Задать вопрос юристу

О ЛЮДЯХ И ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫХ ИТОГАХ: И ВСЕ-ТАКИ ТОТАЛИТАРИЗМ?


«Государство невозможно ограничить задачами порядка и охраны», государство — «не только законодатель и создатель учреждений, но это воспитатель и двигатель духовной жизни». Оно «стремится переделать не форму человеческой жизни, но ее содержание, самого человека, характер, веру», — так в середине 20-х гг.
формулировал Б. Муссолини функции и цели фашистского тоталитарного государства. Тогда же М. И. Калинин объявил: «Мы создаем нового человека, у которого должны быть иные характерные черты, чем у человека, растущего в капиталистическом мире»1.
А в 1939 г. на XVIII съезде коммунистической партии В. М. Молотов провозгласил: «Пришло время, когда вперед выдвигаются задачи воспитательного характера, задачи коммунистического воспитания трудящихся». При этом «только такое воспитание можно назвать коммунистическим, которое поднимет нашу мобилизационную готовность... к новым боям за победу коммунизма». Об актуальности проблемы Вячеслав Михайлович напомнил и в 1945 г., подчеркнув: «Советскому государству, как государству нового типа, присущи... задачи, которые несвойственны государствам старого типа. Так, в обязанности советского государства входят задачи политического воспитания народа». Их «не каждому государству под силу взять на себя»: «когда фашистские государства брались за это, то не выходило ничего другого, кроме насилия над духовной жизнью, культурой и правами народа». Почему же у нас выйдет иначе? В силу того, что «советская демократия носит действительно народный характер», всем процессом руководит
Цит. по: Лопухов Б. Р. История фашистского режима в Италии. М., 1977. С. 208. Карр Э. История Советской России. Кн. 11. Основы плановой экономики. 1926-1929. Т. 2. М., 1989. С. 193.

большевистская партия, а вождем партии является «наш учитель, наш отец... товарищ Сталин»1.
Почему следует принимать во внимание эти слова? Познакомьтесь с цитатой из 1957 г., а потом решайте: «Термин авторитарный обозначает политическое устройство, при котором единственный обладатель власти — отдельный индивидуум или диктатор, собрание, комитет, хунта или партия монополизируют политическую власть... Однако термин авторитарный относится скорее к структуре правительства, чем к структуре общества. Как правило, авторитарные режимы сводятся к политическому контролю над государством, не притязая на полное господство в социо-экономической жизни общества... В противоположность первому, термин тоталитарный относится к социо-экономической динамике, образу жизни общества. Управленческие методы тоталитарного режима неизбежно авторитарные. Но такой режим не просто лишает адресатов власти их законного права в формировании воли государства. Оно старается подогнать частную жизнь, души, чувства и нравы граждан под формы господствующей идеологии, [которая] проникает в каждый укромный уголок, каждую черепную коробку членов общества, ее притязания тотальны»[401].
Первые же попытки оценки степени успеха операции по формированию нового человека приводят к недоумению. Судите сами. Молотову, почти 20 лет «человеку № 2», уже в 70-е гг. задают «психологический вопрос, имеющий ближайшее отношение к политике»: Вы прошли огромный путь в партии, государстве, отдали все силы строительству социализма и под старость лет могли оказаться за колючей проволокой или вообще погибнуть, как же это так? «Ну, что ж такого? О господи! Я смотрю на это дело с точки зрения революционной. Я мог не раз погибнуть за все эти годы — и до революции, и после... я мог бы не уцелеть, если бы [Сталин] еще пожил, я его считал и считаю великим человеком, выполнившим такие колоссальные и трудные задачи, которые не мог выполнить... ни один из тех, которые были тогда в партии... Вот я вам говорю, была моя определенная ошибка одна, а вероятно, не одна, еще кое-что заметили»[402]. В 1988 г., в самый разгар гласности и перестройки, член партии с 1918 г. Зинаида Немцова, отец которой, старый большевик, погиб в годы террора и которая сама отбыла срок на Воркуте, рассказывала: «Когда я сейчас оглядываюсь назад, я прихожу к мысли: мой отец... и другие революционеры, старая гвардия, они виноваты в том, что в свое время не выступили против Сталина.
Это они сдерживали выступления против него. — Но почему? — Сталину удавалось иметь большинство... А особенность старой гвардии: раз большинство, пусть даже оно ошибается, ему надо подчиняться... Подчиняться большинству — было нашим воспитанием... А Сталину мы доверяли... продолжали считать себя ленинцами. — А то, что вас посадили, связано со Сталиным, вы понимали? Или считали, что действует какой-то другой механизм помимо него? — Абсолютно другой. — Но если другой, тогда вы должны были считать себя приверженцами Сталина? — Но Сталин-то говорил, что он последователь Ленина... ничего не сделаешь. Идет лавина. — Да это же состояние обреченных! — Лавину было не остановить... — Что же спасло вас в лагере? — Даже этот труд на лесоповале... мы считали своим делом. Мы продолжали строить социализм! Пусть заключенные, но мы осваивали Север. Мы — пионеры. — А не приходила мысль, что осваиваете для Сталина? — Нет. Для народа. Для социализма... Поэтому и переносили»[403]. Или вот такая лагерная история. В Алжире (Акмолинский лагерь жен изменников Родины) коллектив подобрался дружный и работящий. Норм выработки, в отличие от других лагерей в конце 30-х гг., здесь не установили. И женщины развернули социалистическое соревнование. Понимаете? В лагере... Узнавали, сколько сделали другие бригады, и лезли из кожи вон, чтобы не уступать. Уже прокричат конец работы, и охрана, матерясь, торопит всех в зону, а они бьются за свой план... А по дороге в лагерь пели: «Утро красит нежным светом стены древнего Кремля»./>
Какой-то запредельной жутью и отвращающей тайной веет от всего этого. Вы, конечно, можете сказать, что тайны тут вовсе нет, а одна партийная и лагерная психопатология. Допустим. Но вне партии и с этой стороны колючей проволоки так же думали и поступали миллионы. Вы уточните, ссылаясь на Г. П. Федотова, «что вся созданная за двести лет Империи свободолюбивая формация русской интеллигенции исчезла без остатка. И вот тогда-то под нею проступила московская тоталитарная целина. Новый советский человек не столько вылеплен
в марксистской школе, сколько вылез на свет Божий из Московского царства»[404].
А мы, в свою очередь, предложим еще четыре свидетельства времени. Из отчета НКВД о реакции населения Ивановской области на обсуждение Конституции 1936 г. «Что нам дает ваша конституция? Что там написано Сталиным, так оно и будет, а не по-нашему... ведь жить-то становится совершенно нечем... Есть самим нечего, а тут все отдавай государству» (колхозник Логинов Я. С.). «Конституцией нас не оденете, а вот частную торговлю ликвидировали и товаров не стало» (член правления колхоза деревни Карики). «Чтобы удержать рабочих [ткацкой фабрики, собранных на обсуждение проекта], заперли двери. Подмастер Скурихин с группой рабочих, обманув сторожа, с криком отворили двери, и человек 40 ушли с собрания... Кто не успел уйти, спал до конца собрания»[405]. Из частушек 30-х гг. «Сидит Сталин на заборе, плетет лапти языком, / Чтобы наши девки в поле не ходили босиком». Из анекдотов эпохи. На первомайской демонстрации старик Рабинович несет лозунг: «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!». Возмущенные люди кричат: «Рабинович! Что вы себе позволяете? Когда вы были ребенком, товарищ Сталин еще не родился!». Рабинович в ответ: «Вот за это ему и спасибо». Из дневника академика В. И. Вернадского: «Толпа поддерживает сейчас Сталина, но при перемене обстоятельств будет поддерживать кого угодно — лишь бы выжить. Таких мильоны, и пока власть сильна — они служат ей верой и правдой» (ноябрь 1940 г.). «Грозный рост недовольства, все растущий. Любовь к Сталину есть фикция, которой никто не верит. Будущее чревато неожиданностями» (май 1941 г.)[406].
Неожиданностями чреваты и поспешные выводы: как обычно, ответ не только нелепо строить по принципу «или... или...», но невозможно даже спрятаться за мудрость вроде «и... и...». Во-первых, придется множить соединительные союзы (помните, Федотов доказывал несводимость московского типа к «кругу» с единственным центром?), во-вторых, нет ясности с тем, что должно стоять на месте многоточий. Поэтому потребуется многое уточнить.
<< | >>
Источник: Долуцкий И. И., Ворожейкина Т. Е.. Политические системы в России и СССР в XX веке : учебно-методический комплекс. Том 2. 2008

Еще по теме О ЛЮДЯХ И ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫХ ИТОГАХ: И ВСЕ-ТАКИ ТОТАЛИТАРИЗМ?:

  1. Нельзя ли все#x2011;таки чем#x2011;нибудь заменить порох?
  2. Об итогах третьего этапа
  3. Что же всё-таки делать?
  4. Тоталитаризм: понятие, теория, истоки
  5. 1. Настроение всеобщего разброда — «недоумение в людях»
  6. 10.5. Тоталитаризм и современность            
  7. 10.1. Понятие тоталитаризм)»            
  8. «ОБ ИТОГАХ СОВМЕСТНЫХ НАЦИОНАЛЬНЫХ ГОДОВ РОССИИ И КИТАЯ»
  9. ВСЕ ПОШЛИ ПРОТИВ ЛЕБЕДЯ (И все вернулись битыми)
  10. Тирания будущего и сборка настоящего: Нарратив, дела и люди в «Людях Сталинградского тракторного»
  11. Авторитаризм и тоталитаризм XX в.
  12. Глава ID ТОТАЛИТАРИЗМ
  13. ТОТАЛИТАРИЗМ НАЦИОНАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА
  14. § 2. Формы предварительного расследования: предварительное следствие и дознание
  15. Все течет