную схему периодизации Нимица. Очевидно, что подобная система слишком детальна, трудно воспроизводима в схематичном виде, и использовать её в историческом труде без должной переработки слишком сложно. Возможно, именно поэтому Морисон и последующие историки ограничились включением в свои ра боты только главных пяти фаз второго этапа, не учитывая их детальное разделение на периоды. Но серьёзного критического анализа этой периодизации (а, стало быть, и восприятия событий Пёрл-Харбора военными) Морисон не даёт. Не делают этого и ведущие отечественные исследователи229. Поэтому, в качестве объекта для логико-смыслового анализа нами избрана периодизация Нимица как наиболее детальная.

Определённая специфика прослеживается с самой первой фазы, выделяемой адмиралом в воздушном нападении на Пёрл-Харбор.

Первая фаза обозначена как «атаки торпедоносцев и пикирующих бомбардировщиков». Основной недостаток здесь кроется в уточнении типов атакующих самолётов - указано, что в эти 30 минут линейные корабли были подвержены нападениям торпедоносцев и пикирующих бомбардировщиков. Но, как отмечено в американских и японских источниках, в состав первой волны входили возглавляемые капитаном 1 ранга Футидой 50 высотных бомбардировщиков B5N «Kate» с 800-кг бомбами230. Перед ними была поставлена цель - атаковать линейные силы Тихоокеанского флота США231. Это обстоятельство отмечают и почти все историки, однако никто не подвергает критике позицию Нимица, отличающуюся такой неточностью232. Именно в результате действий высотных бомбардировщиков был потоплен линкор «Аризона». Очевидно, что мгновенная гибель линкора явилась значительным событием атаки и оказала сильное воздействие на восприятие свидетелей233.

Однако, исходя из периодизации Нимица, получается, что «Аризона» была уничтожена пикирующим бомбардировщиком D3A «Val»234, который в принципе не мог поднять 800-кг бомбу235. Следовательно, игнорирование факта присутствия на первой фазе второго этапа Гавайской операции высотных бомбардировщиков B5N «Kate» существенно искажает действительность и показывает, что основное внимание свидетелей, показаниями которых пользовался адмирал Нимиц, было сосредоточено на торпедоносцах. Однако, дело запутывается ещё больше, если учесть, что в официальном докладе главнокомандующего Тихоокеанским флотом от 15 февраля 1942

г. один из тактических периодов первой фазы обозначен адмиралом Нимицем именно как «Действия горизонтальных бомбардировщиков»236. В итоге получается, что первую фазу Нимиц обозначил как атаки торпедоносцев, но в качестве дополнений включил в неё и высотные бомбардировщики - это создаёт противоречие между названием и содержанием данной фазы налёта. Такие действия Нимица, возможно, объясняются тем, что его восприятие Пёрл-Харбора был опосредованным, через документы и свидетельства очевидцев, т.е. он изначально имел дело с противоречивой источниковой базой. Однако, мы приводили выше перечень источников, бывших у адмирала в распоряжении, и тщательная работа (например, с докладом Киммеля от 21 декабря 1941 г.) позволяла устранить возможные спорные моменты. Тем более, что в «Описании событий, произошедших во время японского авиарейда 7 декабря» подробно изложены действия не только японских торпедоносцев, но и всех остальных типов ударных самолётов, принимавших участие в атаке, в том числе, и на первой фазе237.

С определением второй фазы имеются практически те же проблемы. А именно, по Нимицу, с 8.25 до 8.40 было «затишье»238. Но как раз в это время происходили атаки бомбардировщиков на линейные корабли «Калифорния» и «Невада», что отмечает и сам адмирал, так же свидетельствуют «Боевые донесения» и работы историков239. Есть ли тогда смысл называть данный период боя «затишьем»? В это время происходила смена японских ударных волн: часть самолётов I эшелона выходила из боя, но до прибытия II эшелона в воздухе над Пёрл-Харбором продолжали оперировать отдельные группы японских самолётов240. Это ясно следует из воспоминаний капитана 1 ранга Футиды и донесения адмирала Кимме- ля241. Таким образом, хронологически верно указанный период второго этапа Гавайской операции неточен в событийном плане, что наблюдается и с первой фазой данного этапа.

Третья фаза, согласно периодизации Нимица, начинается в 8.40 и заканчивается в 9.15242. Это же время указано и в «Кампаниях войны на Тихом океане (материалы Комиссии по изучению стратегических бомбардировок авиации США)» с уточнением, что вторая волна вышла в атаку в 8.55, а нападение произвела к 9.00243. Адмирал Киммель отмечает начало второй крупной атаки также в 9.00244. Футида указывает время 8.54, когда он услышал голос капитана Симадзаки - командующего вторым эшелоном245. Следовательно, определение начала третьей фазы второго этапа Гавайской операции в «Официальном докладе главнокомандующего Тихоокеанским флотом» от 15 февраля 1942 г. верно, и это подтверждается другими источниками. Что касается характеристики данной фазы, то адмирал Нимиц даёт следующее: «Атака высотных бомбардировщиков против Пёрл-Харбора»246. Но именно в это время (после 8.40) линкор «Невада» попытался выйти из гавани. Его атаковали 23 пикирующих бомбардировщика D3A «Val»247. Поэтому утверждать, что во время третьей фазы действовали исключительно высотные бомбардировщики, не совсем верно. Даже из состава второй волны японских самолётов становится понятно, что ведущую роль здесь играли пикирующие бомбардировщики, которых было на одну треть больше, чем самолётов иного типа (81 «Val» против 54 высотных бомбардировщиков)248. Об этом же пишет адмирал Киммель в своём донесении: «С 9.00 до 9.30 действовали главным образом пикирующие бомбардировщики»249.

Пятая фаза, заключительная, обозначена Нимицем как «Завершение атак и уход всех самолётов»250. Скорее всего, и эта временная отметка, как и остальные в периодизации, появилась после работы Нимица с докладом Киммеля от 21 декабря и сверки его данных с «Боевыми донесениями».

Рассмотрев основные периодизации и описания нападения на Пёрл-Харбор американскими военными в официальных докладах, можно констатировать, что первоначально сложившееся восприятие налёта зафиксировано у адмиралов Андерсона и Киммеля. Выделенные ими хронологические рамки, этапы и их содержание легли в основу как последующих докладов специальных расследований (Нокса, Хьюитта, Объединённого следственного комитета), так и других, независимых отчётов.

Можно утверждать, что восприятие американскими военными нападения на Пёрл-Харбор обусловлено следующими факторами: 1) непосредственное участие (или неучастие) в описываемых событиях251; 2) источниковая база докладов; 3) личностные особенности. При этом такой, казалось бы, значимый элемент, как служебное и должностное положение, фактически нивелируется, если речь идёт об офицерах, - содержание и стиль доклада определяет не этот, а три вышеназванных фактора. Поэтому наиболее приемлемой является классификация интересующих нас докладов по видовому признаку: 1) восприя тие нападения, отражённое в «Боевых донесениях»; 2) оценки, содержащиеся в итоговых отчётах следственных комиссий; 3) оценки в иных официальных докладах. Такая классификация позволяет не только сравнить модели восприятия, но и проследить их эволюцию; и там, где возможно, - выявить систему взаимоотношения документов, а стало быть, и оценок американскими военными нападения на Пёрл-Харбор.

Можно заключить, что массовое появление периодизаций нападения в отчётах американских военных обусловлено специфическими особенностями восприятия атаки. Разделение нападения на фазы - первая попытка американских военных проанализировать атаку. Это один из важнейших этапов восприятия нападения на Пёрл-Харбор. При сравнительном анализе периодизаций видны моменты, которые больше всего отразились в сознании военных.

Совершенно иначе - в информационном плане - дело обстоит с оценкой действий японских подводных лодок. Американские военные, вслед за адмиралом Кимелем и до появления отчёта Нимица, указывали ошибочное время первого контакта с субмариной врага. Как мы выяснили, подобная ситуация сложилась не в результате злого умысла, а из-за стечения определённых обстоятельств. Произошло нарушение принципа «обратной связи»: «Категория обратной связи характеризует принцип построения системы информации, дающей возможность учитывать разницу между целью действия и ее результатом»252. В нашем случае, важнейшее донесение лейтенанта У Аутербриж- да описывало уничтожение подводной лодки противника, тогда как Киммелю требовался рассказ о первом контакте с противником. Это недоразумение могло быть исправлено главнокомандующим, но в условиях войны у адмирала не было времени проводить тщательную проверку и корректуру донесений. В результате искажённая информация не только появилась, но и до 1945 г. соперничала с верной оценкой событий (дана адмиралом Нимицем в феврале 1942 г.), порождая новые искажения и ошибочные представления.

<< | >>
Источник: Буранок С. О.. Пёрл-Харбор в оценке военно-политических деятелей США (1941 - 1945): Монография. - Самара: ООО «Издательство АсГард». - 238 с.. 2009

Еще по теме I.1. Действия японских ударных сил в оценках американских военных:

  1. 4. Противодействие агрессивных сил нормализации международной обстановки. США и расширение деятельности империалистических военных блоков. Американский «неоколониализм»
  2. I. 3. Потери в Пёрл-Харборе: по оценкам американских военных (1941 - 1945)
  3. ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ АГРЕССИЯ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ И В ИНДОКИТАЕ. ПРЕКРАЩЕНИЕ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ — ПОБЕДА МИРОЛЮБИВЫХ СИЛ
  4. Японо-американские отношения 1930-х гг. в представлениях американских военных
  5. 23.1. РАЗНООБРАЗИЕ МОДЕЛЕЙ МЕНЕДЖМЕНТА: АМЕРИКАНСКИЙ, ЯПОНСКИЙ, ЕВРОПЕЙСКИЙ
  6. 2. Создание объединенных вооруженных сил и системы военных баз НАТО в Европе
  7. ГЛАВА 23. РАЗНООБРАЗИЕ МОДЕЛЕЙ МЕНЕДЖМЕНТА: АМЕРИКАНСКИЙ, ЯПОНСКИЙ, ЕВРОПЕЙСКИЙ
  8. ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА РАЗЖИГАНИЯ ВОЕННЫХ КОНФЛИКТОВ. БОРЬБА СОВЕТСКОГО СОЮЗА И ДРУГИХ МИРОЛЮБИВЫХ СИЛ ЗА ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ НОВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  9. § 2. Военные действия: начало, территория, участники, методы и средства, окончание Начало военных действий и его правовые последствия.
  10. § 1. Соотношение сил между СССР и США и проблемы двусторонних советско-американских отношений
  11. 1. Методы ведения военных действий
  12. «Холодная война» в оценке американских и российских историков. «Холодная война» в оценке американских историков. Кузнецов Сергей.
  13. § 2. Правовое регулирование начала военных действий
  14. 20.2. Правовое регулирование начала военных действий
  15. 2. Средства ведения военных действий
  16. Изменение стартовых условий ведения военных действий
  17. 20.8. Международно-правовое регулирование окончания военных действий и состояния войны
  18. § 8. Международно-правовое регулирование окончания военных действий и состояния войны