<<
>>

§4. Управление Туркестаном

Завоевания российской армии в Центральной Азии привели к тому, что в начале 1865 года к южным границам Российской империи была присоединена колоссальная территория. Создававшаяся в Центральной Азии с середины XIX века система управления открыто порывала со старыми ханскими традициями и была направлена на быстрое обрусение и русификацию имперской окраины.
Прежняя элита потеряла все свои преимущества, и при этом не получила российского дворянства, утратила значительную часть земельных владений и т.п. Она использовалась новой властью лишь в зависимости от ее лояльности и вовлеченности в управленческие структуры. В строительстве системы власти широко использовался как российский опыт колонизации Кавказа, так и практика британской и французской колониальных империй. В феврале 1865 года новый регион был преобразован в Туркестанскую область в составе Оренбургского генерал-губернаторства. 6 августа 1865 года 512 было высочайше утверждено Временное положение об управлении Туркестанской областью и главное начальство в Туркестане было вверено военному губернатору. Органом центрального управления для новой области стало Военное министерство, а глава Туркестана, в отличие от «внутренних» губерний империи, сосредоточил в своих руках военное и гражданское управление областью. Результатом административных преобразований стало создание особой системы военно-народного управления, уже опробованной при завоевании и «замирении» Кавказа. Получили законодательное оформление ее основные принципы: неделимость административной и военной власти и сосредоточение ее в одних руках; принадлежность всех чинов военно-народного управления военному ведомству; сохранение традиционных институтов самоуправления под контролем русской администрации; отделение в допустимой степени суда от администрации. Военно-народное управление Туркестана составили военный губернатор, начальники отделов области, управляющие туземным населением и городничие. Временное положение 1865 года содержало список туземных должностных лиц. Для кочевников это были родоправители, бии, манапы, для оседлых - аксакалы, раисы, базар-баши и казии. Аксакалы стояли во главе оседлого населения и соединяли в своем лице административную и полицейскую власть. Казии исполняли обязанности судей для городских жителей, а бии - для кочевников. Базар-баши заведовали торговой полицией города. В законе были упомянуты серкеры и зякетчи, на которых лежали обязанности по взиманию податей. Наблюдение за исполнением мусульманских норм было главным занятием раисов. Непосредственными начальниками всей туземной администрации являлись управляющие туземным населением. Подчинялись они начальникам отделов. По Временному положению об управлении Туркестанской областью 1865 года туземное управление в городах также составляли выборные из местных жителей. Таким образом, управление местным населением сочетало стремление властей подчинить традиционные институты самоуправления российской администрации с сохранением их некоторой самостоятельности. С целью ограничить влияние «мусульманского духовенства» на внутреннюю жизнь завоеванного края и поставить местную элиту под контроль новый начальник области пошел на устройство, по примеру Кавказа, мехкеме - особого органа, состоявшего из советников от коренного населения.
Дела в этом органе рассматривались в полном соответствии с законами шариата. 11 июля 1867 года Александр II подписал именной указ об учреждении Туркестанского генерал-губернаторства в составе Семиреченской и Сырдарьин- ской областей. Главным должностным лицом в Туркестане назначался гене- рал-губернатор, который являлся одновременно и командующим войсками округа. Первым генерал-губернатором в русском Туркестане стал К.П. фон Кауфман (1867-1882), пользовавшийся особым расположением и доверием императора. Высочайшим рескриптом ему была предоставлено право действовать на месте сообразно с обстоятельствами: «Обещаем императорским словом нашим за нас и преемников наших за благо принять все, что в силу сего означенного уполномоченным нашим заключено и подписано будет». Для ведения внешних сношений с соседними государствами Кауфману были также даны экстраординарные полномочия: «...право на объявление войны и на заключение мира на условиях, какие генерал-губернатор признает соответствующими достоинству русской державы...» 924. Огромный объем власти и самостоятельности туркестанского генерал-губернатора был обусловлен как особым военно-политическим положением края, так и стремлением осуществить слияние Туркестана с остальной империей в максимально короткий срок. Управление каждой из областей делилось на общее (или областное) и частное (по городам, селениям, волостям и аулам). Областные органы власти возглавляли военные губернаторы, которые в отношении военно-народного управления обладали правами и обязанностями губернаторов, определенными для Общих губернских учреждений в империи, но с некоторыми дополнениями, внесенными в проект Положения. Свои функции по военнонародному управлению губернатор осуществлял через областное правление. Проект 1867 года фактически устанавливал полный контроль над деятельностью правления со стороны губернатора, который получал право по своему усмотрению изменять даже его коллегиальные решения (за исключением судебных дел). Ставя ближайшей задачей русской администрации упрочение нового порядка, документ определял переходное положение власти от роли наблюдательной, последовавшей за завоеванием, к роли организующей, перспективной целью которой было вовлечение Центральной Азии в общегражданскую жизнь Российской империи. В 1868 году из завоеванной части бухарских владений и присоединенных в 1870-1871 годы к Российской империи некоторых мелких горных бекств в составе края был образован Зеравшанский округ; его начальник стал пользоваться правами и нести обязанности наравне с военными губернаторами областей. Одной из особых административных единиц был Амударьинский отдел, преобразованный из Амударьинского округа, созданного в 1873 году на землях, отторгнутых от Хивинского ханства. Поиски эффективной системы управления велись в Ферганской области, созданной в 1876 году на территории окончательно завоеванного Кокандского ханства. В соответствии с высочайшим повелением генерал-губернатору предписывалось самостоятельно ввести временное управление в области исходя из местных условий. В особом управлении находились туркестанские города, состоявшие из двух частей - «русской» и «туземной». Во главе городов стояли городничие, заведовавшие городской полицией, наблюдавшие за сбором податей и исполнением предписаний и требований начальства, разбиравшие жалобы русских поселенцев на городских «туземцев» и т.д. Первичную администрацию коренного населения в «туземных» частях составляли выборные из местных жителей: старший аксакал (соответствовал городскому голове), аксакалы (гласные городской думы) - заведующие кварталами в полицейском отношении, раис - помощник городничего по полицейскому управлению из местного населения, казий - исполняющий обязанности судьи. Должностные лица местного городского управления получали предписания и исполняли требования, исходившие от городничего, и подчинялись ему лично. Несмотря на то, что органы местного самоуправления создавались в крае по общеимперскому образцу, законодатели ставили их под контроль администрации, лимитируя их и без того ограниченную самостоятельность. Главной тенденцией в преобразованиях местного самоуправления было приобщение коренных жителей Туркестана к положению низших податных сословий внутренней России и к системе сельского самоуправления империи. В отношении организации судебной власти правительство пришло к выводу о невозможности немедленного подчинения коренных жителей общеимперскому судопроизводству. Поэтому в сферу ведения российского суда отнесли только дела переселенцев из внутренних районов империи (споры между собой и с местным населением, между жителями оседлых и кочевых районов), а также наиболее тяжкие преступления. Этим была сделана попытка создать новую судебную систему параллельно традиционной в надежде, что «справедливый русский суд» станет более привлекательным для коренных жителей. В зависимости от вида судебных дел имперская судебная власть в крае принадлежала уездным судьям, временным военно-окружным комиссиям, областным правлениям на правах Палаты уголовного и гражданского суда и Съезда мировых судей, а также Правительствующему Сенату. Важной частью туркестанской правоохранительной системы оставалось «туземное» судопроизводство. Положением 1865 года создавались специальные народные суды на основе шариата и адата для разбора дел, в которых не были замешаны русские. Суд биев (на основе адата) для кочевников объявлялся гласным и публичным. Бии избирались населением волости и утверждались военным губернатором. Для решения дел, выходящих за пределы их компетенции, назначались периодические съезды всех биев волости. Подобным же образом был организован суд казиев (на основе шариата) у оседлого населения, на который туркестанская администрация смотрела как на пережиток прошлого, рассчитывая, что он сам постепенно придет в упадок. В 1886 году было принято новое Положение об управлении Туркестанским краем. Наиболее значительным изменением стало учреждение Совета генерал-губернатора - коллегиального органа, обсуждению которого подлежали земские и поземельно-податные дела, а также законодательные и другие важнейшие вопросы управления. По вопросам общего управления краем заключения совета имели совещательное значение. Дела, касавшиеся земского хозяйства и поземельно-податного устройства, решались большинством голосов. В исключительных случаях главный начальник края получал право проводить в жизнь собственные решения, не согласуясь с мнением большинства в совете. Положение 1886 года предоставило военным губернаторам право вводить в городах упрощенное общественное управление. Полицейское управление в «русских» частях городов максимально приближалось к общеимперскому, а в «туземных» передавалось в руки выборных из среды местных жителей - аксакалов (заведовавших отдельными городскими частями) и назначаемых военными губернаторами старших аксакалов, осуществлявших высший полицейский надзор в городе. Закон менял систему организации власти у оседлых жителей края, доля которого неуклонно возрастала среди коренного населения, что было вызвано политикой русской власти на переход к оседлости в этой части империи. Местное управление в крае приобрело практически единообразный характер. Теперь и оседлое и кочевое население в каждом уезде делилось на волости, а волости - на сельские общества (аксакальства). Во главе волостей стояли выборные волостные управители (минг-баши), а в сельских обществах - сельские старшины (аксакалы). Процедура выборов общественной администрации и состав сельского схода полностью соответствовали Общему положению о крестьянах 1861 года. Аксакалы избирались на сходе сельских обществ простым большинством голосов. Здесь же избирались мирабы для заведования второстепенными арыками (заведование главными оросительными каналами возлагалось на назначавшихся военными губернаторами арык-аксакалов), пятидесятники (эллик-баши) от каждых 50 хозяйств, составлявшие волостной съезд, который выбирал волостного управителя. Аксакалы и волостные управители утверждались в должностях уездными начальниками и военными губернаторами соответственно. Права, обязанности и круг деятельности волостного управителя, сельского старшины, волостного съезда и сельского схода определялись Общим губернским учреждением. Ведению волостного съезда подлежали избрание народных судей и раскладка общественных сборов и повинностей, относящихся к нескольким сельским обществам. Волостной управитель был обязан приводить в исполнение судебные решения и правительственные распоряжения, следить за изменением численности населения, наблюдать за своевременным поступлением всех сборов и исполнением повинностей, не допускать неразрешенных сборов и неустановленных повинностей. Сельский старшина должен был созывать сходы для избрания уполномоченных по раскладке податей в селениях, собирать с населения все подати и повинности и представлять их в казначейство. Судебная часть в генерал-губернаторстве была максимально приближена к общеимперскому положению. Народный суд по-прежнему оставался под контролем общей администрации, предметы его ведения ограничивались в пользу русского суда, регламентировались права и обязанности народных судей. Положение 1886 года стало свидетельством сохранения главной тенденции политики царского правительства в Центральной Азии, направленной на органическое слияние Туркестана с остальной империей.
<< | >>
Источник: Герасимов Г.И.. Идеалистическая история России (середина XIX - начало XX вв.).. 2013

Еще по теме §4. Управление Туркестаном:

  1. ГЛАВА 2 КОНФЛИКТ В ВОСТОЧНОМ ТУРКЕСТАНЕ
  2. ВОПРОС 5. Общее понятие управления. Управление как социальное явление.
  3. Чем управление человеческими ресурсами отличается от управления персоналом?
  4. Общее понятие управления. Управление как социальное явление
  5. УПРАВЛЕНИЕ ЛЮДЬМИ КАК КЛЮЧЕВОЙ ПОДХОД К УПРАВЛЕНИЮ ТРЕМЯ ОСНОВНЫМИ ОГРАНИЧЕНИЯМИ ПРОЕКТА
  6. ТЕМА 1 ЗНАЧЕНИЕ УПРАВЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМИ РЕСУРСАМИ В УПРАВЛЕНИИ ПРЕДПРИЯТИЕМ
  7. 1.2.4. Управление персоналом в контексте бюрократического управления Макса Вебера
  8. Управление, государственное управление, исполнительная власть
  9. УПРАВЛЕНИЕ «СОГЛАСИЕМ» - ПРОБЛЕМА НЕ МЕНЕЕ СЛОЖНАЯ, ЧЕМ УПРАВЛЕНИЕ КОНФЛИКТОМ
  10. 1.2. ВЗАИМОСВЯЗЬ УПРАВЛЕНИЯ ПРОЕКТАМИ И УПРАВЛЕНИЯ ИНВЕСТИЦИЯМИ
  11. Управление персоналом в системе управления организацией
  12. ВВЕДЕНИЕ В КУРС АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА Управление, государственное управление, исполнительная власть
  13. Часть I Методологические основы управления Глава 1. Проблемы управления в условиях политического и экономического кризиса России
  14. Глава 8. Теоретические основы управления — принципы управления
  15. 3.1. Управление проектами и административное управление
  16. ГЛАВА 15. УПРАВЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕКОМ И УПРАВЛЕНИЕ ГРУППОЙ
  17. ПРОЦЕСС СТАНДАРТИЗИРОВАННОГО УПРАВЛЕНИЯ ПРОЕКТАМИ ПОДДЕРЖИВАЕТ СТРАТЕГИЮ УПРАВЛЕНИЯ ПРОЕКТАМИ
  18. Глава 2. Управление рисками на макроэкономическом и микроэкономическом уровнях. Страхование в системе управления рисками