<<
>>

Крестьянский «мир».

В домонгольский период на Руси все население составляло 2—2,5 млн человек, подавляющее большинство были крестьянами. По переписи 1678 г. крестьяне составляли примерно 9,5 млн из 10,5 млн населения страны (для сравнения — население Англии составляло тогда почти 6, а Франции — 20 млн человек).
Жили они в селах и деревнях. Село было центром общины, волости или вотчины; к нему примыкало несколько деревень и совсем уж маленьких «починков» и «приселков». Обычные размеры села XIV— XVI вв. — 4—10 дворов; только в следующем столетии появились относительно крупные — до сотни дворов — поселения. В деревне же было 3—5 дворов. На юге жили в полуземлянках и даже в землянках, в центре Европейской России и на севере — в рубленых избах (от слова истъба, истобка — отапливаемое помещение) на подклете; этот «нижний этаж» использовался в качестве кладовой. Избы обычно были курные: дым шел прямо в единственную комнату и выходил через «волоковые» окна с деревянными задвижками. Лишь зажиточные семьи могли себе позволить печь с дымоходом и пластинку слюды вместо стекла. В избе размером от 10 до 30 м2 были, как правило, две лавки, стол, посуда из дерева, бересты и глины; металлические изделия встречались редко и так ценились, что специально перечислялись в дошедших до нас крестьянских завещаниях — духовных грамотах XVII в. Вокруг дома располагались хозяйственные постройки: сараи, хлев, житница, овин, баня. Все это крестьянское имущество стоило по ценам того времени 10- 20 руб. В избе жила обычная крестьянская семья из 6—8 человек. Крестьянское хозяйство могло существовать только как совокупность мужского и женского труда: хозяин расчищал поле, выполнял весь комплекс сельскохозяйственных работ (только на жатве работала вся семья), строил и чинил дом, заготавливал дрова; уход за скотом, приготовление еды, изготовление домотканой одежды лежали на хозяйке и дочерях. Поэтому семья воспринималась как хозяйственная и нравственная основа правильного образа жизни.
Холостое состояние считалось отклонением от нормы, да одинокие и не могли вести нормальное хозяйство. Средний срок жизни составлял 30—40 лет, доживший до 45—50 лет считался уже «старцем». Деды- «знахори» бывали порой важными свидетелями и судьями в земельных спорах — они помнили, как было дело 30 или 40 лет назад. Женились и выходили замуж рано — до 20 лет, как только молодому крестьянину под силу становилось заводить свое хозяйство и нести обычное тягло. ТЯГЛО — совокупность государственных налогов, повинностей и владельческой ренты (в виде оброка и барщины). Его должно было нести каждое трудоспособное крестьянское хозяйство. Основной культурой в Нечерноземье была рожь — главный «хлеб» Руси и основная часть крестьянского рациона (мужику-работнику нужно было примерно 1,5 кг хлеба в день); из нее же делали и квас. Из овса варили кашу и кисель, им подкармливали лошадей; ячмень шел на хлеб и солод для пива. Подспорьем в хозяйстве служили охота, рыболовство и огород, где выращивали капусту, огурцы, лук, чеснок и заменявшую современную картошку репу. Мясо на крестьянском столе бывало редко. Одевались крестьяне в холщовые рубахи и порты, поверх надевали сермягу — одежду из грубого сукна, а зимой — шубу из овчины. Обычной обувью были плетеные лапти — в год на каждого члена семьи приходилось по 50 пар. Крестьянская соседская община на протяжении веков, конечно, менялась, но все же вплоть до XX в. являлась одним из основных институтов русского общества. Вся жизнь земледельца-людина (термин крестьяне в современном смысле стал употребляться только в XVII в.) протекала в рамках общины. Уже в Русской Правде XI—XII вв. говорится о том, что община-вервь (позднее она выступала в документах под названием мир) объединяла своих членов круговой порукой, выплачивала штрафы князю за преступления общинников и несла ответственность за все происходившее на ее земле. Такая форма социальной организации оказалась поразительно устойчивой к внешним воздействиям и весьма эффективным средством сохранения традиционного уклада жизни: крестьянское сословие давало в старой России наименьший процент преступников.
Но она же не поощряла наиболее энергичных и самостоятельных своих членов, заставляла их подчиняться воле большинства: аргумент «наши деды так делали» (или «не делали») часто был решающим в спорах между крестьянами. Из поколения в поколение повторяющийся цикл крестьянских забот и сравнительно узкий кругозор (даже в XIX в. для многих русских крестьян поездка в город была событием) формировали определенный тип личности и ее духовный мир. Крестьянин до тонкости знал и понимал окружавшую его природу; порой в официальных актах крестьяне описывали границы своих владений с указанием конкретных деревьев, урочищ, лугов как хорошо знакомых всем старожилам примет. Восприятие природы было далеко от эстетического любования ею (средневековое искусство не знает пейзажного жанра), переплеталось с хозяйственными задачами. Но при этом сохранялся экологический баланс, и отношение крестьян к окружающей среде было далеким от стремления ее «преобразовать» в смысле известных лозунгов XX в. Крестьяне создали свой народный календарь, обобщавший вековые наблюдения за природными явлениями и связанный с повседневными работами — севом, сенокосом, уборкой, созреванием овощей и злаков. В народной медицине использовались десятки трав и растений и изготовленные на их основе снадобья. Но, прекрасно ориентируясь по сезонам, крестьянин часто не мог назвать года, имел самые смутные представления о начинавшемся за околицей деревни мире, чему в немалой степени способствовало отсутствие нормальных путей сообщения, сказывающееся и по сей день. Общинная психология русского крестьянства с ее традициями товарищества, взаимопомощи, коллективизма — и вместе с тем несомненным недостатком предприимчивости и самостоятельности — определила целый ряд проявлений русского национального характера и в этом качестве сохранилась и в XX в. Все важнейшие дела, вплоть до уголовных, обсуждались на общинном сходе, где собирались все женатые мужчины — главы хозяйств. Сход избирал, обычно на год, общинные власти — старосту, сотских и десятских; организовывал общие работы, распределял и собирал подати, разбирал споры и ссоры крестьян и наказывал провинившихся.
Решались эти вопросы, как правило, единогласно. Говоря языком социологии, несколько десятков или даже 150—200 человек крестьян-общинников жили по законам «малой неформальной группы», где действовали неписаные нормы поведения. Единодушие в принятии решений объяснялось прежде всего высокой сплоченностью общинников и естественным однообразием их взглядов и убеждений. Здесь с детства и навсегда усваивали традиции и обычаи, на которых строилась вся жизнь «мира»: как молиться, как жениться, как справлять поминки; как, когда и что сеять; как отмечать праздники. Все крестьяне хорошо знали друг друга или даже состояли в родстве. Крестьянская жизненная школа была проста: ранний труд вместе с родителями, участие вместе с соседями в деревенских посиделках и праздниках, исповедь у священника. Крестьянский мальчик с 8—9 лет начинал пасти гусей, с 11 лет — боронить и ездить верхом, с 14 лет — пахать, а затем и косить. Одновременно отец обучал подростка необходимому мастерству — плотничать, плести лапти. Девочки также учились у матери домашнему хозяйству: прясть, вышивать, ткать, доить корову, стряпать. Абсолютная зависимость от труда (не поработал — голодаешь) в крестьянском сознании обращалась в настоятельную потребность, в представление о том, что труд благословен Богом («Бог в помочь!»). Обязательными были взаимопомощь и кооперация. Каждый хозяин непременно участвовал в «помочах» соседям: убрать хлеб, вывезти навоз, поставить сруб нового дома. Женщины сообща мяли лен, парни и девушки заготавливали капусту. Работали на «помочах» за угощение (ни в коем случае не за деньги), а помощь в чрезвычайных обстоятельствах (пожар, падеж лошади) была обязательной и безвозмездной. Неумелый «ленище» подвергался всеобщему осуждению и получал обидное прозвище безлапотника или непряхи. В таком обществе у молодежи не было выбора, а соответственно и конфликта «отцов и детей»: сын занимал место отца и так же воспитывал своих детей. Крестьянская мораль и нормы поведения требовали безусловного уважения родителей, которых надлежало «во всем слушаться, покоить и кормить во время болезни и старости». До выделения из отцовской семьи сын и дочь должны были беспрекословно подчиняться родителям во всех делах; после женитьбы или замужества на первый план выходила религиозно-нравственная основа взаимоотношений крестьянских поколений: взрослые дети обязаны были обращаться за родительским благословением перед любым ответственным шагом. Носителями векового опыта и традиций были старики, которые пользовались огромным авторитетом; они и формировали господствовавшее в «миру» общественное мнение. Неумеху, лентяя или пьяницу ожидало всеобщее осуждение; вора могли избить «миром» до полусмерти, а распутницу — вымазать дегтем и провести по деревне, в худшем случае неисправимого нарушителя порядка ожидало изгнание или, например, сдача в солдаты. ?
<< | >>
Источник: Курукин И. В.. История Отечества : пособие для школьников старших клас сов и поступающих в вузы. 2005

Еще по теме Крестьянский «мир».:

  1. Победа Великой Октябрьской социалистической революции и раскол мира на две системы: капиталистическую и социалистическую.
  2. Превращение СССР из страны мелкокрестьянского хозяйства в страну самого крупного и механизированного сельского хозяйства в мире.
  3. 6. Россия» Османская империя и Крымское ханство в 1667-1672 годах. Русско-турецкая война. Вечный мир 1686 года
  4. 2. Борьба за выход из войны. Брестский мир. VII съезд РКП(б)
  5. 1. Борьба КПСС и Советского государства за мир, против агрессивной политики империализма. Развитие сотрудничества СССР с социалистическими странами. Ускорение распада колониальной системы империализма
  6. Глава 6 От крестьянской семьи к городской
  7. 3. Рабочий класс — ведущая сила в борьбе за демократию и мир
  8. Глава 3 КРЕСТЬЯНСКИЙ ВОПРОС
  9. Крестьянские партии в политической структуре Болгарии и Румынии в первой четверти XX в. Т. Ф. МАКОВЕЦКАЯ, Т. А. ПОКИВАЙЛОВА
  10. БОРЬБА КОММУНИСТОВ ЗА МИР И СВОБОДУ
  11. МЕЖДУ МАНИФЕСТОМ О ВОЛЬНОСТИ ДВОРЯНСТВА, ЖАЛОВАННОЙ ГРАМОТОЙ ДВОРЯНСТВУ И КРЕСТЬЯНСКОЙ ВОЙНОЙ. 60-80-е гг. XIX в.
  12. КОНФЛИКТ КЛАССОВ В КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ МИРО-ЭКОНОМИКЕ И. Валлерстайн
  13. Бывшие волонтеры Корпуса мира дарят надежду
  14. Развитие теории предпринимательства и предпринимательской деятельности в мире и в России
  15. 1.1. Религии современного мира (краткий обзор)
  16. КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА В ГЕРМАНИИ