Задать вопрос юристу

Организация бухгалтерского учета**


С 1932 г., несмотря на подобные утверждения, самостоятельность бухгалтерского учета была восстановлена. Подлинное дело никогда не удается уничтожить до конца, но его можно подвергнуть профанации.
Для такой профанации стал использоваться бухгалтерский учет.
Дело в том, что с начала 30-х годов в стране был начисто уничтожен хозяйственный расчет, ибо вместо хозрасчета реального, когда закрываются убыточные предприятия, ввели хозрасчет мнимый. Это была иллюзия хозрасчета, так как никто не нес никакой ответственности и никто ничего не закрывал и не ликвидировал, можно было иметь убытки и получать премии и пр.
Вся хозрасчетная работа сводилась к сочинению бухгалтерами с каждым днем все умножающихся сводок. Им приходилось выводить прибыль даже там, где ее не было, и считать фиктивные результаты внутри предприятий.
Первый вышел еще 9 августа 1928 г., когда CHK СССР утвердил Положение о правах и обязанностях главных и старших бухгалтеров. Это постановление носило, в сущности, декларативный характер и, кроме желания поднять престиж главбуха, не преследовало иных целей. Однако скоро, в связи с созданием ЦУНХУ, о нем практически забыли. Одно из лучших определений принадлежит Н.А. Леонтьеву. «Под организацией учета, — писал он, — мы понимаем ряд действий лиц, которым поручено осуществление учета, направленных для достижения целей, поставленных перед учетом» [Леонтьев, 1928, с. 58].

Эта тенденция была доведена до крайности такими показателями, как «хозрасчетная себестоимость».
Не так понимал хозрасчет Ленин: «Вы мне сказали, что некоторые наши тресты могут в ближайшем будущем оказаться без денег и просят нас ультимативно о том, чтобы их национализировали. Я думаю, что тресты и предприятия на хозяйственном расчете основаны именно для того, чтобы они сами отвечали и притом всецело отвечали за безубыточность своих предприятий. Если это оказывается ими не достигнуто, то, по-моему, они должны быть привлекаемы к суду и караться в составе всех членов правления длительным лишением свободы (может быть, с применением по истечении известного срока условного освобождения), конфискацией всего имущества и т. д. Если мы, создав тресты и предприятия на хозяйственном расчете, не сумеем деловым, купцовским способом обеспечить полностью свои интересы, то мы окажемся круглыми дураками. Следить за этим должен ВСНХ, но еще более Наркомфин через Госбанк и через специальных инспекторов, ибо именно Наркомфин, не будучи заинтересованным непосредственно, обязан установить действительный, реальный контроль и проверку» [Ленин, т. 54, с. 150—151]. Это указание Ленина в 30-е годы пытались претворить в жизнь за счет развития системы счетов, создания учета взаимных претензий между филиалами, цехами, подразделениями уставного предприятия, снижая тем самым роль административного права. В условиях, когда за убыточность не закрывали предприятий, когда кредиты обеспечивались только бухгалтерскими документами и когда работники думали не о зарплате, а о премии, учет финансовых результатов иногда принимал формальное значение. Желание углубить, дифференцировать хозрасчет внутри уставного предприятия привело с середины 30-х годов к распространению децентрализованного учета: на отдельный баланс стали выделяться подразделения уставных предприятий. Это радовало всех: администрацию, так как ответственность за результаты ее хозяйственной деятельности могла перекладываться на подчиненных; главных бухгалтеров, которые вместо реальной работы по руководству учетом могли теперь ограничиться сводом отчетности подведомственных подразделений; рядовых бухгалтеров, которые, территориально отделяясь от непосредственного руководства, могли считать себя относительно более самостоятельными. Но эти соображения, конечно, не могли получить одобрение людей, думающих не только о себе. За централизацию учета уже во второй половине 30-х годов высказалось достаточно много авторитетных бухгалтеров (Н.А. Леонтьев, В.В. Кедров, С.А. Щенков и др.), их основными аргументами были: 1) облегчается использование вычислительной техники и 2) ликвидируются внутренние обороты, которые при децентрализации составляют более 50% всех хозяйственных операций.
Однако главные вопросы были связаны не со структурными изменениями бухгалтерского аппарата, а с улучшением качества, оперативности бухгалтерской информации. Стремительно развивающееся народное хозяйство уже не могло руководствоваться сведениями, которые представляли бухгалтеры. Это было вызвано большим отставанием в сроках представления отчетности и

избыточностью информации, в ней заключенной. Повышение оперативности стало важнейшей задачей практики. Для решения этой задачи принимались различные меры.
Во многих предприятиях для сокращения сроков представления отчетности данные за последние дни отчетного периода получали не прямой регистрацией, а путем экстраполяции, однако она не основывалась на строгих математических приемах, что в значительной степени снижало точность ее результатов, но самые строгие математические методы мало чем могут помочь в тех случаях, когда тенденции развития меняются очень часто. Экстраполяция предполагает веру в то, что будет то же, что было и есть! Но не все тверды в такой вере.
К проблемам организации учета следует отнести и попытки составления ежедневных балансов*. Такое решение открывало возможность получать ежедневную информацию о состоянии предприятия, о результатах его хозяйственной деятельности, вместе с тем ежедневный баланс был не столько отчетным документом, сколько формой текущей регистрации фактов хозяйственной жизни предприятия.
В ряде случаев эта регистрация выступала в форме шахматной оборотной ведомости, что позволяло анализировать внутрихозяйственные потоки с помощью таблицы, вскрывающей текущую корреспонденцию синтетических счетов. Хотя составление ежедневного баланса было трудоемким делом, тем не менее оно получило распространение. Немало практиков (В.И. Звеэдкин, Б.В. Яньков, Л.М. Долькарт, ДЛ. Шохман,
С.И. Селезнев) описали свой опыт.
Большое значение имели графические методы учета. Они получили распространение и как средство отчетной информации (графики Ганта), и как средство организации документооборота внутри предприятия (оперограм- мы). В 1940 г. вышел фундаментальный энциклопедический труд Леонтия Алексеевича Бызова, содержащий огромный раздел о графиках в учете. Многие положения, выдвинутые в этой работе, сохраняют свое значение и по сей день [Бызов]. После войны по этому вопросу вышла работа Лозинского [Лозинский, 1946].
Забвение принципов классической бухгалтерии сопровождалось ростом внимания к технике регистрации фактов хозяйственной жизни. Согласно взглядам Рудановского, регистрация — первый исходный метод балансоведе- ния. В 30-е годы именно этот метод получил наибольшее развитие как в форме регистрации фактов хозяйственной жизни на карточках, так и путем применения вычислительной техники.
Первыми пропагандистами применения карточек в учете еще в начале века были С.В. Мыльников, замечательный, до сих пор не оцененный по заслугам, бухгалтер**, и А.И. Пиков, утверждавший, что применение карточек
Условия получения ежедневного баланса были четко изложены Н.Р. Вейцманом [Вейцман Н.Р., 1928], который испытал серьезное влияние идей Ф.Шмидта.
Единственный экземпляр его книги лежал в библиотеке им. М.Е. Салтыкова-Щедрина до 1970 г. неразрезанным [Мыльников].

«идея современная и вполне отвечающая жизненным запросам капиталиста- ческого предприятия» [Бюллетени общества..., в. 28, №1, с. 35]. Он же назвал карточки тейлоризмом в учете [там же, в. 32, №5, с. 410]. Тогда же против применения карточек выступил И.А. Горбачев [там же, в. 27,№6 и в.32, №5]. Он опирался на авторитет Симона и повторял его аргументы. После О ктябрьской революции за карточки выступили П.Н. Амосов и В. К. Мнюх (последний именовал себя красным бухгалтером); они оба связывали социалистический учет с карточками. О применении карточек в учете писали Р.Я. Вейцман [Вейцман Р.Я., 1917, с. 87—90] и НА Кипарисов [Кипарисов, 1917, с. 160—162]. Вскоре после революции Амосов и Савич сделали попытку учесть все имущество Петроградской губернии (чрезучет) в картотеке более чем в миллион карточек (1921); эту картотеку вели 40 человек, причем утверждалось, что справка о движении ценностей любого наименования могла быть выдана в течение двух минут [Амосов, с. 67]. Однако достоверность выдаваемых данных была сомнительна. В 20-е годы уже издавались книги по технике учета на карточках, но только начиная с 30-х годов этот вид регистрации нашел массовое применение. Одновременно карточки получают признание не просто как техническое средство замены книжного учета, а как способ, дающий возможность совместить запись в карточках с выпиской первичных документов или с регистрацией в журнале. Такое применение карточек, связанное с употреблением специальных аппаратов, облегчающих копирование, получило название копиручета. В копиручете были применены многие элементы метода, известного в Западной Европе как дефинитив (окончательный). Незадолго до Великой Отечественной войны копиручет перестали практиковать, но его регистры в виде карточек прочно утвердились не только в хозяйственном учете, но и вообще в повседневной жизни.
Особенностью техники нашего учета было использование сторнировочных записей. Б. Волькенштейн обратил внимание на их алгебраическую природу [Вестник счетоводства, №5—8, 1924, с. 56—58], однако автор понимал сторно как исправление. П.И. Савичев подчеркнул равноценный характер сторнировочных и обычных записей [Бухгалтерский учет, 1948, №9, с. 36—39]. Ему возражал Помазков, отстаивавший традиционный взгляд, согласно которому сторнировочные проводки могут быть только исправительными [Помазков, 1947, с. 203].
Механизация учета и распространение счетоводства на свободных листах несколько уменьшили роль карточки, но не упразднили ее полностью. Более того, как бы широко ни были распространены карточные формы счетоводства, они долго не могли вытеснить из учета книги и никогда не смогли вытеснить свободные листы. До 30-х годов были распространены три книжные формы: немецкая, французская, американская, а с 30-х годов начинает складываться контрольно-шахматная форма счетоводства. С 1946 г. она, под названием мемориально-ордерной, становится обязательной. С начала 30-х годов в стране создается счетное машиностроение, что позволило в достаточно широких масштабах применять счетно-вычислительную технику в учете. Процесс механизации учета потребовал и теоретических разработок. Первым

в этом направлении был труд Н.Р. Вейцмана (1926). В 30-е годы фундаментальные исследования в этой области выполнил И.Н. Янжул.
<< | >>
Источник: Соколов Я.В.. Бухгалтерский учет: от истоков до наших дней: Учебн. пособие для вузов. — М.: Аудит, ЮНИТИ. — 638 с.. 1996

Еще по теме Организация бухгалтерского учета**:

  1. 2.2. Организация бухгалтерского учета
  2. Организация бухгалтерского учета
  3. Шесть принципов организации бухгалтерского учета
  4. ГЛАВА 2. НОРМАТИВНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ОРГАНИЗАЦИЯ БУХГАЛТЕРСКОГО УЧЕТА
  5. УПРАВЛЕНЧЕСКИЙ АНАЛИЗ КАК ЭЛЕМЕНТ БУХГАЛТЕРСКОГО УПРАВЛЕНЧЕСКОГО УЧЕТА, ЕГО РОЛЬ В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ МЕНЕДЖМЕНТА ОРГАНИЗАЦИИ
  6. Ведение бухгалтерского учета
  7. 1.1. Цели и задачи бухгалтерского учета
  8. Раздел 5 Основы бухгалтерского учета
  9. Принципы ведения бухгалтерского учета в Российской Федерации
  10. Структура бухгалтерского учета
  11. ВЕДЕНИЕ БУХГАЛТЕРСКОГО УЧЕТА
  12. 1.3. Нормативно-правовое регулирование бухгалтерского учета
  13. 1.5. Метод ведения бухгалтерского (финансового) учета
  14. Услуги по ведению бухгалтерского и налогового учета аутсорсером
  15. Понятие и источники правового регулирования бухгалтерского учета в Российской Федерации
  16. Глава 1 Периодизация развития бухгалтерского учета
  17. Теория учета и ее связь с бухгалтерской практикой