<<
>>

Реформа хозяйства или реформа власти?

Для перехода к рынку нужна нарастающая способность общества воспроизводить себя своими силами и талантами, руками и головой. Способно ли российское общество выполнять эту задачу? Вопрос почти праздный, так как само по себе господство хозяйственной системы монополии на дефицит означало, что задача низводилась до постоянной угрозы обществу удушающим, парализующим дефицитом прежде всего натуральных вещей.
Видимо, иначе и не могло быть там, где господствовало осмысление реальности как бесконечного собрания натуральных вещей, господствовала оценка их через сложившиеся человеческие потребности. Если общество просуществовало до конца XX в., не перейдя к господству рыночных отношений, и вместо этого совершало чудеса героизма, пытаясь защитить первобытную невинность, наверное, был смысл глубоко подумать, прежде чем реформировать общество, опираясь на экономические концепции, представляющие собой результат освоения высокоразвитым теоретическим умом современного развитого либерализма. Для понимания характера хозяйственной деятельности крестьян следует обратиться к бесхитростным выводам А.В. Чаянова, погибшего во времена террора. Он писал, что крестьянин не борется за экономическую эффективность своего труда, которую можно было бы реализовать на рынке. Крестьянин борется за выживаемость своей семьи, своего хозяйства в упрощенном смысле этого слова, стремясь обеспечить необходимый для этого набор натуральных продуктов собственными силами. Разумеется, эта деятельность должна быть эффективна, но не в рыночном, а в доэкономическом смысле этого слова. Она сводится к непосредственной способности получения необходимых натуральных продуктов, без которых вся семья может не дожить до следующего года. Это хозяйственная эффективность традиционного типа. Она пригодна для локального мира, но не для большого общества. Эффективность либерального типа включает способность экономить труд, его организовывать, чтобы иметь излишек для продажи.
Архаичный крестьянин может обойтись без нее, особенно если его избавить от податей, платежей государству. Крестьянская культура, как она сложилась в России, нацеливала на получение и потребление натуральных продуктов, а не на их продажу. Это было органически связано с соответствующей массовой формой управления традиционного типа как в масштабе локальных миров, так и в масштабах традиционного общества, государства. Натуральное крестьянское хозяйство — особый институт, ориентированный на натуральное воспроизводство, природные ресурсы, развитие которых как несопоставимо более медленное по сравнению с жизнью личности не является предметом ее повседневной озабоченности. Рыночные отношения связаны с качественно иной формой массового управления. Для выявления сути этого явления поставим умственный эксперимент. Если бы по щучьему велению хозяйство России во всем блеске своей исторической конкретности превратилось в товарно-денежное, каждая производственная ячейка, дабы нормально себя воспроизводить, будет работать на продажу (и между прочим платить налоги, чтобы содержать государство, социальные программы, армию, космические программы, и т.д. и т.п.), не окажемся ли мы в положении того самого крестьянина, который еще мог себя прокормить на 95%, но не мог без дополнительной подкачки ресурсов, без “совместительства” в сфере несельскохозяйственного труда заплатить налог? Не оказалось ли бы все хозяйство после долгого инфантильного наращивания издержек в положении тех заводов, которые еще до 1917 г. жили за счет государства, за счет гарантированной реализации, а сегодня ослаблены в результате истощения источников подкачки ресурсов? Вопрос риторический. Его надр бщо задавать раньше. Теперь же ответ есть, который мы волучили, даже не проявив по этому поводу элементарного любопытства. Он прост, как правда. Не смогло наше хозяйство, которое сотни лет формировалось как крепостническое, как натуральное в своей основе стать экономикой в рыночном смысле, превратить экономические отношения в определяющие, господствующие в хозяйстве, научиться на всех уровнях, включая массовый микроуровень, управлять деятельностью на основе повышения эффективности. По крайней мере этого не произошло до сих пор.
Деятельность крестьян не могла быть разумно, логично описана в денежной форме, быть понята как элемент товарно-денежного порядка без использования искусственных приемов, напри мер произвольных цен, за которыми ничего не стоит. Крестьянское хозяйство, которое платит или должно платить налог больше, чем может получить за свою работу, и предприятие, которое не интересуется себестоимостью своей продукции, не являются субъектами рынка, точнее не могут превратить работу на рынок в определяющий фактор воспроизводственной деятельности. Промышленные предприятия сформированы в экономическом смысле по образу и подобию крестьянских хозяйств. Специфика советской власти не заключалась в том, что она выработала этот порядок, но она поразила мир тем, что провозгласила его единственно возможным для человечества и довела до крайних форм выражения, что повело страну по пути дальнейшей дезорганизации, саморазрушения. В принципе не ясно, как, даже при использовании достижений современного монетаризма, перейти к рынку в обществе, где “9/10 российских предприятий убыточны или малорентабельны”171. Не ясно, как возможен рынок в хозяйстве, которое состоит в основном из бартера (словечко, которое служит лишь для того, чтобы скрыть истину, то есть, что мы продолжаем жить в условиях преобладания модифицированного дезорганизованного доэкономического натурального хозяйства, в условиях господства власти и управления хозяйства натурального типа). Это, очевидно, тот же “бартер”, который был в XVI в. и о котором С. Соловьев писал: в слободе на реке Мезени “русские, татары и самоеды сходятся дважды в год на ярмарку и меняют товар на товар”172. Изменились масштабы, но не суть дела. Все монетаристские и приватизационные ухищрения реформаторов не могли оттеснить архаичную природу предприятий, заместить ее рыночной культурой и отношениями, превратить институты, ориентированные на эксплуатацию натуральных ресурсов, в институты, ориентированные на рынок, на его развитие и получение от него адекватных доходов. Для этого нужны другие методы. Опыт истории говорит, что истощение того или иного ресурса в недостаточно активном обществе создает еще более трудную ситуацию. Россия не сумела использовать благоприятные обстоятельства, прежде всего высокие мировые цены на нефть, на закате советской системы для повышения способности обеспечивать дальнейшее развитие основы для выживаемости во все более сложном мире. Золотой дождь давал шанс для обеспечения качественных сдвигов в обществе. Однако он был использован на потребление, на затыкание дыр, на безумное, истощающее любые ресурсы сверхвооружение. Рынок для нас реально существует в двух формах. Во-первых, внешний рынок, где нашлись люди, заинтересованные в сотрудничестве с теми или иными российскими фирмами, обладающими необходимыми ресурсами. И сегодня стоит задача создать для этого благоприятные условия. Во-вторых, внутренний рынок, который можно назвать скорее базаром и который носит узко потребительский характер. Существуют и более развитые формы рынка, но они не занимают господствующее положение в обществе. Естествен вопрос. Другие страны, пережившие коммунистическую утопию, попытку вернуться к дорыноч- ному хозяйству, теперь переходят к рынку. Чем же мы хуже? Здесь есть проблема. Даже среди государств СНГ Россия занимает седьмое место из двенадцати по хозяйственной эффективности реформ173. Страны, не входящие в СНГ, возвращаются к рынку, к массовой способности людей управлять деятельностью на основе признания господства рынка. Эти страны возвращаются к формам власти и управления, которые были значимы раньше и пытаются продолжать прерванное движение. Мы тоже возвращаемся, но, увы, в прошлое, где для нас не хранится богатство накопленной культуры власти и управления рыночного типа в массовом масштабе.
<< | >>
Источник: Ильин В.В., Ахиезер А.С.. Российская цивилизация: содержание, границы, возможности. 2000

Еще по теме Реформа хозяйства или реформа власти?:

  1. Попытки реформ
  2. РАЗДЕЛ 5 ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ РЕГИОНАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ В УСЛОВИЯХ ПРОВЕДЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ РЕФОРМ РОССИИ
  3. § 3. Властные институты и политические партии на пути к единовластию
  4. Общий строй финансового хозяйства в средние века
  5. 3. БОРЬБА ЗА РЕФОРМЫ И РАСШИРЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРАВ
  6. Российское государство между монологом и диалогом.
  7. ДВОЕВЛАСТИЕ ПРОТИВ АБСТРАКЦИИ ВСЕОБЩЕГО.
  8. Раскол власти и управления в сфере хозяйства.
  9. Монополия на дефицит — форма многовластия в хозяйстве.
  10. Двоевластие в расколотом хозяйстве.
  11. Двоевластие в хозяйстве и финансы.
  12. Управление хозяйством в новой ситуации.
  13. Философско-правовая мысль эпохи Возрождения и Реформации
  14. СОЦИАЛЬНЫЕ ИЗДЕРЖКИ РЕФОРМ Политическая история: Россия— СССР— Российская Федерация.
  15. § 16. Политическая борьба. Нарастание двоевластия и противостояния властей
  16. Сельское хозяйство