<<
>>

§5. Создание украинской нации и отношение к этому процессу со стороны общества и правительства

Значительную роль в формировании украинской нации и в разработке украинской государственной идеи сыграли идейные поиски малороссийских националистов в XIX - начале XX вв. «Украинский вопрос» стал еще одним вызовом российской имперской идее и политике.
Культурная и историческая специфика Малороссии и региональный патриотизм малороссов были впол- не приемлемы для российского правительства до тех пор, пока не входили в противоречие с концепцией «большой русской нации». Более того, в первой половине XIX века малорусская литература вызывала живой интерес в Петербурге и Москве, как красочный, романтичный вариант русской литературы. Однако концепция украинской нации создавала свой образ идеального Отечества, стоявший в конфликте с русским, и настаивала на украинской идентичности вне общерусского народа1, а это грозило в недалеком будущем значительными политическими и территориальными потерями. По мнению исследователей, идея национализма была заимствована украинскими идеологами у чехов и поляков874 875. Украинская государственность в форме гетманства была той исторической почвой, на которой эта идея получила первые всходы, несмотря на то что к началу ХХ века идея «национальной украинской обособленности сохранилась разве что в умах образованных людей, интересовавшихся литературой, фольклором и древностью»876. Сильное идейное влияние на украинофильство оказали польские интеллектуалы. Украинофильство в этом случае выступало как любовь к краю, являющемуся частью Речи Посполитой. Интерес к Украине польских идеологов, особенно после поражения восстания 1830 -1831 гг., был связан, прежде всего, с поиском потенциальных союзников в борьбе с Российской империей. В своих произведениях они идеализировали прошлое польско-русинских отношений и будущее Руси (Украины) видели в восстановлении Речи Посполитой877. Три важнейших идейных направления формировали украинское национальное сознание - история, литература и язык. Историей обосновывали и доказывали идеи будущего отделения от России, а язык и литература создавали новую национальную идентичность на культурном и бытовом уровне. Значительное влияние на формирование украинской национальной мысли оказали идеи «Истории русов» - одного из ключевых памятников украинской литературы и исторической мысли первой половины XIX века. Широкому распространению ее идей способствовали оппозиционность автора официальной политике Российской империи, а также его представления о необходимости особой политической и культурной автономии для украинских земель. Киевская Русь рассматривалась в «Истории...» как начальный период жизни одного украинского народа, а не всех восточных славян. Подчеркивалась непрерывная государственная традиция Киевской Руси - казацкого государства - Украины XIX века, которая не была нарушена ни монголотатарским нашествием, ни вхождением в состав других государств. Идеи книги формировали притязания украинской политической элиты на власть и привилегии.1 Важной вехой в развитии украинской националистической мысли стала полемика академика М. Погодина и бывшего ректора Киевского университета М. Максимовича, выступавшего от имени «малорусского народа». Суть спора, проходившего в течение 1856-1857 гг. на страницах журнала «Русская беседа», сводилась к тому, кто имеет больше прав на наследие Киевской Руси - великороссы или малороссы.
Максимович возражал против теории Погодина, согласно которой население Киевской Руси до татарского нашествия было великорусским, а малороссы заняли эту территорию лишь в XIV-XV вв. после ухода великороссов на север. Из рассуждений Погодина вытекала идея «старшинства» и доминации великорусского элемента, Максимович же от- 2 стаивал их равенство, но само единство сомнению не подвергал . В статье Н.И.Костомарова «Украина», анонимно опубликованной в газете Герцена «Колокол», утверждалось, что «В будущем славянском союзе... наша Южная Русь должна составить отдельное, гражданское целое на всем пространстве, где народ говорит южнорусским языком». Завершалась статья так: «Пусть же ни великороссы, ни поляки не называют своими земли, заселен- 3 ные нашим народом» . Новым этапом формировании украинского национального самосознания стало написание «История Украины-Руси» М.С. Грушевским, первый том которой вышел в 1898 году. Грушевский выступал в большей степени как федералист, нежели сторонник полной независимости Украины878 879 880 881. Им же пущен в широкое обращение искусственный, гибридный термин «Украина-Русь». В начале XX века в политически окрашенной типологии Грушевского различались носители трех типов национального самосознания: малороссы, украинцы и хохлы; последние, по мнению автора, вообще равнодушны к определению своей идентичности. По мере формирования концепции украинской нации формулировались и наполнялись новым содержанием прежние термины. Так, содержание понятия «украинец» стало отличаться от понятия «малоросс». Украинские националисты первоначально пользовались понятием «Русь», но постепенно переключались на термин «Украина», чтобы избежать постоянной путаницы между их трактовкой понятия «Русь» как «Украина» и значением этого термина как общего для всех восточнославянских земель. Украинофилам пришлось также утверждать новый термин «украинцы» вместо более распространенного самоназвания «русины», чтобы преодолеть традицию прежних двух веков, акцентировавшую общность имени для всего восточнославянского населения1. Важным признаком зрелости нации и национальной идеи стало складывание представлений о национальной территории. Так, Н. Михновский писал в 1900 году о «единой, неделимой, свободной и самостийной Украине от Карпат до Кавказа», использовал формулу «Украина для украинцев». Задолго до 1917 года Грушевский начинает говорить об «украинизации». В Манифесте украинской соборности от 22 января 1919 года фигурирует «Великая Украина». Таким образом, национальные движения периода существования империй передавали эстафету национальным государствам882 883. Идеи и пример украинского нациостроительства оказал значительное воздействие на белорусских идеологов, а также сибирских областников. По мнению Э. Хобсбаума, «развитие национализма можно измерять развитием школ и университетов, поскольку школы, и особенно университеты, были главными его проводниками»884. В 1820-30-е годы центром развития малорусского романтического украинофильства был Харьков с его университетом, а позднее - Киевский университет Св. Владимира. В стихах середины 1840-х гг. Т. Шевченко с большой эмоциональной силой сформулировал идею воскрешения Украины, ее особой будущности и оказал решающее воздействие на идейное развитие участников Кирилло- Мефодиевского общества. Члены общества - Н.И. Костомаров, П.А. Кулиш и Н.М. Белозерский - стали наряду с Т.Г. Шевченко тем поколением, которое превратило украинофильство в националистическую идеологию885. Можно утверждать, что украинская нация была создан идеями, выработанными членами этого общества. Кирилло-Мефодиевское общество, ставшее первой попыткой организационного оформления украинского национализма, было разгромлено властями в 1847 году. При этом правительство сознательно обошлось с большинством его деятелей довольно мягко, чтобы не толкнуть украинофилов к радикализму и союзу с поляками. Принцип «сдержанности» в персональных репрессиях против активистов украинского движения оставался в силе, по крайней мере, до конца XIX века. Условия для новой активизации украинофильства возникли во второй половине 1850-х годов - в связи с общей либерализацией в начале царствования Александра II члены общества были возвращены из ссылки и получили возможность возобновить общественную деятельность. Первоначально ведущая роль в возрождавшемся украинском движении принадлежала собравшимся в Петербурге бывшим членам Кирилло-Мефоди- евского братства. Запрет на публикацию их произведений был снят. Костомаров получил место профессора в Петербургском университете. У Кулиша вскоре после возвращения из ссылки появилась собственная типография в Петербурге. Существенная активизация украинского движения в 1861 году была связана, прежде всего, с организацией ежемесячного южнорусского литературно-ученого вестника «Основа»886. Публицистика «Основы», особенно статьи Костомарова, имели мощный пропагандистский эффект. Несколько позднее украинские националистические идеи достаточно широко проникают в студенческую среду. В 1860-1864 гг. студенты составляли более 70% активистов украинофильского движения. Они сформировали киевскую «Громаду» - первую полулегальную организацию украинских националистов после Кирилло-Мефодиевского общества. Постепенно «громады» по образцу киевской возникли в ряде других городов. Закрытие «Основы», ссылка одних украинофилов и вовлечение в правительственную службу в царстве Польском других, прекращение деятельности киевской «Громады» привели к тому, что в развитии украинского национального движения до начала 1870-х наступило временное затишье, что отчасти было обусловлено не только действиями властей, но и слабостью самого движения. Новый период активизации украинофильства приходится на первую половину 1870-х годов, что было связано с общим общественнополитическим оживлением в стране. В начале ХХ века украинское национальное движение политически структурируется. Создаются партии, разрабатываются автономистские программы, принимается участие в парламентской жизни, начинается обсуждение вопроса о практических шагах строительства национальной государственности. Этому способствуют как внутренние потрясения, так и рост международной напряженности в преддверии мировой войны. Одними из первых выступили за автономию Украины Революционная украинская партия (лидеры Д.В. Антонович, В.К. Винниченко, С.В. Петлюра) и Украинская демократическая партия (Б. Тимченко, И.Л. Шраг, В.М. Шемет). Накануне выборов в I Думу последняя объединилась с Украинской радикаль- ной партией в Украинскую демократическо-радикальную партию (лидеры Б.Д. Гринченко, С.А. Ефремов, М.Ф. Левицкий, М.С. Грушевский); важными программными требованиями партии были предоставление равноправия и автономии народам, создание в России «федерации равноправных автономных национально-территориальных единиц». Украинское националистическое движение, сформированное идеей создания украинской нации и государственности, в XIX - начале XX вв. прошло путь от отдельных кружков до партий и широкого народного движения, ставшего мощной политической силой, направленной на образование украинской государственности. Русское общественное мнение уже в 1840-е годы было расколото в своем отношении к украинскому национальному движению. Ясно выраженный ассимиляторский подход был представлен В. Белинским и Ю. Венелиным. В то же время Ю. Самарин на рубеже 40-50-х годов XIX века высказывался в пользу политического единства Великороссии и Малороссии при ограничении языковой и культурной ассимиляции. Позиция В. Белинского во многом определила отношение общественного мнения к проблеме языка: «Нет малороссийского языка, а есть областное малороссийское наречие. Литературный язык малороссиян должен быть язык их образованного общества - язык русский»887. Это убеждение было распространено и в середине XIX века. Общим для всех был тезис о государственном единстве Южной и Северной Руси. В целом дискуссия по «украинскому вопросу» в русском обществе проходила на фоне общего поворота внимания к национальной проблематике. Либеральные реформы начала царствования Александра II способствовали обсуждению национальной тематики. Вызов со стороны украинского национализма становится исключительно важным катализатором дискуссии о проблеме формирования самой русской нации. Представление о Малороссии и Белоруссии как об «исконно русских землях», о малороссах и белорусах - как о частях русского народа преобладает в общественном мнении и ясно прослеживается в правительственных документах. В статьях М. Каткова на тему украинофильства концепция «большой русской нации», включающей малороссов и белорусов, получает свое наиболее полное для того времени выражение. Некоторая часть петербургской прессы симпатизировала украинофилам. Целый ряд русских деятелей культуры помогал Н. Костомарову в сборе средств для издания украинских учебников. Однозначную поддержку украинскому движению выразил «Колокол» А. Герцена. Оппозиция концепции «большой русской нации» со стороны А. Герцена и Н. Чернышевского опи- ралась на европейские идеи национального самоопределения, право на которое они признавали за всеми народами империи, включая малороссов и белорусов. Выходящая в Петербурге «Основа» внимательно читалась в русском обществе, которое постепенно, во многом благодаря журналу, начало осознавать действительные цели украинофильского движения. Если первая реакция петербургской и московской прессы на появление «Основы» была вполне благожелательной, то с течением времени все большее количество изданий начинает с ней полемизировать. Появилось понимание, что украинская идея «отбирала» у русских не просто часть национальной территории, но «Киев - мать городов русских», место обретения православной веры и государственности. В тот момент, когда малоросс принимал украинскую, исключающую общерусскую идентичность, он, в отличие от представителей других этнических групп, становился в глазах сторонников концепции «большой русской нации» отступником. В рамках этой концепции верна была формула «одним украинцем больше - значит, одним русским меньше». Поэтому восприятие украинского движения коренным образом отличалось от восприятия иных национальных движений в империи, борьба с которыми была борьбой за сохранение целостности империи. Борьба же с украинским движением непосредственно касалась еще и вопроса о целостности русского народа1. Сторонников предоставления Украине автономии было немного, но также немного было и тех, кто считал необходимым полное подавление особой малороссийской региональной идентичности и малороссийской культурной специфики. В обществе обсуждение национальной проблемы шло более открыто и продуктивно, чем в среде бюрократической, поэтому отношение со стороны русского общества к проблеме украинского национализма во многом предопределяло позицию правительства по этому вопросу. В XIX веке правительству пришлось решать непростую задачу определения отношения к украинофильству, а затем и борьбы с ним. Сам термин «украинофильство» впервые появился в связи с делом Кирил- ло-Мефодиевского братства. В секретном докладе шефа жандармов А.Ф. Орлова царю о расследовании дела общества говорится: «В Киеве же и Малороссии славянофильство превращается в украйнофильство. Там молодые люди с идеею соединения славян соединяют мысли о восстановлении языка, литературы и нравов Малороссии, доходя даже до мечтаний о возвра- ^ 2 щении времен прежней вольницы и гетманщины» . 888 889 Разгромив едва возникшее Кирилло-Мефодиевское общество, власти обошлись с его участниками (за исключением Т. Шевченко и Н. Гулака) по меркам николаевского времени довольно мягко. В правительстве Николая I взгляды кирилло-мефодиевцев были верно оценены как попытка формулирования программы украинского национального движения. Сам царь прямо связывал возникновение общества с влиянием польской эмиграции. Не желая подталкивать малороссов к союзу с поляками и учитывая также, что круг распространения идей кирилло- мефодиевцев был крайне узким, власти решили не обострять обстановку жесткими репрессиями и сохранить в тайне истинный характер дела. Сконструированная тогда III отделением версия о стремлении кирилло-мефодиев- цев объединить славян под скипетром русского царя стала официальной. Распространение подлинной информации о выводах следствия было строго ограничено. Официально «малороссийское особничество» рассматривалось как проявление традиционалистского местного регионального патриотизма и своеобразный пережиток старины, обреченный отойти в прошлое, но не как начало украинского национализма, каковым оно в действительности являлось. Украинский национализм продолжал беспокоить правительство. Создание украинской нации вело не просто к обособлению некоторой части населения России, оно разрушало основу Российского государства - единый православный русский народ. Пока не был поднят «украинский вопрос», никто особенно не задумывался над тем, что из себя представляет русский народ в этническом отношении. Идеей, его формирующей, было православие, и принадлежность к нему являлась главным признаком русскости. В условиях распространения рационалистического понятия нации этого было недостаточно, поэтому была создана концепция «большой русской нации», которая объединяет велико-, мало- и белорусов. В случае победы украинофилов и создания украинской нации эта концепция рушилась, а вместе с ней и само единство русской нации. Правительство в своей деятельности руководствовалось идеей М.Н. Каткова, который настойчиво доказывал в своей публицистике, что консолидация «большой русской нации» есть важнейшая политическая задача, а ускоренное развитие начального образования крестьян Малороссии и Белоруссии на русском языке представляет главное к тому средство. Власти лишь постепенно приходили к осознанию природы и масштаба угрозы: вплоть до 1862 года они, за редким исключением, не противодействовали стремлению к эмансипации украинского языка, а отдельные ведомства, прежде всего Министерство народного просвещения, порой даже оказывали этим усилиям поддержку. Сознавая отсутствие идей и ресурсов для проведения ассимиляторской политики, правительство вынуждено было прибегать к привычным запретительным мерам1. В период правления Александра II был принят ряд инструкций и указов в отношении украинского движения, остававшихся в силе до 1905 года. Летом 1863 года, на фоне Польского восстания министр внутренних дел П.А. Валуев издал циркуляр, резко ограничивший издательские возможности украинофилов. Он приостанавливал публикацию любых книг для народа, включая учебники и религиозные тексты. Главной целью циркуляра было блокировать усилия, направленные на эмансипацию украинского языка и распространение грамотности на украинском языке среди крестьян. В циркуляре указывалось, что «никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может и что наречие их, употребляемое просто- народием, есть тот же русский язык, только испорченный влиянием на него Польши; что общерусский язык так же понятен для малороссов, как и для великороссиян, и даже гораздо понятнее, чем теперь сочиняемый для них некоторыми малороссами, и в особенности поляками, так называемый украинский язык. Лиц того кружка, который усиливается доказывать противное, большинство самих малороссов упрекает в сепаратистских замыслах, враждебных к России и гибельных для Малороссии. Явление это тем более прискорбно и заслуживает внимания, что оно совпадает с политическими замыслами поляков и едва ли не им обязано своим 2 происхождением... » . В относящихся к 1863-1864 гг. правительственных документах была ясно сформулирована задача языковой ассимиляции малорусского крестьянина и достаточно полно перечислен арсенал практических мер для достижения о 3 этой цели . Циркуляр был реакцией на заметную активизацию как легальной, так и скрытной деятельности украинофилов, в которой явно просматривались, пусть и отдаленные, сепаратистские планы. Закрытие журнала «Основа», валуевский циркуляр, ссылка одних украинофилов и вовлечение в правительственную службу в царстве Польском других, прекращение деятельности киевской «Громады» привели к тому, что в развитии украинского национального движения до начала 1870-х годов наступила долговременная пауза. 890 891 892 В ответ на активизацию украинофильства в середине 1870-х Александр II 18 мая 1876 года поддержал радикальную версию антиукраинофильских инструкций, получивших название «Эмский указ». Этот документ ограничивал ввоз в империю и издание книг на малорусском наречии, запрещалось преподавание в первоначальных училищах на украинском языке. Не допускалось его использование в театральных постановках, из учебных библиотек изымались книги на малорусском наречии и т.д. Обращалось внимание на необходимость назначения в Харьковский, Киевский и Одесский учебные округа преимущественно великороссов на должности преподавателей, а малороссов предлагалось распределить по учебным заведениям С.-Петербургского, Казанского и Оренбургского округов. Единственным реальным средством, способным ассимилировать малороссийское население, было широкое распространение народного образования на русском языке. Однако неудовлетворительные результаты деятельности Министерства народного просвещения, особенно в области развития начальной школы, служат убедительным свидетельством прагматического бессилия русского национализма. Лишь накануне Первой мировой войны Россия подошла к практической возможности осуществления принципа всеобщего обязательного начального образования и использования начальной школы как эффективного инструмента ассимиляции. Запретительные меры, принимавшиеся правительством в XIX веке, не принесли желаемых результатов. Идеи побеждаются только более сильными идеями, а их ни правительство, ни общество создать не смогли. Развитие идеи украинского национализма, сформировавшее широкое общественное движение, привело к созданию украинской нации и в конце концов к украинской государственности.
<< | >>
Источник: Герасимов Г.И.. Идеалистическая история России (середина XIX - начало XX вв.).. 2013

Еще по теме §5. Создание украинской нации и отношение к этому процессу со стороны общества и правительства:

  1. Процесс распада общего культурного пространства -фактор роста конфликтности в российско-украинских отношениях и украинском обществе конца XX - начала XXI века
  2. 6.1.3. Признание нации, борющейся за самоопределение, воюющей и восставшей стороны
  3. 5. Богдан Хмельницкий, его вклад в создание независимого украинского государства.
  4. МИГРАЦИЯ КАК ВЫЗОВ УКРАИНСКОМУ ОБЩЕСТВУ
  5. Глава 11 БОГДАН ХМЕЛЬНИЦКИЙ, ЕГО ВКЛАД В СОЗДАНИЕ НЕЗАВИСИМОГО УКРАИНСКОГО ГОСУДАРСТВА
  6. Нации-этносы и нации-государства в российской государственности: история и современность. 
  7. РАЗДЕЛ III. СОВРЕМЕННЫЕ ВЫЗОВЫ УКРАИНСКОМУ ОБЩЕСТВУ
  8. Формирование значения понятия «идеология». Эволюция в отношении к этому понятию в западной мысли
  9. 2. Гадячское соглашение 1658 г. — важный этап в украинском державотворческом процессе в XVII веке.
  10. ПРАВИЛО (СТАНДАРТ) N 9. СВЯЗАННЫЕ СТОРОНЫ (в ред. Постановления Правительства РФ от 19.11.2008 N 863)
  11. 10.2.2. Создание и ликвидация общества
  12. § 3. Государственный контроль за созданием акционерных обществ
  13. СОВМЕСТНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УЧРЕДИТЕЛЕЙ ПО СОЗДАНИЮ ОБЩЕСТВА
  14. § 3. Отношения между Правительством и Парламентом
  15. §4. Взаимные отношения Правительства и Народа.
  16. §1. Совершенное гражданское общество – основа создания правового государства