<<

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Выступая 31 декабря 1992 г. по центральным каналам телевидения с новогодним обращением и озвучивая мнение своего либерального окружения, президент Б. Н. Ельцин заявил: «Самый сложный период прошел, наступило время строительства на обломках прошлого...
Имперский период истории России прошел. Россия, наконец, возвращается на дорогу здравого смысла. В начале XX века она была великой страной, шла по пути прогресса, но ее столкнули с этого пути, вовлекли в гибельный эксперимент. Теперь мы возвращаемся к обычным, нормальным ценностям». У Вас нашлось бы, что возразить президенту тогда? Ректор РГГУ, профессиональный историк Ю. Н. Афанасьев в интервью «Литературной газете» (номер за 21 ноября 1990 г.) уточнял: «Мы участники более глубинного крушения, чем октябрьское. Произошел крах того, что я назвал бы евразийской цивилизацией. Корни тянутся чуть ли не к Московскому царству». И хотя 6 ноября 1992 г. А. Н. Яковлев предупреждал читателей «Вечерней Москвы»: «Подлинной и прочной демократии пока не состоялось... У нас до сих пор человек принижен государством... Мы еще во многом живем в старом большевистском мире. И методы наши большевистские, и сознание еще там, в прошлом», но к середине 90-х стала общим местом точка зрения А. Л. Янова. «Страна расстается не только с наследием трех поколений коммунистической татарщины , но и со всеми четырьмя столетиями имперского существования, отбросившего ее на обочину мировой истории»1. А что думаете Вы по поводу объектов расставания? Между тем во второй половине 90-х лишь правительствующие оптимисты брались опровергать приговор Т. И. Заславской от 1997 г. «В области политической демократии после 1993 г. произошел серьезный откат, хотя внешние ее формы продолжали осваиваться. То же самое можно сказать о формировании гражданского общества: хотя отдельные периферийные его элементы и возникали, в целом его разви тие было заморожено, а в некоторых отношениях деградировало».
«Но самое катастрофическое фиаско потерпела идея превращения России в правовое государство... Либерализация политической власти, наряду с расширением личных прав и свобод, привела к ослаблению государства. Тотальное распространение получила коррупция, произошло сращивание властных и преступных структур. В результате российское государство стало скорее криминальным, чем правовым... за пять лет радикальных реформ российское общество не приблизилось к флагманам мирового развития, а отстало от них намного сильнее, чем раньше. Большая часть происходивших в стране преобразований отражала не созидательные, а кризисные процессы, т. е. деградацию и распад»1. Но может быть, перечислены акциденции кризиса роста? Согласитесь: при отказе от почти полутысячелетнего наследия распад и деградация — неизбежны. Нельзя же на обломках столетий соорудить нечто новое за десятилетие! Цивилизации не исчезают в одночасье. Или не так? Сама Татьяна Ивановна уточнила в 2003 г., что в ближайшее время страна «и дальше будет двигаться в направлении, противоположном мировому развитию»567. Посему-то на нас повеяло холодом безнадежности от осенних размышлений А. Н. Яковлева накануне третьего тысячелетия нашей эры. «Драма России, истоки которой лежат в большевистском прошлом, продолжается до сих пор. И пока нет оснований для вывода, что Россию императивно ждет нормальное демократическое будущее... Историческая миссия Ельцина заключалась в том, чтобы покончить с социалистическим феодализмом, но подобная ноша оказалась слишком тяжелой. Он с известным изяществом переложил эту ношу на плечи Путина. Теперь нам остается только ждать, куда повернется дело, поскольку Ельцину не удалось создать прочных механизмов, гарантирующих от возврата к прошлому»568. В Александре Яковлевиче заговорил скорее политик, чем исследователь. Впрочем, многим ли его соображения о первом президенте России отличаются от оценки Л. Ф. Шевцовой — политолога трезвого, жесткого в выводах и объективного. Ельцин поначалу «способствовал расшатыванию прежней системы».
«Но в дальнейшем он воспрепятствовал об валу коммунистического режима и довел до конца начатый еще раньше процесс его преобразования, осознанно сохраняя за старым правящим классом ведущие позиции в новой реальности... Ельцину — хотел он этого или нет — суждено было сыграть скорее роль преобразователя системы, чем разрушителя. Он продолжил процесс, начатый Горбачевым...»569. У Вас найдутся аргументы «за» и «против»? И какие перевешивают? Что бы там ни было, но «ждать, куда повернется дело», пришлось недолго. Осенью 1999 г., сметая все на своем пути с помощью систем залпового огня «Град», танковых орудий и гусениц, фронтовой бомбардировочной и штурмовой авиации, российская армия в очередной раз развернула наступление за Сунжу, а президент, верховный главнокомандующий Б. Н. Ельцин и премьер-министр В. В. Путин — новую предвыборную кампанию. (Из песен эпохи: «А в чистом поле — система "Град"! / За нами — Путин и Сталинград!».) С известным ли «изяществом», с заурядной ли отечественной жестокостью и преступностью (вспомните хотя бы дело полковника Буданова), но Грозный был взят, а бывший полковник КГБ Путин, объявленный Ельциным наследником, выиграл выборы 2000 г. Прощаясь с Россией, в отчаянии безнадежности восклицал известный итальянский журналист Дж. Кьеза: «Бог мой, какую наглость надо иметь, чтобы всерьез рассуждать о свободных выборах в России!»570. Прощай, свободная Россия?? Но что нам европейская мудрость и память их сорока веков?! Г. О. Павловский, сделавший все, чтобы привести чекиста к власти, после завершающего броска на Кремль втолковывал корреспонденту газеты «Сегодня» 10 октября 2000 г.: «Путин — это, скорее, Ришелье. Путин обязан выстроить государство, удобное для жизни граждан, с сохранением основных ценностей этих же самых граждан. Это задача очень сложная. Она не сводится уже ни к революции, ни к термидору». Ну и как, Вам удобно, и ценности в сохранности? А какие именно? Учтите предупреждение Д. Е. Фурмана, мастера едких истин и непричесанных мыслей. «Потенциал модернизации сверху исчерпан».
«Россия под руководством Путина нормальной европейской страной не станет». «Если Путин не может быть новым Горбачевым, то лучше, чтобы он был повторением... Брежнева, чем пародией на Сталина. Конечно, это — застой. Но взять последний барьер на пути в "Европу", перейти к свободным выборам в теперешнем состоянии общество явно не готово. Как исчерпан потенциал русской авторитарной модернизации, так, очевидно, исчерпан и "освободительный" потенциал теперешнего активного поколения»571. Видите, каков наш выбор: не Ришелье или Горбачев, а квази-Брежнев или симулякр Сталина? Вы его принимаете? Почему? Тем временем заканчивался первый президентский срок Путина. Никто не сомневался в его плавном переливании во второй президентский континуум. Пора было переходить от мнений к пониманию. Вот и переходите. Возьмите Конституцию Российской Федерации 1993 г. и определите: какие ее статьи нарушила и нарушает федеральная власть, какие — местная в Вашем субъекте федерации. Мы поставим немногие наводящие вопросы. Война в Чечне есть или ее нет? Если США и международные силы, потеряв за пять первых месяцев оккупации Ирака менее 60 солдат, официально признали наличие партизанского движения, то о чем свидетельствует позиция российской Власти, порой терявшей в Чечне до 120 солдат в день и уверявшей, что не только войны нет, но и закончилась даже антитеррористическая операция и началось простое восстановление порядка? Откуда в начале третьего тысячелетия расцвет ксенофобии и шовинизма, ненависть к инородцам и всему западному просвещению? Как в стране обстоят дела с правами человека? Какую роль играют в современной России церковь и ФСБ? Наконец, какая у нас республика по Основному закону и на деле? Советуем обратить внимание на ст. 80, в соответствии с которой президент является гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина. Согласно древним китайским политическим традициям, император Поднебесной получал Мандат Неба и становился Отцом. Если он явно нарушал Мандат (не заботился о правах и человеках), то он считался He-отцом, Не-императором вовсе.
И свержение его даже посредством восстания предписывала традиция. Экий азиатский деспотизм! Так вот, хотелось бы понять: президент, не являющийся гарантом (т. е. не выполняющий своих служебных обязанностей, определенных Законом), имеет ли право претендовать на ношение титула, и о чем свидетельствует его переизбрание на второй срок? Сравнивания итоги десятилетних опросов, анализируя мнения россиян, продвигаясь к пониманию, ведущие социологи ВЦИОМ572 и страны приводили интересные данные и предлагали следующие выводы. Проверьте их на прочность. Итак, на рубеже двух тысячелетий 45 % опрошенных назвали самой лучшей советскую политическую систему, которая у нас была до 90-х годов. До трех пятых наших соотечественников считали (и считают): у России «свой особый путь». Более 60 % полагали: нужно «не подражать чужим образцам, а глубже изучать исторический опыт России, следовать ее традициям и особенностям». Среди последних нарастающей привлекательностью обладают: потребность в «сильной руке», сосредоточившей всю полноту власти и наводящей порядок; советская централизованно-дефицитарная, планово-распределительная модель; завоевательно-имперское прошлое в российской и советской ипостасях; осмысление России «лишь в негативной форме, в категориях непринадлежности к Западу». «Условное доверие россияне сохраняют прежде всего к наиболее простым в социальном плане и даже архаическим по своей структуре и традиционной символике институтам, которые настроены антизападно и меньше всего связаны с современными процессами и ценностями». Это — армия, госбезопасность, церковь. Ширится «обеднение общественного пространства, последовательное устранение разнообразия, упрощение самих представлений о социальной жизни»1. Больше того, в 2003 г. почти две трети опрошенных думали, что дальнейшее усиление ФСБ пойдет на пользу России. Характерно: четверть поддержала бы большевиков в октябре 1917 г., еще пятая часть с ними бы сотрудничала. Выросли симпатии к В. И. Ленину, Ф. Э. Дзержинскому, И. В. Сталину.
Каждый седьмой уверен: рассказы о сталинском терроре — выдумка, цель которой — опорочить наше славное прошлое. Генералиссимус и брежневское время — абсолютные лидеры по росту сторонников в начале XXI в. «Тов. Сталин» обошел всех в споре о том, кого россияне называют самым великим политиком и государственным деятелем за последнюю тысячу лет мировой истории. А при Леониде Ильиче предпочло бы жить большинство россиян. При этом 36 % участников опросов ощущали себя в наибольшей степени полноправными гражданами страны именно в 1964-1985 гг. Половина верит: советская политическая система — лучшая из возможных. Почти 60 % более правильной кажется экономическая система, основанная на государственном планировании и распределении. 66 % предпочли бы оставить в стране все «так, как было до начала перестройки». Более 70 % уверены: большинство людей в нашей стране не сможет прожить без постоянной заботы и опеки со стороны государства. Вообще-то, утверждают социологи, «через о дно-два поколения» подобные установки неизбежно «приводят к разложению общества»573. А что думаете об этом Вы? В итоге получалось, что «в нынешних условиях в общественном мнении явно преобладает традиционный, консервативный и консервирующий набор представлений о "добром" властелине при скверных боярах, счастливом прошлом, коварных чужеземцах и собственной жертвенной судьбе». Завершился очередной тур «традиционализирующей модернизации». Российская элита (общество в целом) более «не обладает ресурсами изменения, какой бы природы они ни были», и озабочена «консервацией и ревитализацией власти», слабеющей и теряющей свое влияние в спокойной ситуации и посему нуждающейся в постоянном воспроизведении ситуаций чрезвычайных. «Модернизация по-российски» вновь оказалась несостоятельной? Во всяком случае, констатировал Ю. А. Левада, «нельзя считать завершенным распад советской системы на ее государственном, общественном, социально-антропологическом уровнях. Мы все еще живем скорее на развалинах "старого дома", чем в каком-то "новом доме"». Общее стремление к стабильности в подобной ситуации означает лишь «вынужденное стремление имитировать стабильность»574. Вернитесь к рисунку 1 (см. Том 1). Кое-что к тому времени, когда Вы будете читать текст, исчезло из нашей жизни. Но столь ли существенное? Не заставляет ли сделать два-три неутешительных вывода оставшееся? Во всяком случае, прощаясь, мы бы хотели напомнить вечно актуальный (а в России — в особенности) морально-политологический завет Александра Галича из далекого и недостижимого брежневского «рая». «Не бойтесь тюрьмы, не бойтесь сумы, не бойтесь мора и глада, а бойтесь единственно только того, кто скажет: "Я знаю, как надо!" Кто скажет: "Идите, люди, за мной, я вас научу, как надо!"... Гоните его! Не верьте ему! Он врет! Он не знает, как надо!».
<< |
Источник: Долуцкий И. И., Ворожейкина Т. Е.. Политические системы в России и СССР в XX веке : учебно-методический комплекс. Том 3. 2008

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. § 3. Окончание предварительного следствия с обвинительным заключением
  2. § 5. Действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением (обвинительным актом)
  3. § 5. Заключение экспертов
  4. Консультативное заключение Международного Суда от 1951 г.
  5. г) Иные случаи допустимости доказательств - допустимость экспертного заключения
  6. § 2. АКТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ, НЕПОСРЕДСТВЕННО ПОРОЖДАЮЩИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВО, ИСПОЛНЕНИЕ КОТОРОГО СВЯЗАНО С ЗАКЛЮЧЕНИЕМ ДОГОВОРА
  7. 8.1. Заключение эксперта-почерковеда как объект оценки субъектом доказывания
  8. Процессуальные и тактические средства исследования и проверки заключения эксперта-почерковеда
  9. 23.1. Направление уголовного дела с обвинительным заключением прокурору
  10. § 4. Заключение эксперта как средство доказывания. Требования, предъявляемые к заключению эксперта