<<
>>

Развитие идеи правового государства

Содержание либерального учения о государстве было обновлено благодаря идейным поискам В.С. Соловьева, П.И. Новгородцева, Л.И. Петражицкого и других теоретиков нового либерализма. К концу 90-х годов под влиянием развития философско-правовой мысли и развития социал-демократического движения в Европе в русском либерализме сформировалась новая парадигма теории правового государства.
Она заметно отклонялась от своего классического варианта, делая акцент на социальных функциях государства и более расширенном толковании самого права. Если теоретики первой половины XIX века стремились к минимизации государства и полагали, что деятельность государства должна ограничиваться охраной прав граждан, а наилучшим средством обеспечения свободы и равенства является невмешательство государства в экономическую сферу и частную жизнь людей, то в конце века представления на этот счет весьма изменились. Идейные поиски привели к выводу о том, что для осуществления свободы и равенства требуется не только устранение юридических препятствий, но и материальные условия для их реализации, а значит, и определенная деятельность государства. Новые либералы считали необходимым расширить его функции, одновременно усилив их социальную направленность. 542 543 Новый либерализм соглашался на расширение области государственного регулирования общественной и личной жизни индивидов, предлагая толковать право не просто как обеспечение индивидуальной свободы, но и как гарантию «минимального добра», что включало в правосознание вместе с категорией права категорию морали. Этому способствовало и освоение российским либерализмом идеи Вл. Соловьева о «праве человека на достойное су- существование», «на возможное благополучие», гарантировать которые всем гражданам обязано государство1. Если классический правовой «либерализм мыслил отношения публичной власти и отдельного лица как отношения взаимного безразличия, то новый либерализм выставляет, напротив, идею взаимных прав и обязанностей между индивидом и государством»544 545 546. Эта идея исходит из того, что у государства есть определенные обязанности по отношению к индивиду, который имеет право требовать от него не только юридической, но и материальной защиты. Обеспечение последней есть прямая обязанность государства, нарушение которой равносильно ущемлению индивидуальной свободы. Исходя из новых взглядов на правовое государство каждый гражданин имеет право требовать от него минимума социальных благ: получения образования, вспомоществования в случае старости, болезни, массовой безработицы и пр., а государство обязано гарантировать ему реализацию этого права. Главным из этих «прав-притязаний» новые либералы признавали право на достойное человеческое существование, которое выводилось из признаваемой самоценности каждой личности независимо от ее заслуг, положения в обществе, занимаемой должности и т.п. - просто как человека. Новые либералы полагали, что государство обязано не только не вмешиваться в частную жизнь, но и помогать гражданам определенным образом в целях достижения необходимого уровня жизни. Классическому либерализму такой подход был чужд. Как считают современные исследователи, усвоив идеи Вл.Соловьева, русская либеральная мысль обрела программную последовательность европейского политического либерализма и прочно связала себя с концепцией прав человека и идеалом правового государства, определило новое направление в выборе «требований, предъявляемых к социальному моделированию, а именно - продолжить принцип равенства в сторону уравнивания социальных о 3 условий жизни» .
Обновленное понимание правового государства приближало новый либерализм к европейским социал-демократическим программам конца XIX века, в то время как классический либерализм ориентировал на сохранение самодержавия. В дальнейшем идея правового государства стала прочно увязываться с осуществлением социальных реформ в соответствии с идеями нравственности и справедливости. Эти идеи стали основой идеологии и социально-политической программы партии кадетов. Конституционные проекты начала XX века Опираясь на теоретические изыскания зарубежных и отечественных обществоведов, опыт западноевропейских демократических стран, русские либералы сконструировали альтернативную самодержавному режиму, опирающемуся на православие, рационалистическую модель новой политической системы, основанной на идеях разделения властей, всестороннего обеспечения прав личности, а также на учете политической расстановки сил и национальных традиций1. Первым шагом в деле программной выработки общих контуров такой модели стала статья П.Н. Милюкова «От русских конституционалистов», опубликованная в № 1 журнала «Освобождение» в 1902 году. В ней была озвучена идея создания бессословного народного представительства в неясной форме «постоянно действующего и ежегодно созываемого верховного учреждения с правами высшего контроля, законодательства и утверждения бюджета»547 548 549. Переход к новой форме государственной власти должен был даровать и обеспечить монарх. В статье выдвигались и другие требования общедемократического характера: свобода личности, веры и совести, гарантированные независимым судом; отмена произвольных арестов и обысков, административной ссылки, чрезвычайных судов; равенство всех перед законом независимо от национальности и вероисповедания; свобода печати и отмена цензуры; право выпускать периодические издания явочным порядком; свобода собраний и союзов; право петиций. Программная статья Милюкова должна была выявить реакцию общества и власти на радикальные предложения замены ав- 3 торитарного режима конституционным строем . В начале ХХ века либералами из Союза освобождения (Н.Ф. Анненский, И.В. Гессен, В.М. Гессен, Ф.Ф. Кокошкин, П.И. Новгородцев, С.А. Котлярев- ский, И.И. Петрункевич и Г.И. Шрейдер) разрабатывался проект конституции, напечатанный в октябре 1904 года. Авторы не скрывали того, что все идеи были заимствованы в Европе, но утверждалось, что он адаптирован к российским социально-политическим условиям. В этом проекте государственное устройство России представлялось в форме конституционной монархии, а верховная власть осуществляется императором при участии Государственной думы, состоящей из двух палат - палаты народных представителей и земской, наделенных равными правами. Император обладал значительной законодательной и исполнительной властью: мог наложить veto на любой законопроект, издавать указы, сохранял за собой руководство вооруженными силами, назначал и смещал высших чиновников, объявлял войну и заключал договоры с другими государствами, созывал и распускал Думу. Исполнительная власть сосредоточивалась в руках Совета министров. Министры были ответственны перед Думой за общий ход государственного управления. Для наблюдения за исполнением конституции и для разрешения споров о ее истолковании создавался Верховный суд. В проекте были закреплены основные права личности. Для реализации проекта авторы настаивали на созыве Учредительного собрания, избранного всеобщим, прямым, равным и тайным голосованием1. Либеральные конституционные проекты исходили из рационалистического понимания власти, поэтому ссылки на священный характер императорской власти отсутствовали. Отсылка к слабой в России идее народа как источника власти снижала уровень поддержки монархии. На это в ходе предварительного обсуждения программных документов ноябрьского Земского съезда 1904 года указывали славянофильские элементы, составлявшие меньшинство. Они считали, что русскому народу «чуждо стремление к народовластию и в нем сильна привязанность к идее самодержавия, в которой он хочет видеть выражение соборной совести народа и к которой он питает доверие и лю- бовь»550 551 552 553. Единственное, что допускали представители этого течения, - создание законосовещательного учреждения, избираемого из представителей зем- 3 ского и городского самоуправления . Проект не устроил ни левое, ни правое либеральное крыло. В результате дискуссий и споров возник новый проект, получивший в литературе того времени название «Проект С.А. Муромцева». Проект С.А. Муромцева (1850-1910), созданный им при участии Ф.Ф. Кокошкина (1871-1918) в июле 1905 года, стал теоретической основой последующего конституционного движения в России. Он не только составил программную основу политической деятельности конституционнодемократической партии в думский период, но и оказал некоторое влияние на подготовку Основных законов Российской империи, принятых после рево- 4 люции 1905 года . Важной целью проекта было стремление обеспечить эволюционный переход от самодержавия к правовому государству. Основным условием и гарантом такого перехода признавался созыв Государственной думы как важнейшего инструмента политических реформ и установление ее контроля над монархической властью («ответственное министерство»). Завершением и наиболее четким политико-правовым выражением воззрений русского либерализма по конституционному вопросу стала программа кадетской партии, выработанная учредительным съездом партии в октябре 1905 года. По мнению А. Медушевского, она «сама может рассматриваться как своеобразный конституционный проект»1. Основными положениями программы являются представления о том, что права личности - высшая ценность и ни при каких обстоятельствах не могут быть принесены в жертву социальному переустройству; социальнополитические преобразования должны осуществляться исключительно в рамках права; конституционная реформа должна предшествовать всем прочим преобразованиям и составить их фундамент. Цели конституционной реформы: создание юридических гарантий прав человека, правового государства, гражданского общества. Главной проблемой переходного периода от самодержавия к правовому государству, по мнению разработчиков, является создание эффективного общественного контроля над властью в форме демократической избирательной системы, что потребует перестройки всего государственного управления, возглавляемого земскими учреждениями на местах и народным представительством в центре. Суть политической реформы заключается в последовательном проведении конституционного принципа разделения властей. По мнению авторов программы, гарантии стабильности политической системы, сохранения преемственности власти и ее легитимности могут быть обеспечены лучшим образом в форме конституционной монархии, которая обеспечивает наилучшее сочетание народного представи- о о 2 тельства и сильной исполнительной власти . Несколько иное видение сути, характера и структуры государственной власти было у лидеров партии октябристов. «Российская империя, - говорилось в первом параграфе программы, - есть наследственная конституционная монархия, в которой император, как носитель Верховной власти, ограничен постановлениями Основных законов». В отличие от кадетов, являвшихся приверженцами парламентского строя, октябристы провозгласили себя сторонниками наследственной конституционной монархии, которая, по их мнению, наиболее адекватна историческим традициям русского народа. Октябристы считали, что совместно с монархом в осуществлении законодательной власти должно участвовать двухпалатное народное представительство. Государственная дума (нижняя палата) должна была избираться на основе всеобщего избирательного права, но не по полной формуле, а с исключением прямого 554 555 голосования. Кроме того, октябристы ограничивали круг избирателей. Требования в области гражданских прав совпадали с программными установками других либеральных партий1. Поскольку монархисты отвергали необходимость конституции, а социалисты считали, что переходный период будет осуществлен революционным путем, то программа либералов была единственной реально сформулированной стратегией мирного перехода от самодержавия к правовому государству в условиях глубокого социально-политического кризиса. Изменения, внесенные в программу кадетской партии после Февральской революции (на VII съезде в марте 1917 года), завершили заложенную в ней концепцию правового государства. Они затронули два принципиально важных конституционных вопроса - о форме правления (переход к парламентской республике) и о созыве Учредительного собрания. «Россия, - подчеркивалось в новой редакции, - должна быть демократической парламентарной республикой, законодательная власть должна принадлежать народному представительству; во главе исполнительной власти должен стоять президент республики, избираемый на определенный срок народным представительством и управляющий через посредство ответственного перед народным представительством министерства»556 557 558. Для выработки конституционных основ новой республики декларировалась необходимость скорейшего созыва Учредительного собрания, способного «правильно выразить народную волю». Учредительное собрание интерпретировалось как высшая власть в стране, которая в силу этого самостоятельно определяет свою компетенцию и про- 3 должительность деятельности . Идея созыва Учредительного собрания завершала смену мировоззренческих основ власти. Таким образом, государственно-правовые взгляды либералов конца XIX - начала XX вв. претерпевали значительные изменения. Основной тенденцией стало формирование правового государства, обеспечивающего гарантии и права каждого гражданина на достойное существование. Быстро менялись взгляды на формы и сущность верховной власти. Отказавшись от идеи самодержавия, пройдя увлечение конституционной монархией, либералы все больше склонялись к республике. Либеральная государственно-правовая модель вступала во все большее противоречие с православным мировоззрением русского народа, что делало неизбежным широкое применение насилия при ее реализации.
<< | >>
Источник: Герасимов Г.И.. Идеалистическая история России (середина XIX - начало XX вв.).. 2013

Еще по теме Развитие идеи правового государства:

  1. 5.1. Возникновение и развитие идеи правового государства
  2. § 4.2. Возникновение и развитие теории правового государства
  3. § 3. Политические и правовые идеи патриарха Никона и протопопа Аввакума: политико-правовая идеология церковного раскола
  4. К ИСТОРИИ ЗАРОЖДЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ИДЕИ
  5. Основы правовых конкурентных механизмов стимулирования И РАЗВИТИЯ КОНКУРЕНТНОЙ СРЕДЫ: ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПО ДДЕРЖКИ И РАЗВИТИЯ МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА, ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРОГРАММЫ ДЕМОНОПОЛИЗАЦИИ И РАЗВИТИЯ КОНКУРЕНТНОЙ СРЕДЫ, ПОНЯТИЕ, ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ, ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ АДВОКАТИРОВАНИЯ КОНКУРЕНЦИИ
  6. 4.3. ИДЕИ ОРГАНИЗАЦИИ МЕСТНОГО УПРАВЛЕНИЯ В МОСКОВСКОМ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОМ ГОСУДАРСТВЕ
  7. § 6. Политико-правовые идеи западников и славянофилов
  8. 7. Политико-правовые идеи начала XX в.
  9. 3. Политико-правовые идеи Томаса Пейна.
  10. § 3. Политические и правовые идеи первоначального христианства