<<
>>

Все для фронта, все для победы

Победа или поражение в войне — итог ряда составляющих, среди которых первостепенное место занимает моральный фактор. Что защищали советские люди? Ответ на этот вопрос во многом объясняет поведение людей на фронте и в тылу, стимулы их общественного сознания того времени и личное отношение к войне.

Советский народ прежде всего встал на защиту своей родины. Миллионы павших и живых вкладывали в это понятие все лучшее, связанное с жизнью страны, своей семьи и детей, с новым, справедливым обществом, которое, они верили, будет построено. Они знали, что ведут войну за правое дело, и в большинстве своем не сомневались в конечной победе. Точно найденные слова в первом заявлении советского правительства в связи с началом войны, в обращении к народу 22 июня 1941 г.: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!» — были ясны и понятны. Они отражали главную тенденцию в настроениях общества, способствовали осознанию всеми и каждым целей войны, уверенности в разгроме ненавистного врага.

Государственный патриотизм, гордость за страну, сопричастность ее успехам и неудачам — важная особенность общественных настроений и личностных поступков того времени. Достижения советской власти в экономике, социальной области за период от Октябрьской революции до 1941 г. были очевидны и восприняты гражданами страны. Они получили право на труд и гарантированный отдых, на бесплатное образование и медицинскую помощь, улучшение жилищных условий, доступ к науке и культуре, уверенность в завтрашнем дне и многое другое. Идея социализма получила поддержку подавляющего большинства населения. Невысокий по сравнению с западными странами уровень жизни объяснялся без особого труда: народ совершил в отсталой стране революцию, ликвидировал эксплуататоров, отразил натиск интервентов в 1919-1922 гг., преобразовал страну, создал современную индустрию. Угроза войны требовала постоянных мер по укреплению обороноспособности, неимоверных усилий и затрат, направленных на построение и защиту социализма, общества социальной справедливости.

Существовавший строй способствовал сплочению народов СССР. Достижения союзных и автономных республик, входивших в состав СССР, различные и неравноценные, воспринимались как преимущество системы. Важным слагаемым характерного для того времени «чувства семьи единой» была бескорыстная помощь русского народа другим народам страны.

Перед войной Российская Федерация (РСФСР) с населением 110 млн человек занимала 2/3 территории СССР, где проживало свыше 100 народов и народностей. За годы советской власти многие народы России, ранее значительно отстававшие от русских по уровню экономического развития, сократили этот разрыв. Так Башкирия до революции не имела ни одного высшего учебного заведения. В 1939 г. было уже 4 вуза, 60 техникумов, 4 рабфака. В Татарии до революции был только один Казанский университет, в 1938 г. — 54 вуза и 23 тыс.

студентов. Если в царской России в 1914 г. действовало 72 вуза с 86 тыс. студентов, то в 1941 г. — 481 вуз с 478 тыс. студентов. Количество газет на всех языках возросло с 35 до 437.

Начиная войну, руководство Германии исходило из того, что советское многонациональное государство не выдержит испытаний и распадется на враждующие национальные группировки. Однако этот расчет не оправдался. Угроза нацистского порабощения подняла на борьбу с захватчиками большинство населения страны независимо от классовой, нацио-нальной принадлежности, вероисповедания и возраста. В мае 1942 г. в числе 5500 тыс. человек на фронтах действующей армии воевали около 1,2 млн человек нерусской национальности. Ярким примером служения своей Родине стал подвиг рядового А. Матросова. 23 февраля 1943 г. в бою за деревню Чернушки, А. Матросов, видя, что его рота попала во время атаки в безвыходное положение, закрыл своим телом амбразуру вражеского дзота. Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Среди удостоенных звания Героя Советского Союза в годы Великой Отечественной войны были представители большинства наций и народностей СССР, в том числе 8160 русских, 2069 украинцев, 309 белорусов, 161 татарин, 108 евреев, 96 казахов, 90 грузин, 90 армян, 69 узбеков, 61 мордвинов, 44 чувашей, 43 азербайджанца, 39 башкир, 32 осетина, 18 марийцев, 18 туркмен, 18 литовцев, 14 таджиков, 13 латышей, 12 киргизов, 10 удмуртов, 9 карелов, 8 эстонцев, 8 калмыков, 7 кабардинцев, 6 адыгейцев, 5 абхазов, 3 якута, 2 молдаван.

87 женщин были удостоены звания Героя Советского Союза. Но длительное время замалчивалось, что многие сотни тысяч советских граждан различных национальностей в той или иной форме сотрудничали с противником.

Со времени нападения Германии на СССР положение в советском обществе качественно изменилось. Обстановка требовала и формировала бесстрашие, умение подчиняться и своевременно выполнять приказы, самостоятельность и ответственность. Более глубоким содержанием наполнялись такие нормы поведения и чувства, как взаимовыручка и коллективизм, сострадание к соотечественникам и любовь к родине, народная гордость и ненависть к захватчикам. Эти качества проявились в героизме и мужестве, бескорыстии и самопожертвовании на фронте и в тылу.

Важным фактором, который советские люди считали привилегией своего государства и личным достоянием, была гордость за Красную армию — «сильнейшую и непобедимую».

Военная служба, согласно Конституции 1936 г., являлась «почетной обязанностью каждого гражданина СССР» и была таковой в реальной жизни. Надо сказать, что масштабы необоснованных репрессий в 30-х годах, в том числе в армии и на флоте, в то время не были известны, а открытые процессы, на которых подсудимые публично признавались в чудовищных преступлениях против государства, казалось, не оставляли сомнений в их виновности. Еще до «большой войны» участники боев в Испании, у озера Хасан, на реке Халхин-Гол, финской кампании пользовались всеобщим уважением общества, особенно молодого поколения, а награжденные, к примеру, медалью «За отвагу», становились едва ли не национальными героями. С началом Великой Отечественной войны это особое отношение к Вооруженным Силам явилось основой сплоченности армии и народа в достижении общей цели — разгрома захватчиков, освобождении родной земли, а затем и других стран из-под ига оккупантов.

Первой демонстрацией этого единства явилось народное ополчение — одна из наиболее массовых форм добровольного участия советских граждан в вооруженной борьбе с захватчиками, известного на Руси со времен Минина и Пожарского.

Только за первые три дня войны в Москве поступило 70 тыс. заявлений с просьбой отправить на фронт. В Ленинграде к началу июля 1941 г. в действующую армию было направлено 45,2 тыс. добровольцев, в Киеве подано свыше 52 тыс. заявлений. Летом и осенью 1941 г. было создано до 60 дивизий народного ополчения, 200 отдельных полков. Их численность составила около 2 млн человек. Г. Жуков пишет в своих воспоминаниях, что по инициативе москвичей уже в начале июля 1941 г. были сформированы 12 дивизий народного ополчения. В военные органы и партийные организации продолжали поступать тысячи заявлений от граждан с просьбой послать их на фронт. В добровольческие дивизии народного ополчения вступали специалисты самых различных мирных профессий. Было нечто общее, чем они отличались, — высочайший патриотизм, непоколебимая стойкость и уверенность в победе. «И разве это случайность, что из добровольческих формирований после приобретения ими необходимого боевого опыта сложились великолепные боевые соединения», — пишет Г. Жуков.

С первых дней войны началась стихийная материальная и финансовая помощь Красной армии со стороны населения. Инициаторами движения за создание Фонда обороны были рабочие московского завода «Красный пролетарий», которые

Конвейер сборки автомата ППШ на автозаводе в Москве. 1943 г.

выступили с призывом о ежемесячной отчислении в создаваемый Фонд однодневного заработка. Одними из первых среди колхозников решили отчислять в Фонд обороны до 10 трудодней с каждого работающего члены колхоза «Ленинский путь» Оренбургской области. В декабре 1942 г. саратовский колхозник-пчеловод Ф. Головатый внес 100 тыс. рублей личных сбережений на постройку самолета-истребителя.

Правительство, которое крайне нуждалось в средствах для обороны страны, в свою очередь приняло меры, чтобы это движение приняло массовый и организованный характер.

Поступления в Фонд обороны принимали различные формы. Это была сдача облигаций государственных займов и вкладов в сберкассах, ценных вещей и драгоценностей, материальных поощрений и т. п. Широкое распространение получили комсомольско-молодежные воскресники, средства от которых направлялись в Фонд обороны. Денежные поступления в Фонд обороны в 1941-1943 гг. достигли 10 млрд рублей, не считая драгоценностей, облигаций, колхозных трудодней. Всего за годы войны за счет добровольных взносов, обязательных платежей жителей города и деревни, взятых у населения займов было получено до 20% бюджетных средств на военные нужды. Если принять во внимание, что значительная часть этих средств поступала от малообеспеченных семей, то для каждой из них это было подвигом.

У К. Симонова, наиболее талантливого и достоверного летописца Великой Отечественной войны, старый рабочий Попков из романа «Живые и мертвые», сожалея, что не все у Красной армии есть, чему надо быть, говорит: «Да я бы на самый крайний случай и эту квартиру отдал, в одной комнате прожил, я бы на восьмушке хлеба, на баланде, как в Гражданскую, жил, только бы у Красной армии все было...» «Эти слова, — пишет знаток и участник военных событий генерал армии М. Гареев, — как нельзя лучше передают настроения большинства советских людей, предопределившие их стойкость и мужество в годы войны».

Когда с началом войны, опережая войска, отступавшие под напором противника, хлынули на восток миллионы беженцев, эвакуировались эшелонами тысячи предприятий с рабочими, инженерно-техническим персоналом и их семьями, то Совет по эвакуации и власти на местах, естественно, не имели возможности справиться со всей массой возникших проблем, особенно бытового характера. И вновь проявилось «чувство семьи единой». Жителям из оккупированных противником областей (их называли эвакуированными) во многом помогло обустроиться на новом месте население центральных и восточных районов страны. Сотни тысяч ленинградцев, вывезенных из блокадного города, были гостеприимно встречены в Вологодской, Ивановской, Горьковской, Ярославской и других областях России, в республиках Средней Азии, столицы которых, особенно Ташкент и Алма-Ата, стали на время войны городами с многонациональным, преимущественно русскоязычным населением.

В годы войны рождались и действовали различные формы помощи и поддержки населением Красной армии. Как правило, они принимали широкие масштабы и оказывали существенную помощь властям и командованию в материальном обеспечении войск. Именно такое значение имел и сбор теплых вещей, в котором приняли участие миллионы граждан, преимущественно женщин. Многое они сами вязали и изготовляли. Только в Сибири за годы войны было собрано и отправлено на фронт более 5,6 млн теплых вещей. По подсчетам историков, благодаря собранным за войну теплым вещам можно было одеть до 10 млн бойцов, фактически всю действующую армию.

Еще об одной форме помощи следует сказать отдельно — о подарках. Первые подарки фронтовикам были собраны и посланы жителями многих городов и деревень уже в начале июля 1941 г. Они были бесхитростными, отражали жизнь и быт того времени. Это табак, кисет, кусок мыла, рукавицы, тем более ценные, что в их сборе и отправке принимали участие дети. Подарки вручали чаще всего к памятным датам или под Новый год. Между фронтовиками и отправителями подарков нередко завязывалась переписка. Эта форма моральной поддержки Красной армии получила большое распространение. Во время войны только Вологодская область отправила на фронт 95 вагонов с подарками.

Культурная жизнь страны преобразилась. В искусстве ведущими темами стали патриотизм, ненависть к гитлеровским оккупантам, массовый героизм советских людей в тылу и на фронте, на захваченных врагом территориях, справедливость защиты Отечества. В годы войны были созданы и заслужили известность повести «Волоколамское шоссе» А. Бека, «Непокоренные» Б. Горбатова, «Народ бессмертен» В. Гроссмана, «Дни и ночи» К. Симонова, пьеса «Фронт» А. Корнейчука, поэмы «Зоя» М. Алигер, «Василий Теркин» А. Твардовского, первые главы книги М. Шолохова «Они сражались за Родину», отдельные главы «Молодой гвардии» А. Фадеева. Массовыми тиражами издавались и передавались по радио произведения

А.              Толстого, Н. Тихонова, К. Федина, Л. Леонова, Л. Соболева, М. Светлова, О. Берггольц, В. Василевской, В. Инбер, М. Ша- гинян, Я. Коласа, В. Лациса, М. Танка, П. Тычины и многих других писателей и поэтов. За годы войны было издано около 170 млн экземпляров художественных произведений. Они убеждали в силе и непобедимости советского государства, его армии, славили отечественных героев, раскрывали страдания народа.

Большой популярностью пользовались кинофильмы «Она защищает Родину», «Радуга», «Зоя», «Два бойца», «Секретарь райкома», «Человек № 217», «В шесть часов вечера после войны» и другие.

Свой вклад в победу внесли советские композиторы. 24 июня 1941 г. на перроне Белорусского вокзала впервые прозвучала главная патриотическая песня тех лет «Священная война», написанная композитором А. Александровым на слова В. Ле- бедева-Кумача. Трагическая реальность войны требовала правды, отметала халтуру, серость, неискренность. Многие произведения военных лет стали частью духовной жизни народа. Среди них стихи и песни «В землянке» А. Суркова и

К. Листова, «Соловьи» А. Фатьянова и В. Соловьева-Седого, «В лесу прифронтовом» М. Исаковского и М. Блантера, «Дороги» Л. Ошанина и В. Новикова, «Темная ночь» В. Агатова и Н. Богословского, «Офицерский вальс» Е. Долматовского и М. Фрадкина, песенное творчество И. Дунаевского, Т. Хренникова. Получили признание стихи А. Ахматовой, Р. Газма- това, многие другие произведения. Событием в блокадном Ленинграде было исполнение в 1942 г. 7-й, посвященной великому городу, симфонии Д. Шостаковича. Высокую оценку получили патриотическая опера «Война и мир» и симфоническая сюита «1941 год» А. Прокофьева. Впервые заявил о своем таланте скульптор В. Вучетич (портрет И. Черняховского, бронза).

На фронтах, в перерывах между боями и ближайшем тылу выступали концертные бригады, в составе которых находились популярные певцы и актеры: М. Жаров, И. Козловский, Н. Крючков, С. Лемешев, М. Михайлов, Е. Самойлов, А. Тарасова, М. Ладынина, Л. Русланова, К. Шульженко, Л. Утесов и другие. В 1942 г. на основе таких бригад известные артисты и режиссеры И. Раевский, Ю. Завадский, А. Дикий и С. Ми- хоэлс создали первые фронтовые театры. За годы войны 3962 концертные бригады дали для воинов свыше 1,3 млн спектаклей и концертов. 45 тыс. творческих работников приняло участие в культурном обслуживании фронтов.

С патриотических позиций выступила значительная часть русской эмиграции. «Нужно любить Россию и русский народ больше, чем ненавидеть революцию и большевиков», — призывал философ Н. Бердяев. Нобелевский лауреат писатель И. Бунин, один из наиболее непримиримых противников советского строя, вспоминал о своем отношении к Тегеранской конференции руководителей союзных держав 1943 г.: «Нет, вы подумайте до чего дошло — Сталин летит в Персию, а я дрожу, чтобы с ним, не дай Бог, что в дороге не случилось».

Можно констатировать, резюмирует изместный историк академик Ю. Поляков, что подавляющее большинство советского народа знало и понимало справедливость целей и задач войны, необходимость мобилизации всех сил для спасения Родины, неизбежность жертв со стороны общества в целом и каждого гражданина, верило в несокрушимость советского государства.

Осенью 1941 г., когда враг стоял у ворот Москвы, впервые был произнесен тезис об особой роли русского народа. 6 и 7 ноября в докладе на торжественном заседании, посвященном 24-й годовщине Октябрьской революции (оно проходило в тоннеле на станции метро «Маяковская»), и речи на параде, участники которого уходили с Красной площади на передовую линию фронта, Сталин говорил о великой русской нации — «нации Плеханова и Ленина, Белинского и Чернышевского, Пушкина и Толстого, Глинки и Чайковского, Горького и Чехова, Сеченова и Павлова, Репина и Сурикова...». Напомнив о «мужественном образе наших великих предков», он назвал имена Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова и Михаила Кутузова.

В 1943 г. правительство изменило свое отношение к Церкви. Это был наиболее сложный поворот во внутренней политике, основанной после Октября 1917 г. на атеизме. Конфликт государства с Русской Православной Церковью (РПЦ) возник, как и Гражданская война, в результате противоборства революционных и контрреволюционных сил России. Руководство Православной Церкви в лице патриарха Тихона (В. Белавина) и Поместного собора предало советскую власть церковному проклятию (анафеме). В 1923 г. Церковь отмежевалась от противостояния новому государству, но к тому времени преследования ее служителей только набирали силу. Они приняли наиболее широкие масштабы в 1930-е годы (в 1932 г. была принята «пятилетка безбожия»). К концу 1939 г. из церковного руководства оставались на свободе единицы. Принимая во внимание, что, по данным переписи 1937 г., в СССР было более 40 млн верующих христиан, сближение государства с Церковью имело принципиальное значение для мобилизации максимума сил на борьбу с захватчиками и престижа власти как внутри страны, так и за рубежом.

Первый шаг в этом направлении сделал митрополит Сергий (И. Страгородский), обратившийся 22 июня 1941 г. к верующим с посланием Церкви, в котором благословил всех православных «на защиту священных границ нашей Родины». К беспощадной борьбе с захватчиками призвал съезд мусульман, состоявшийся в Уфе 15-17 мая 1942 г.

Перемены в отношении властей к РПЦ и церквам других конфессий проявились еще летом 1941 г. Прекратилась антирелигиозная пропаганда и выход в свет журналов «Безбожник», «Антирелигиозник» и других. Важным проявлением патриотического служения духовенства и верующих явилась материальная помощь государству и Красной армии. Взносы РПЦ в Фонд обороны составили 300 млн рублей. Примечательно, что средства жертвовались даже на оккупированной противником территории (хотя часть священнослужителей сотрудничала с немцами). Так, священник Ф. Пузанов из Псковской области собрал среди верующих золота, серебра и церковной утвари на сумму 500 тыс. рублей и передал их через партизан на Большую землю.

Многие священнослужители принимали активное участие в боевых действиях. Среди них заместителем командира роты начал свой фронтовой путь С. Извеков, в дальнейшем — Патриарх Московский и всея Руси Пимен. В Красноярске в годы войны главным хирургом в эвакогоспитале работал епископ Лука (Л. Войно-Ясенецкий). Позднее за научные заслуги ему была присуждена Сталинская премия, большую часть которой он пожертвовал на «помощь сиротам, жертвам фашистских извергов».

Влияние религии особенно возрастало в наиболее тяжелые моменты войны. Богослужения в блокадном Ленинграде проходили при переполненных храмах. Позднее, 16 клириков местной епархии во главе с митрополитом Алексием (с 1944 г. — Патриарх Московский и всея Руси) были награждены медалью «За оборону Ленинграда».

В конце 1942 г. митрополит Сергий, в то время патриарший местоблюститель, призвал духовенство и верующих к сбору средств на строительство танковой колонны и обратился к Сталину с просьбой о государственном оформлении соответствующих денежных перечислений. На средства, собранные Церковью, были построены и переданы Красной армии танковая колонна имени Дмитрия Донского и авиационная эскадрилья имени Александра Невского.

Церковь постепенно обретала государственную опору. 4 сентября 1943 г. состоялась встреча Сталина с несколькими митрополитами РПЦ, на которой обсуждались первостепенные нужды Московской Патриархии и были приняты важные решения, среди них согласие правительства на избрание Патриарха Московского и всея Руси, пост, который после кончины святителя Тихона пустовал много лет. 18 сентября 1943 г. Собором епископов Патриархом был избран митрополит Сергий.

В период войны сформировалась новая церковная политика советской власти. Ее главными чертами являлись относительная веротерпимость и контроль за религиозной деятельностью со стороны государства. Эта политика включала силы Церкви в борьбу с врагом и способствовала более широкой поддержке СССР в зарубежных странах.

Огромное значение с первых дней войны имел трудовой энтузиазм народа. В июле 1941 г. молодой московский токарь

Проповедь митрополита Киевского и Галицкого Николая о необходимости борьбы с фашизмом

Федор Букин выступил с инициативой работать не только за себя, но и за товарища, ушедшего на фронт, т.е. ежедневно выполнять две нормы (200%) выработки продукции. Его почин был подхвачен другими рабочими. Так возникло массовое движение «двухсотников». В Москве к 1941 г. «двухсотника- ми» стали 15 тыс. комсомольцев. Вскоре стали известны «трехсотники», «четырехсотники», а с февраля 1942 г. — даже «тысячники», т.е. те, кто перевыполнял установленные нормы выработки в 10 раз. Это патриотическое движение, зародившись в военной промышленности, охватило постепенно все отрасли хозяйства.

Патриотизм тружеников тыла ярко проявился в соревновании коллективов молодых рабочих и работниц комсомольско-молодежных бригад за звание «фронтовых бригад». Это движение зародилось осенью 1941 г. по инициативе бригады М. Попова (завод «Уралмаш»). Впоследствии Попов вспоминал: «В те суровые дни каждый чувствовал себя бойцом. Инструмент, который мы держали в руках, стал для нас оружием, и с ним мы каждый день выходили на передний край».

Звание «фронтовых бригад» присваивалось тем комсомольско-молодежным бригадам, которые в течение двух месяцев

выполняли план не менее чем на 150% , а в текстильной, угольной и некоторых других отраслях промышленности — на 110-115% при хорошем качестве продукции, экономии материалов и электроэнергии, повышении квалификации и обучении новичков. В 1943 г. звание «фронтовых бригад» имели 17,2 тыс., в начале 1944 г. — 31,4 тыс., к концу 1944 г. — 52 тыс. коллективов. В середине 1945 г. в стране насчитывалось 152 тыс. комсомольско-молодежных бригад, объединявших более миллиона юношей и девушек.

Получить почетное звание победителя в соревновании было престижно, приносило моральное удовлетворение и награды денежными премиями, продуктами питания, товарами широкого потребления.

Наибольший вклад в обеспечение фронта внесли женщины. Заменив ушедших на фронт сыновей, мужей, отцов, они заняли ведущее положение в экономике. В 1945 г. женщины составляли 59% рабочих и служащих. Им нередко приходилось выполнять работу, считавшуюся традиционно мужской. Они работали электросварщиками, токарями, кузнецами, электромонтерами, машинистами компрессоров и паровых машин, трактористами, комбайнерами, на лесоповале, на расчистке от снега железнодорожных путей и т. д. В сельском хозяйстве женщины составляли более 70% рабочей силы.

Самоотверженно в годы войны трудились советские ученые. Уже 23 июля 1941г. Президиум Академии наук СССР принял решение перенацелить усилия научных работников на выполнение задач по укреплению военной мощи страны. Ученые оказывали оперативную помощь предприятиям в освоении новых видов продукции, совершенствованию технологических процессов. Они внесли незаменимый вклад в поиск и освоение новых месторождений полезных ископаемых, подготовку высококвалифицированных кадров, в создание новых образцов вооружения. Сварщики под руководством академика Е. Па- тона создали в 1942 г. линию автоматической сварки танковой брони, что позволило организовать поточное производство танков. Ученые блокадного Ленинграда явились авторами свыше 1 тыс. важных изобретений, одним из которых был первый в мире радиозонд, который использовался для корректировки артиллерийского огня. Продолжались фундаментальные исследования. С лета 1943 г. в АН СССР под руководством академика И. Курчатова возобновились исследования в области ядерной физики, активное участие в которых приняли академики Н. Семенов, Ю. Харитон, Я. Зельдович, другие ученые.

Работу, направленную на повышение военной мощи страны, выполняли и те ученые, которые были репрессированы. Создавались особые конструкторские бюро (ОКБ) под надзором НКВД. В народе их называли «шарашками». Одной из них руководил легендарный авиаконструктор А. Туполев, который со своими помощниками из числа заключенных сконструировал фронтовой бомбардировщик Ту-2 и в 1941 г. был освобожден из тюрьмы.

Президент АН СССР С. Вавилов писал: «Почти каждая деталь военного оборудования, обмундирования, военные материалы, медикаменты — все это несло на себе отпечатки предварительной научно-технической мысли и обработки».

Народ жил трудно. Нормы снабжения были дифференцированы по социально-производственному признаку. Преимуществом пользовались рабочие и служащие предприятий оборонной и химической промышленности, строители, транспортники и занятые в других наиболее трудоемких отраслях промышленности. По нормам снабжения население делилось на четыре группы: рабочие и приравненные к ним лица; служащие и приравненные к ним лица; не занятые в производстве граждане, иждивенцы; дети до 12 лет включительно.

Нормы снабжения хлебом по первой категории колебались от 800 до 1200 в день; служащие получали 500 г, а иждивенцы и дети — 400 г. Чтобы поощрять передовиков, директора промышленных предприятий с 1942 г. наделялись правом устанавливать преимущества в снабжении рабочих, выполнявших и перевыполнявших нормы выработки. Им полагалось дополнительное горячее питание, отпускались сверх установленной нормы овощи из подсобных хозяйств. К концу 1942 г. второе дополнительное горячее питание получали около 1 млн, а в начале 1945 г. до 6 млн человек. Привилегии в снабжении продовольствием имели руководящие работники партийного, государственного и хозяйственного аппаратов. Так, в Москве по решению исполкома горсовета в ноябре 1941 г. в каждом районе были открыты по одной столовой в каждом районе, где 100 человек питались бы без карточек.

Нормы снабжения населения мясом, рыбой, жирами, сахаром, крупой, макаронами и т. д. были различны. Специальное питание для детей в возрасте до года отпускалось из молочных кухонь. В яслях и детских садах дети получали повышенный рацион питания. На ребенка в яслях полагалось 900 г сахара в месяц при норме в 400 г по карточке, больше выделялось и мяса. В школе для детей были введены завтраки. Дополнительно на каждого школьника отпускалось 50 г хлеба и 10 г сахара в день.

Карточки были введены на покупку и непродовольственных товаров. Во время войны их получали 60 млн рабочих и служащих. Снабжение непродовольственными товарами сельского населения велось через потребительскую кооперацию, которая получала их от государства в ограниченном количестве и удовлетворяла спрос крестьянства в тканях, одежде и обуви лишь на 25%. Им приходилось заниматься домашним ткачеством, плести лапти, которые заменяли кожаную обувь,и т. д.

Проблема обеспечения питанием подавляющей массы колхозников, не получавших карточек, стояла очень остро. В колхозах нередко после выполнения поставок государству зерна и овощей не оставалось из собранного урожая ничего, чем можно было бы оплатить труд крестьян. Личные же хозяйства были слишком мизерными и зачастую не позволяли обеспечить крестьянским семьям прожиточного минимума.

Сократилась торговля на колхозных рынках. Цены по сравнению с довоенным временем возросли в 13 раз. Получила развитие меновая торговля: горожане, на имевшиеся у них товары широкого потребления, выменивали у крестьян продовольствие. Лишь к концу войны положение на колхозных рынках стало выправляться. Цены 1945 г. по сравнению с 1943 г. снизились в 2,3 раза.

Чтобы не допустить голода в городах правительство приняло решение с весны 1942 г. выделить заводам и фабрикам земли для развития подсобных хозяйств, а рабочим и служащим — под огороды. В подсобных хозяйствах стало производиться немалое количество картофеля, овощей, мяса, молока, что позволило многим предприятиям значительно улучшить продовольственное снабжение своих рабочих и служащих. Огородничество также основательно выручало эту категорию трудящихся. За 1942-1945 гг. огородники собрали более 26 млн т картофеля и овощей.

С 1944 г. в городах стала развиваться государственная коммерческая торговля. В коммерческих магазинах без карточек можно было купить продукты питания и непродовольственные товары, но по ценам, во много раз превышавшим их действительную стоимость. Государство предоставило такую возможность лицам наиболее высокооплачиваемой категории. Объем коммерческой торговли в рыночном обороте страны был незначительным — 9,6%.

Крайне тяжелая ситуация сложилась в обеспечении граждан жильем. В связи с массовой миграцией населения в Поволжье, на Урал, в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию, особенно в те районы, где были сосредоточены предприятия тяжелой и военной промышленности, выявился острый недостаток жилья. Так, в городах Свердловской области на одного человека в годы войны приходилось не более 2,5-3 кв. м. Еще хуже было положение с жильем в освобождаемых городах и селах, где захватчики, отступая, применяли тактику «выжженной земли». Число людей, совершенно оставшихся без крова, достигло в 1945 г. 25 млн человек.

Рассматривая экономическую жизнь страны, французский исследователь А. Мишель в своей двухтомной истории «Вторая мировая война» делает вывод, что в ходе войны «Магнитогорск победил Рур». «Немцы, — пишет он, — были разбиты противником, который, конечно, превосходил вермахт не только по количеству людских ресурсов, но по количеству и качеству вооружения. Они потерпели поражение от советской экономики, способной производить, несмотря на потерю наиболее богатых территорий СССР, больше вооружения, чем германская экономика... Немцы имели перед собой массы людей, обладающих большим воодушевлением и боеспособностью, источником которых была любовь к своей земле и преданность определенной политической системе» . 

<< | >>
Источник: Э.М. Щагин. Новейшая отечественная история. XX — начало XXI века. В 2-х кн. Кн. 2. : учеб, для студентов вузов, обучающихся по специальностям 020700 «История» и 032600 «История». 2008

Еще по теме Все для фронта, все для победы:

  1. Закон неравномерности экономического и политического развития капиталистических стран в период империализма и возможность победы социализма в одной стране.
  2. МЕЛКОСЕРИЙНЫЕ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ САМОЛЕТЫ ДЛЯ НУЖД ГРАЖДАНСКОГО ВОЗДУШНОГО ФЛОТА
  3. 1. Обоснование платформы Народного фронта коммунистами Франции и Испании
  4. 5. Подготовка вооруженного восстания. Победа Великой Октябрьской социалистической революции
  5. 7. Вопрос о возможности победы социализма в СССР. XIV съезд ВКП(б). Курс на социалистическую индустриализацию страны. Разгром «новой оппозиции»
  6. 4. Всемирно-историческое значение и источники победы Советского Союза в Великой Отечественной войне
  7. ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА ПРОТИВ 60-ЛЕТИЯ ПОБЕДЫ
  8. Из истории разработки экономической политики правительства Отечественного фронта в Болгарии после 9 сентября 1944 г. т. В. ВОЛОКИТИНА
  9. 1. Обоснование платформы Народного фронта коммунистами Франции и Испании
  10. 3. ПРОБЛЕМА ВТОРОГО ФРОНТА
  11. § 4. Интернационал как практическая реализация всемирности революционного процесса — в эпоху превращения пролетариата из «класса в себе» в «класс для себя»
  12. 11. ПОБЕДЫ И ПОРАЖЕНИЯ
  13. Подготовка законодательной работы для Второй Думы.