<<
>>

ТРАГЕДИЯ РЕФОРМАТОРА


Гучков, видя, что успокоение достигнуто, а дело либеральных реформ и в 1910 г. все еще остается перспективой, сформулировал позицию октябристов кратко: «Мы ждем». Партии это не прибавляло авторитета.
Думская фракция раскалывалась, часть ее ушла к «чистым буржуям», представлявшим московскую буржуазию и образовавшим фракцию прогрессистов, часть примкнула к националистам, на которых все больше опирался премьер. Гучков, усиливая критику правительства, требовал его ответственности перед Думой, искал союзников среди кадетов. В 1908 г. разразился скандал после предложения Александра Ивановича отправить в отставку нескольких великих князей с их постов в военном министерстве. С этого дня царская семья возненавидела Гучкова, а Столыпин отрекся от своего союзника и позднее делал это неоднократно. Премьер, недовольный левением «своей» партии, все чаще нарушал и ограничивал права Думы, еще дальше отталкивая октябристов и образуя, по словам наблюдателей, пустоту вокруг власти, которой она должна бояться.
По мере углубления успокоения двор, поместное дворянство, его ведущая организация — Совет объединенного дворянства, председатель которого Н. Е. Марков являлся одним из лидеров Союза русского народа, рассматривали и Основные законы, и парламентский строй, и премьера как уже не требующиеся чрезвычайные меры. Чем стабильнее становилась ситуация в стране, тем меньше монархия нуждалась в услугах Столыпина. Правых в Государственном совете во главе с Дурново, Синод, двор возмущало стремление премьера продолжать реформы. Черносотенцы постоянно провоцировали в Думе скандалы, чтобы добиться отставки Столыпина. Он и сам несколько раз просил государя об этом, но всякий раз слышал в ответ: «Помните, мы живем в России, а не за границей... поэтому я не допускаю мысли о чьей-либо отставке»[479].
Чтобы иметь хоть какую-то опору, Столыпин начал дрейфовать вправо, надеясь использовать националистов. Те в обмен хотели содействия правительства в достижении своей главной цели — ликви
дации инородческого «засилья». В итоге развернулась великодержавная шовинистическая антифинляндская, антипольская, антиеврейская кампания.
В 1910 г. резко ограничены права финского сейма и автономия Финляндии. В 1912 г. Царство Польское лишилось ряда уездов, из которых образована русская губерния. «Русское знамя» призывало ставить евреев в такие условия, «чтобы они постепенно вымирали». VII съезд объединенного дворянства настаивал на твердом и неуклонном очищении русской земли от евреев[480]. Начались массовые выселения евреев из городов. На укрывавшихся устраивали облавы. В 1911 г. в Киеве черносотенцы добились ареста М. Бейлиса, обвиненного в ритуальном убийстве. Гитлер ничего нового не придумал, все уже опробовали до него. Оставались только газовые печи.
США и европейские финансисты предупредили: международное положение России зависит от предоставления евреям гражданского равноправия. Столыпин был не против, но Николай II идею отверг, ссылаясь на... внутренний голос. Сенат США отменил российско-американский договор. Авторитет Столыпина снижался.
Общество окончательно отвернулось от реформатора после событий осени 1910—зимы 1911 г. В октябре 1910 г. похороны бывшего председателя первой Думы Муромцева вылились в 100-тысячную демонстрацию. Через месяц на похоронах Толстого студенты потребовали отмены смертной казни, дрались с полицией. В январе 1911 г. студенческие манифестации переросли в общероссийскую забастовку. Замаячил новый 1905 год. Правительство запретило студенческие сходки, ограничило автономию университетов, ввело полицию на их территорию. В знак протеста ректор Московского университета подал в отставку. Его поддержали еще 130 преподавателей. Ректора и
В.              И. Вернадского вывели из Госсовета.
Тут уж возмутились не только кадеты, членом ЦК которых был Вернадский, но и 66 крупнейших промышленников Москвы.
В.              П. и Д. П. Рябушинские, А. И. Коновалов, С. Н. Третьяков и другие требовали восстановления университетской автономии, осуществления Манифеста 17 октября. Их газета «Утро России» заявила: «Союз аграриев с торгово-промышленным классом противоестественен», дворянство должно уйти с политической сцены[481]. А Столыпин так рас
считывал на этот союз...
Не находя нигде поддержки, премьер попытался проводить законы в чрезвычайном порядке, минуя Госсовет и Думу. Весной 1911 г. он прибег к этому средству и принудил царя к высылке из столицы Дурново. Николай II согласился, но не простил былому фавориту минут унижения. Дни Столыпина были сочтены. Убийство двойным агентом (охранки и эсеров) в сентябре 1911 г. положило конец земному существованию Петра Аркадьевича, который, по словам Гучкова, умер политически задолго до своей физической смерти. Верно ли это?
Почему Столыпин не сумел реализовать свою программу? Не согласиться ли со Струве, писавшим в 1909 г.: «Именно его аграрная политика со всеми ее следствиями стоит в кричащем противоречии с его остальной политикой. Она изменяет экономический "фундамент" страны, в то время как вся остальная политика стремится сохранить в возможно большей неприкосновенности политическую "надстройку" и лишь слегка украшает ее фасад»[482]. Или в начале прошлого века любые реформы были обречены на провал?
<< | >>
Источник: Долуцкий И. И., Ворожейкина Т. Е.. Политические системы в России и СССР в XX веке : учебно-методический комплекс. Том 1. 2008

Еще по теме ТРАГЕДИЯ РЕФОРМАТОРА:

  1. 2. Реформаторы и католики
  2. 2. Реформаторы.
  3. От олигархического преторианства к радикальному: перевороты-прорывы и солдат как реформатор
  4. ТРАГЕДИЯ В ЧИКАГСКОМ ПОРТУ
  5. ТРАГЕДИЯ КОМУЧА
  6. Еврейская трагедия
  7. ИТАЛЬЯНСКИЙ ВАРИАНТ ТРАГЕДИИ
  8. Трагедия политической науки
  9. МАЙСКАЯ ТРАГЕДИЯ НА БАЛТИКЕ
  10. ГЛАВА 9 ТРАГЕДИЯ РОССИЙСКОГО ЛИБЕРАЛИЗМА
  11. Трагедия России (вместо введения)
  12. СМУТА Трагедия России и торжество Запада
  13. Муравьев Никита Михайлович
  14. 5. Художественно-публицистические произведения
  15. ОНТОЛОГИЧЕСКАЯ ДРАМА RES GESTAE
  16. Вопросы для обсуждения на семинарах