<<
>>

§7. Политика русификации

Стержнем внутренней политики России на национальных окраинах во второй половине XIX - начале XX вв. была политика русификации928 929, подразумевавшая интенсивное распространение православия и русской культуры при одновременном ограничении ислама и мусульманской культуры.
Считалось, что достижение определенных успехов в этой политике создавало социальную базу царского самодержавия и возможность замены местных органов власти и управления на общеимперские. Если консервативно настроенная часть правящего слоя отводила главную роль в русификации православному миссионерству, то рационалистически мыслящая - образованию. В 1869-1870 гг. Министерством народного просвещения была разработана программа развития школьного дела в среде нерусских народов и сформулирована ее основная идея: «Конечной целью образования всех инородцев, живущих в пределах нашего отечества, бесспорно, должно быть обрусение их и слияние с русским народом»930. В XIX веке Центральная Азия уже не относилась к передовым странам мусульманского мира, тем не менее знания, ученость, образованность были по- прежнему в почете. Система мусульманского образования охватывала большую часть населения, и каждый ребенок получал определенные навыки и знания. И хотя в целом уровень грамотности в Центральной Азии оставался очень низким, основы мусульманского мировоззрения успешно усваивались большинством населения. В условиях малой доли русских в населении Центральной Азии решить задачу обрусения мусульман было затруднительно. Например, когда генерал- губернатор К.П. Кауфман приступил к созданию школ для казахов и кыргы- зов, он рассчитывал на то, что их дети обрусеют в русских школах и усвоят русскую культуру, после чего ислам не сможет оказывать на них сильного влияния. Считалось, что достичь этой цели можно путем совместного обучения русских детей и детей коренного населения, преподавания в этих школах на русском языке, по русским программам и учебникам. Со временем выявилась неэффективность обучения русскому языку, и главный начальник края разрешил обучать казахов в русской школе родному языку. При новом генерал-губернаторе Н.О. Розенбахе, во второй половине 1880-х годов, произошло заметное изменение в тактике русификации. Были осуждены «игнорирование» туземных религиозных школ, устранение ислама из программы обучения, ориентация на кочевое население и привлечение его в русские школы; начались поиски новых методов обрусения народов Центральной Азии. Было признано необходимым перейти к созданию отдельно для оседлого и кочевого населения русских начальных школ грамотности с кратким курсом обучения. За новым типом приходского училища закрепился термин «русско-туземная школа», которая фактически соединила в себе мек- теб и русскую школу грамоты. Образцом для организации русских классов стала система Н.И. Ильминского, подразумевавшая обучение русскому языку при помощи родного языка детей с применением к нему русской транскрипции: тексты переводились сначала с родного языка на русский, а затем - в обратном порядке. Первоначально русско-туземные школы стали распространяться по всему краю, однако незначительность русской составляющей такой школы не могла способствовать русификации, а само коренное население не видело в них никакой конкретной пользы, поэтому открытие таких школ носило насильственный характер. Несмотря на методические поиски, значительных успехов в деле обрусения населения образовательный процесс не принес, и это стало ясно в начале XX века, когда начала рушиться убежденность в скорой естественной ассимиляции коренных жителей Туркестана. Надежды на то, что мусульманские традиционные школы будут вытеснены более передовыми, русскими, не оправдались. Старая мусульманская школа и вообще ислам обнаружили больше жизненных, сил, чем ожидали русские администраторы в Туркестане. Даже в степных районах, где влияние ислама было несоизмеримо меньше, чем в оазисах, в волостях и аулах казахские дети учились обычно в начальных мусульманских школах-мектебах, реже - в медресе. Царское правительство периодически пыталось принять меры к тому, чтобы преградить путь к открытию новых мусульманских школ в Центральной Азии. Однако, несмотря на все ограничения, их количество постоянно росло, и если в 1876 году в Ташкенте существовало 11 медресе, то по сведениям 1910 года - уже 22. В Фергане в 1892 году насчитывалось 120, а в 1911-м - 204 мед- ресе. Всего в 1911 году в главных трех областях Туркестанского края было 328 медресе. В степных районах к 1913 году мектебы функционировали повсеместно, зачастую «незаконно», то есть без письменного разрешения властей. Точному учету число таких заведений не поддавалось, и, по неполным данным, в одном лишь Туркестанском участке Чимкентского уезда Сырдарьин- ской области насчитывалось более 1000 мектебов, тогда как русско-казахских школ по всему Степному краю было тогда 157 и в большинстве из них число учащихся не превышало 50. Не удалось не только обеспечить русификацию коренного населения, но даже обучить хотя бы часть его русскому языку, поэтому вплоть до 1917 года в волостях с коренным населением так и не смогли перевести делопроизводство на государственный язык. В связи с этим генерал-губернатор Туркестана Д.И. Субботич вынужден был вновь поднять вопрос о необходимости для представителей русской власти владеть языками народов Центральной Азии, что улучшало понимание между русской администрацией и туземными подданными, но никак не решало проблемы их русификации. В целом русифицировать и обрусить население Туркестана не удалось, да это и вряд ли было возможно в условиях безраздельного господства в сознании туземцев мусульманского мировоззрения, не принимавших по этой причине ни православных, ни европейских рационалистических ценностей. Битву за умы и мировоззрение новых подданных царское правительство в Центральной Азии проиграло. Создать массовой опоры царской власти методами обрусения в Центральной Азии не удалось.
<< | >>
Источник: Герасимов Г.И.. Идеалистическая история России (середина XIX - начало XX вв.).. 2013

Еще по теме §7. Политика русификации:

  1. Понятие, сущность, необходимость и задачи политики. Структура политики.
  2. СОГЛАСОВАНИЕ С ДРУГИМИ ВИДАМИ ВНУТРЕННЕЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ И С ПОЛИТИКОЙ ДРУГИХ СТРАН.
  3. Лекция 8. ГРАДОСТРОИТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ. ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ НАСЕЛЕНИЯ
  4. РАЗЛИЧИЯ МЕЖДУ ДЕНЕЖНОЙ ПОЛИТИКОЙ, УПРАВЛЕНИЕМ ГОСУДАРСТВЕННЫМ ДОЛГОМ И ФИСКАЛЬНОЙ ПОЛИТИКОЙ.
  5. Важно совершенствовать региональную политику в единстве с этнонациональной политикой (конспект)
  6. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СССР — ПОЛИТИКА БОРЬБЫ ЗА МИР, ПРОТИВ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ АГРЕССИИ
  7. 4. Разногласия в правящих кругах Западной Германии по вопросам внешней политики. Отставка Аденауэра. Политика правительства Эрхарда
  8. IV. Общая внешняя политика и политика безопасности
  9. КРИЗИС АМЕРИКАНСКОЙ «ПОЛИТИКИ СИЛЫ». ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА США В 1956—1964 гг.
  10. РАЗДЕЛ II ПОЛИТИКА И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ Глава з МЕСТО ПОЛИТИКИ В ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ