<<
>>

Эсеры

Важную роль в революции неожиданно сыграла партия социалистов-рево- люционеров (ПСР). Главным идеологом партии был В. Чернов. Он глубоко проработал концепцию «социализации» земли, которая должна была связать революционные цели и крестьянские желания и обеспечила позже поддержку эсеровской партии со стороны крестьян, что со всей силой и проявилось на выборах 1917 года.
Однако, продвинув таким образом эсеровскую политическую мысль и стратегические планы, Чернов и его помощники сделали очень мало в отношении других аспектов теории, особенно по вопросам власти, государства и политического контроля, борьбы против государственного капитализма или решения проблемы революционной диктатуры1172 1173 1174. В 1914 году правое крыло эсеров и немало других ее членов встали на позицию «оборончества». Чернов, отказавшийся склониться перед волной национализма, присоединился к антивоенной конференции социалистов в Циммервальде. К 1917 году многие из его товарищей-оборонцев говорили о 3 его измене . Оборонческое течение в эсеровской партии во главе с Б.В. Савинковым, И.И. Бунаковым, Н.Д. Авксентьевым, И.А. Рубеновичем требовало отказаться на время войны от любых действий, которые «могли бы повредить защите России и общему делу ее союзников». Оборончество преобладало особенно в начале войны. Однако по мере того как, с одной стороны, выявлялась неспособность самодержавия обеспечить эффективную оборону страны, предотвратить хозяйственную разруху и финансовый кризис, а с другой - набирало силу движение, оппозиционное самодержавию, оборончество не только теряло свое влияние, но и претерпевало определенные изменения, становилось более радикальным, перерастало в революционное оборончество1. Эсеровские организации, в которых преобладали «оборонцы», высказались за полное свертывание всякой борьбы с самодержавием вплоть до окончания войны. Аналогичную позицию заняла и крестьянская Трудовая группа Думы во главе с А.Ф. Керенским, выступившим 26 июля 1914 года с заявлением, что «великая стихия российской демократии вместе со всеми другими силами о 2 дадут решительный отпор нападающему врагу» . После ряда поражений в войне и роста революционного движения в стране эсеры-оборонцы и трудовики, сохраняя свою националистическую позицию, перешли в 1915-1916 гг. к критике правительства и даже заговорили о «революции во имя победы». В эсеровской партии было и левое, революционно-интернационалистское течение во главе с М.А. Натансоном. Идеи левых эсеров-интернационалистов в начале войны не пользовались сколько-нибудь заметным влиянием, но по мере ухудшения внешнего и внутреннего положения страны, нарастания политического кризиса они находили себе все больше сторонников. С начала войны и до свержения царизма представители этого течения выпустили в России свыше ста прокламаций с лозунгами: «Долой войну!», «Да здравствует революционная борьба!», «За землю и волю!». Именно эти эсеровские группы стали более или менее реальными политическими партнерами большевиков по «левому блоку» в годы войны1175 1176 1177. Большевики работали вместе с эсерами в военных организациях, существовавших в Смоленске, Чернигове, Томске. В отдельных случаях из-за недостатка собственных технических средств большевики считали возможным совместно издавать антивоенные листовки.
В организационном отношения партия эсеров была намного слабее, чем социал-демократы. После поражения революции 1905 года ЦК партии обладал невысоким авторитетом, и ПСР распалась на ряд враждующих фракций. Партия отказалась использовать для легальных выступлений думскую трибуну, бойкотируя выборы в III и IV Думы, а это еще больше ослабило ее. Война усугубила организационный кризис эсеров. По свидетельству В.М. Зензинова, члена ЦК, избранного на V Совете партии, за все годы войны «почти нигде не существовало организаций партии эсеров». В то время, когда все подпольные революционные движения находились в упадке или просто распадались под ударами полиции, партия эсеров разрушалась быстрее всех. А. Спиридович, жандармский генерал, ставший историком революционного движения, не преувеличивал, подводя в 1916 году итоги этого краха: «К началу 1914 г. в России не существовало никакой партийной организации [ПСР. - ТШанин] в строгом значении этого слова. Были социалисты-революционеры, разбросанные по разным городам страны и мечтавшие о такой организации и о партийной работе. Были также эмигранты за границей, расколотые на фракции, и был Центральный комитет и его издания». Предвосхищая будущее, он добавил: «Таким образом, есть партийные кадры, способные начать революционные действия, когда их призовут к этому, следуя определенной программе»1178. Однако идеи партии сохраняли свои корни, потенциальную силу и значение. Тысячи эсеров и их сторонников, действовавшие в 1905 - 1907 гг., в межреволюционное десятилетие никуда не исчезли, а лишь организационно распылились. «Кузницами» эсеровских кадров агитаторов, пропагандистов и организаторов в этот период являлись тюрьмы, каторга и ссылка. Те эсеры, которые формально уходили из партии, не порывали духовную связь с нею. Работая в различных легальных организациях, они расширяли поле эсеровского идейного влияния. В целом сохранилось, укрываясь в эмиграции, руководящее ядро партии. Лишь учитывая все это, можно понять то удивительное превращение, которое произошло с эсерами за короткое время после победы второй российской революции в феврале 1917 года. Политические силы России, оппозиционные и революционные, в том числе и эсеры, не были инициаторами, организаторами и вождями Февральской революции. Она застала их врасплох, но, захваченные вихрем событий, они приняли в ней активное участие и повлияли на ее исход. Февральская революция коренным образом изменила общественное положение партии эсеров. Из едва проявлявшей признаки жизни, находившейся в глубоком подполье, постоянно преследуемой, малочисленной, оказывавшей слабое влияние на политическую жизнь страны, она за короткое время превратилась в самую большую по численности и самую популярную партию, стала участницей правящей коалиции. Организационное возрождение партии началось уже в ходе революции. Партийные ячейки составлялись, как правило, из немногих пребывавших до этого в подполье или возвращавшихся в партию бывших эсеров, покинувших ее в межреволюционный период. Возвращались из ссылки и эмиграции лидеры партии. Организационная работа велась в быстром темпе. 2 марта состоялась I Петроградская конференция эсеров. Она избрала городской комитет, который до III съезда партии исполнял также функции ЦК, и приняла решение об издании партийной газеты «Дело народа», первый номер которой вышел 15 марта. 3 марта провели свою конференцию московские эсеры. Комитет, избранный конференцией, вместе с самостоятельно возникшим Временным организационным бюро обратился ко всем партийным работникам с призывом неотложно взяться за возрождение открытой партии, за создание массовых организаций пролетариата и трудового крестьянства. Лихорадочно велась организационная работа и на местах. Уже к III съезду в партии было несколько сот тысяч человек1. Таким образом, та огромная идейная работа, которую начали народники во второй половине XIX века и продолжили эсеры в веке ХХ, принесла свои неожиданные плоды в период революции 1917 года, когда тысячи людей, в свое время усвоившие народнические социалистические идеи, влились в партию эсеров, в одночасье превратившуюся в могучую политическую силу.
<< | >>
Источник: Герасимов Г.И.. Идеалистическая история России (середина XIX - начало XX вв.).. 2013

Еще по теме Эсеры:

  1. МЕНЬШЕВИКИ И ЭСЕРЫ ВО ВРЕМЯ ПЕРЕХОДА К НЭПУ (1921—1923 гг.)
  2. ГЛАВА 10 ПОЛИТИЧЕСКИЕ СОПЕРНИКИ: МЕНЬШЕВИКИ, ЭСЕРЫ
  3. ПОСЛЕ ФЕВРАЛЯ
  4. В РЕВОЛЮЦИИ 1905—1907 гг.
  5. Глава 7 ТРАКТОВКИ СОЦИАЛИЗМА В ПУБЛИКАЦИЯХ ЛЕВОНАРОДНИКОВ
  6. ПРОПАСТЬ
  7. ПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ КОАЛИЦИЯ
  8. ПРОГРАММА, ИДЕОЛОГИЯ, ТАКТИКА. УСТАВ
  9. КРАТКИЕ ВЫВОДЫ
  10. СОЗЫВ И РАЗГРОМ ВСЕРОССИЙСКОГО УЧРЕДИТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ
  11. «МЫ ВНОСИМ ГРАЖДАНСКУЮ ВОЙНУ В ДЕРЕВНЮ (МЫ ЭТО СЧИТАЕМ СВОЕЙ ЗАСЛУГОЙ)»
  12. РОЛЬ И КРУШЕНИЕ СЕКТАНТСКОЙ ТАКТИКИ
  13. КРИТИКА «ВОЕННОГО КОММУНИЗМА»
  14. 3. Капитализм и «трудовые хозяйства» в системе неонароднических взглядов