<<
>>

Три парадигмы[**] учета

При изучении развития науки под парадигмой обычно понимают совокупность убеждений, которые характерны для членов данного сообщества. История науки выступает как сосуществование и смена ее парадигм.

Обращаясь от истории науки к истории учета, мы вправе задать несколько вопросов.

Делали ли бухгалтеры все это время одно и то же или в учете происходили серьезные изменения?

Удовлетворял ли учет, его методы бухгалтеров или они искали чего-то лучшего?

Сознавали ли они цели, стоящие перед учетом?

Вот примерные вопросы, на которые надо ответить. Но прежде чем сделать это, мы должны напомнить, что до нас дошли только фрагменты фрагментов хозяйственного учета. Они позволяют выделять наличие тех или иных знакомых и понятных нам приемов, но они абсолютно неспособны дать прочное основание для реконструкции системы учета в цепом. Мы можем только предполагать, что вместо единой системы было множество систем, связи между которыми остаются для нас неясными: письменные свидетельства погибли, а домыслы последующих историков основаны на догадках, в лучшем случае остроумных[††]. И все-таки мы вправе допустить, что за несколько тысячелетий в учете произошло изменений меньше, чем за последние пятьсот лет. И тем не менее учет менялся как по объектам, так и по методам, менялся в рамках уни- графической парадигмы. Изменялось хозяйство, изменялись объем его деятельности и состав предметов, находящихся в нем. Эго не мото не изменять предмет учета и его методологию, которая преследовала одну цель: адекватно отразить существовавшие средства и расчеты между участниками хозяйственного оборота. В этом направлении были выработаны такие приемы, как счета, систематизирующие учитываемые объекты, инвентаризация, регистрирующая их, контокоррент и, наконец, смета. Контроль ее выполнения становится наряду с сохранностью частной собственности одной из главных задач учета.

Благодаря учету начинают появляться различные виды материальной ответственности. Их эффективность выявлялась с помощью или эпизодической, или регулярной отчетности выделенных специальных лиц, ответственных за отпуск ценностей. Все эти приемы имели своим предметом конкретные ценности или обязательства.

Со временем центр тяжести в учете был перенесен со статики хозяйства на динамику, т. е. предметом учета начали выступать факты хозяйственной жизни, регистрация которых потребовала применения как хронологической, так и систематической записи. Эго привело (в целях усиления контроля за хозяйственной деятельностью) к распространению линейной записи и коллации (стыковки)

встречных оборотов, к контролю использования рабочей силы с помощью табельного учета. При учете фактов хозяйственной жизни необходимо было найти соизмерители для близких, но несоизмеримых величин. Так появились «условный кирпич» и «человеко-день». Большим прогрессом было использование расчетных таблиц, применение открыживания, выведение в некоторых хозяйствах ежедневного сальдо, публичность отчетности, введение принципа накапливания данных (Зенон) и непременное документирование регистрируемых фактов хозяйственной жизни. Существенно и то, что в ряде случаев выделяются определенно очерченные группы счетов (материальные, личные и финансовые), необход имо отметить появление такого понятия, как износ (Витрувий).

Признание важности учета подтверждают отдельные положения, выдвигаемые такими мыслителями, как Платон и Аристотель. Серьезное значение имели письменные инструкции для счетных работников, а также государственные законы об учете. Вместе с тем за шесть тысячелетий люди, занимающиеся учетом, смутно осознавали самую главную его цель: быть орудием управления хозяйственными процессами. (Наиболее полно это осознает в середине XIX в. Ф. Вилла.)

Сложившиеся методы страдали недостатками: 1) учет не был сведен в единую систему, его объекты были совокупностью, элементы которой не могли соизмеряться; 2) каждый объект, как правило, велся в тех учетных единицах, которые его определяли, например, хлеб, зерно учитывались только в натуральных единицах, касса — в денежных и т.

д.; 3) если и встречались системы, объединяющие учетные объекты, то они представляли простую бухгалтерию, не имели ни счета собственника, ни результатных счетов; выведение финансовых результатов из учетных записей без инвентаризации было невозможно. Все это заставляло наших предшественников искать чего- то лучшего, каких-то более убедительных, более действенных парадигм.

В XIV-XV вв. мы наблюдаем сосуществование трех парадигм: уни- графической, камеральной и диграфической.

Униграфический учет основан на идее информационного воспроизведения хозяйственных процессов, идее наивного натурализма. Каждому факту реальной экономической жизни противостоит информационный факт, последний является зеркальным отражением первого. Учет свободен от критики, недостатки, отражаемые в нем, не имеют к нему отношения. Поскольку различные факты измеряются в различных единицах, то в соответствии с концепцией последовательного натурализма регистрация осуществляется в тех же единицах измерения, в которых возникли сами факты. Абстрактные величины, даже такие, как прибыль, в учете не фигурируют.

Парадигма униграфического учета не была единой. В своем развитии она прошла пять этапов: 1) инвентарный учет (фиксировались только остатки материальных ценностей); 2) контокоррент (учитывались только расчетные операции); 3) деньги (монета) выступали объектом учета; 4) деньги как объект учета слились с учетом расчетов; 5) деньги и контокоррент поглотили и учет инвентаря (это полная униграфическая парадигма — все счета ведутся в деньгах). И наконец, введение в систему счетов собственных средств означало конец униграфизма.

Несколько тысячелетий существования и развития униграфической записи показали порочность концепции наивного и последовательного натурализма: 1) не раскрывается ни юридический, ни экономический смысл фактов хозяйственной жизни; 2) нет возможности обобщить различные факты, так как нет единого измерителя (положение усугублялось тем, что на практике использовалось множество валют); 3) нет условий для расчета цели капиталистического предприятия — суммы прибыли; 4) не было правил для автоматического контроля правильности регистрируемых сумм.

Диграфический учет родился из униграфического*.

Диграфический учет был первой попыткой заменить ставшую несостоятельной концепцию наивного натурализма идеей учетного реализма. В этом случае заранее предполагается неполнота охвата фактов хозяйственной жизни и введение концептуальных, логически искусственных ограничений. Эти ограничения позволили выделить существенное из несущественного, заведомо исказить частное, чтобы полнее и точнее изобразить целое. Диграфизм превращал сырой поток фактов хозяйственной жизни в упорядоченную систему понятий.

Однако было бы ошибкой связывать двойную бухгалтерию с новым временем. Это связь временная, но не логическая.

Камеральный учет существовал параллельно с униграфическим и диграфическим.

С точки зрения сторонников камеральной парадигмы и униграфизм, и диграфизм описывают только то, что было, а в камеральном учете, сверх того, фиксируется и то, что будет. У них центр тяжести в прошлом, в истории, у нас и в будущем. Далее, там учет имущества, здесь учет хозяйственного оборота. В камеральном учете упор делался на учете кассы. Ее обороты обычно велись в двух регистрах: один для прихода, другой для расхода. В. Рошер сравнивал их с отношением вен и артерий у человека. Существенным в камеральном учете было выделение сметных ассигнований; факты, еще только намеченные, вводятся в единую систему учета вместе с фактами, уже совершившимися. Будущее растворяется в настоящем, оно существует так же реально, как недочитанные страницы этой книги.

Антон Шрайнерт считал, что в Древнем Египте и Индии уже была камеральная бухгалтерия.

История учета с XVI по первую половину XX столетия — это история диграфической парадигмы, ее роста, ее внутреннего дробления на другие мелкие и частные парадигмы, ее болезней и медленного умирания.

Но прежде чем выявятся болезни, еще задолго до того, как проявятся их симптомы, мир бухгалтеров будет жить в условиях роста и торжества двойной бухгалтерии.

Особенно важны для истории учета XVI—XVIII вв. — время Бури и Натиска диграфической парадигмы — двойной бухгалтерии.

Так кажется большинству исследователей. Однако Шер считал, что униграфический учет — это сокращенный диграфический. Он думал так, ибо смотрел из настоящего в прошлое, а его оппоненты смотрели из прошлого в настоящее.

<< | >>
Источник: Соколов Я.В.. Бухгалтерский учет: от истоков до наших дней: Учебн. пособие для вузов. — М.: Аудит, ЮНИТИ. — 638 с.. 1996

Еще по теме Три парадигмы[**] учета:

  1. 13.7. Методы, используемые в процессе консалтинга
  2. Культурная парадигма как совокупность представлений об отношениях
  3. Культурная парадигма как совокупность представлений об отношениях
  4. § 4. Парадигмы средневековой адвокатуры
  5. Основные парадигмы политологии: теологическая, натуралистическая, социальная, парадигма конфликта и консенсуса
  6. Глава 1 Периодизация развития бухгалтерского учета
  7. Хозяйственный учет средневековья
  8. Три парадигмы[**] учета
  9. Стал ли бухгалтерский учет наукой?
  10. Традиционалисты и новаторы
  11. Как следует понимать бухгалтерский учет
  12. Прибыль как центральная категория бухгалтерского учета