<<
>>

ПОКАЗАНИЯ ВЛАСЕНКО Б.М. 15.01.35 г.

ВОПРОС: Подтверждаете ли Вы Ваши первые показания о том, что Вам неизвестно о какой-либо оппозиционной деятельности ШУРРА и что Вы это высказали своей жене только на основе предположений?

ОТВЕТ: Полностью подтверждаю.

ВОПРОС: Чем объясните Вы, что ВЛАСЕНКО Евгения Владимировна, говоря о том, что Вы делали предположения об оппозиционной работе и на основе их воздержались от устройства на работу, связывает этот случай с директором Института по изучению труда, а не с ШУРРОМ?

ОТВЕТ: Полагаю, что она спутала Комитет по стандартизации с Институтом труда, тем более, что к Институту труда никакого отношения я не имел и директора ЦИТ ГАСТЕВА я не знал.

ВОПРОС: Кто приезжал к Вам из Крыма и характер Ваших бесед с приезжавшим?

ОТВЕТ: Во второй половине 1934 г. из г. Бахчисарая приезжала в Москву хозяйка комнаты, которую снимала моя жена, по имени Зина. Она привезла для меня абрикосы и другие фрукты от жены. С ней я встречался один-два раза и имел беседу (один час — два часа) о том, как живут в Крыму моя жена, ее мать и АКСЕНОВА Лидия Николаевна. В разговоре со мной Зина (фамилии не помню) спросила о моих политических убеждениях. Я сказал, что я анархист, придерживаюсь учения Кропоткина. На ее вопрос, не устарели ли произведения Кропоткина, я ответил, что некоторые действительно устарели, а некоторые, как «Современная наука и анархия» и «Этика», до сего времени не потеряли своего значения.

ВОПРОС: Спрашивала ли Зина и говорили ли Вы ей об условиях, методах и направлениях работы анархистов в настоящее время?

ОТВЕТ: Об этом я с ней разговора не имел, т.к. видел ее первый раз и об этом вопрос не поднимался.

ВОПРОС: Сообщила ли Вам Зина о настроениях и намерениях в смысле дальнейшей анархической деятельности АКСЕНОВОЙ и ГЕРАСИМЧУКА?

ОТВЕТ: Такого разговора не было. ГЕРАСИМЧУКА я не знаю, но фамилию я услышал впервые от жены после возвращения ее из Крыма.

ВОПРОС: Сообщала ли Вам Ваша жена о беседах с АКСЕНОВОЙ, ГЕРАСИМЧУ- КОМ и другими по вопросам анархической работы и ее перспективах?

ОТВЕТ: Евгения Владимировна передавала мне о своих беседах на эту тему главным образом с АКСЕНОВОЙ, в отношении же ГЕРАСИМЧУКА и других, то беседы эти особо не выделялись, и у меня создалось такое впечатление, что специальных разговоров на эту тему с другими у ней не было. А сущность этих бесед сводится к следующему: на данном этапе, цель, которую преследует Советское правительство в части развития производительных сил страны, совпадает с теми задачами, которые стоят перед анархо-коммунистическим течением анархизма, поэтому всякое противодействие в данном направлении со стороны анархистов было бы крупной тактической ошибкой. Правильность этого положения должны подтвердить результаты ближайших пятилетий, когда станет уже фактическим вопросом дня создание бесклассового общества и переход к коммунизму.

До этого момента почти с неизбежностью можно предсказать, что будет столкновение с капиталистическим миром и в этой решающей схватке анархисты не должны быть по ту сторону. Отношение к оппозиции определяется следующим: что

анархисты ничего общего ни тактически, ни идеологически с ней не имеют. О совместной работе с ними, безусловно, не может быть и речи. К этим выводам я пришел в результате бесед с АКСЕНОВОЙ Евгении Владимировны ВЛАСЕНКО, особенно в период пребывания АКСЕНОВОЙ Л.Н. в Москве после ссылки в 1933 г. По этим же вопросам обменивались и с другими анархистами, как с Агнией Онисимов- ной СОЛОНОВИЧ и РИМСКИМ-КОРСАКОВЫМ. Жена по приезде из Крыма сообщила, что в результате ее бесед с АКСЕНОВОЙ, она пришла к убеждению, что взгляды ее по данным вопросам остались такими же, как указано выше.

ВОПРОС: Подтверждаете ли Вы показания Вашей жены, Евгении Владимировны ВЛАСЕНКО о том, что «сейчас в СССР анархистам работать нельзя в силу того, что созданные существующим строем условия не благоприятствуют для работы. Массы заняты вопросами улучшения своего материального благосостояния и вопросами анархизма не интересуются, а отсюда задача — по мере сил и возможности работать для улучшения благосостояния масс, принимая участие в строительстве.

Невозможно начать работу в Москве с тем, чтобы не провалиться и не попасть в ссылку.»

ОТВЕТ: С показаниями Евгении Владимировны согласен и их подтверждаю. Основным препятствием к анархической работе считаю идеологический отход масс, который я наблюдал в направлениях или полной аполитичности, или в сторону коммунистической партии. Это то, что я хотел добавить к сказанному Евгенией Владимировной.

ВОПРОС: Не говорила ли Вам Евгения Владимировна о том, что Л.Н.АКСЕНО- ВА в связи с выводом о невозможности развернуть анархическую работу в существующих условиях в СССР — высказала намерение уехать для работы за границу? />ОТВЕТ: Об этом Евгения Владимировна мне не говорила.

ВОПРОС: Имели ли Вы с кем-либо разговор об отношении анархистов к индивидуальному политическому террору?

ОТВЕТ: Нет, не имел. И этого рода вопросы не поднимались потому, что с анархической точки зрения отношения к этого рода методам борьбы определенно отрицательные. В числе известных мне анархистов сторонников террора я не встречал.

ВОПРОС: Знаете ли Вы УЙТТЕНХОВЕНА А.В. и что Вам известно о его политических взглядах?

ОТВЕТ: УЙТТЕНХОВЕНА А.В. я знаю примерно с 1923 г., познакомился я с ним у А.А.КАРЕЛИНА. Первое время он к анархистам относился как-то настороженно, его я знал тогда как антропософа. Последнее время, после ссылки его в Архангельск, я заметил у него сочувствие анархистам, особенно в отношении природы понятия «власти». Интересуется вопросами антропософии, мистики, и вообще вопросами подсознательного до последнего времени.

ВОПРОС: Знакомил ли Вас УЙТТЕНХОВЕН со своей рукописью о «Похождениях одного заключенного в стране советских социалистических лагерей»?

ОТВЕТ: Нет, не знакомил, но говорил, что он записывал свои впечатления и переживания во время ссылки. В последний раз он мне оставил рукопись о «Харуты- Маруты». Его рукопись «Жанна» имеется у Евгении Владимировны. Обе эти рукописи мной были приняты как литературные опыты: «Жанна» в части символической литературы, «Харуты-Маруты» в виде декамероновских похождений.

Рукописи, описывающей похождения одного заключенного в лагерях, от УЙТТЕНХОВЕНА я не слыхал и с ее содержанием не знаком.

ВОПРОС: Кто является автором рукописей: «Общественный идеал анархизма», «Анархизм и современность» и «Анархизм и право», отобранных у Вас при обыске?

ОТВЕТ: Автором рукописи являюсь я.

ВОПРОС: С какой целью они написаны?

ОТВЕТ: Эта рукопись является конспективным изложением книги анархиста БОРОВОГО и составлена мной в целях изучения примерно в 1924 году.

ВОПРОС: Соответствуют ли положения, изложенные в рукописях, Вашим взглядам в настоящее время?

ОТВЕТ: Не вполне. В той части, где проявляется уклон в индивидуализм и где проскальзывает в известной степени «пафос разрушения», взгляды считаю устарелыми, тем более, что и сам БОРОВОЙ, как я слышал, впоследствии от них отказался. В отношении же раздела (л. 38) «Анархизм и современность» и, в частности, в отношении к большевизму, считаю слишком конспективно изложенными и не отражающими точно настоящие моим мировоззрения.

ВОПРОС: Встречались ли Вы по приезде из Ташкента в Москву с бывшими членами анархо-мистических кружков, которыми Вы руководили до ссылки?

ОТВЕТ: Встречался с ЖЕМЧУЖНИКОВОЙ М.Н. Других, как то ПИКУНОВА Виктора, СОЛОПОВА М., БОРИСОВА, ЧЕКИНА — не встречал.

ВОПРОС: Где, на чьих квартирах происходили собрания кружка?

ОТВЕТ: В основном, у меня, в Кривоколенном переулке.

ВОПРОС: Кто входил в кружок, в котором занимались Вы сами?

ОТВЕТ: АНОСОВ Г.И., СОЛОНОВИЧИ оба, СИЗОВ, ПРОФЕРАНСОВ, я, БОГОМОЛОВ. Все мы были непосредственно связаны с КАРЕЛИНЫМ, у которого и происходили собрания.

ВОПРОС: Как Вы знаете профессора КРАСНОКУТСКОГО В.А.?

ОТВЕТ: Его я знал по университету со времени студенчества, он преподавал гражданское право. Встречал его у КАРЕЛИНА. Принадлежал ли он к какому мистическому кругу, я не знаю. Встретился и познакомился с ним более близко в г. Ташкенте; по приезде в Москву бывал у него раза два.

Протокол записан с моих слов верно, мною прочитан.              Власенко

[ЦА ФСБ РФ, Р-35983, л. 35-38об]

<< | >>
Источник: А.Л.НИКИТИНА. ОРДЕН РОССИЙСКИХ ТАМПЛИЕРОВ. 2003

Еще по теме ПОКАЗАНИЯ ВЛАСЕНКО Б.М. 15.01.35 г.:

  1. Они лишь служат показанием к судебно-психиатрической экспертизе.
  2. К социальным показаниям к назначению принудительного лечения в психиатрических больницах с интенсивным
  3. В целях обеспечения достоверности свидетельских показаний ст.
  4. Общие принципы терапевтической тактики сходны с показаниями применения психотропных 194 Раздел III.
  5. Свидетельские показания могут отражать ряд клинических признаков, характеризующих
  6. Показания подозреваемого
  7. Показания обвиняемого
  8. Показания потерпевшего
  9. Показания свидетеля
  10. ПОКАЗАНИЯ УЙТТЕНХОВЕНА А.В. 04.10.30 г.