<<
>>

ПРОГРАММА ПРОВЕДЕНИЯ КОНКУРСА НА НАИБОЛЕЕ ПРОДУКТИВНЫЙ СОЦИО-КУЛЬТУРНЫЙ СТАНДАРТ РОССИЙСКОЙ СКС (С СЕРЕДИНЫ - КОНЦА XI ВЕКА ДО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVI ВЕКА)

Время программы: формально начало первой социо-культурной программы российской СКС можно датировать 1054 годом. На этот год приходится “развал” Киевской Руси, ее раздел между сыновьями киевского князя Ярослава.
Однако это достаточно формальная дата. Окончательное отделение российской СКС от западных и южных (балканских) славян происходит в конце XI - начале XII веков. В это время появляется “Начальная летопись”; русское православие приобретает черты, драматически отличающие его от польского католицизма и религий остальных социо-культурных сред; Русь распадается на отдельные княжества, и начинается конкурс единых в своей социо-культурной основе православных княжеств и их борьба как с поляками / литовцами, так и с варварско-кочевой средой. Российская СКС прошла в рамках описываемой программы долгий и сложный путь, который завершился окончательной победой московского социо-культурного стандарта, ставшего единственным в российской СКС и сохранившегося на все последующие времена. Остальные социо-культурные стандарты быстро отошли в прошлое. О них сохранилась искаженная, невнятная память; они стали чем-то вроде полулегенд. Образ прошлого начал перерабатываться и формироваться только на основании восприятия московского стандарта. К концу программы вместо аморфной православной Руси во главе с выборным великим киевским князем и разделением территории на большое количество православных княжеств со сложными внутренними отношениями появилось Московское царство (абсолютная монархия), которое быстро уничтожило остатки социо-культурных различий в российской СКС, поставило церковь в жесткую зависимость от царской власти и к середине XVI века сформировало мощное унитарное государство, что и стало итогом всей программы. Социо-культурный конкурс завершился. Задачи программы и ее социо-культурные особенности: Основной задачей программы являлось определение наиболее эффективного стандарта социо-культурного развития российской СКС. Нужно было выработать стандарт, который позволил бы российской СКС выстоять в борьбе с врагами и победить их. Уникальность программы состояла в том, что на протяжении примерно пяти веков шел конкурс различных социо-культурных версий, любая из которых могла стать основой дальнейшего социо-культурного развития российской социо-культурной системы в целом. Период решал фундаментальную проблему и во многом был ориентирован в будущее. Параллельно с проведением социо-культурного конкурса успешно решались сложные текущие задачи по обороне русских территорий от многочисленных врагов. Социо-культурные особенности данной программы состояли в том, что ранее и позднее единая Русь в это время была представлена большим количеством православных княжеств, почти постоянно воевавших между собой, чего не бывало ни до, ни после программы социо-культурного конкурса и что стало основанием для поздней моралистической интерпретации описываемого периода как времени величайшего падения Руси. Русь той поры стала харизматическим примером пагубности разделения и предельной деградации российской СКС.
В реальности же шел чрезвычайно важный социо-культурный процесс, и иных путей определения наиболее эффективного варианта социо-культурного развития не существовало. Правильный выбор был крайне важен для успешного противостояния могучим соседям. Решив столь сложную и важную задачу, программа социо-культурного конкурса навсегда осталась нарицательным образом нестабильности и беспорядка, хотя в реальности это был строго гармоничный и закономерный период развития российской СКС. Важной социо-культурной особенностью программы было и то, что основными для Руси в это время стали контакты с варварско-кочевой средой. При этом характерно военное доминирование кочевников на протяжении длительного времени. История программы дает великое множество примеров пролития крови на Руси. Были и русские победы, но в основном - поражения и порабощение варварами-кочевниками. Причины такого положения ищут в раздробленности Руси, но нам они видятся в другом: основное связано с проведением социо-культурного конкурса в российской СКС, необычайной силой варварско-кочевой среды того периода и, самое главное, спецификой этой социо-культурной среды. Бороться с ней только военным путем не было никакой возможности - и никакого смысла. Варвары были обречены на военную победу и последующую социо-культурную ассимиляцию в рамках российской СКС со всеми своими территориями и населением. Важно то, что настоящая программа завершилась выработкой стандарта, который привел к быстрому поглощению народов и территорий варварско-кочевой среды в рамках последующей программы. Объединение Руси под руководством Москвы и начало поражений варварско-кочевой среды в борьбе с Русью есть процесс единый. И то, и другое - естественные результаты реализации описываемой социо-культурной программы. Контакты российской СКС с южными славянами практически прекратились, а контакты с западными славянами (в лице поляков) приобрели исключительно конфликтный характер. На протяжении этой программы поляки выступали только как агрессоры по отношению к российской СКС. Причины, как уже упоминалось, состояли в том, что западные славяне, став вассалами западной СКС, выполняли роль ее агрессивного буфера, нацеленного на восточное распространение. В этот период восточное распространение западной СКС все еще оставалось актуальной идеей. Позднее оно во многом утратило свое значение, что было связано с началом заморского распространения стран западной СКС. Открытие Америки погубило сухопутное распространение западной СКС на восток. Впервые российская СКС стала контактировать с западной СКС: в XIII веке германские рыцари в лице Тевтонского ордена приблизились к границам российского хоумленда; стали систематическими вооруженные конфликты между западной и российской СКС. Предел восточного продвижения германских рыцарей достиг только границ российского хоумленда и затем не менялся на протяжении веков. Это же продвижение предопределило вектор последующего формирования пояса вассалов российской СКС и переработку прибалтийских территорий. Совершенно естественным для российской СКС стало привлечение народов варварско-кочевой среды для борьбы с западной СКС. Классическим примером является князь Александр Невский, канонизированный русский святой и герой, активно использовавший кочевников в борьбе с немецкими рыцарями. И это - проявление не слабости, но высокого уровня организации российской СКС. Основные враги: Русь имела два типа очень сильных и крайне агрессивных врагов. Первый тип - западная СКС в лице тевтонских рыцарей и поляков-литовцев, ставших вассалами западной СКС. Западные славяне были католиками и откровенными врагами восточных славян. Второй тип - варварско-кочевая среда. Принципиальное отличие между ними заключалось в том, что западная СКС наступала в восточном направлении для превращения восточных славян в своих вассалов и их социо-культурной переработки, а народы варварско-кочевой среды наступали на российскую СКС с запада для того, чтобы завоевать ее и самим ассимилироваться в ней. У варварско-кочевых народов процесс социо-культурной ассимиляции всегда шел через покорение и установление военно-политического доминирования. Таким образом, социо-культурные последствия первого и второго типов наступлений на российскую СКС были совершенно различными. Именно это объясняет то, что западная СКС не продвинулась вглубь российского хоумленда ни на километр, тогда как варварско-кочевая среда дала странный пример многовекового “монголо-татарского ига”, избавление от которого парадоксальным образом привело к поглощению территорий и населения этой среды российской СКС. Борьба социо-культурных сред шла не только на поле брани - военные конфликты представляли собой лишь внешнее проявление более глубоких процессов противостояния СКС, которые протекали, в основном, в области социо-культурной эволюции. Российская СКС, несомненно, выиграла в этой социо-культурной битве, выработав вариант развития, который привел к поглощению ее врагов (в рамках следующей программы варварско-кочевая среда была ассимилирована и стала частью российского хоумленда и российского населения) либо их последующему низведению на уровень вассалов (в рамках имперской программы вассалами российской СКС стали западные славяне). Однако все это было позднее. Данная программа оставила после себя легендарные примеры унижения русских и жестокости ее врагов. Вероятно, многие из этих примеров есть результат создания строго определенного образа прошлого в последующих программах. В частности, такой образ стал формироваться в имперской программе, начиная с конца XVIII века, что являлось уже частью социо-культурных процессов самой имперской программы и вряд ли имело прямое отношение к программе социо-культурного конкурса на Руси. Регион распространения и структура пространства СКС: В этот период регион распространения русских изменился не очень значительно. Новыми стали только территории в северной европейской части современной России, которые были очень слабо заселены и, скорее, служили охотничьими угодьями для новгородцев. Основной смысл программы состоял не в беспредельном наращивании пространств, а в проведении социо-культурного конкурса в границах ранее освоенной русскими территории. Увеличивалась численность населения Руси, и шло его перераспределение по православным княжествам. Заселенность княжеств была существенно различной. Пространство Руси было представлено большим количеством княжеств, достаточно независимых друг от друга и находившихся в существенно различных отношениях с государствами и народами за пределами российского хоумленда. Это касается отношений как с западной СКС и западными славянами, так и с варварско-кочевой средой. Однако политическая раздробленность российского хоумленда была достаточно условной. Программа социо-культурного конкурса создала уникальный “плавильный котел”, который в реальности делал все православные княжества, несмотря на их политические и географические различия, неотъемлемыми частями российского хоумленда. Это достигалось свободой перемещений основной массы русского населения между княжествами. В такой ситуации политическая раздробленность не была подкреплена реальной самостоятельностью княжеств и во многом оставалась условностью. Экономические и социальные особенности: В целом, экономика православных княжеств носила очень замкнутый характер. При сохранении единства Руси в социо-культурном отношении княжества и отдельные территории были достаточно замкнуты, не имея особых оснований для развития товарного хозяйства. Постепенно расширялись территории проживания русских, но рост российского хоумленда также мало способствовал прогрессу экономики, развитию ее товарности. В этот период она, вероятно, менялась очень незначительно и должна была лишь поддерживать население, не более. Увеличение площади российского хоумленда было слабо связано с формированием регионального разделения труда. Исключение составлял новгородский социо-культурный стандарт, частично ориентированный на товарное хозяйство, которое, впрочем, не доминировало даже в Новгороде. Новгород многое продавал и многое был вынужден покупать в силу своего северного расположения. Для социо-культурной версии Новгорода и его территорий были характерны тесные связи с западной СКС (через Ганзейскую Лигу). После того, как новгородский стандарт проиграл московскому, эти связи резко оборвались (в 1494 году), и Новгород остался “рядовым периферийным” русским городом на все последующие времена. Таким, казалось бы, странным манером, который лишал Россию немалой экономической выгоды, решалась важная социо-культурная задача по подавлению новгородского социо-культурного стандарта московским и прекращению не контролируемых Москвой связей с западной СКС. Особым экономическим феноменом описываемой программы была ежегодная дань, выплачиваемая русскими кочевникам. Если воспринимать эту дань как атрибут товарного хозяйства, то далее подобного “международного разделения труда” оно и не развивалось. Феномен дани российской СКС варварско-кочевой среде в рамках этой программы не вполне однозначен. Он не является исключительным символом политического и военного подчинения. Бесспорно, подчинение существовало, но многовековая дань служила также основанием для поддержания прочных связей российской СКС с варварско-кочевой средой, в чем были заинтересованы обе стороны. Программа завершилась поглощением территорий и населения этой среды российской СКС. Дань не следует понимать только как прямое ограбление Руси: позднее за нее были получены территории и население варварско-кочевой среды. Кроме того, дань была реальным условием проведения конкурса. Подъем Москвы являлся важнейшим социо-культурным итогом длительной уплаты дани российской СКС. После того, как стало очевидно, что наиболее продуктивный стандарт развития связан с Москвой, и социо-культурный конкурс утратил смысл, выплата дани прекратилась, а в скором времени, уже в рамках следующей программы, и сами бывшие доминанты были поглощены российской СКС. Население Руси делилось на две основные социальные группы, которые взаимно конкурировали и совместно трудились над определением наиболее разумного пути социо-культурного развития российской СКС. Первую группу составляли князья и княжеская знать, привязанные к своим владениям и, вероятно, часто воевавшие друг с другом за пограничные территории. Однако пограничные конфликты и частые междоусобные войны мало влияли на стабильность позиций знати: это была имущая часть населения, которой было что терять, но все богатство которой оставалось только внутри своего княжества. Вторая группа была представлена крестьянами, малоимущей и отчасти самодостаточной частью населения, кормившей и себя, и князей с их дружинами. Они могли свободно передвигаться по территории Руси на основании собственной воли - и делали это. Крестьянин вступал в договор с определенным князем и некоторое время работал на его территории. Если его что-то не устраивало, он мог свободно перемещаться по всей Руси. Свобода перемещений стала ограничиваться только после того, как выяснилось, что победителем в конкурсе становится московский стандарт. Каждая группа населения занимала строго определенное место в социальной структуре и выполняла строго определенные функции в социо-культурном конкурсе. Столь парадоксальная структура со стабильными имущими слоями и нестабильной, свободно перемещающейся по территории российской СКС большей частью населения - итог программы, проводившей социо-культурный конкурс. Русские крестьяне стали “избирателями”, голосовавшими ногами, а это - самый правдивый способ голосования. Подобная социальная структура максимально способствовала социо-культурному конкурсу и при этом переваривала в реальном “плавильном котле” все население, которое утрачивало региональную социо-культурную специфику и становилось просто русским. Гарантией единства православных славян (русских) в этот период были их уникальная религия и окруженность многочисленными врагами: отрыв от своих единоверцев вел только к смерти или рабству. Значение программы: Данная программа стала уникальной, что во многом и сделало ее жертвой собственной СКС. В рамках программы была проделана работа по отбору наиболее эффективного социо-культурного стандарта, что имело громадное значение для последующего развития российской СКС. Победителем исторического конкурса стал московский стандарт, который оказался наиболее эффективным в контактах с варварско-кочевой средой и позволил создать могучее государство, способное бороться с любыми врагами. На основании этого стандарта обновленная православная Русь объединилась в рамках мощного централизованного государства с абсолютной монархией, после чего российская СКС смогла выйти на новый уровень в постановке и решении социо-культурных задач. Итогом этого стали последующая быстрая историческая победа над страшными соседями в лице варварско- кочевой среды и расширение своего хоумленда. Все последующее развитие российской СКС основывается на выборе московского социо-культурного стандарта как единственного и наиболее эффективного для российской СКС. Исключительно важно, что конкурс на определение лучшего социо-культурного стандарта, который стал затем абсолютным доминантом, был проведен при сохранении единства СКС, что заложило основу для полного исключения политического сепаратизма в пределах российского хоумленда в последующие времена: можно было расширять территорию российского хоумленда в восточном направлении и не опасаться при этом возникновения на ней новых российских или иных государств. Московский социо-культурный стандарт, который остался единственным в российской СКС, категорически исключал такие варианты. Сколь угодно большое расширение российского хоумленда означало только полную унификацию новых его территорий в социо-культурном отношении. В рамках программы проявилось драматическое отличие российской СКС от западной СКС. Проявились и существенные отличия российской СКС от славян буферной зоны, которые не пошли по пути социо-культурной эволюции, а замерли в этом отношении, проводя политику ситуативного и потому крайне ненадежного вассального подчинения соседних территорий. Последующая социо-культурная эволюция российской СКС и ее отличия от остальных СКС во многом определились во время социо-культурного конкурса. В российской СКС данной программы делались очень долговременные инвестиции. Прежде всего это была инвестиция в процесс определения наиболее эффективного социо-культурного стандарта. Затем, на данной основе, - в процесс формирования беспрецедентно большого хоумленда, причем без ориентации на скорое получение прибыли из него. Масштаб времени измерялся веками и определялся временем СКС (столетиями), а не временем враждующих между собой государств, как это было в западной СКС. В целом, данная программа была очень тяжким временем по той причине, что российская СКС вынуждена была занимать оборонительные позиции. Она оставалась в рамках своего хоумленда и распространялась только на неосвоенные территории в северном и северо-восточном направлениях. Распространения на территории врагов-соседей не было - оно началось только после завершения социо-культурного конкурса. История описываемой программы серьезно фальсифицирована и представляется как время наибольшего унижения Руси. Характеристика данного периода обычно крайне негативная. Суть столь резко отрицательной оценки состоит в том, чтобы представить московский социо-культурный стандарт как вечный, абсолютный, изначальный. Впервые такой взгляд сложился в конце XVIII века, когда произошло первое идеологическое столкновение российской и западной СКС, итогами которого стали появление российской исторической науки и формирование строго определенных образов прошлого, отвечающих потребностям борьбы с другими СКС. Этот взгляд во многом сохранялся и в течение последующих программ. Социо-культурный конкурс XI - XVI веков стал классическим примером пагубности политического разделения Руси - и даже этим имел большое социо-культурное значение. Недостатки и слабости периода, ставшие основанием для перехода к новой программе: программа социо-культурного конкурса во многом носила предварительный характер: нужно было найти наиболее эффективный социо-культурный стандарт, которому следовало доказать свою жизнеспособность и укрепиться на территории православной Руси, то есть во всей российской СКС. Реализация потенциальных возможностей победившего стандарта была уже делом последующих программ. Ориентация новой программы на формирование предельно большого российского хоумленда и стала основной причиной ее становления: включение территорий и населения варварско-кочевой среды в российский хоумленд было гораздо более важной задачей, нежели борьба с западными славянами и представителями западной СКС (в лице прибалтийских немцев и шведов) за незначительные изменения западных границ России. Социо-культурный последователь - программа, базирующаяся на московском стандарте и ориентированная на формирование предельно большого российского хоумленда за счет включения в него территорий и населения варварско-кочевой среды, а также предельного экстенсивного распространения русских по суше в восточном направлении на малоосвоенные территории Сибири и Дальнего Востока. Новая программа российской СКС стала беспрецедентной как для славянского мира, так и, вероятно, для эволюции остальных СКС: другие примеры столь стремительного расширения хоумленда СКС на неосвоенные территории не известны. Несомненно, это было итогом удачно проведенного социо-культурного конкурса. Найденная наиболее оптимальная форма организации российской СКС поставила ее на порядок выше существовавших соседей и позволила решать удивительно сложные задачи по формированию и переработке своего пространства и населения.
<< | >>
Источник: Д.В. Николаенко, Т.В. Николаенко. РОССИЙСКОЕ ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ: ПРОГРАММЫ СОЦИО-КУЛЬТУРНОГО РАЗВИТИЯ. 2000
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме ПРОГРАММА ПРОВЕДЕНИЯ КОНКУРСА НА НАИБОЛЕЕ ПРОДУКТИВНЫЙ СОЦИО-КУЛЬТУРНЫЙ СТАНДАРТ РОССИЙСКОЙ СКС (С СЕРЕДИНЫ - КОНЦА XI ВЕКА ДО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVI ВЕКА):

  1. ПРОГРАММА ФОРМИРОВАНИЯ ЕДИНОГО РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА С ПРЕДЕЛЬНО БОЛЬШИМ ХОУМЛЕНДОМ НА ОСНОВАНИИ МОСКОВСКОГО СОЦИО-КУЛЬТУРНОГО СТАНДАРТА (С СЕРЕДИНЫ XVI ВЕКА ДО КОНЦА XVII ВЕКА)
  2. ПЕРИОД ОПРЕДЕЛЕНИЯ СОЦИО-КУЛЬТУРНЫХ РАЗЛИЧИЙ В СЛАВЯНСКОМ МИРЕ. НАЧАЛО ФОРМИРОВАНИЯ ТЕРРИТОРИИ И НАСЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ СКС (С НАЧАЛА IX ВЕКА ДО СЕРЕДИНЫ - КОНЦА XI ВЕКА)
  3. НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА РОССИЙСКОЙ СОЦИО-КУЛЬТУРНОЙ СИСТЕМЫ (С КОНЦА XX ВЕКА ДО ОБОЗРИМОГО БУДУЩЕГО)
  4. ИМПЕРСКАЯ ПРОГРАММА РОССИЙСКОЙ СОЦИО-КУЛЬТУРНОЙ СИСТЕМЫ (С НАЧАЛА XVIII ВЕКА ДО 1917 ГОДА)
  5. 1.1. Сфера питания первой половины XX века Типы российских ресторанов в начале XX века
  6. ДОКУМЕНТ 2 ВЫБОР СЕРЕДИНЫ XVI ВЕКА
  7. Процесс распада общего культурного пространства -фактор роста конфликтности в российско-украинских отношениях и украинском обществе конца XX - начала XXI века
  8. НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД СУЩЕСТВОВАНИЯ СЛАВЯНСКОГО МИРА С НЕРАЗВИТЫМИ СОЦИО-КУЛЬТУРНЫМИ РАЗЛИЧИЯМИ (С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО НАЧАЛА IX ВЕКА)
  9. Демографический кризис второй половины ХХ века
  10. Глава II МЕЖДУНАРОДНЫЕ СВЯЗИ РОССИИ В 70-е ГОДЫ XV — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVI ВЕКА
  11. Омоложение брачности во второй половине ХХ века