<<
>>

ВРЕДОНОСНЫЙ УТОПИСТ?

В своей речи на юбилейной сессии Верховного Совета СССР, собравшейся в связи с 40-летием Октября, Хрущев, вызвав неоднократные «продолжительные аплодисменты», предупредил: «Критикуя неправильные стороны деятельности Сталина, партия боролась и будет бороться со всеми, кто будет клеветать на Сталина, кто под видом критики культа личности неправильно, извращенно изображает весь исторический период деятельности нашей партии, когда во главе Центрального Комитета был И.
В. Сталин. Как преданный марксист-ленинец и стойкий революционер Сталин займет должное место в истории. Наша партия и советский народ будут помнить Сталина и воздавать ему должное»100. Еще летом, во время встреч «руководителей партии и правительства с деятелями литературы и искусства», проводимых в целях «укрепления партийности и идейности» последних, «партия настойчиво, но тактично преодолевала идеологическую путаницу, допускавшуюся некоторыми работниками культуры. Отдельные литераторы не поняли сущности партийной критики культа личности, стали выискивать только ошибки и теневые стороны в строительстве социализма, отрицать необходимость руководящей роли партии в идеологической области»101. Не прошло и полутора лет, как в октябре 1958 г., преодолев путаницу, работники культуры вместе со своими руководителями стаей набросились на Б. Л. Пастернака. То, что глава комсомола и будущий председатель КГБ В. Е. Семичастный, выступая на стадионе в Лужниках перед Никитой Сергеевичем и 14 тысячами «представителей общественности», разве что матом не ругался, требуя выслать Поэта из СССР, понятно. У административных глуповцев в голове — органчик, а вместо сердца — алый партбилет. А тут идеологический вопрос — присуждение Нобелевской премии за напечатанный за границей роман «Доктор Живаго», в котором показаны судьбы страны и интеллигенции. Но почему же засуетились «инженеры человеческих душ»? Литературный сорняк, литературный власовец, таких советский суд расстреливал — это же от «собратьев по цеху», впрочем, исключивших Поэта из своего Союза писателей. Рассказывали, что Твардовский, которого Никита почитал как большого поэта, втолковывал Первому: «Вот Вы меня считаете поэтом, а я — подмастерье в сравнении с Пастернаком».
Ходатаев за Поэта было много, в том числе шведский король и президент Индии Д. Неру. Получив от Пастернака покаянное письмо, Хрущев приказал прекратить травлю. Свора «писателей» мгновенно заткнулась. Скоротечный рак за полтора года загнал Бориса Леонидовича в могилу. Позднее, в отставке, Хрущев признает свою неправоту, покается перед смертью. Среди «писателей» покаявшихся почти не нашлось. Как не нашлось желающих «неправильно, извращенно изображать весь исторический период», «выискивать ошибки и теневые стороны». Зато все в меру сил «воздавали должное». Сейчас и не упомним, кто из молодых ли трибунов, из старцев ли произносил в начале 60-х годов проникновенное, из глубины души идущее: «Для нас идеи партии самые родные, мы счастливы, что живем и думаем под ее руководством». Экий бред, скажете Вы. Но то ли было, то ли еще будет! «Мастера культуры» не могли расстаться со своей Властью. Вот Вам и «сомнение», «позиция», «оппозиция», проституция. Все поняли: после июня 1957 г. в «вопросе культа личности» поставлена точка. Вторая, но точка, а не двоеточие. В 1959 г. на XXI съезде партии Хрущев, наговорив почти на 150 страниц, даже не вспомнил о «культе личности и его последствиях», лишь мимоходом упомянув «антипартийную группу». Никита Сергеевич приступил, как ему казалось, к главному делу своей жизни — развернутому строительству коммунизма. «Прост он был, — писал глуповский летописец, — так прост, что даже после стольких бедствий простоты своей не оставил».
<< | >>
Источник: Долуцкий И. И., Ворожейкина Т. Е.. Политические системы в России и СССР в XX веке : учебно-методический комплекс. Том 3. 2008

Еще по теме ВРЕДОНОСНЫЙ УТОПИСТ?:

  1. 18.1.1. Социально-философские взгляды Платона (427-347)