<<
>>

РАЕВА Софья Николаевна (1902 — после 1933)

Раева Софья Николаевна, безработная; родилась 01.06.1902 г. в Нижнем Новгороде; в 1930 г. родственники — мать, Евгения Никоновна Раева, 1867 г. рожд., и сестра, Зоя Николаевна Раева, 1896 г.
рожд., учительница школы 1-й ступени в д. Старое Лихово Кстовского р-на Нижегородского края. Жила в Нижнем Новгороде на Октябрьской улице, д. 32, кв. 6. В 1921 г. окончила в Нижнем Новгороде школу 2-й ступени; с 1921 по 1923 г. училась на Курсах иностранных языков и литературы, затем полгода в Пединституте; с 1923 г. — безработная. Член «Ордена Рыцарей Духа» и «Ордена тамплиеров». Арестована 29.06.30 г. При обыске изъято: 20 тетрадей со стихами, брошюра «О свободе воли» на 79 стр., «Очерки русской истории» на 143 стр., «Атлантида» на 18 стр., «Ганди» на 50 стр., «8-я лекция» на 29 листах, «Как перейти от материализма к духовному пониманию» на 9 листах, «Лекция 8-я» от 58 до 98 стр. включительно; 9 тетрадей со стихами, 15 фотокарточек и разная переписка. На первом же допросе Раева заявила: «К соввласти отношусь отрицательно. На поставленные мне вопросы в отношении моих знакомых отвечать отказываюсь. С.Раева». Тем не менее, на последующих вызовах она ответила, хотя и достаточно резко, на вопросы. Постановлением ОСО ОГПУ от 23.10.30 г. приговорена к 3 годам заключения в ИТЛ (Соликамск, Вишерлаг). Медицинским освидетельствованием 02.07.30 г. подтверждено, что С.Н.Раева страдает искривлением позвоночника (горб), хроническим воспалением тазобедренного сустава, поэтому нетрудоспособна и пешком следовать не может. 02.11.30 г. врачи Бутырской тюрьмы нашли у Раевой только «хронический бронхит и малокровие: следовать может». Постановлением Коллегии ОГПУ от 10.04.33 г. решено «РАЕВУ С.Н. по отбытию срока наказания в Вишлаге лишить права проживания в 12 пунктах и Уральской области с прикреплением к месту жительства сроком на 3 года». Сведений о дальнейшей судьбе нет.
Показания РАЕВОЙ С.Н. 15.07.30 г. Я отношусь отрицательно ко всякой власти, т.к. самый принцип властвования, неизбежно соединенный с насилием, неприемлем для меня. Само собой разумеется, что безвластие, ставшее моим политическим кредо, приводит меня к бессудности, и все это вместе принято называть «анархизмом». Значит, я анархистка. Я принимаю это наименование, потому что оно не связывает меня с какой-либо партией, т.к. партийность, как выражение классовости, органически чужда мне. Я принимаю анархизм, как мировоззрение, как абсолютную свободу от всяких догм, как политических, так и религиозных. Под влиянием чего сложились мои убеждения? Я думаю, что корень всех поступков и мыслей человека коренится в нем самом, в его «Я» — неповторимом, индивидуальном и бессмертном. Поскольку это «Я» проходит стадии перевоплощения в мирах, я признаю закон кармы, т.е. что своей предыдущей жизнью человек готовит себе последующую. Если бы я могла вспомнить свою прошлую жизнь (надо сказать, что до подобных экспериментов я не охотница), я бы могла, возможно, найти в ней причину, почему в настоящее время я такова, а не иная. Но я категорически против того, чтобы рассматривать себя как «продукт» какого- либо класса или эпохи — это все не при чем, и единственно, что я могу констатировать с достоверностью, это отсутствие в себе всяких связывающих начал с самого детства, будь то начала классовые, государственные, гражданские или церковные. Я родилась бунтовщицей и тщетно я пыталась проникнуться чувством патриотизма, так раздуваемого в империалистическую войну. Моя душа не примирилась с законами необходимости кровавой бойни, как не мирится с ними и теперь. Так же тщетно я хотела слиться с церковью: я была религиозна, я верила в Бога, но в догмах церковности были пункты, с которыми я не согласилась бы никогда. Принцип послушания был для меня неприемлем, и я отошла постепенно от исполнения ее (церкви) обрядов. И сейчас, хотя я нахожусь вне церкви и не могу называться церковницей, но теперь, в период религиозных преследований, глумлений и насилия над церковью, я буду с ней, а не с гонителями, потому что я уважаю чужие убеждения, хотя и не разделяю их, и меня возмущает всякое насилие над личностью.
Мое место должно быть всегда на стороне угнетенных. Итак, о влияниях. Из объективных влияний я могу указать книги восточной мудрости, которые помогли формированию моего мировоззрения. С философией веданты и буддизма я имела возможность познакомиться еще будучи на курсах иностранных языков и литературы. Восточные религии, не затрагивая христианство, как более поздние по времени [для моего сознания], углубляли и расширяли его смысл до пределов бесконечности, освобождая его от наносных влияний иудаизма. Обнаруживались неизгладимые противоречия между Ветхим и Новым Заветом, яснее становились трещины и провалы на пути исторической Церкви, соединившейся с Государством, принявшей «кесарево», а не «божие». Знакомство с религиями древности помогло мне среди массы «церквей» и направлений создать свою религию свободы. Мой анархизм политический вытекал из религиозных оснований. Бог — свобода, человек создан свободным, значит, никто не в праве отнять у него эту свободу. А так как вся история человечества есть история насилия, то значит, есть кто-то, противоположный Богу, есть сеющий рабство, исказивший пути человечества. Мистическое восприятие мира и жизни является моей неотъемлемой сущностью. Я отрицаю влияние на себя каких бы то ни было людей, т.к. туго поддаюсь вообще чьему бы то ни было влиянию. Для этого я обладаю слишком большой долей скептицизма. Вполне понятно, что при моих крайних взглядах я не могла спокойно видеть, как ежечасно, повсеместно, насаждается как раз противоположное: марксизм с его природной необходимостью и коллективизм с минимальным значением личности. Я видела как под видом «новой культуры» воспитания здорового молодого поколения воспитываются, в сущности, самодовольные жизнеспособные мещане с такой же массой новых классовых «пролетарских» предрассудков, каковы были старые буржуазные предрассудки. Рабство внутреннее и внешнее достигает кульминационной точки. Ведь теперь самый разговор о бессмертии души считается гораздо более неприличным и скандальным, чем трехэтажные ругательства.
И это — в среде научных работников. На моих глазах здесь, в Нижнем, разогнали несколько литературных организаций под тем предлогом, что там ведется антисоветская деятельность. Всякий уклон от генеральной линии партии считается «контрреволюцией», а между тем товарищи не замечают, что они сами больше всех контрреволюционеры, потому что душат всякую дальнейшую революцию, всякое дальнейшее продвижение человечества вперед, призывая его успокоиться на том, что имеется. Я — бунтовщица, и мне кажется величайшим унижением человека превращение его в такое трусливое животное, с одной стороны, и в насильника — с другой. Не скрою, что я свои взгляды высказывала всегда и везде, как сейчас высказываю их непосредственно вам. О степени их влияния на других судить не могу. Больше мне прибавить нечего. С.Раева 15.07.30 Да, забыла еще сказать, что сидя здесь в тюрьме, я имела случай убедиться, что вы держите в тюрьмах безвинных людей, что люди становятся психически ненормальными и все-таки их не освобождают. Люди явно безвредные для соввласти, прикованные к постели неизлечимой болезнью, и те держатся в тюрьмах. У нас дают подсудимым громадные сроки — 3,5-8 лет, и это ничего, это в порядке вещей выкинуть из жизни человека, которая в среднем не достигает 40 лет, 5 лет и больше. Зато наша печать очень старательно отмечает, что за границей таким-то и таким-то коммунистам за участие в демонстрациях с определенными лозунгами дали 2-3 месяца тюрьмы. Не правда ли, какая жестокость!? А позвольте вас спросить, что ожидает человека за участие в антиправительственной демонстрации в СССР? Не могу себе представить, т.к. таковой не было, но опыт тюремных сроков, измеряемых годами, не предвещает ничего доброго. Зачем же лицемерить? «Чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться!» Но Мишкин совет лишь попусту пропал. Скорее всего, и мой также. Я бы хотела, чтобы вы освободили людей, арестованных вами якобы по связи со мной. Я не могу указать никого, кто бы разделял мои убеждения вполне. С.Раева Показания РАЕВОЙ С.Н. 19.07.30 г. По существу предъявленного мне обвинения могу показать следующее: я отрицаю принадлежность к организации, по взглядам я анархистка-мистичка, я советскую власть не признаю, моим убеждениям противоречат всякие разговоры о других людях, кроме меня самой. Записано с моих слов верно, прочитано. С.Раева [АУФСБ РФ по Ниж. обл., П-18943, св. 1, л. 116-116об]
<< | >>
Источник: А.Л.НИКИТИНА. ОРДЕН РОССИЙСКИХ ТАМПЛИЕРОВ I Документы 1922—1930 гг.. 2003

Еще по теме РАЕВА Софья Николаевна (1902 — после 1933):

  1. РАЕВА Софья Николаевна (1902 — после 1933)
  2. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН71
  3. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН[††††††††††††††††††]