<<
>>

МОДЕРНИЗАЦИЯ - НОВАЯ СИСТЕМА КООРДИНАТ

В силу стечения ряда обстоятельств в XV-XVII вв. традиционная «европейская католическая» цивилизация оказалась в состоянии порвать путы природы и традиций и начала развиваться.

Сочетание некоторых новых качеств обеспечило ей превращение в новую — «западную» цивилизацию, способную к мировому распространению. Не ожидая милостей от природы, она покоряет и ее (в любом виде и в любом месте), и пространство, и время, ориентируется на глобальную экспансию. Не было оснований (по крайней мере — теоретических) предполагать, что такая модернизированная цивилизация может быть несовместима с неевропейским контекстом. На самом деле все оказалось гораздо сложнее, а теоретическая иллюзия обернулась в XX в. глобальными потрясениями.

К середине XIX в. наметились основные отличительные черты стран, вошедших в «западную» цивилизацию. Самой наглядной особенностью и очевидным преимуществом казалась индустриальная экономика, функционирующая в условиях господства рыночных отношений и частной собственности. Именно частная собственность объявлялась непременной гарантией свободы. При этом отдельный независимый человек — одна из высших ценностей цивилизации — считался свободным потому, что должен был подчиняться не другому человеку, но закону (И. Кант). Главенство закона распространялось и на государство, трансформировавшееся в правовое. Закон четко ограничивал сферу действия власти, отдавая приоритет правам граждан. В рамках этой системы оформлялось гражданское общество — поле реализации особых, частных интересов и целей отдельных людей и общественных организаций, независимых от государства.

Порой модернизацию сводят к промышленной революции и экономическому развитию, определяя их в качестве системообразующих элементов. Но логичнее представлять ее как единый многоаспектный процесс, в котором трудно выделить доминирующие факторы (М. Лернер).

Мы выбираем вторую парадигму и обращаем Ваше внимание на то, что при всей условности хронологических рубежей и подвижности понятия «современное» можно говорить о значительной длительности эпохи модернизации (или социальной революции как перехода от традиционного состояния к «современному»), порой занимавшей век и более. Великобритания прошла этот путь с середины XVII до начала в., Франция — с последней трети XVIII до конца XIX в., Германия и Италия с середины XIX до середины XX в., Россия с середины XIX в. до наших дней и т. д.

Внутри эпохи социальной революции можно легко отыскать всплески революции политической, которая «призвана» обеспечить (наряду с реформами, не столь бросающимися в глаза) модернизацию политической сферы. Вспомните классический французский ряд: 1789-1793 гг., 1830 г., 1848-1849 гг., 1870-1871 гг. Признавая вместе с И. Валлерстайном то, что во французской революции мощное анти- системное движение под лозунгом «Свобода, равенство, братство!» было направлено не против феодализма, но против капитализма[262], мы делаем это с оговоркой (и против того, и против другого) и считаем нужным добавить, что при всех антимодернизаторских тенденциях, присутствовавших в любой политической революции «эпохи перехода», они в конечном итоге не возобладали в XVII-XIX вв. Нам ближе точка зрения Ф. Фьоре: американская и французская революции заложили основы современной демократической цивилизации[263].

Пережив процесс модернизации (и изжив свои политические революции), «западная» цивилизация к началу XX в. стала эталоном данного процесса, разворачивающегося теперь уже в масштабах планеты. Это позволяет нам ввести новую — «вертикальную» систему координат, в которой страны или группы стран, а не цивилизации, можно располагать по принципу «выше-ниже», «больше-меньше». Вы понимаете, что наш анализ усложняется, так как речь идет о дополнительной системе координат, не отрицающей материалы первой

и второй глав? Модернизация предполагает, предлагает и навязывает общие правила.

Страны, начавшие ее, уже можно сравнивать по таким критериям, как время вступления на этот путь, уровень экономического развития, соотношение традиционных и современных элементов, состав субъектов данного процесса и т. д.

Поскольку в последние полтора столетия разные цивилизации и страны, приняв общие правила, преодолевали или пытались преодолеть барьер модернизации, то оказалось возможным выведение некоторых закономерностей, повторяющихся вне зависимости от цивилизационных особенностей. Намеченные чуть ранее критерии позволяют выделить группы, «эшелоны» модернизации. Следует сразу оговориться, что страны, составляющие ту или иную группу, «идут» не одна за другой по единственной колее, как думали К. Маркс и А. Гершенкрон, уверенные, что «страна, промышленно более развитая, показывает менее развитой стране лишь картину ее собственного будущего»[264]. Но их движение — и не гонка за лидером по параллельным веткам, на которых «эшелоны» расположены уступом и с которых можно сойти лишь с помощью социалистической революции, как полагали в 60-е гг. прошлого века представители так называемого нового направления в советской исторической науке — П. В. Волобуев, К. Л. Майданик, Н. А. Симония, К. Н. Тарновский и др. Более адекватной представляется схема с множеством «веток», тупиков, перекрестков, расположенных в разных плоскостях (из-за принадлежности той или иной страны к конкретной цивилизации). Но раз уж цель у всех общая (пусть и на время), то опять-таки возможно ранжирование стран.

Далее мы воспользуемся в качестве основы некоторыми идеями, впервые изложенными К. Л. Майдаником в конце 60-х гг. XX в. и частично вошедшими в такие коллективные работы, как «Историческая наука и некоторые проблемы современности» (отв. ред. М. Я. Гефтер. М., 1969), «Развивающиеся страны: закономерности, тенденции, перспективы» (отв. ред. К. Л. Майданик. М., 1974). Не менее новаторскими остаются поиски Н. А. Симония (Страны Востока: пути развития. М., 1975; Эволюция восточных обществ: синтез традиционного и современного. М., 1984; Что мы построили.

М., 1991). Конкретное приложение схемы «эшелонов» к российской истории осуществлено И. К. Пантиным, Е. Г. Плимаком, В. Г. Хоросом (Революционная традиция в России. М., 1986) и П. В. Волобуевым (Выбор путей общественного развития:

теория, история, современность. М., 1987) (удивительно, что без упоминания предшественников, хотя и с серьезными отклонениями от исходной схемы).

Один из главных критериев выделения «эшелонов» — время окончательного вступления на путь модернизации и оформления капиталистического частнособственнического уклада в качестве одного из ведущих. Можно было бы, подыгрывая Валлерстайну, порассуждать

о              времени подключения к мировой системе. Но прежде чем делать это, следовало бы рассмотреть все возможные специфические варианты такого подключения, что увело бы нас очень далеко от основной темы. Учтем, однако, «эмпирическую правильность», отмеченную Н. Д. Кондратьевым: новые территории вовлекаются в орбиту мирового хозяйства в фазах повышения конъюнктуры (конец XVIII—начало XIX вв., третья четверть XIX в., конец XIX—начало XX в.)[265]. Следующая характеристика страны и «эшелона» — уровень капиталистического развития — показывает степень и масштабы модернизации, внутреннее качественное состояние общества и не сводится к промышленному развитию. Нельзя не учитывать и направление модернизации, так как в зависимости от того, насколько в данной стране она вызревает и развивается стихийно, «снизу», или, напротив, насаждается государством сознательно, «сверху», либо вообще привносится извне, из «центров империализма», будут решаться многие проблемы, в частности — о характере развития: эволюционный — революционный, независимый — зависимый, ведущий — догоняющий.

Знание специфики «эшелонов» дает возможность избежать переноса закономерностей развития одной группы стран на другие. Состав эшелонов непостоянен. Но важно иметь в виду, что все подвижки — это результат преодоления барьера модернизации. Пока он не взят, перечисленные ниже характеристики сохраняются.

Первый «эшелон» (Вы помните, какие страны мы сюда отнесли?) к началу XX в. ушел по пути модернизации дальше остальных. По меньшей мере две причины этого уже назывались. Модернизация на севере и западе Европы — процесс медленный, долгий и в то же время, как полагают многие, органичный и логичный. Она вырастает естественно, изнутри, проходя фазу за фазой без пропусков и деформаций. Каждый шаг способствует накоплению комплекса предпосылок, а позднее и

собственно признаков модернизации во всех «сферах жизни общества». Переход на более высокую ступень, в следующую фазу осуществляется под воздействием массы созревших условий — он просто не может не произойти. «Дух капитализма» постепенно проникает во все уголки общества до тех пор, пока оно не признает, что основывается на принципах индивидуализма, собственности, равенства, ограничения роли государства. На знамени этого общества начертаны слова великого экономиста Д. Рикардо: «Во всех делах люди всегда руководствуются собственными интересами». Модернизация в этой группе охватывает сразу множество стран, взаимодействие между которыми происходит в форме взаимного подталкивания в области идей, политики, техники, технологии. Все заимствования попадают на подготовленную почву, а потому и приживаются в любой стране «эшелона», вне зависимости от места своего рождения. Так, в основном спонтанно, а не в результате реализации сознательного замысла людей, формируется расширенный порядок человеческого сотрудничества (термин предложен Ф. фон Хайеком). Вы можете объяснить, почему он — расширенный, в чем основа сотрудничества?[266] Страны ранней модернизации создали мировую систему и стали ее общим центром, достигнув к началу XX в. высокого уровня развития и обеспечив широкое распространение модернизации. При наличии демонстрационного эффекта (присутствие уже действующих эффективных образцов) и взаимовлияния, для стран этой группы характерны доминирование внутренних закономерностей и независимый характер развития. Они — не статичные центры мирохозяйственной системы, а динамичные, ведущие игроки.

Несмотря на все потрясения, Запад в конце XIX—начале XX в. вкушал плоды эволюционного развития. О политических итогах модернизации мы уже говорили. Не повторяя анализа политсистем Запада, проделанного исследователями (от Дж. Ст. Милля до Р. Даля) за полтора века, заметим, что западные и северные абсолютные монархии, которые пали под ударами политических революций, не имели ничего общего с российской самодержавной государственностью, любые революции блокировавшей.

При желании Вы можете познакомиться с «Политикой» Ю. Кри- жанича, который еще в середине XVII в. первым в российской политологической мысли сопоставил две названные формы (и угодил в ссылку). Мы же для уяснения особенностей абсолютизма предлагаем

вспомнить мушкетерские романы А. Дюма и поискать ответы на следующие вопросы. О чем свидетельствует тот факт, что Д'Артаньян вынужден был служить, граф де ля Фер не обязан был этого делать, а, став Атосом, служил, «чтобы развеяться»? Почему оставил мушкетерский полк Портос и для чего он решил вернуться на службу? Состоял ли галантерейщик Бонасье на «государевой службе»? Почему и когда во Франции случились события, получившие наименование Фронды? Каким образом англичане сумели, как писали дьяки русские, всею землею большое злое дело учинить и своего короля Карлуса убить до смерти? Что мешало Людовику XIV или кардиналу Ришелье конфисковать собственность своих политических противников? Государство в России освободило дворян от обязательной службы, гарантировало защиту частной собственности, создало сословия. Подумайте, достаточно ли этого для того, чтобы сделать вывод о том, что российское самодержавие в XIX в. стало абсолютной монархией?

<< | >>
Источник: Долуцкий И. И., Ворожейкина Т. Е.. Политические системы в России и СССР в XX веке : учебно-методический комплекс. Том 1. 2008

Еще по теме МОДЕРНИЗАЦИЯ - НОВАЯ СИСТЕМА КООРДИНАТ:

  1. «Новые индустриальные страны» как модель «догоняющего развития».
  2. 5.2. Типология маркетинговых стратегий во взаимосвязи с рекламой
  3. КРАТКИЙ АНГЛО-РУССКИЙ СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ УПРАВЛЕНИЯ ПРОЕКТАМИ
  4. Глава 3. Эволюция социально-политических идентичностей в парадигмальной системе координат
  5. ОБЩАЯ ЛИТЕРАТУРА ПО КУРСУ
  6. Введение Перепроизводство права или его недостаток?
  7. Глава 11 ОСНОВНЫЕ ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ ОБРАЗА СТРАНЫ
  8. дискуссионные площадки в сети интернет: опыт политической типологии[183]
  9. О ТЕРМИНАХ И ПОНЯТИЯХ
  10. МОДЕРНИЗАЦИЯ - НОВАЯ СИСТЕМА КООРДИНАТ
  11. 8. ОЧЕНЬ СПОРНЫЕ СООБРАЖЕНИЯ
  12. Глава 5.1 СУЩНОСТЬ И СТРОЕНИЕ ОРГАНИЗАЦИЙ
  13. Андрей Кокошин РЕАЛЬНЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ И СУВЕРЕННАЯ ДЕМОКРАТИЯ
  14. Максим Шевченко ОПЫТ ПРОШЛОГО И НОВЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ РОССИИ
  15. Войска противовоздушной обороны
  16. КООРДИНАТЫ ЧЕЛОВЕКА. К ИТОГАМ ИЗУЧЕНИЯ «ЧЕЛОВЕКА СОВЕТСКОГО»
  17. 4.2. Национальные инновационные системы в рамках североевропейской модели: сравнительный анализ
  18. ГЛАВА 2. ВКЛАД РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН В СОЗДАНИЕ СТРАТЕГИИ НОВОГО ПАРТНЁРСТВА ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА СО СТРАНАМИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ НА 2007-2013 ГОДЫ
  19. ГЛАВА 4. КОНЦЕПУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ НОВОГО СОГЛАШЕНИЯ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ МЕЖДУ РЕСПУБЛИКОЙ КАЗАХСТАН И ЕВРОПЕЙСКИМ СОЮЗОМ
  20. Институциональные практики политических взаимодействий государства и бизнеса в постсоветской России