<<
>>

ИМПЕРСКАЯ ПРОГРАММА РОССИЙСКОЙ СОЦИО-КУЛЬТУРНОЙ СИСТЕМЫ (С НАЧАЛА XVIII ВЕКА ДО 1917 ГОДА)

Время программы: датировать начало программы можно со времени правления Петра I и проведения им реформ. Истоки петровских реформ лежат в прошлом, но тогда они не шли далее частных новинок и касались только отдельных областей деятельности (например, создание войск иностранного строя во второй половине XVII века), не затрагивая существующей программы в целом.
Петр I поставил и решил вопрос именно о создании новой социо-культурной программы. В наследство от прошлого имперская программа получила громадную территорию старого и нового российского хоумленда, сложную ситуацию на западной и южной границах. Хотя приращение нового российского хоумленда было удивительным достижением прошлой программы, в имперской программе он воспринимался уже как рутина и дело представлялось так, будто бы недавно приобретенный российской СКС новый хоумленд есть нечто совершенно естественное и вроде бы изначальное. Предстояло сделать дальнейшие шаги в собственной эволюции, и они были сделаны. Как и полагается, началось все с радикального отрицания прошлой программы, которая была представлена в карикатурном свете, - произошла революция сверху. Программа прожила долгую и сложную жизнь. Она прошла через три внешне существенно различные стадии и в 1917 году была замещена коммунистической программой. Имперская программа оказалась наиболее сложной и внутренне изменчивой по сравнению со всеми остальными российскими социо-культурными программами. Основатель программы: Петр I, заложивший принципиально новый социо-культурный стандарт дальнейшей российской эволюции теоретического плана и разработавший первый вариант его практической реализации. Реформы Петра I оказались очень эффективными. Некоторые из них продержались до второй половины - конца XIX века, то есть до третьей стадии программы. Другие начинания были забыты сразу после смерти первого российского императора, но это не было проявлением непоследовательности: имперская программа продемонстрировала свою гибкость и готовность к изменениям в зависимости от требований внешней ситуации.
Петр I заложил принципы программы и задал первоначальную форму, которая, тем не менее, не носила абсолютного характера и была готова к модификациям. Задачи программы: Имперская программы была ориентирована на долгий жизненный путь. Ее основная задача состояла в расширении пространства контроля российской СКС во всех возможных направлениях, вплоть до границ хоумлендов соседних СКС. Интерес представляли только соседние СКС - западная, мусульманская и китайская. Очень важно, что ориентация на расширение пространства контроля вовсе не означала попыток колонизации абсолютно всех пространств, доступных русским в тот период. Заморское распространение как норма, а не только как эксперимент, осталось за пределами устремлений российской СКС даже в рамках имперской программы. Пространство контроля расширялось не для создания колониальной империи типа западных. Российская империя драматически отличалась от британской, французской и других западных империй. Расширение производилось для социо-культурной переработки соседних территорий, формирования из них естественно зависимых вассалов, непосредственно окружающих российский хоумленд. Важны были и превентивные меры: недопущение проникновения западных империалистов на территории, непосредственно примыкающие к границам российской империи, для чего формировались зоны особых российских интересов в пределах мусульманской и китайской СКС. В соответствии с внешней задачей расширения пространства контроля и первичной социо-культурной переработки территорий российская СКС ставила и внутренние задачи. Расширение и переработка соседних территорий определяла экономический и социальный стандарты активности в рамках описываемой программы. Общие задачи имперской программы распадались на более частные проблемы расширения и переработки пространства контроля в зависимости от стадий реализации ее потенциала. На первой стадии основная задача состояла в радикальном изменении западной и южной европейской границы и первичной социо-культурной переработке новых территорий.
Необходимо было разобраться с давними врагами российской СКС - шведами, поляками и крымскими татарами. Итогом стало присоединение к российской СКС новых территорий на западе и юге европейской части России. Решению задачи соответствовала социальная организация, предопределившая формирование имперского дворянства и его доминирование как социального слоя. На второй стадии важной задачей по-прежнему оставалось дальнейшее изменение западной границы, но основной акцент был перенесен на социо-культурное преобразование ранее присоединенных территорий, которые становились частями российского хоумленда или естественно зависимыми вассалами, что определялось спецификой самих территорий и их населения. Особое внимание было обращено на изменение границы на Кавказе и частично - в азиатской части российской СКС. Новинкой стала переработка территорий, которая велась посредством мощного государственного бюрократического аппарата. Итогом второй стадии программы стало дальнейшее изменение западной границы, достижение максимального западного распространения и расширение границ на Кавказе. Решению этих задач соответствовала социальная структура, при которой дворянство как ведущий социальный слой стало вытесняться государственной бюрократией. На третьей стадии программы работа по расширению и переработке пространства контроля была перенесена в районы Средней Азии и Дальнего Востока. Расширение шло очень успешно: российская СКС присоединила новые территории и определила зоны жизненных интересов в мусульманской и китайской СКС, уходящие далеко за пределы ее государственного контроля. Особенности этой стадии во многом связаны с тем, что российская СКС столкнулась с западной СКС империалистической волны (глобальное колониальное распространение). В западной СКС в это время шли поиски более справедливого варианта распределения благ в рамках самой системы. Основная масса ее населения (пролетариат) стала претендовать на получение своей доли от мирового “господства”, что вылилось в возникновение западного социализма, наиболее разработанным и последовательным вариантом которого стал марксизм.
Российским ответом на новации западного конкурента стало проведение политики на расширение пространств контроля в непосредственной близости от своего хоумленда и начало социо-культурных поисков, ориентированных на драматическое ослабление мирового западного распространения, что выразилось в становлении следующей, коммунистической программы. Ответом на западный марксизм стал российский ленинизм. Имперская программа, имея общей задачей расширение пространства контроля, социо-культурную переработку хоумленда и буферных территорий и определение зон жизненных интересов в соседних СКС, решала ее поэтапно. В конечном итоге пространство контроля российской СКС практически достигло хоумлендов всех соседних СКС - западной, мусульманской и китайской. Внутренние социальные и экономические процессы российской СКС во многом были подчинены решению описанных внешних социо-культурных задач. Особое место занимала общая задача программы по систематическому освоению российского хоумленда. Новые территории российского хоумленда, приобретенные в рамках прошлой программы, впервые стали осваиваться систематически. Там создавались города и промышленные центры. Решение задачи шло в общем русле борьбы с западной и другими соседними СКС. В освоении российского хоумленда было сделано все, что оказалось возможным на том уровне материально-технической развитости. Дальнейшее освоение российских территорий досталось последующей, коммунистической программе и ее новейшему продолжателю - русской националистической программе. Враги российской СКС: основным врагом российской СКС имперской программы была западная СКС. Борьба с ней велась постоянно, хотя формы ее модифицировались. Менялись регионы противостояния, но оно оставалось неизменным. Противостояние российской и западной СКС имело две формы - прямое и опосредованное (через западных вассалов). В этот период борьба российской и западной СКС чаще носила опосредованный характер. Врагами российской СКС выступали ее соседи, вассалы западной СКС - поляки и турки.
На начальной стадии врагом была и Швеция, западное государство, занимающее явно девиантное место в своей СКС. Поляки и турки, западные социо-культурные вассалы (с XI и XVIII веков соответственно), сражались с российской СКС при поддержке западной СКС. Особые отношения у российской СКС сложились с мусульманской и китайской СКС. Во-первых, на их буферные территории было расширено пространство российского контроля. Эти территории стали частями Российской империи, а позднее - СССР. Во-вторых, на некоторых территориях хоумлендов мусульманской и китайской СКС были определены зоны жизненных интересов российской СКС. Это означало, что ни одна западная держава не могла вторгнуться туда, не рискуя ввязаться в войну с Российской империей. В данном случае российская СКС становилась в один ряд с западной и обе они были в равной степени враждебны и мусульманской, и китайской СКС, территории хоумлендов которых делили между собой. Существенное отличие российской СКС состояло в отсутствии колониальных экономических интересов. Российская СКС ни в коей мере не стремилась к колониальной эксплуатации контролируемых территорий и их закреплении за собой как политически зависимых территорий, и это порождало не столь мощное сопротивление местного населения. Борьба западной и российской СКС по сути продолжалась на территориях мусульманской и китайской СКС; сами же мусульмане и китайцы воспринимались чисто объектно. Российскую СКС на этих территориях интересовали не местные государства и население, а недопущение усиления там западных государств (главным образом, Великобритании и Франции). На третьей стадии имперской программы врагом России стала Япония, которая представляет собой особый тип социо-культурной среды. Конфликт возник из-за взаимных претензий на контроль значительной части северного Китая, Дальнего Востока и некоторых других территорий Тихоокеанского региона. Конфликт с Японией приобрел затяжной характер и продолжился в рамках коммунистической программы, во многом перейдя и в текущую русскую националистическую программу.
В этом конфликте также опосредованно присутствовала западная СКС. Итогом имперской программы в целом стало поражение врагов российской СКС. Были и российские поражения, которые никогда, однако, не носили тяжкого долговременного характера. Потери быстро компенсировались. Российская СКС не потеряла ни километра своего хоумленда, но расширила его, сформировала периферийную зону вассалов, которые жестко контролировались ею, и образовала временные зоны “жизненных интересов” в мусульманской и китайской СКС для противостояния западному империализму. Наиболее ощутимым было поражение от Японии в состязании за контроль Северного Китая. Однако следует учитывать, что речь шла не о российском хоумленде и даже не о естественно зависимой вассальной территории. Манчжурия являлась частью китайского хоумленда, за контроль которой сражались различные СКС. Кроме того, разрешение конфликта с Японией было перенесено в следующую программу, когда российская СКС взяла полный реванш за поражение начала XX века. Эволюция программы и ее социальные особенности: Программа прошла три стадии и на каждой проявила специфические экономические и социальные особенности. Первая стадия программы была связана с формированием имперского дворянства и крестьянства как основных (ведущего и ведомого) слоев российского общества. Основы этой версии социальной структуры были заложены Петром I. Дворянство стало ведущим социальным сословием, с жесткими обязанностями перед государством. Крестьянство являлось ведомым слоем общества и также имело жесткие обязанности перед государством. Дворянство выполняло функции государственных чиновников, военных и управляющих крестьянством. Общим для всех слоев общества было то, что и дворянство, и крестьянство жестко контролировались (регламентировались) государством. Такая социальная структура российского общества соответствовала стадии расширения западной и южной российских границ. К концу XVIII века задачи первой стадии были решены. Драматическое расширение западного и южного рубежей империи выдвинуло иные задачи. Екатерина II начала реформы по созданию новой социальной структуры общества. Недовольство существующим положением выражали и дворянство, и крестьянство. Проведение реформ и соответствующая им социо-культурная нестабильность вызвали бурную реакцию населения (пугачевский бунт). Вторая стадия программы - это во многом переход от доминирования дворянства как социального слоя к бюрократизации российского общества и установлению доминирования государственных чиновников как социального слоя. Дворяне должны были стать государственными чиновниками. Они получили вольность и избавились от тяжкой государственной зависимости, но вместе с тем государство сделало ставку на чиновников как доминирующий социальный слой. Вольность получали дворяне, непосредственно переставшие служить государству, но как только они возвращались на службу, то снова становились послушными винтиками государственной машины. Процесс замещения дворянства как доминирующего социального слоя чиновниками как ведущими составляющими государственно-бюрократической машины был очень сложным. Реформы в этом направлении начала Екатерина II; они были продолжены при последующих императорах, и завершил их только Николай I. Александр II сделал последние штрихи в низведении дворянства как ведущего социального слоя. Единственным ведущим слоем российской СКС стало государственное чиновничество, которое отчасти оставалось сословным (дворянским), но отношения которого с государством были совершенно иными, нежели у дворян-помещиков или дворян, не несущих государственной службы и не управляющих имениями. Крестьянство по-прежнему оставалось наиболее многочисленным и депрессивным социальным слоем. Крепостное право являлось постоянной темой для беспокойства в рамках данной стадии имперской программы, но его отмена в реальности была направлена не столько на освобождение крестьян, сколько на уничтожение дворянства как ведущего социального слоя. Прикрепленность основной массы населения к земле оставалась очень важной для российской СКС на протяжении всей имперской и коммунистической программ. Реформа же уничтожила последние экономические основания существования дворянства как социального слоя и его относительной независимости от государства Российского. Третья стадия имперской программы началась с отмены крепостного права и соответствующего уничтожения экономических и социальных основ дворянства как ведущего социального слоя, а завершилась уничтожением самой программы. Ее особенность состояла в том, что дворянство как ведущий социальный слой утратило свои позиции и начало драматически деградировать в рамках самой программы. Созданная мощная государственная бюрократия стала основой реализации потенциала программы, ориентированного на борьбу с западной и другими СКС, а также на освоение территорий российской СКС. Принципиальной новинкой оказалось формирование нового социального слоя, профессионально занявшегося поисками социо-культурных альтернатив существующей программы, - революционеров. Они не были привнесены в российскую СКС извне, но являлись органичной частью имперской программы, появившейся в ней, реализовавшей свой потенциал и быстро исчезнувшей после укрепления новой программы. Реальная напряженность в российской СКС этой стадии была связана со сложными отношениями между властями и революционерами. Тем не менее, программа выполняла свои основные обязанности по расширению пространства контроля, удержанию существующих территорий и их социо-культурной переработке. Пики активности программы: Ввиду того, что программа прошла через три стадии, в ее эволюции выделяются различные пики активности. * Наиболее беспокойным и героическим периодом программы явилось время ее становление, связанное с деятельностью Петра I. Это был первый пик, когда российская СКС драматически преобразилась в исторически короткий срок. Через 10 - 15 лет после начала петровских реформ прежняя российская жизнь стала анахронизмом. * Переход от первой стадии ко второй ознаменовался беспрецедентно мощными народными волнениями под руководством Пугачева. Феномен его восстания объясняется не столько невыносимым угнетением крестьянства в этот период, сколько нестабильной социо-культурной ситуацией: социо-культурные поиски создали нестабильность, в результате которой произошел соответствующий всплеск народного негодования против властей. * Переход от второй к третьей стадии программы также был очень сложным. Отмена крепостного права, уничтожение имперского дворянства как ведущего социального слоя и начало деятельности профессиональных революционеров дали вспышку активности в российской СКС. * Особый тип активности имел место в рамках третьей стадии программы - наиболее странного и сложно понимаемого времени, связанного с деятельностью разного рода революционеров. Будучи частью российской СКС, они вели поиск социо-культурных альтернатив имперской программы. Противоречивые отношения властей имперской программы и революционеров создавали иллюзию нестабильности и никчемности текущей программы на всей третьей стадии ее существования. В реальности же программа была очень сильна и успешно выполняла все свои внешние и внутренние задачи. * Драматическим было и становление новой коммунистической программы, уничтожившей многие социальные институты имперской программы. Переход к новой программе дал классические примеры российской революционности и жестокости. Экономические особенности программы: Имперская программа стала первой в российской истории, сделавшей ставку на индустриальное развитие как средство систематического освоения хоумленда. Это в равной степени касалось как старых, так и новых районов российского хоумленда, между которыми не осталось уже никаких социо-культурных различий. Индустриальное развитие являлось и основой расширения территории в западном и южном направлениях. Индустриализация российской СКС была не только внутренней потребностью, вызванной необходимостью освоения новых территорий, но и ответом на индустриальное развитие западной СКС. Российская СКС имела сильных врагов, для успешного противостояния которым нужна была собственная мощная промышленность. Изначально особое внимание уделялось оборонной промышленности. По стратегическим направлениям в этой области Россия быстро достигла значимых результатов. Важной особенностью развития промышленности стало создание промышленных районов и узлов, таких как Санкт-Петербург и Урал, а позднее - районов нового промышленного освоения на Украине и многих других. Формирование мощных промышленных узлов, привлекающих большое количество населения и создающих основу для новой системы расселения, было новшеством и эффективной формой освоения территории. Их быстрое развитие стало возможным только благодаря государственному контролю промышленности, при котором частная инициатива играла весьма незначительную роль: промышленники были лишь разновидностью государственных чиновников, только с большими полномочиями. Значительная часть русского населения была жестко закреплена на земле (нерусского населения это касалось в гораздо меньшей степени). Даже после отмены крепостного права фактическая прикрепленность крестьян к земле сохранилась. Такая форма была связана не столько с жесткой эксплуатацией крестьянства, сколько с особенностями служения крестьянского сословия российскому государству, которому на той стадии освоения хоумленда было много удобнее иметь закрепленное население. Это позволяло лучше осваивать старые территории, централизованно перебрасывать население в новые районы (например, на Урал) и систематически собирать подушную подать, смысл которой во многом и состоял в стабилизации расселения. Экономическая и социальная реформа, связанная с отменой крепостного права, явилась более результатом изменившихся экономических и социо-культурных реалий имперской программы, а не только и не столько освободительной борьбы крестьянства за свои права. Для освоения своего пространства российское государство применяло очень успешную тактику привлечения западных колонистов, в основном, немцев. Такая политика велась на протяжении всей имперской программы. От первых, приглашенных еще в программе расширения хоумленда (при царе Алексее Михайловиче), немецких специалистов, образовавших в Москве свою слободу, российская СКС прошла путь до их систематической вербовки (начиная с Петра I) и массового заселения российских территорий немцами. На 1897 год в Российской империи проживало 1 771 000 немцев, занимавших строго определенные экономические ниши в городах и сельской местности. В частности, они помогали осваивать степные районы юга Украины и Поволжье. Помимо экономических задач приглашение немцев позволило решить важную социо-культурную задачу: традиционное немецкое устремление на восток получило возможность реализоваться в более мягких формах, что с большим понимаем было воспринято в германском мире и стало частью российской политики на установление особых отношений с этим основным партнером-врагом России имперского периода. В рамках коммунистической программы приглашение немцев прекратилось и численность их росла только за счет естественного прироста. В конце программы количество немцев резко сократилось в итоге переселения их в Германию. Освоенные немцами территории остались российской СКС. Оставшиеся российские немцы фактически ассимилированы и не вполне могут определяться как таковые: они - не западные люди, но такая же часть российского населения, как ассимилированные народы варварско-кочевой среды (например, ненцы). Структура населения и пространства имперской программы: В силу своей специфики программа ориентировалась на постоянные приращения пространства и населения. Расширение должно было идти - и шло - вплоть до границ хоумлендов соседних СКС. В рамках данной программы российская СКС была империей, включавшей не только российский хоумленд, но и значительные территории, которые являлись ее вполне откровенными политическими вассалами (это касалось Польши, Кавказа и Средней Азии). Принципиальное отличие имперского периода российской СКС от имперской политики западной СКС состояло в том, что политически зависимые территории не становились колониями России, ее экономическими придатками, и российский хоумленд никогда не был существенно зависим от них. Приобретение новых пространств контроля преследовало цели формирования естественно зависимых социо-культурных вассалов российского хоумленда. В рамках имперской программы шла только первичная переработка таких территорий. Формирование подобного рода пространства и населения - задача, решаемая на протяжении нескольких программ. Население и территории в имперской программе росли по мере решения ею своих задач. Проявилась жесткая связь между изменением пространства контроля и количеством населения в зависимости от стадий программы. Расширение началось с северо-западного европейского фланга в начале XVIII века и завершилось на Дальнем Востоке в конце XIX - начале XX веков, принеся российской СКС самые различные в природном, экономическом и социо-культурном планах территории. Население Российской империи было не менее пестрым во всех указанных отношениях. Из-за недостаточной социо-культурной переработки различие между российским хоумлендом и новыми территориями было резким. Следствием такого положения явилось достаточно большое количество региональных конфликтов, которые были особенно драматическими в Польше, ставшей частью российской империи и периодически бунтовавшей против имперских российских властей. Польские национальные выступления всегда жестоко подавлялись (характерна одобрительная реакция русских на такого рода имперскую политику). Имперская программа знала не только приобретения территорий, но и потери, например, Аляски, некоторых районов Манчжурии и других территорий. Причины такого рода потерь - не в слабости программы, но в том, что, конкурируя с западной СКС, она стала вторгаться в слишком удаленные от своего хоумленда пространства. Появилось, хотя и не развилось, даже заморское распространение (Аляска). Другие потери (Манчжурия) носили мнимый, имитационный характер. Основная задача имперской программы состояла в том, чтобы не допустить закрепления здесь западных и японских империалистов: о постоянном включении Манчжурии в российскую СКС не было и речи. Особенностью третьей стадии имперской программы стало присутствие в западной СКС большой русской эмиграции - представителей правящего слоя и революционеров: так шло изучение западной СКС. Российская СКС впервые и очень осторожно стала вмешиваться в конфликты отдельных удаленных от нее регионов, всегда поддерживая антизападную сторону (например, во второй англо-бурской войне в Южной Африке русские выступали против англичан). Русские стали совершать удаленные экспедиции, пытались контролировать различные острова в океанах, но все это не было приоритетной задачей. Российская СКС проводила только тестовые попытки, во многом повторяя действия Запада, и в будущем пошла по существенно иному пути. Значение программы: имперская программа имела громадное значение для российской СКС. Она блестяще выполнила все свои задачи, став достойным последователем предыдущей программы, и была уничтожена следующей за ней программой. Самим фактом уничтожения она также послужила российской СКС. Значение программы состоит в следующем: 1. Территории российской СКС были расширены до границ хоумлендов соседних СКС - западной, мусульманской и китайской. Расширился как российский хоумленд, так и территории, которые стали затем естественно зависимыми вассалами России. 2. Были сделаны важные шаги по первоначальному социо-культурному преобразованию завоеванных территорий за пределами российского хоумленда. Экономическая эксплуатация, подобная той, что велась западной СКС, места не имела. Начался процесс формирования естественно зависимых вассалов. 3. На стратегически важных участках хоумлендов других СКС (в основном, мусульманской и китайской) и на буферных с ними территориях были сформированы пространства влияния российской СКС. Такого рода действия были крайне важны в борьбе с западной СКС, которая также рвалась сюда. На некоторое будущее эти территории остались под влиянием российской СКС, и только после развала мировой западной системы колониализма в XX веке российское влияние на них было ослаблено. 4. Основные и непосредственные враги российской СКС - шведы, поляки и турки - были покорены или значительно ослаблены: Швеция стала (похоже, навсегда) нейтральным государством; Польша оказалась в составе Российской империи и вышла из этого состава весьма ослабленной; Турецкая империя существенно ослабла, лишившись значительной части своих территорий, и из мощного государства превратилась в вассала западной СКС. 5. Российская СКС выработала в недрах имперской программы новую, гениально простую и эффективную, программу, ориентированную на будущее. Коммунистическая программа - это лишь новый виток в борьбе с западной СКС и порождение именно имперской программы, социо-культурного конкурса, проведенного в ее рамках. Переход в будущее был парадоксальным, но в то же время естественным продолжением эволюции российской СКС. Социо-культурный поиск альтернатив имперской программы: в социо-культурном поиске альтернатив имперской программы приняло участие беспрецедентно большое количество людей, предложивших большое количество существенно различных версий. Это стало следствием того, что на третьей стадии имперская программа генерировала социо-культурный поиск как особое направление собственной деятельности. В высшей степени необычная активность по поиску альтернатив была во многом связана с переходом западной СКС на новую стадию, что поставило российскую СКС в тяжелое положение. Глобальное империалистическое распространение западной СКС потребовало ответной реакции от российской СКС: прежняя тактика борьбы российской СКС с западной в непосредственной близости от своих границ стала не вполне эффективной. Социо-культурные версии новой программы можно разбить на следующие группы: * Абсолютистская монархическая версия, связанная с попытками сохранить империю, лишь поверхностно преобразовав ее. Основная ставка делалась на реформы репрессивного аппарата. Эта версия была важна как гарантия сохранности имперской программы до того времени, пока не найдется достойной замены, и смысл ее состоял только в этом. * Конституционные монархические версии, связанные с попытками сохранить империю, но преобразовать ее достаточно радикальным образом - посредством политических, экономических и социальных реформ. Предлагался вариант частичного перераспределения власти. Попытки реализации подобных версий проводились с начала XIX века. * Западнофильные либеральные демократические версии, представленные большим количеством сторонников из числа интеллигенции, наиболее говорливой и бездеятельной части российского общества. Внешне очень привлекательные: все так мило и, казалось бы, логично. В реальности же предлагавшиеся версии оказались в высшей степени неудачными утопиями, быстро испарившимися из альтернативного обихода российской СКС. * Народнические версии самого различного толка, делавшие ставку на крестьянство, русский народ. Они различались по степени радикальности и предлагаемым решениям, но все вели речь именно о русском народе. Народничество было критическим настроением, началом поиска альтернатив, тем не менее ничего не давшим в их определении. Народничество, охватившее широкий спектр подходов - от высокой литературы до революционного терроризма, сыграло важную роль в переходе от имперской программы к коммунистической, в особенности на его начальной стадии, но в целом оказалось несостоятельным. * Революционные социалистические версии, ориентированные на радикальную замену имперской программы и создание в российской СКС нового государства и общества на основании определенных теоретических (социалистических) принципов. Данный блок версий также представлен большим количеством подходов, и ленинская коммунистическая версия - лишь одна из очень многих. Она оказалась наиболее удачной, так как лучше учитывала внешние интересы российской СКС в борьбе с ее основным врагом - западной СКС. Итогом социо-культурного конкурса, проводимого в рамках третьей стадии имперской программы, стала выработка удивительно странной и эффективной коммунистической программы. При всей своей парадоксальной радикальности по отношению к имперской программе и российскому прошлому в целом, она явилась логическим продолжением эволюции российской СКС и естественным ее порождением. Программа - последователь: коммунистическая (ленинская) программа, давшая пример драматического отрицания и жестокого подавления своего предшественника - имперской программы. Коммунистическая программа выросла из имперской программы и очень многое переняла от нее, продолжив борьбу с западной СКС и переработку завоеванных ранее территорий. Ленинская программа, ленинизм стали ответом российской СКС на западный империализм. Коммунистическая программа использовала западный марксизм, предлагавший перевести глобальную западную экспансию от военной колониальной версии в плоскость “цивилизованного” экономического западного доминирования за пределами своего хоумленда. Ленин переработал марксистские принципы и направил их против самой западной СКС. Марксизм был предложением реформ западной СКС; ленинизм стал реализованной реформой российской СКС, российским ответом на западный империализм и западный социализм.
<< | >>
Источник: Д.В. Николаенко, Т.В. Николаенко. РОССИЙСКОЕ ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ: ПРОГРАММЫ СОЦИО-КУЛЬТУРНОГО РАЗВИТИЯ. 2000

Еще по теме ИМПЕРСКАЯ ПРОГРАММА РОССИЙСКОЙ СОЦИО-КУЛЬТУРНОЙ СИСТЕМЫ (С НАЧАЛА XVIII ВЕКА ДО 1917 ГОДА):

  1. Глава 11 ОСНОВНЫЕ ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ ОБРАЗА СТРАНЫ
  2. Ю. С. Пивоваров РУССКАЯ ВЛАСТЬ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ТИПЫ ЕЕ ОСМЫСЛЕНИЯ, или ДВА ВЕКА РУССКОЙ МЫСЛИ
  3. 5. Монографии, статьи
  4. «А МЫ ВСЕ СТАВИМ КАВЕРЗНЫЙ ОТВЕТ И НЕ НАХОДИМ НУЖНОГО ВОПРОСА»
  5. РОССИЯ
  6. Советская Россия.
  7. ИМПЕРСКАЯ ПРОГРАММА РОССИЙСКОЙ СОЦИО-КУЛЬТУРНОЙ СИСТЕМЫ (С НАЧАЛА XVIII ВЕКА ДО 1917 ГОДА)
  8. Хронологическая таблица
  9. Предисловие научного редактора
  10. § 2. Представления о региональной структуре мира во внешнеполитической риторике В.В. Путина и Дж.У. Буша
  11. § 1. Динамика эволюции либеральной идеологии
  12. ЛИТЕРАТУРА 1.