<<
>>

СТРАТЕГИЯ БОРЬБЫ С САМОДЕРЖАВИЕМ

Меньшевики видели в начавшейся в январе 1905 г. в России революции буржуазно-демократический переворот, призванный смести остатки крепостничества и дать полный простор развитию в стране капиталистических отношений.
Как отмечал Плеханов, это была «одновременная и в значительной степени совместная борьба классов, характеризующих... новейшее буржуазное общество, с разнородными пережитками старого порядка...». Меньшевики всячески подчеркивали общенациональный характер революции, в победе которой была заинтересована, по их мнению, и российская буржуазия.

Однако пальму первенства в освободительном движении они безоговорочно отдавали в 1905 г. пролетариату, называя его «освободителем нации», «двигателем и главным деятелем» революции, ее гегемоном. Но если сторонники Ленина стремились осуществлять политическое и даже организационное руководство движением всех непролетарских слоев трудящихся, доведя его в случае победы революции до установления диктатуры пролетариата и крестьянства, то меньшевики понимали ведующую роль рабочего класса в революции гораздо уже: пролетариат, по их мнению, инициирует движение, берет на свои плечи основную тяжесть борьбы, показывает пример решительных революционных действий, выступает на политической арене от имени всех эксплуатируемых и угнетенных, но не претендует на роль их руководителя и преемника царизма у кормила власти.

Оценивая позже результаты революции 1905—1907 гг., меньшевики приходили к выводу, что гегемония пролетариата носила весьма условный, сугубо временный характер и после октября 1905 г. говорить о ней было уже совершенно неправомерно. При этом некоторые меньшевики прямо заявляли, что в «думский» период революции (1906—1907) политическая гегемония перешла в руки партии кадетов.

В комментариях к программе оговаривалась и возможность отделения от России того или иного региона по воле большинства его населения.

227

Меньшевистские теоретики предложили собственную классификацию партий и организаций, действовавших в 1905—1907 гг. на политической арене России (брошюра Ю. О. Мартова «Политические партии в России», 1906). «Союз русского народа» меньшевики характеризовали Ткак крайне правую, реакционно-консервативную организацию, стоявшую на страже интересов самодержавия. Октябристов они относили к умеренно-консервативным партиям «центра», а левые партии подразделяли на либерально-демократические (кадеты, партия демократических реформ, радикальная партия и т. д.) и революционные, составлявшие вместе единый антиправительственный лагерь.

Меньшевики считали, что ядро буржуазной демократии в России составит средняя и мелкая городская буржуазия, находившаяся в состоянии «глубокого антагонизма» с самодержавным режимом. Они не идеализировали этот слой и выступавшую от его имени кадетскую интеллигенцию, но, в отличие от большевиков, категорически оказывались «отлучать» их от освободительного движения. При этом меньшевистская тактика в отношении кадетов складывалась из двух основных элементов: критики либерального соглашательства с царизмом и поддержки их оппозиционных шагов, совпадавших с общедемократическими требованиями пролетариата. Допускались и временные соглашения с партией народной свободы в интересах усиления натиска на самодержавный режим.

Меньшевики постоянно критиковали большевиков за «кадетоедство» и преждевременный разрыв с либералами, считая подобную политическую линию крайне близорукой и даже опасной, поскольку она толкала последних к союзу с силами реакции.

Признавая, что крестьянство в общем и целом настроено пока более демократично и революционно, чем городская буржуазия, меньшевики видели, однако, в крестьянском движении не только революционные, но и реакционные тенденции: наивный монархизм, стремление к уравнительному землепользованию, сохранению общины и т. п. Поэтому, всемерно поддерживая и стимулируя борьбу крестьян против существующего порядка, меньшевики считали своим долгом решительно отмежеваться от какого бы то ни было «крестьянского социализма» и были убеждены, что прочного союза между пролетариатом и крестьянством, а тем более их совместной революционной диктатуры быть не может. Более того, меньшевики постоянно опасались «русской Вандеи» — прямого перехода части крестьян на сторону сил реакции.

Скептический взгляд Плеханова на крестьян как политических антиподов рабочих оказался очень живучим и во многом определял недоверчивое отношение меньшевиков к стихийному революционному движению в деревне. Вот почему они неизменно упрекали Ленина в идеализации крестьянства, высмеивали его надежды на возможность

228

компенсировать слабость городской буржуазной демократии в России за счет революционного демократизма крестьян и явно не склонны были поддерживать «левоблокистские» эксперименты большевиков, рассчитанные на союз с неонародническими партиями и организациями при изоляции кадетов.

Исходя из своих представлений о характере и движущих силах демократической революции в России, меньшевики решали и главный для марксистов вопрос революционной стратегии — вопрос о власти. В меньшевистской публицистике периода первой российской революции четко звучала вполне определенная установка: после свержения самодержавия пролетариат не будет претендовать на власть и ограничится ролью крайне левой оппозиции, подталкивающей буржуазию к более радикальному решению стоящих перед страной вопросов. Авантюристический «прорыв» социал-демократов к власти привел бы, по мнению меньшевистских теоретиков, либо к вырождению марксистов в радикальных буржуазных демократов, вынужденных отречься от коренных интересов пролетариата, либо к необходимости проводить сомнительные и беспочвенные социалистические эксперименты, результатом которых неизбежно была бы трагедия России. Поэтому в отличие от большевиков, считавших, что судьбы страны нужно решать и «снизу», путем доведения классовой борьбы до точки кипения, и «сверху», путем участия марксистов в революционном правительстве, меньшевики признавали лишь первый путь.

В этом духе была выдержана резолюция «О завоевании власти и участии во Временном правительстве», принятая весной 1905 г. на Женевской конференции меньшевиков, где прямо говорилось, что социал-демократия должна оставаться партией крайней революционной оппозиции. Правда, во второй части той же резолюции допускались возможность и целесообразность «частичного, эпизодического захвата власти и образования революционных коммун в том или другом городе, в том или другом районе в исключительных интересах содействия распространению восстания и дезорганизации правительства». При этом в отличие от большевиков, которые видели здесь глубокое внутреннее противоречие меньшевистской концепции, сами меньшевики считали подобную ситуацию вполне реальной и главное — оправданной с точки зрения интересов революции.

В резолюции конференции была и еще одна важная оговорка, связанная с перспективами развития революционного движения на Западе. Как известно, российские социал-демократы воздерживались от сколько-нибудь конкретных прогнозов о сроках грядущей социалистической революции в нашей стране. Молчаливо предполагалось, однако, что счет здесь должен идти на многие десятилетия, причем «солнце социализма», образно говоря, взойдет не на Востоке, а на Западе. Идея народников о том, что Россия начнет социалистический эксперимент собственными силами, отвергалась в то

229

время и Плехановым, и Лениным, которые вслед за Марксом и Энгельсом представляли себе пролетарскую революцию как международное или по крайней мере общеевропейское явление. Что касается русских революционеров, решавших пока еще общедемократические, а не социалистические задачи, то им предстояло свалить самодержавие, освободить Европу от угрозы консервативно-охранительного вмешательства царизма в ее дела, воодушевить западный пролетариат на борьбу за власть под знаменем марксизма. В свою очередь моральная и материальная поддержка социалистического Запада должна была ускорить затем и победу социал-демократов в России. Но какими темпами и в каких формах пойдет этот сложный диалектический процесс, тогда еще было далеко не ясно.

Бурные события 1905 г., сразу же вызвавшие многочисленные сочувственные отклики широких демократических кругов на Западе, стали для большинства русских революционеров, и прежде всего марксистов, источником надежд на стремительное приближение их «звездного часа». Достаточно старая сама по себе идея «перманентной» (непрерывной) революции, которую разделяли в середине XIX в. Маркс и Энгельс, переживала в 1905 г. как бы свое второе рождение. Ведущие теоретики II Интернационала (Каутский, Роза Люксембург, Меринг) и лидеры леворадикального крыла российской социал-демократии (Ленин, Троцкий) считали, что оптимальным вариантом развития событий в России было бы превращение начавшейся там буржуазно-демократической революции в непрерывный, может быть многолетний, процесс, получающий продолжение и развитие на международной арене и завершающийся победой пролетариата во всех индустриально развитых странах мира.

В наиболее завершенной форме идея непрерывной революции была высказана в 1905 г. Парвусом и Троцким. Учитывая нереволюционность российской либеральной буржуазии, а также неорганизованность и политическую темноту крестьянства, они считали, что победа буржуазно-демократической революции в России возможна только как победа «рабочей демократии». Это означало, что социал-демократы будут занимать доминирующие позиции в революционном правительстве и стремиться к углублению революции в социалистическом направлении, не останавливаясь перед вторжением «не только в феодальную, но и в буржуазную собственность» в городе и деревне. Такая ситуация неизбежно привела бы к серьезным осложнениям в отношениях между пролетариатом и крестьянством, но здесь на выручку русским марксистам должна была прийти пролетарская революция на Западе. «Противоречия в положении рабочего правительства

Парвус (Александр Гельфанд) — выходец из России, левый немецкий социал-демократ, известный политический публицист.

230

в отсталой стране, с подавляющим большинством крестьянского населения,— писал Троцкий,— смогут найти свое разрешение только в международном масштабе, на арене мирового революционного пролетариата».

Вполне понятно, что меньшевики, воспитанные на плехановской идее строгого разделения буржуазно-демократической и социалистической революций во времени, в массе своей не приняли в 1905 г. взглядов Парвуса и Троцкого, хотя энергичная деятельность последнего в Петербургском Совете рабочих депутатов и вызывала у них большие симпатии. Тем не менее состояние революционной эйфории, в котором находились в 1905 г. обе фракции РСДРП, сказалось и на позиции многих меньшевиков. Уже на Женевской меньшевистской конференции 1905 г. в резолюцию «О завоевании власти и участии во Временном правительстве» было включено положение о возможности вступления России на путь социалистических преобразований в случае распространения революции на передовые страны Запада, где «достигли уже известной зрелости условия для осуществления социализма».

К концу 1905 г., когда революция достигла своего пика, эти настроения еще более укрепились. Издававшаяся в ноябре — начале декабря в Петербурге при участии возвратившихся из эмиграции Мартова, Дана, Мартынова, а также Парвуса и Троцкого меньшевистская газета «Начало» уже прямо проповедовала идею перманентной революции, а Мартов откровенно признавался: идейное влияние социал-демократии столь велико, что «захват власти» революционерами начинает казаться почти неизбежным.

Однако поражение декабрьских вооруженных восстаний и последовавший за этим откат революции назад быстро отрезвили меньшевиков, и в дальнейшем они относились к теории «перманентной» революции очень критически, расценивая ее как явное забегание вперед. Тем не менее в 1917 г. многие меньшевики-интернационалисты во главе с Мартовым снова отдали дань увлечению идеей мировой революции, тесно увязывая с ней и революционные события в России.

<< | >>
Источник: Н.Г. Думова, Н.Д. Ерофеев, СВ. Тютюкин и др. История политических партий России: Учеб. Для студентов вузов, обучающихся по спец. «История».— М.: Высш. шк.— 447 с.. 1994

Еще по теме СТРАТЕГИЯ БОРЬБЫ С САМОДЕРЖАВИЕМ:

  1. Стратегия борьбы
  2. § 2. Стратегия и тактика политической борьбы
  3. СТРАТЕГИЯ, ПРИНЯТАЯ МСРS В БОРЬБЕ С ПИРАТСТВОМ ВВЕДЕНИЕ
  4. § 1. Падение самодержавия
  5. ДОКУМЕНТ 5 МЕЖДУ ДЕСПОТИЗМОМ И АБСОЛЮТИЗМОМ - САМОДЕРЖАВИЕ?
  6. ОЛИГАРХИ ПРОТИВ «ДУРИ САМОДЕРЖАВЬЯ». 1730 год
  7. КРИЗИС САМОДЕРЖАВИЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ. 1905-1917 гг.
  8. САМОДЕРЖАВИЕ И ОСОБЕННОСТИ МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИИ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX вв.
  9. Понятие стратегии и классификация стратегий Подходы к определению стратегий
  10. 1. Соотношение в революционной практике борьбы за социализм и борьбы за мир
  11. 10. ОТ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ К БОРЬБЕ БЕСКЛАССОВОЙ?* Э. Балибар
  12. Изучение конкурентов и завоевание преимуществ в конкурентной борьбе 9.1. Привлекательность отрасли и конкурентная борьба внутри нее
  13. 1. Начало ленинского этапа в развитии марксизма. Борьба В. И. Ленина против народничества и «легального марксизма». Петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса»."! съезд РСДРП
  14. 5. Борьба за существование и борьба за право
  15. Правила и процедуры разработки стратегий Характеристики стратегий
  16. СТРАТЕГИИ СЕТЕВОГО МАРКЕТИНГА: ПРИНЦИПИАЛЬНОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ СООТВЕТСТВУЮЩИХ СТРАТЕГИЙ, СУЩЕСТВУЮЩИХ В ТРАДИЦИОННОМ БИЗНЕСЕ
  17. СТРАТЕГИЯ УПРАВЛЕНИЯ ПРОЕКТАМИ ПОДДЕРЖИВАЕТ КОНКУРЕНТНУЮ СТРАТЕГИЮ
  18. ХАРАКТЕРИСТИКА КАДРОВЫХ СТРАТЕГИЙ |И СТРАТЕГИЙ РАЗВИТИЯ ПРЕДПРИЯТИЯ
  19. Стратегия «снятия сливок» и стратегия проникновения на рынок
  20. ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ СТРАТЕГИИ Стратегия управления человеческими ресурсами