<<
>>

ПРОГРАММА ФОРМИРОВАНИЯ ЕДИНОГО РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА С ПРЕДЕЛЬНО БОЛЬШИМ ХОУМЛЕНДОМ НА ОСНОВАНИИ МОСКОВСКОГО СОЦИО-КУЛЬТУРНОГО СТАНДАРТА (С СЕРЕДИНЫ XVI ВЕКА ДО КОНЦА XVII ВЕКА)

Время программы: отсчет времени программы можно условно вести с середины XVI века, то есть начала правления Ивана IV не как младенца на московском троне, но как царя, проводящего принципиальные социо-культурные реформы.
Иван IV продолжил традиции московских князей и внес в них много принципиально нового. Он завершил программу социо-культурного конкурса и начал программу расширения российского хоумленда. К середине XVI века социо-культурный конкурс на Руси был завершен. Московский стандарт окончательно победил новгородский, остававшийся последним и наиболее устойчивым его конкурентом в православной Руси. Можно было приступать к реализации потенциальных возможностей московского стандарта. От раздробленной на отдельные княжества Руси начался переход к единой Руси в совершенно новых границах и - самое главное - с социо-культурной основой, выработанной на основании длительного конкурса. Программа успешно работала до второй половины - конца XVII века. К 1649 году русскими был достигнут восточный предел распространения: они вышли на берега Тихого океана - далее на восток идти было некуда. Нужно было плыть, но заморские территории русских не интересовали. Еще около 20 лет продолжалось интенсивное пионерное распространение во всех возможных направлениях по новым территориям. Как только выяснилось, что достигнуты реальные физико-географические и социальные (на юге) пределы распространения, у программы сразу появились проблемы и начался поиск новых форм. Основатель программы: Начиная с описываемого времени, у российских социо-культурных программ были основатели, то есть личности, которые стояли у истоков новых программ и идеи которых оказали самое серьезное влияние на становление этих программ. Пионером стал Иван IV (Грозный). Он в значительной степени опирался на деяния своих предшественников и последовательно завершил программу социо-культурного конкурса. Иван IV также сделал удивительно много для определения программы единого российского государства (абсолютной наследственной монархии) со столицей в Москве и предельным расширением российского хоумленда. Военные, административные и прочие реформы царя Ивана оставались актуальными на всем протяжении программы вплоть до второй половины XVII века, времени начала ее кризиса. Начиная с Ивана IV, пионеров российских социо-культурных программ принято считать сумасшедшими либо злодеями... Задачи программы и ее социо-культурные особенности: В рамках программы решались три взаимосвязанные задачи и, соответственно, выделяются три этапа их решения. * Первые задача и этап - окончательное формирование единого российского государства с центром в Москве и уравниванием всего российского населения перед царем, абсолютным монархом. Иван IV стал первым государем всея Руси. Существовавшие до того на Руси региональные социо-культурные различия (наследство социо-культурного конкурса православных княжеств) были быстро и драматически уничтожены, после чего было сформировано однородное социо-культурное пространство российского хоумленда. Удельные региональные различия исчезли. * Вторая задача - установление абсолютного доминирования государственной (царской) собственности на землю в российской СКС. Опричнина уничтожила частную собственность на землю, чем создала предпосылки для сколь угодно пространного сухопутного расширения российского хоумленда.
Никто из русских, даже очень знатных и могущественных, не мог законно претендовать на владение землями, хотя бы и удаленными от Москвы на любые расстояния, - всем владел московский царь. Все земли, простирающиеся на восток и не контролируемые другими государствами, стали “естественными” владениями московского царя и, следовательно, российским хоумлендом. Теперь они предназначались для “добровольного” включения в российский хоумленд, и для закрепления их за собой российская СКС готова была переселить туда необходимое количество русских людей. * Третьи задача и этап - практическая реализация потенциала по формированию предельно большого хоумленда в восточном направлении. Расширение хоумленда началось при Иване IV, даровавшем особые права семье предпринимателей Строгановых, что стало первым шагом по распространению российского хоумленда на малоосвоенные земли и территории варварско-кочевой среды. Расширение завершилось более ста лет спустя, и с ним - данная программа, поскольку систематическое освоение хоумленда не входило в ее цели: ей следовало только определить рубежи нового хоумленда, а задача освоения его осталась на все последующие программы, на сотни лет вперед. Постановка и решение этих задач было естественным продолжением и завершением программы социо-культурного конкурса, который велся с XI века. Сформировавшееся единое централизованное государство просто и естественно восприняло политику, ориентированную на стремительное расширение российского хоумленда. В него вошли все территории и население, принадлежавшие варварско-кочевой социо-культурной среде, а также малоосвоенные территории в лесной зоне со слаборазвитым в социальном отношении населением. В рамках данной программы произошло поглощение (ассимиляция) варварско-кочевой социо-культурной среды - обычная для нее история. Эта среда в равной мере и примерно при аналогичных обстоятельствах ассимилировалась в мусульманской и китайской социо-культурных системах. Перед программой стояли исключительно сложные задачи, и наиболее сложным было не столько поглощение варварско-кочевой среды с ее территориями и населением, сколько то, чтобы заставить значимую часть русского населения покинуть традиционный хоумленд и отправиться в неведомые земли с тяжкими природными условиями и массой неизвестного. Эту задачу можно было решить на уровне государства: снаряжать экспедиции и отправлять их на закрепление земель. Такой путь был бы очень дорогостоящим, крайне сложным и ненадежным. Задачу можно было решить также посредством спонтанного сдвига русских на новые территории. Первый и второй пути можно и нужно было сочетать, что и было сделано. Программа расширения российского хоумленда была удивительно беспокойной. После могучего царя Ивана правили цари, крайне слабые, - полоумный Федор, не вполне признаваемый за царя Борис. Смертность среди претендентов на московский престол стремительно возросла. Государство прошло через удивительный период, когда отсутствовали законные цари, зато появилось аномальное количество самозванцев. Наступило время, когда Москвой владели поляки, ни до, ни после не добивавшиеся столь неожиданного и странного успеха. Этот период называют смутным временем, но с социо-культурной точки зрения он не был таковым: политическая и государственная дестабилизация призвана была выталкивать население в новые районы пионерного русского освоения. Далее Русь получила марионеточного царя Михаила Романова и слишком покладистого царя Алексея Михайловича. Подоспело и время для удивительно дестабилизирующих реформ Никона, когда православная церковь в первый и последний раз за всю историю российской СКС взяла на себя инициативу социо-культурных перемен. Все эти волнения имели только один, но крайне важный социо-культурный смысл: для того, чтобы вытолкнуть русское население на новые территории и заставить его закрепиться там, нужно было спровоцировать “конец света” в традиционном хоумленде - иного пути освоения радикально расширенного хоумленда не существовало. Именно поэтому российское государство столь драматически ослабло. Именно поэтому православная церковь начала проводить слишком странные и категорические реформы, расколовшие русское общества на враждующие части. На Руси не стало ни бога, ни царя - для истинно верующего православного русского человека наступил “конец света”. От “конца света” люди стараются убежать, а бежать можно было только в восточном направлении. Итогом стали заселение русскими для постоянного проживания новых неведомых земель и ассимиляция ими народов варварско-кочевой среды на этих территориях. В новые районы российского хоумленда отправлялись русские радикалы, намеренные отстаивать чистоту православия и сражаться как с природой, так и со ставшим преступным государством. Готовые противостоять суровым природным условиям восточных регионов, они ни у кого не просили помощи. Старообрядцы были своего рода элитой российской СКС, и именно поэтому их стали изгонять из традиционного российского хоумленда: им предстояло вложить все свои силы в сотворение нового российского хоумленда. Апокалиптическое переселение русских из традиционного хоумленда замечательно гармонично сочеталось с государственным контролем новых территорий. Там основывались новые города - форпосты российского государства. Была создана блестящая система ротации государственных кадров на новых землях, напрочь исключавшая политический сепаратизм и отрыв их от Москвы, что достигалось за счет местничества, разрядных книг, которые регулировали государственные назначения в российской СКС этой программы. Гарантией лояльности воеводы московскому царю была не только краткость его пребывания в удаленном районе, но и его происхождение из боярского сословия, так что выступление одного из членов боярского рода против царя грозило тяжкими последствиями для всего рода: боярский род выступал первым гарантом лояльности всех его членов московскому царю. Подчинение всей территории Руси только Москве и непосредственно царю делало сколь угодно дальнее расширение российского хоумленда политически безопасным. Важно осознать, что в рамках программы расширения хоумленда “конец света” был полностью контролируемым, но контролировался он не государством, а российской СКС. Сама суть государства полностью определялась СКС. За время программы русские не потеряли старых своих земель и приобрели громадные новые территории. В положенное время появился новый сильный московский царь, ставший первым русским императором и заложивший основы новой программы. Новый царь-реформатор был, естественно, воспринят как антихрист. Основные враги: враги Руси остались прежними, но отношения с ними существенно изменились. Прямые конфликты с западной СКС в лице Тевтонского ордена продолжались, но перестали носить самостоятельный характер. Тевтонский орден деградировал и фактически оставил вакантным прибалтийский регион. Там по инерции держалась власть ордена, но на реальный контроль региона стали претендовать несколько государств, и прежде всего - Польша и Швеция. Россия также вступила в борьбу за Прибалтику, но ее действия ограничивались дестабилизацией положения. В рамках данной программы задача стабильного включения прибалтийских территорий в российскую СКС не стояла - нужно было лишь не дать закрепиться на них ни Швеции, ни Польше. Такую политику начал проводить Иван IV своей бесконечной и очень странной Северной войной. Хотя до конца программы Прибалтика контролировалась, в основном, Швецией и частично Польшей, контроль был в высшей степени слабым. Он быстро и бесповоротно исчез в самом начале следующей, имперской программы российской СКС. Постоянным и сильным врагом российской СКС была Польша: в этот период она приносила наибольшее количество неприятностей. Основной задачей России в контактах с Польшей было сдерживание западной российской границы. Тем не менее, Польша добилась наиболее дальнего восточного распространения за все время контактов западных и восточных славян. Под польско-литовским контролем находилась практически вся территория Украины (в границах того времени) и Белоруссии. Польское продвижение было настолько успешным, что однажды им даже удалось захватить Москву. Эпизод был кратковременным и закончился для поляков трагически, но он имел место. Глубокое восточное проникновение Польши носило исключительно слабый ситуативный характер, в чем проявились критические различия социо-культурных стандартов Польши и России: в российской СКС шли драматические социо-культурные преобразования новых территорий, а в рамках польско-литовской империи - борьба за ненадежный ситуативный контроль территорий, который держался лишь на ловком использовании неблагоприятной для российской СКС ситуации. Важно, что такое поведение соседней Польши как раз и было выгодно российской СКС: она генерировала временный “конец света” в своем традиционном хоумленде и в том числе использовала для этого поляков. В скором будущем Польша стала анахронизмом по сравнению с Русью, которая неожиданно превратилась в могучую Российскую империю с громадными территорией и населением и сама начала делить Польшу по собственному усмотрению, а затем включила ее в число своих зависимых территорий. Постоянным и сильным врагом российской СКС было Крымское ханство, вассал Османской империи, из-за чего южная граница российской СКС описываемой программы оказалась в высшей степени беспокойной. Благодаря покровительству Османской империи Крымское ханство продлило свое существование до конца XVIII века. В отличие от него, Казанское и Астраханское ханства были покорены российской СКС. Они не имели прямых внешних покровителей и стали теми частями варварско-кочевой СКС, которые включились в российский хоумленд. Попытки Османской империи удержать казанских и астраханских татар в вассальной зависимости оказались безрезультатными. В строгом соответствии со своим социо-культурным стандартом, Крымское ханство проводило примитивную, но зачастую эффективную разбойничью тактику и при случае причиняло российской СКС массу хлопот. Основной формой борьбы против крымских татар, доминировавшей на протяжении всей программы, стало развитие казачества на южной границе российской СКС. Наиболее существенным было не столько военное покорение беспокойных крымских татар, этой реликтовой формы варварско-кочевой среды, сохранившейся только в силу своего географического положения, сколько сдерживание южной границы и заселение приграничных территорий казаками, что гарантировало будущее включение данных территорий в российскую СКС. В целом же, варварско-кочевая среда перестала быть реальным врагом российской СКС. Исключение составляло, как уже говорилось, только Крымское ханство. После многовекового военного и политического доминирования эта социо-культурная среда быстро и неожиданно превратилась в группу примитивных в социальном отношении людей, которые ни в коей мере не могли противостоять российской СКС. Покорение и присоединение Казанского и Астраханского ханств к российской СКС в самом начале программы стало первым шагом в стремительном расширении российского хоумленда и включении в него остальных народов варварско-кочевой среды, обитавших в северной части степной и лесной зонах вплоть до Тихого океана. Поскольку основной задачей российской СКС этой программы было предельное расширение российского хоумленда в сторону варварско-кочевой среды, то есть на восток, на западной и южной границе проводилась, в основном, оборонительная и дестабилизирующая стратегия. Швеция, Польша и Крымское ханство были разгромлены и преобразованы в рамках следующей, имперской программы. Пики программы: в своем развитии программа прошла несколько пиков. * Первый - это создание единого российского государства. В 1547 году Иван IV стал “Государем всея Руси”, что явилось принципиальной новинкой, завершившей длительный социо-культурный конкурс: все, что было связано с московским социо-культурным стандартом, стало русским; все остальное, так или иначе связанное с западными и восточными славянами, стало украинским или польско-литовским. Славянский мир сделал еще один шаг в социо-культурном разделении. В итоге социо-культурного конкурса российская СКС обрела свой абсолютный стандарт и оказалась готовой к расширению пространств контроля на принципиально новой основе. Это касалось как расширения своего хоумленда, так и формирования естественно зависимых вассалов, в том числе из числа славян иных социо-культурных типов. * Второй пик - уничтожение частной собственности на землю и связанные с этим государственные и социальные преобразования. Вся земля в российской СКС стала царской (государственной). Все население российской СКС стало слугами царя - не рабами, а именно слугами; царь же являлся первым слугой своей СКС. Столь драматические перемены произошли во время опричнины: боярские частные земельные владения перешли к государству (царю); был порожден социальный слой государевых слуг (дворян), получавших все материальные блага только от государства и только за службу ему; боярство как социальный слой сохранилось, но, лишившись частной собственности на землю, было радикально реформировано. * Третий пик - расширение российского хоумленда, что, собственно, и являлось основной задачей программы. Этот пик пришелся на середину XVII века, когда русские вышли на берега Тихого океана и предельно далеко распространились по югу Сибири и Дальнего Востока. Они стали постоянно жить на новых землях, в короткое время создав сеть городов, позволившую закрепить новые территории за русским хоумлендом. Особенно тщательно определялась южная граница нового русского хоумленда. После того, как были достигнуты возможные пределы восточного и южного азиатского распространения и новые территории определились как российский хоумленд, программа вошла в полосу кризиса. Структура пространства российской СКС и территориальные изменения: программа стартовала с традиционного хоумленда Руси, освоенного в достаточно давние времена и где в результате социо-культурного конкурса определился единственный доминант - московский социо-культурный стандарт. Границы на большей части территории традиционного хоумленда не носили линейного характера, то есть не были однозначно определены. Исключение составляла лишь четкая граница с западной СКС и ее вассалами (поляками). Южные и восточные границы российской СКС имели очень размытый характер, чему способствовало и интенсивное развитие казачества, распространявшегося в различных направлениях и становившегося буфером между российским хоумлендом и соседними социо-культурными средами. Основные изменения территории российской СКС шли в двух направлениях, и в первую очередь - в восточном. После покорения Казанского и Астраханского ханств реальных внешних военных, политических, государственных преград в расширении российского хоумленда более не стало. К середине XVII века русские вышли на берега Тихого океана, закрепив за собой новые территории. По мере восточного продвижения создавались города: Тюмень (1586), Тара (1594), Томск (1604), Енисейск (1619), Братск (1631), Баргузин (1648), Иркутск (1652), Нерчинск (1659), Албазин (1665), Удский (1679). Продвижение началось с Урала и закончилось на Дальнем Востоке. Второе направление территориальных изменений - это формирование казачества на юге традиционного российского хоумленда. Казаки занимали достаточно независимую и часто антигосударственную (разбойничью) позицию, но они были русскими людьми и также работали на расширение российского хоумленда. Казаки стали буфером с варварско-кочевой социо-культурной средой на юге и сыграли громадную роль в борьбе с ней. Естественным результатом сдвига на восток и казацкого расширения российской территории на юге, потребовавших колоссальных сил и средств и, самое главное, строго определенно организованной социо-культурной программы, стало осложнение в борьбе с врагами на западе. Началась длительная эпопея сложных отношений с польско-литовскими славянами и шведами. В описываемый период успехи России в борьбе с ними были невелики, но и поражения не вполне существенны. В целом, российское государство только сдерживало агрессивных западных соседей, а само решало основную задачу по формированию хоумленда на востоке. Главным на западе было удержание существующей границы и недопущение закрепления Польши или Швеции в непосредственной близости от нее. В силу специфики программы, связанной с драматическим территориальным расширением российской СКС, ее пространство стало включать существенно различные в социо-культурном отношении территории. Выделяются следующие типы социо-культурного пространства: 1. Достаточно хорошо освоенный, с большим количеством городов традиционный российский хоумленд, где проживала основная часть русского населения. На эти территории никто кроме русских всерьез не претендовал. 2. Восточные территории нового российского хоумленда, которые вошли в него в ходе данной программы. По площади они намного превосходили традиционный хоумленд и были чрезвычайно слабо заселены, но в это время задача состояла только в закреплении их за российской СКС. Восточные территории осваивались, в основном, беглыми русскими крестьянами и первопроходцами, затем закреплялись московскими властями. Там создавались новые города и устанавливалась русская администрация. Новые земли изначально контролировались российским государством. Эти территории варварско-кочевой среды никого кроме российской СКС не интересовали - ни одна из стабильных социо-культурных сред в данный период на них не претендовала. 3. Казацкие районы на юге, которые стали осваиваться православными славянами - в значительной степени, русскими крестьянами, бежавшими из традиционного хоумленда, - вне государственного российского контроля и часто вопреки ему. Казаки являлись буферной зоной с Крымским ханством, а кроме того - средством борьбы с Польшей за контроль Украины. Южные территории оспаривались (а) западными славянами, вассалами западной СКС, (б) российской СКС в лице казаков и Московского государства и (в) варварско-кочевой средой в лице Крымского ханства. Вопрос об их четком социо-культурном определении переносился российской СКС на будущее, в настоящее время решалась только задача первоначального закрепления. 4. Территории к западу от русских границ того времени, которые находились под контролем Польши и на которых проживало достаточно многочисленное православное население (значительная часть Украины и Белоруссия). Западные славяне-католики (поляки) были высшим сословием, существенно отличавшимся от остального населения. Высший слой формировался по национальному и религиозному признакам. Для него эта территория была чем-то вроде колонии, вассальной области. Спор за Украину и Белоруссию велся между российской СКС и поляками. В целом, для описываемой программы характерно несовпадение государственных границ России и ареала проживания русского населения. Переработка различных социо-культурных типов пространства и систематическое освоение российского хоумленда являлись во многом делом будущего (в значительной степени это осуществилось в рамках имперской и коммунистической программ). В описываемой же программе основным было первоначальное русское распространение в новые регионы и закрепление их за российской СКС. Социо-культурные, экономические и социальные особенности программы: начало программы ознаменовалось уничтожением частной собственности бояр на землю и установлением полного контроля государства над уже существующими и будущими территориями российской СКС. Направленная на это последовательная реформа (опричнина) была проведена во всех княжествах, включая Московское. Реформа явилась принципиальной социо-культурной новацией, не имевшей аналогов в иных СКС и обусловившей возможность расширения российского хоумленда. Практически всё, за исключением незначительной личной собственности, стало принадлежать государству. Московский царь был в той же степени слугой государства, как и все остальные. Подобная форма подчинения государству оказалась идеальной для расширения хоумленда. Важнейшее значение имело закрепление крестьян на земле, постепенное формирование крепостного права. Крестьянская вольница удельного периода, когда велся социо-культурный конкурс, закончилась: она более не имела никакого смысла. Выбор был сделан в пользу московского стандарта, который стал абсолютным, и крестьянам следовало обрести стабильные места проживания. Это не означает, что все проводили жизнь там, где родились - массовые перемещения остались. Но это означает, что на новые территории теперь перемещались без надежды на возвращение. Перемещения стали не столько поисками более спокойного и богатого житья, сколько бегством от ужасов, генерируемых государством. Программа в изобилии производила поводы для бегства ради спасения своей жизни, и путь лежал только в новые районы. Это давало новому русскому хоумленду стабильное русское население, которое, скрываясь от государства, начинало его осваивать. По мере продвижения государства во вновь освоенные регионы, беглецы уходили еще дальше и осваивали другие территории. Итогом стало превращение громадных просторов, только недавно открытых русскими, в российский хоумленд. Тем, кто оставался в старом хоумленде, следовало быть стабильными и послушными, что было важно с экономической и социальной точек зрения: на этих территориях люди бунтовали только в периоды социо-культурной нестабильности. В отличие от крестьян, которые перемещались во многом вопреки государству, значительную динамичность приобрели бояре и дворяне, которые перемещались в силу государственной необходимости и по государственному приказу. Они выполняли должности воевод и других чиновников и были включены в беспрецедентную ротацию руководящих кадров по всей территории российской СКС, занимая государственные должности очень короткое время (год - два) и никогда не оставаясь в одном районе российского хоумленда. Смысл этой ротации состоял в формировании единого, однородного в социо-культурном плане пространства российского хоумленда и недопущении политического сепаратизма. В целом, можно сказать, что государство лишило российских людей частной собственности и направило их усилия на расширение и освоение российской территории. Высшее сословие (бояре и дворяне) занималось этим по повелению государства; непокорные представители низшего сословия (крестьяне) - вопреки повелениям государства. Однако все они были русскими людьми, делавшими одну работу по расширению и формированию российского хоумленда в новых границах. Развитие экономики по-прежнему не носило самодостаточного характера, и уж ни в коей мере она не была ориентирована на процветание населения: не стояло проблемы повышения жизненного уровня, как не стояло и проблемы предельно эффективного развития товарного хозяйства. Экономика была жестко подчинена решению основной задачи, формированию нового российского хоумленда. Для этого она должна была приобрести отчасти катастрофический характер: нужно было выталкивать русских людей за пределы традиционного хоумленда, что успешно делалось. Никто не отметит экономического процветания в описываемый период, но никто не может сказать, что экономика не поддерживала государство на уровне, достаточном для самообороны и распространения. Важной особенностью программы является создание большого количества городов. Их число росло, хотя количественно в них проживала очень незначительная часть населения СКС. Особенно большое число городов было создано в новых районах. Они выполняли, в основном, военные и административные функции: нужно было закрепить новые территории за российской СКС в качестве ее хоумленда - экономические задачи оставались второстепенными. Значение программы: программа имела колоссальное значение для российской СКС. Наиболее важно следующее: 1. Это - первый пример полностью реализованной социо-культурной программы в российской СКС. Способность генерировать социо-культурные программы, направленные на решение строго определенных социо-культурных задач, стала драматическим отличием российской СКС от остальных славян и других СКС. 2. В ходе программы был сформирован предельно большой российский хоумленд, который остался на все последующие времена и в дальнейшем только незначительно увеличивался. Формирование нового хоумленда являлось инвестицией в будущее. Никакой экономической выгоды от его приобретения в рамках данной программы не было - только бесконечные траты, ориентированные на историческую перспективу. 3. Российская СКС ассимилировала значительную часть варварско-кочевой социо-культурной среды - основного врага Руси на протяжении нескольких предшествующих столетий. В российскую СКС вошли варварско-кочевые территории и население, находившиеся в непосредственном контакте с российской СКС, вся малоосвоенная лесная азиатская зона и северная часть азиатских степей, которая также была хоумлендом варварско-кочевой среды на протяжении веков. Эти территории и их нерусское население стали частями российского хоумленда и российского населения, явив собой пример не только военной, но и социо-культурной победы над врагами. Процесс не был уникальным: аналогичная ассимиляция варварско-кочевой среды произошла в мусульманской и китайской СКС, которые растворили в себе другие, непосредственно примыкающие к ним, территории и население варварско-кочевой социо-культурной среды. 4. Российская СКС удержала свои прежние западные и южные границы, что было очень непросто сделать, так как громадные силы и средства тратились на иные социо-культурные задачи. Под временный контроль поляков и шведов попала незначительная часть русской территории, которая была возвращена под российский контроль и переработана в социо-культурном отношении в рамках последующих программ. 5. Исключительно важно и то, что российская СКС данной программы никому не дала закрепиться в буферной зоне между российской и западной СКС (районы Прибалтики, Белоруссии и Украины). Для реализации этой задачи проводилась различная тактика, в том числе периодическая дестабилизация положения, что особенно ярко проявилось в Прибалтике. В рамках следующих программ эти территории вошли в состав российской СКС и были преобразованы. Недостатки и слабости программы, ее кризис и поиск альтернатив: Программа сделала феноменально много для российской СКС, но при этом имела и вполне очевидные слабости, ограниченность. 1. Расширив российский хоумленд на громадные новые территории, программа не вполне ориентировалась на их освоение. И дело не только в уровне материально-технической развитости, но в том, что большинство институтов программы работало, в основном, на продвижение на новые территории и закрепление их за российской СКС - не более. 2. Программа не была ориентирована на эффективную борьбу с западными и южными соседями российской СКС, которые постоянно беспокоили ее, - это требовало совершенно иной организации социо-культурной программы. Поглощение варварско-кочевой социо-культурной среды с ее территориями и населением (в восточном направлении) и изменение западной и южной границ являлись совершенно различными задачами. В рамках следующей, имперской программы были устранены оба недостатка программы расширения российского хоумленда и сделан очередной шаг в эволюции российской СКС. Основной задачей программы было расширение российского хоумленда в восточном направлении и поглощение территорий и населения варварско-кочевой социо-культурной среды, что и было завершено к 1650 - 1660-м годам. Этим временем можно датировать кризис программы. Как только поставленные задачи были решены, начались попытки западного и южного расширения, что явно выходило за пределы возможностей программы. Сразу выяснилось, что государственные, социальные и военные институты, заложенные во времена Ивана IV, стали не эффективны. Настало очередное смутное время, длившееся до вступления на престол Петра I и на протяжении первых лет его правления. Попытки реформы программы и поиск альтернатив велись только высшими слоями российского общества. Реформы проводились в период правления царя Алексея Михайловича, но принципиальные изменения в программу не были внесены: ограничились лишь частными прозападными новшествами. Наиболее известная и странная попытка определения альтернативы - церковные реформы Никона. Вероятно, его реформы церкви вызвали столь мощный резонанс в обществе только по той причине, что были ориентированы именно на формирование новой социо-культурной программы. Проблема состояла не в частных новациях богослужения: реформы Никона имели строго определенные социо-культурные смысл и значение. Естественным спутником смутного времени, завершавшего программу, были мощные народные выступления против властей. Начиная с 1648 года в российской СКС усилилось народное беспокойство, имели место бунты и возмущения во многих городах и местностях Руси, в основном, в пределах традиционного хоумленда. Пиком стало восстание 1670-1671 гг. под руководством Степана Разина, возникшее в казацких районах и охватившее значительные территории государства. Базисные причины этого мощного народного выступления состояли в кризисе текущей социо-культурной программы, которая потеряла моральное право на существование. Социо-культурная нестабильность породила мощные народные антигосударственные выступления. Радикальную альтернативу данной программе предложил Петр I; он же сделал первые, самые сложные и важные шаги по ее реализации. Многие проблемы, порожденные смутным временем программы расширения российского хоумленда, были сняты после того, как утвердилась имперская программа. Некоторые явления были усилены имперской программой и использованы ею в своих целях. К примеру, церковный раскол стал основанием для переселения старообрядцев в новые районы российского хоумленда, которые таким образом впервые получили значимое количество русских семей, а не только мужчин-беглецов. По этой причине сложные отношения старообрядцев и властей сохранялись на протяжении всей имперской программы и были разом уничтожены только в коммунистической программе. Программа - последователь: имперская программа, решавшая принципиально новые социо-культурные задачи по систематическому освоению всего (нового и старого) российского хоумленда и расширению пространства контроля российской СКС до границ хоумлендов соседних СКС. Имперская программа ориентировалась не только на формирование российского хоумленда, который был еще более увеличен в размерах, но и на создание вассальных территорий, подвергшихся первичной социо-культурной переработке. Задача решалась существенно иными методами, нежели формирование нового российского хоумленда в XVI - XVII веках. Для этого в российской СКС были проведены радикальные преобразования.
<< | >>
Источник: Д.В. Николаенко, Т.В. Николаенко. РОССИЙСКОЕ ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ: ПРОГРАММЫ СОЦИО-КУЛЬТУРНОГО РАЗВИТИЯ. 2000 {original}

Еще по теме ПРОГРАММА ФОРМИРОВАНИЯ ЕДИНОГО РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА С ПРЕДЕЛЬНО БОЛЬШИМ ХОУМЛЕНДОМ НА ОСНОВАНИИ МОСКОВСКОГО СОЦИО-КУЛЬТУРНОГО СТАНДАРТА (С СЕРЕДИНЫ XVI ВЕКА ДО КОНЦА XVII ВЕКА):

  1. ПРОГРАММА ПРОВЕДЕНИЯ КОНКУРСА НА НАИБОЛЕЕ ПРОДУКТИВНЫЙ СОЦИО-КУЛЬТУРНЫЙ СТАНДАРТ РОССИЙСКОЙ СКС (С СЕРЕДИНЫ - КОНЦА XI ВЕКА ДО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVI ВЕКА)
  2. ПЕРИОД ОПРЕДЕЛЕНИЯ СОЦИО-КУЛЬТУРНЫХ РАЗЛИЧИЙ В СЛАВЯНСКОМ МИРЕ. НАЧАЛО ФОРМИРОВАНИЯ ТЕРРИТОРИИ И НАСЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ СКС (С НАЧАЛА IX ВЕКА ДО СЕРЕДИНЫ - КОНЦА XI ВЕКА)
  3. НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА РОССИЙСКОЙ СОЦИО-КУЛЬТУРНОЙ СИСТЕМЫ (С КОНЦА XX ВЕКА ДО ОБОЗРИМОГО БУДУЩЕГО)
  4. ИМПЕРСКАЯ ПРОГРАММА РОССИЙСКОЙ СОЦИО-КУЛЬТУРНОЙ СИСТЕМЫ (С НАЧАЛА XVIII ВЕКА ДО 1917 ГОДА)
  5. ДОКУМЕНТ 2 ВЫБОР СЕРЕДИНЫ XVI ВЕКА
  6. Процесс распада общего культурного пространства -фактор роста конфликтности в российско-украинских отношениях и украинском обществе конца XX - начала XXI века
  7. НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД СУЩЕСТВОВАНИЯ СЛАВЯНСКОГО МИРА С НЕРАЗВИТЫМИ СОЦИО-КУЛЬТУРНЫМИ РАЗЛИЧИЯМИ (С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО НАЧАЛА IX ВЕКА)
  8. КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА РОССИЙСКОЙ СОЦИО-КУЛЬТУРНОЙ СИСТЕМЫ (1917 - 1991 гг.)
  9. Революция XVII века. Образование буржуазного государства и права
  10. 1.1. Сфера питания первой половины XX века Типы российских ресторанов в начале XX века
  11. Д.В. Николаенко, Т.В. Николаенко. РОССИЙСКОЕ ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ: ПРОГРАММЫ СОЦИО-КУЛЬТУРНОГО РАЗВИТИЯ, 2000
  12. Введение. РОССИЯ В СЕРЕДИНЕ XV ВЕКА
  13. Часть III. ФОРМИРОВАНИЕ ЕДИНОГО, ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ГОСУДАРСТВА (вторая половина XV в. – первая половина XVI в.)
  14. Социально-политическая трансформация конца XX века
  15. РАЗДЕЛ VI §1. судебные Реформы конца XX века и дискурсивная состязательность