<<
>>

ПОСЛЕ ФЕВРАЛЯ: ЗВЕЗДНЫЙ ЧАС

Утром 27 февраля народ Питера заполонил улицы и площади города, к нему присоединялись части Петроградского гарнизона. В Таврическом дворце в этот час был зачитан высочайший указ о роспуске Думы. Депутаты выслушали его в полном молчании. Революция набирала силу, а думские лидеры встречали ее в состоянии растерянности и пассивности. Левые депутаты предложили немедленно созвать Думу для обсуждения положения. Милюков в ответ заявил, что не может сформулировать своего отношения к событиям, так как не знает, кто является руководителем.

Революционное движение росло и ширилось с молниеносной быстротой.

Все новые части присоединялись к восставшим. Толпа солдат, рабочих, студентор наводнила Таврический дворец; думские лидеры оказались перед необходимостью как-то определить свою позицию. Чтобы не нарушать царский указ, решили провести частное совещание. На нем было принято предложение Милюкова подождать, пока прояснится характер событий, а до тех пор создать Временный комитет членов Государственной думы для восстановления порядка и «для сношения с лицами и учреждениями». Как объяснял впоследствии Милюков, «эта неуклюжая формула обладала тем преимуществом, что, удовлетворяя задаче момента, ничего не предрешала в дальнейшем.

133

Ограничиваясь минимумом, она все же создавала орган и не подводила думцев под криминал».

Лишь в ночь на 28 февраля, после занятия восставшим народом Мариинского дворца, после фактического роспуска правительства и прихода в Думу Преображенского полка, отдавшего себя в ее распоряжение, членам Временного комитета (в составе которого были два кадета — Милюков и Некрасов) пришлось, наконец, решиться на взятие власти. Они руководствовались при этом мыслью, высказанной Шульгиным: «Может быть два выхода: все обойдется — государь назначит новое правительство, мы ему и сдадим власть. А не обойдется, так если мы не подберем власть, то подберут другие...» Опасения были более чем основательные, так как 27 февраля в том же здании Таврического дворца родился другой орган власти — Совет рабочих и солдатских депутатов.

Впредь до образования нового правительства Временный комитет назначил для заведования отдельными частями государственного управления комиссаров из состава членов Государственной думы. Из 24 комиссаров 11 принадлежали к кадетской партии. Чтобы затормозить развитие революционного процесса, прежде всего в армии, кадетские комиссары были посланы в Петроградский гарнизон, в Царское Село, в Кронштадт, а также в Петропавловскую крепость с заданием прекратить раздачу оружия рабочим. Характерно, что комиссаров сопровождали представители Петросовета, которые должны были их поддерживать и охранять. 28 февраля Милюков в течение всего дня выступал перед частями Петроградского гарнизона, призывая солдат спокойно разойтись по казармам и делать то, что прикажут офицеры.

1 марта 1917 г. Комитет вынес решение об образовании Временного правительства. Состав его в основном был согласован уже на заседаниях Прогрессивного блока в 1915—1916 гг., когда намечались кандидатуры для «министерства общественного доверия». Премьером и министром внутренних дел стал князь Г.Е. Львов, а ядро правительства составили члены партии народной свободы. Пост министра иностранных дел получил Милюков, министра земледелия — Шингарев (обладание этим портфелем казалось кадетам особенно важным, так как позволяло регулировать проведение аграрной реформы), министра путей сообщения — Некрасов, министра просвещения — редактор «Русских ведомостей» профессор А.А.

Мануйлов. Управляющим делами Временного правительства стал В.Д. Набоков.

По предварительным расчетам, кадеты должны были получить еще один „портфель — министра юстиции. Решение передать его А.Ф. Керенскому, принятое в последний момент, уже в разгар революционных событий, было полностью одобрено кадетским руководством. Кадеты понимали, что в обстановке февральского переворота при все усиливавшемся влиянии Совета и социалистических партий необходимо было заручиться «заложником демократии», чтобы попытаться

134

получить сочувствие и поддержку масс. В своей речи на съезде кадетской партии в конце марта 1917 г. Милюков прямо говорил: «Если бы взяла власть в свои руки только одна наша партия, то, вероятно, это вызвало бы больше прения и чрезвычайные затруднения».

Вся законодательная деятельность Временного правительства должна была направляться созданным в марте 1917 г. Юридическим совещанием, из семи членов которого пятеро (Маклаков, Аджемов, Лазаревский, Нольде, Набоков) представляли партию народной свободы. Председателем совещания был также кадет — Ф.Ф. Кокошкин, юрист-государствовед с мировым именем, энциклопедически образованный, известный твердостью своих убеждений и принципов. Руководство партии всегда прислушивалось к мнениям и советам Кокошкина, считая его одним из наиболее проницательных политиков в кадетской среде.

Доминирующая роль кадетов во Временном правительстве особенно ярко обозначилась во время переговоров с Советом рабочих депутатов в ночь с 1 на 2 марта. Как подчеркивал один из представителей Совета — меньшевик Суханов, именно Милюков вел переговоры от имени всего думского комитета: «Все считали это само собой разумеющимся. Видно было, что Милюков здесь не только лидер, что он хозяин...»

Как наиболее авторитетный представитель Временного правительства лидер кадетов выступил от имени только что сформированного кабинета перед матросами, солдатами и рабочими, собравшимися 2 марта в Екатерининском зале Таврического дворца. На вопрос о будущей форме правления он ответил: «Власть перейдет к регенту — великому князю Михаилу Александровичу. Наследником будет Алексей». В противном случае, угрожал Милюков, начнется гражданская война и возродится только что разрушенный режим. Заявление о сохранении монархии вызвало такую бурю негодования, что Милюков вынужден был отступить, сказав, что это его личное мнение и что форма государственного строя будет определена Учредительным собранием.

Большинство кадетского ЦК в отличие от своего лидера считало бесперспективной борьбу за монархию, однако это не помешало Милюкову горячо убеждать великого князя Михаила Александровича вступить на престол. Позиция лидера кадетов в вопросе о сохранении монархии сильно подорвала его авторитет в массах, ослабила его вес и значение в правительстве. Уже никогда больше престиж Милюкова не поднимался на такую высоту, которой он достиг в первые дни февральского переворота.

На VII съезде кадетской партии, состоявшемся 25—28 марта 1917 г., была принята резолюция о новой редакции пункта 13-го партийной программы, согласно которому Россия должна была быть демократической и парламентарной республикой. Таким образом, были зафиксированы по существу уже происшедшие изменения. Сложнее обстояло дело с социально-экономической программой. В первые же

135

послефевральские дни социальные вопросы приобрели острейшую актуальность, и кадеты оказались вынужденными к ним обратиться.

Одним из основных вопросов революции был аграрный. На VII съезде партии раздавались голоса о том, что необходимо изменить программу и признать национализацию земли. Однако это предложение встретило энергичный отпор. В докладах А.А. Корнилова по аграрному вопросу и М.М. Винавера о тактике подчеркивалось, что до окончания войны, когда сельское население на фронте, проведение коренных реформ трудно осуществимо и что целью партии является наделение крестьян землей «без анархической ломки нынешнего строя».

Практические меры руководимого Шингаревым Министерства земледелия ограничились конфискацией кабинетских и удельных земель, переданных в собственность государства. Крестьянство от этой акции ничего не выиграло. Подготовленная министерством декларация Временного правительства от 19 марта запрещала захват помещичьих земель и объявляла, что вопрос о них может быть решен только Учредительным собранием. А до тех пор, как подчеркивал Шингарев в одной из директив местным земельным органам, необходимо сохранить все в полной неприкосновенности и всеми силами ограждать землевладельцев от насилий над личностью и имуществом.

Детальному обсуждению вопрос о земле подвергся на VIII съезде кадетской партии (май 1917 г.) в связи с представленным ЦК проектом аграрной программы. При этом между участниками съезда возникли еще более значительные разногласия. Даже те немногие уступки, которые содержались в проекте, встретили резкие возражения со стороны представителей помещичьих кругов. В результате в программу партии был внесен примирительный, но туманный пункт о том, что земля должна принадлежать всему «трудовому земледельческому населению», т.е. и капиталистическим помещикам, и кулакам так же, как и трудящемуся крестьянству. Пункт о выкупе у помещиков земли сохранился со следующим уточнением: уплата должна производиться «по оценке, соответствующей нормальной доходности земли».

Проблемы промышленного развития страны на VII и VIII съездах партии почти не затрагивались; на IX съезде (23—28 июля 1917 г.) был обсужден специальный доклад А.А. Мануйлова об экономическом положении, в котором подчеркивалось: «Мы должны открыто и громко сказать, что развитие народного хозяйства базируется на свободе личного почина. Мы должны сказать, что в области промышленности, так же как и в аграрной программе, не отрицаем личную собственность». В докладе была выдвинута задача сформулировать экономическую программу практического характера.

Такая программа нашла отражение в проекте декларации Временного правительства по экономическим вопросам и объяснительной записке к нему, представленных летом 1917 г. на рассмотрение кабине

136

та временно управляющим Министерством промышленности и торговли видным кадетом В.А. Степановым. В записке утверждалось, что невозможность для России усвоения в настоящее время социалистической организации народного хозяйства не вызывает сомнений, поскольку социализм должен покоиться на мощном фундаменте всеобщей организованности, на полном развитии производительных сил, чего в России в настоящее время нет; к тому же не может произойти переход к социалистическому строю в рамках одного государства.

Учитывая реальную обстановку в стране, кадеты были вынуждены принять идею государственного регулирования, однако к внедрению ее в экономику страны Степанов призывал отнестись с чрезвычайной осторожностью, подчеркивая, что стремиться охватить регулированием все хозяйство в целом — значит явно идти на утопическую авантюру. В проекте декларации предполагалось ограничиться главными отраслями производства и осуществлять государственное регулирование без колебания принципа частной собственности и без отстранения личной инициативы.

Записка энергично призывала к широкому привлечению иностранного капитала, без которого немыслимо мощное развитие производительных сил. Кадеты считали Россию отсталой аграрной страной, для которой индустриализация в ближайшие исторические сроки неосуществима, поэтому единственный путь ее развития они видели в широкой инициативе иностранных специалистов, с помощью которых рассчитывали осуществить свою идею «вестернизации»России как в смысле ее политического устройства, так и экономической эволюции.

Аграрная и промышленная программа кадетов подверглась ожесточенной критике со стороны социалистических партий, так же как их позиция по рабочему вопросу (отмена — в связи с нуждами фронта — программного требования о 8-часовом рабочем дне, противодействие росту заработной платы, установлению рабочего контроля и т.п.) и по национальному (приверженность принципу национально-культурной автономии и отрицание права наций, населяющих Россию, на государственное самоопределение). В глазах широких масс, прислушивавшихся к популярным социалистическим пропагандистам, кадетская партия становилась символом консерватизма, тормозом не терпящих отлагательства реформ.

Важным фактором в утверждении подобной репутации служило изменение в первые же месяцы после Февраля социального состава партии народной свободы: в кадетские организации вступали люди консервативного и даже откровенно контрреволюционного направления; к меньшевикам и эсерам, а в ряде случаев и к большевикам уходила от кадетов радикальная интеллигенция. Кроме того, в рядах партии оказались многие чиновники (при царском режиме чиновничеству было запрещено вступать в политические организации), активно

137

включавшиеся в деятельность ее местных комитетов. Когда в мае и июне 1917 г. по России прокатилась волна крестьянских выступлений за немедленный раздел помещичьих земель, к кадетам хлынули перепугавшиеся землевладельцы. Они надеялись, что марка партии народной свободы поможет им сохранить свои имения.

После Февраля к кадетам примкнули многие представители октябристов и прогрессистов. Это сближение облегчалось тем, что революция оставила далеко позади программные требования всех трех партий. Под сень партии народной свободы устремлялись даже черносотенцы: так было в Чите, Оренбурге, Хабаровске, Екатеринославе, в ряде городов Костромской губернии.

Отчуждение между кадетской партией и широкими массами становилось все более ощутимым. Особенно наглядно оно проявилось в период так называемого апрельского кризиса.

<< | >>
Источник: Н.Г. Думова, Н.Д. Ерофеев, СВ. Тютюкин и др. История политических партий России: Учеб. Для студентов вузов, обучающихся по спец. «История».— М.: Высш. шк.— 447 с.. 1994

Еще по теме ПОСЛЕ ФЕВРАЛЯ: ЗВЕЗДНЫЙ ЧАС:

  1. ЗВЕЗДНЫЙ ЧАС ЕВРОПЫ
  2. ПОСЛЕ ФЕВРАЛЯ
  3. КОНСТИТУЦИЯ-БЕЛЬГИИ 7 февраля 1831 г. (с изменениями 7 сентября 1893 г., 15 ноября 1920 г., 6 февраля, 24 августа и 15 октября 1921 г.)
  4. «ЗВЕЗДНЫЕ ВОЙНЫ» И ГЕРОЙ С ТЫСЯЧЬЮ ЛИЦ[§§§§§§§§§§§§§§§§]
  5. ЗАКОН О ЦЕРКВЯХ И ПРИХОДАХ от 12 февраля 2002 г. (Провозглашен решением Президента Республики Эстония №110 от 27 февраля 2002 г.)
  6. Приложение 3 ДОГОВОР 0 ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ от 7 февраля 1992 г. с изменениями, внесенными Амстердамским договором от 2 октября 1997 г. и Ниццким договором от 26 февраля 2001 г.
  7. ВЫДЕЛЯЙТЕ ОДИН ЧАС В ДЕНЬ
  8. Час пробил
  9. ХАЛИФ НА ЧАС
  10. Правительственный час
  11. ЧАС СМЕРТИ. ПАМЯТЬ О ЖИЗНИ