<<
>>

Внешнеполитическая доктрина

Приоритеты во внешнеполитической сфере определялись либеральным мировоззрением, поэтому не случайна поддержка либералами тесных союзнических отношений с Англией и Францией. Как считают специалисты, «основным стержнем, основой “единения” русской оппозиции с союзниками России по Антанте была общность их идейно-политических взглядов.
Традиционный спор о путях развития России, о ее отношениях с Западом, начавшийся еще в XIX веке полемикой “славянофилов” и “западников”, необычным образом трансформировался в эпоху П.А. Столыпина и годы Первой мировой войны в конфликт “антантофилов” (большей частью либеральные круги русского общества, представленные оппозицией и выступающие за дальнейшую эволюцию русского политического режима в сторону парламентаризма и конституционализма) и “германофилов” (в основном правые и отчасти монархические круги, приверженные автократизму)»560 561. В наиболее концентрированном виде основное содержание внешнеполитической доктрины русского либерализма было изложено в статье П. Струве «Великая Россия», опубликованной в январе 1908 года. Одним из необходимых условий создания Великой России, по мнению Струве, является ее ориентация на союз с Францией и соглашение с Англией, которые должны оказать поддержку России в осуществлении ее национальных внешнеполитических задач. Вместе с тем Струве считал, что дальневосточная политика царизма была в корне ошибочной, ибо шла вразрез с «историческим прошлым» и «живыми культурными традициями». Крах дальневосточной авантюры был предопределен прежде всего потому, что эпицентр внешней политики государства был искусственно перенесен «в область, недоступную русской культуре». Струве полагал, что главные интересы России лежат в бассейне Черного моря. Программная статья Струве вызвала острую полемику в печати. Либералы сходились в том, что основным фактором, определяющим развитие международных отношений в начале XX века, является «мировая конкуренция Англии и Германии», что назревающий конфликт между этими странами лежит «в основе мировых отношений». Отстаивая идею балансирования между ними, либералы, тем не менее, по идейным соображениям выступали за союз с республиканской Францией и за соглашение с Англией. Разъясняя причину, почему кадеты склоняются к союзу с Францией и соглашению с Англией, Милюков подчеркивал: «в силу их внутреннего строя и, наоборот, нам менее симпатичен союз с Германией, с которой наша дипломатия связана отчасти династическими связями, а отчасти солидарностью в охране старого строя». Милюков считал, что кадеты должны поддерживать славянские народы тогда и постольку, когда и поскольку это совпадает с собственными национальными интересами России. Однако если речь зайдет о нарушении непосредственных национальных интересов России, то война, утверждал Милюков, представляется неизбежной. Признавая неизбежность войн, либералы являлись сторонниками укрепления военного могущества России, выступали за техническое перевооружение и переоснащение армии и флота. Идеи П. Струве, из которых логически вытекала необходимость приступить к коренной перестройке армии и флота, повысить их военно-техническую оснащенность и боевую готовность, разделялись подавляющим большинством либералов. В отношении действий на Дальнем Востоке единства не было.
Октябристы и прогрессисты настойчиво подталкивали царское правительство к открытому вмешательству во внутренние дела Китая, считали необходимым оказать поддержку маньчжурской династии, заставить ее пойти на выгодные для российской буржуазии экономические и территориальные уступки. Они высказывались против какой-либо поддержки национально-освободительного движения в Китае. Их не устраивал лозунг китайской буржуазии «Китай для китайцев» и выступали против предоставления ему независимости, настаивали на его разделе на сферы влияния. Кадеты, в отличие от октябристов и прогрессистов, выступали за территориальную неприкосновенность Китая и предлагали сделать ставку на китайскую национальную буржуазию и либеральную интеллигенцию. Они рекомендовали царизму последовать примеру США и проводить свою дальневосточную политику под флагом «дружбы» и «поддержки» Китая. Расходились взгляды либералов и на перспективы и действия России в Иране в ходе Иранской революции. Царизм по мере сил и возможностей оказывал военную помощь шахскому режиму. В свою очередь, революция вызвала неприятие со стороны крупной русской буржуазии, опасавшейся проникновения в Иран германского капитала и конкуренции германских товаров. В этой ситуации октябристы явно подталкивали царизм на путь открытой интервенции против Иранской революции, координируя свои действия с Англией. Довольно быстро на позиции подавления Иранской революции встали и прогрессисты. В отличие от них, кадеты, приветствуя победу конституционного режима в Иране, отмечали, что новый порядок создаст более благоприятные, чем ранее, условия для развития русской торговли и промышленности, для размещения дополнительных займов. Они критиковали правительство за то, что оно не могло понять характера и содержания революции в Иране и продолжает вести свою политику, как бы не замечая произошедших в этой стране перемен. Правительство, указывали кадеты, вместо того чтобы продолжать ориентироваться на старую шахскую династию, должно было сделать ставку на иранскую национальную буржуазию и либеральную интеллигенцию. Начавшаяся Первая мировая война явилась завершающим этапом в разработке либеральной внешнеполитической программы. Теоретики либерализма рассматривали войну как следствие предельно обострившихся противоречий мирового капитализма. Со стороны России война трактовалась либералами как оборонительная, справедливая и народная, они рассчитывали на победу и приращение территорий. В наиболее концентрированном виде территориальные притязания либералов нашли свое отражение в программной статье Милюкова «Территориальные приобретения России», опубликованной в 1915 году в сборнике «Чего ждет Россия от войны». Среди них было присоединение Галиции, объединение Польши в ее этнографических границах и предоставление ей автономии в составе Российской империи, объединение в этнографических границах Армении под протекторатом России. Центральное место в территориальных притязаниях занимал вопрос о черноморских проливах и Константинополе, в решении которого либералы видели главную национальную задачу России. Новые территориальные приобретения, с точки зрения либералов, были обусловлены исторической необходимостью укрепить стратегические позиции России, усилить ее экономическое и политическое могущество, а также защитить интересы малых, прежде всего славянских, народов. «Мы, - писал князь Е.Н. Трубецкой, - боремся за освобождение всех народов вообще, всех тех, кому угрожает поглощение и угнетение, без различия племени и вероисповедания. Мы сражаемся за права национальностей вообще, за самый национальный принцип в политике в полном его объеме»1. По мнению либеральных теоретиков, Россия вместе с другими странами Антанты должна была в ходе войны осуществить свою освободительную миссию, открыть путь к принципиально иной международной организации Европы. С победоносным исходом Первой мировой войны либеральные идеологи и политики связывали дальнейший экономический и политический прогресс Русская мысль. 1914. Кн. XII. С. 89. страны, перспективу укрепления ее международного авторитета, сближение со странами западной демократии. Все это, вместе взятое, по их представлениям, и должно было привести к созданию подлинно Великой России, о которой мечтало не одно поколение русских либералов. Из этих общетеоретических замыслов логически вытекал лозунг «Война до победного конца». Именно эта линия реализовывалась после Февральской революции министром иностранных дел Милюковым. В годы Гражданской войны либералы ориентировались на различные силы, включая и бывших противников - немцев. Однако большинство было убеждено, что только в союзе с Англией, Францией и Америкой Россия сможет возродиться как Великая, Единая Россия и восстановить свою внешнеполитическую мощь. Исключение составили украинские кадеты, которые пытались доказать, что экономические интересы России в большей степени связаны с Германией и поэтому «немецкая ориентация» вполне оправданна. Внешнеполитическая программа либералов на послевоенный период содержала требования как по возвращению России утраченного ею во время войны, так и по решению традиционных для российской внешней политики задач. Таким образом, внешнеполитические идеи либералов определялись их мировоззренческими позициями, а также реальностями международной обстановки.
<< | >>
Источник: Герасимов Г.И.. Идеалистическая история России (середина XIX - начало XX вв.).. 2013

Еще по теме Внешнеполитическая доктрина:

  1. 2. Переход от доктрины «сдерживания» коммунизма к доктрине «освобождения». Концепция «массированного возмездия»
  2. Глава III КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ДОБУРЖУАЗНЫХ II БУРЖУАЗНЫХ ДОКТРИН МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА. ДОКТРИНЫ ПЕРИОДА ИМПЕРИАЛИЗМА
  3. 2. Внешнеполитическая сфера
  4. КРИЗИС ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ИДЕОЛОГИИ ИМПЕРИАЛИЗМА
  5. 6. ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
  6. 3. Внешнеполитический кризис 1954 г.
  7. КООРДИНАЦИЯ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРОПАГАНДЫ ЗАПАДА
  8. Концептуальное развитие внешнеполитического курса
  9. 1. Становление нейтрализма как новой внешнеполитической концепции
  10. III. ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ ЛИНИЯ VIII СЪЕЗДА СЕПГ
  11. § 2. Экономические и внешнеполитические итоги периода
  12. 1. Боярская дума и ее внешнеполитические функции
  13. Глава одиннадцатая ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС
  14. ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ США: ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ
  15. ОСЛАБЛЕНИЕ ПОЗИЦИЙ ИМПЕРИАЛИЗМА НА МИРОВОЙ АРЕНЕ И ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС ГЛАВНЫХ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВ
  16. ГЛАВА HI ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРОПАГАНДА ЗАПАДА НА СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ СТРАНЫ
  17. ГЛАВА ПЕРВАЯ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ЦЕЛИ США В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ
  18. Емелин Константин Николаевич. ОСОБЕННОСТИ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ СТРАТЕГИИ ПОЛЬШИ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ, 2014
  19. I. ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА ГДР ПО НОРМАЛИЗАЦИИ И РАЗВИТИЮ ОТНОШЕНИЙ С КАПИТАЛИСТИЧЕСКИМИ СТРАНАМИ