<<
>>

ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН В 2003 г.: ТЕХНОЛОГИИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЭЛИТ


В декабре 2003 г. состоялись выборы Президента одной из самых экономически мощных и политически влиятельных российских республик - Башкортостана. Это событие имеет значение не только в региональном масштабе, но и для политического процесса в Российской Федерации в целом.
Дело в том, что, во-первых, политическая элита Башкортостана, наряду с элитами Татарстана и Саха-Якутии на протяжении 1990-х гг. была инициатором и одним из лидеров «суверенизации», позволившей обрести им особый, с высоким уровнем независимости, политический статус среди 89 субъектов РФ. Во- вторых, правящая власть Башкортостана во главе с ее лидером М. Г. Рахимовым благодаря реализации принципа суверенизации, предложенного ей в 1990 г. Центром, и сложившимся патрон- клиентелистским отношениям с Б. Ельциным, создала в конце 1990х гг. весьма своеобразный, с доминированием признаков жесткого авторитаризма, политический режим. В-третьих, выборы Президента РБ 2003 г. проходили впервые после начатой в 2000 г. широкомасштабной реформы федеративного устройства и прихода к власти Президента РФ В. Путина, который был пока не обременен клиенте- листскими связями с правящими региональными элитами, по крайней мере, не был замечен в подобных связях с М. Г. Рахимовым.
По началу, когда на основе специального решения республиканского парламента, выборы Президента РБ были перенесены с июля на декабрь, правящая политическая элита была уверена в неизбежности своей победы. При этом, как показал ход предвыборной борьбы, правящая группировка не утруждала себя поиском, разработкой или финансированием каких-либо эффективных политтехнологий, уповая лишь на ужесточение хорошо зарекомендовавших себя в
прежние времена административного ресурса и избирательных манипуляций.
Между тем, политконсультанты М. Г. Рахимова допустили и тактическую, и стратегическую ошибку. Дело в том, что, в республике к г. созрели некоторые объективные предпосылки «усталости» режима и возможности формирования плюрализма, чего упорно не хотело видеть окружение М. Г. Рахимова: в результате реализации федеративной реформы появились элементы независимости судебной власти и правовой системы в целом (в том числе - силовых структур); «заторможенные», но неизбежно развивающиеся рыночные отношения привели к проникновению в республику новых, независимых от руководства российских финансовопромышленных групп («Газпром», «Межпромбанк», «Альфа- группа», «ЛУКОЙЛ», «Вимм-Билль-Данн» и др.); многолетнее доминирование авторитаризма привело к накоплению социального и управленческого негатива, в том числе - к закрытости формирования административнохозяйственной элиты, отсутствию реальной свободы слова и непрерывному воспеванию достижений власти, этнократиза- ции властвующей элиты и перегибам в национальной политике («татарский» вопрос, проведение Всероссийской переписи 2002 г. и т. д.).
М. Г. Рахимов и его окружение, пресекая всякие попытки консолидации оппозиции внутри республики, недооценили появление на политической арене республики двух совершенно новых, обладающих значительными финансовыми и административными (на уровне федерального центра) ресурсами деятелей: удачливого управляющего и совладельца одного из крупнейших в России банков («Межпромбанк») С.
Веремеенко и нефтяного магната, одного из основателей и бывшего первого вице-президента корпорации «ЛУКОЙЛ», а ныне сенатора Р. Сафина. Оба эти политика родились, выросли и начали свою стремительную карьеру в Башкортостане, поэтому обладали правовой и моральной легитимностью для участия в предстоящих выборах.
Вышеназванных факторы создало еще до объявления президентской гонки ситуацию реальной конкуренции, в отличие от 1993 и 1998 гг., когда соперничество было в большей степени бутафорским. Вплоть до окончания первого тура выборов, то есть 7 декабря, три основных кандидата вели ожесточенную «пропагандистскую войну». Остальные три кандидата (кандидат от КПРФ Р. Шугуров, известный оппозиционер А. Аринин, независимый кандидат - фермер Х. Идиятуллин) были практически незаметны, а два (соратник по
бизнесу сына М. Г. Рахимова - И. Изместьев и неизвестный никому Пыхачев) сняли свои кандидатуры за два дня до голосования.
Суть предвыборной технологии действующего Президента сводилась, во-первых, к пропаганде в республиканских СМИ; во-вторых, к кампании по очернительству главных оппозиционных кандидатов («на республику наступает нечисть» - это одно из традиционных клише контпропаганды); в-третьих, в мощнейшем административном давлении всех уровней власти на избирателей (вплоть до физического воздействия); в-четвертых, в организации фальсифицирующих результаты выборов технологий. Вершиной подобных фальсификаций стал факт обнаружения и правовой оценки (возбуждение уголовного дела) изготовления по приказу руководителя Администрации Президента РБ Р. Хабирова 800 тыс. фальшивых бюллетеней для голосования в подведомственной Администрации типографии.
Накануне голосования руководители штаба М. Г. Рахимова и он сам публично заявили о своей уверенности в победе уже в первом туре. Однако, на этот раз технология «важно не как голосовали, важно как посчитали» не сработала по причине того, что почти на каждом из 3449 избирательных участков находились наблюдатели альтернативных кандидатов, вооруженные техническими средствами слежения. Существенную роль сыграло и то, что органы прокуратуры РБ встали на сторону законности, решительно пресекая случаи фальсификации. Но даже в этих условиях политтехнологам М. Г. Рахимова удалось несколько поднять процент «своих сторонников», хотя они и не добились 50% плюс один голос. По результатам первого тура голосования М. Г. Рахимов набрал 42,8%; С. Веремеенко - 25,3%; Р. Сафин - 23,3%; А. Аринин - 2,98%; Р. Шугуров - 1,3%; Х. Идиятуллин - 0,54%. Таким образом, во второй тур выборов вышли два кандидата - М. Г. Рахимов и С. Веремеенко.
Анализ итогов голосования показывает, что главную роль в анти- рахимовском электоральном поведении части населения Башкортостана сыграли два основных фактора. Первое, большая доля избирателей голосовала за альтернативных кандидатов в силу молодости последних и хорошо организованных PR-кампаний. Эффективно сработала пропаганда альтернативных кандидатов (в большей степени - Веремеенко) по разоблачению фактов злоупотреблений и коррумпированности власти в СМИ. Одновременно значительная часть избирателей голосовала по «протестному» принципу - не «за» альтернативных кандидатов, а «против» Рахимова. Второе, никогда еще в истории Башкортостана не играл на выборах такой роли этнический фактор, эффективно «раскрученный» С. Веремеенко посредством критики «башкирского этнократизма» и будирования так называемо
го «татарского» вопроса. Сравнение итогов голосования избирателей в районах и городах, заселенных преимущественно той или иной этнической группой, показывает, что при наличии некоторых нюансов, татары и татароязычные башкиры в сельской местности в основном голосовали за Р. Сафина, русские и часть городских татар - за
С.              Веремеенко, башкиры, а также ангажированный и лояльный к властям электорат из числа татар и русских, - за М. Г. Рахимова.
Результаты первого тура буквально ошеломили команду М. Г. Рахимова. Сразу после первого тура был собран весь рахимовский штаб, на котором его руководители объявили рядовым работникам, что в случае невмешательства в ситуацию федерального центра вероятность победы М. Г. Рахимова во втором туре очень низкая. Но здесь в активную игру вступил федеральный центр в лице самого Путина. 11 декабря М. Г. Рахимов, находящийся в предвыборном отпуске, вылетел в Москву и имел длительную беседу с президентом страны, рабочий график которого, как известно, поминутно расписан. Пресс-служба Президента РФ практически ничего не сообщила о ходе и результатах этой встречи, которая стала загадочным явлением во всей избирательной кампании. Сразу же после возвращения из Москвы М. Г. Рахимова, в республике появляются слухи о передаче двух крупнейших в Европе нефтеперерабатывающих предприятий г. Уфы в доверительное управление РАО «ГАЗПРОМ» (за несколько месяцев до выборов уже были переданы «ГАЗПРОМУ» «с последующей передачей в собственность» четыре крупнейших нефтехимических и газовых предприятия республики). Почти одновременно с возвращением М. Г. Рахимова в Уфу прибыли зам. руководителя кремлевской Администрации В. Сурков и полпред Президента РФ в Приволжском федеральном округе С. Кириенко, заявившие о «выдающихся достижениях в социально-экономическом развитии Башкортостана» под руководством действующего президента. Федеральные СМИ в интенсифицировали пропаганду успехов действующего руководства Башкортостана.
При этом конкурент М. Г. Рахимова во втором туре выборов - Веремеенко свернул деятельность своих штабов, прекратил агитацию и объявил о своем решении приостановить избирательную кампанию, хотя официально свою кандидатуру не снял. Попытки другого кандидата Р. Сафина выйти на контакт с С. Веремеенко для объединения усилий и оспаривание им результатов первого тура голосования в Верховном суде РБ (по подсчетам его команды Р. Сафин занял 2-е место, набрав более 30% голосов) успеха не имели. Второй тур голосования прошел в соответствии со сформировавшимися в Баш
кортостане в прежние годы избирательными традициями: за М.Г. Рахимова проголосовало 78%, за С. Веремеенко - 14,8%. Причем и во втором туре избиратели республики проявили высокую активность - на избирательные участки пришло более 70% участвующих в выборах граждан. Естественно, что ни о каких наблюдателях
С.              Веремеенко в этот раз не было и речи, не было зарегистрировано ни одного нарушения и жалобы, хотя в первом туре только зарегистрированных жалоб было больше 200, зафиксированных нарушений - около 700.
Таким образом, на примере Республики Башкортостан был удачно апробирован региональный вариант политической доктрины «управляемой демократии», в результате реализации которой, применительно к сформировавшейся ситуации, не мог не победить действующий Президент М. Г. Рахимов. Остаются открытыми два важных вопроса, ответы на которые мы, видимо, получим уже в ближайшем будущем:
По какому пути пойдет процесс взаимодействия федеральной и республиканской политических элит? По пути сохранения сложившейся элитарной системы власти или по пути построения гражданского общества?
Какие уроки из прошедших выборов вынесет для себя действующая политическая власть Башкортостана? 
<< | >>
Источник: Галлямов Р.Р.. Элита Башкортостана: политическое и конфессиональное измерения. 2006

Еще по теме ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН В 2003 г.: ТЕХНОЛОГИИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЭЛИТ:

  1. НОВЫЙ ЭТАП ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЭЛИТ ЦЕНТРА И РОССИЙСКИХ РЕСПУБЛИК: ЭТНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ
  2. РАЗДЕЛ I ПРАВЯЩАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭЛИТА РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН: ЭВОЛЮЦИЯ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ
  3. Нарастание политического кризиса и конфликт элит во время президентских выборов 2004 года
  4. Почепцов Г.Г.. Информационно-политические технологии. М., Центр, 384 с., 2003
  5. Глава 8. Зачатки чувашского этнического самоуправления в Республике Башкортостан
  6. Глава II. ПРЕЗИДЕНТ РЕСПУБЛИКИ
  7. Глава II ПРЕЗИДЕНТ РЕСПУБЛИКИ
  8. Отдел 1 ПРЕЗИДЕНТ РЕСПУБЛИКИ
  9. Раздел II. ПРЕЗИДЕНТ РЕСПУБЛИКИ
  10. Глава V ПРЕЗИДЕНТ РЕСПУБЛИКИ
  11. Раздел II ПРЕЗИДЕНТ РЕСПУБЛИКИ
  12. 6. Президент Республики
  13. 5. Президент Республики